WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 20 |

«Православие и современность. Электронная библиотека Архиепископ Андрей (Рымаренко) Единое на потребу (сборник проповедей) © Holy Trinity Orthodox Mission Содержание ...»

-- [ Страница 4 ] --

Ведь грех был в сердце. Сердце, парализованное грехом, не могло почувствовать Бога во Христе и не могло правильно прославить Его. И вот Христос исцеляет это сердце, делает его православным. А затем идет и внешнее: "тебе говорю: встань, возьми постель твою и иди в дом твой". А что получилось, если бы Господь начал со второго, со внешнего исцеления? Расслабленный так же встал бы, взяв бы постель свою и пошел бы... но только с сердцем мертвым от грехов. Это был бы живой мертвец. Вот чего не могли понять фарисеи. "Что легче? — сказал им Христос: сказать ли расслабленному — прощаются тебе грехи твои, или сказать — встань, возьми постель твою и ходи. Но чтобы вы знали, что Сын Человеческий имеет на земле власть прощать грехи, говорит расслабленному: "Тебе говорю: встань, возьми постель твою и иди в дом твой". Этому расслабленному Господь даровал и внутреннее, и внешнее. И он пошел в дом свой и понес туда с собой чувство тихости Торжества Православия.

Вот и Святой, которому посвящается эта неделя Великого Поста, Григорий Палама так ярко показывает нам всей своей жизнью, что христианская жизнь, православная жизнь всегда начинается в нашем сердце, и только тогда проявляется в подвигах нашей внешней жизни.

3-я Неделя Великого Поста, Крестопоклонная Перед нами Крест. Это Крест Христов. Но на Голгофе было еще два креста: Христос посредине, а по обеим сторонам были распяты два разбойника. Христос на кресте совершал искупительную жертву за весь мир. А что же привело сораспятых с Ним на эти кресты? Их преступления, ведь они были разбойниками. Что же их сделало разбойниками? Когда-то и они были невинными детьми и, может быть, даже играли вместе. Это была светлая пора детства. А потом... они ощутили, как и каждый из нас, как бы две противоположных силы, влияющих на них: добрую и злую. И их воле приходилось склоняться то на одну, то на другую сторону. Сначала они колебались, но потом, т. к. зло казалось более соблазнительным, они все чаще и чаще стали соглашаться со злом.

Сначала совесть укоряла их, а потом она огрубела и перестала их мучить. И тогда они уже всецело, без оглядки, стали на сторону зла сначала в области воли и чувства, а затем пошли и на открытые преступления, что и довело их до этих крестов, до казни. И вот оба они умирали. Не только часы, даже минуты их были сочтены. А Господь между ними умирал на Своем Кресте. Один из повешанных злодеев злословил Его. Другой же напротив унимал хулителя и сказал Иисусу: "Помяни меня, Господи, когда приидеши во Царствие Твое!" И сказал ему Иисус: "Истинно говорю тебе: ныне же будешь со мною в раю".

Христос умер первым, а потом и два разбойника. У того, который поносил Господа, так и застыла гримаса хулы на лице, и только хохот Мефистофеля потрясал воздух над его крестом. Хохот этот был страшный и торжествующий. Да, это была окончательная победа злой силы над этой душой. А над крестом покаявшегося разбойника была торжественная тишина и как бы какое-то радостное сияние. А душа его в это время, светлая, чистая, омытая страданьями и покаянием, вступала в Рай. И Ангельские лики с радостью и изумлением смотрели на эту первую душу, входящую в Рай, на эту душу первого святого Нового Завета, омытую кровью Христовой, душу разбойника.

Вот и мы с вами собрались здесь в храме перед Крестом Христовым. В глазах суда человеческого мы не преступники и не разбойники. Но так ли все у нас благополучно перед Судом Божьим? Нет. Все мы преступали и преступаем заповеди Божьи. А раз так, — значит и мы преступники. Если мы до сих пор не совершали явных преступлений, — это только Благодать Божья, Ангелы хранители не допускали нас, а предоставленные самим себе, — один Бог да наша совесть знают, чтобы с нами могло быть, да еще и может быть, если Бог нас оставит. Давайте честно проверим свою совесть, спросим ее, и она нам ответит, что мы, по Суду Божью, не лучше того разбойника, а, может быть, и хуже его.

Одни его страдания на кресте сколько могли искупить. А мы... чем мы можем искупить?

Он был разбойником благоразумным, а мы... Вот мы так живем и думаем, что будем так жить и жить. А ведь наши годы, месяцы, недели... а, может быть и дни, даже часы сочтены. Да и будет ли у нас в последний момент то покаяние, которое было у него. А вдруг наступит другое состояние, противное тому. Да сохранит нас Господь! Давайте вот сейчас подходя и прикладываясь ко Кресту, скажем с благоразумным разбойником:

Помяни мя, Господи, во Царствии Твоем! Ведь, может быть, другой минуты у нас не будет. Воспользуемся же этой минутой, которую дает нам Господь. Кресту Твоему покланяемся, Владыка, и святое Воскресение Твое славим.

4-я Неделя Великого Поста, Иоанн Лествичник Два Евангелия читалось сегодня. Первое — об исцелении одержимого. Ученики Христовы спрашивали Его наедине: почему мы не могли изгнать его? И сказал им Господь: "Сей род не может выйти иначе, как от молитвы и поста". Этим как бы напоминается нам, что это-то и есть время молитвы и поста — Пост Великий. В продолжении трех недель перед Великим Постом раскрывались нам эти пути покаяния христианина, идущему к своему Отцу. А уже, когда подошел Пост с теми канонами и стихирами, которые преподавались нам в чтениях за эти четыре недели, человек должен был изучить себя и понять себя. И тогда, когда он понял себя, тогда невольно у этого человека должно было появиться чувство смирения: "Господи, но что же я буду делать?

Ты видишь, Господи, насколько я немощен и слаб в своей воле. Я постоянно уклоняюсь в волю князя мира сего. Помоги"! И я начинаю плакать. Вот почему нам читалось и второе Евангелие о Заповедях Блаженства. Эти заповеди и указывают нам, что нам делать: шаг за шагом, как бы ступень за ступенью. Вот почему в это Воскресенье св. Церковь вспоминает Преподобного Иоанна Лествичника, который написал свое духовное произведение, называемое "Лествица", (по-русски "Лестница") которое и показывает нам, что нам делать, как одна добродетель ведет к другой, подобно ступенькам в лестнице.



Ступеньки эти в духовном смысле и есть Заповеди Блаженства. Тот, кто пребывает в нищете духовной, тот обязательно плачет о своей немощи, а кто плачет о своей немощи, тот уже кроток, он уже по отношению к своему брату будет снисходительным и будет стремиться всегда к милосердию, к помощи, чтобы создать мир, который требует Господь в сердцах наших. И не будет бояться изгнания, и не будет думать о том, чтобы отомстить вредящему ему. Нет. У него будет всегда чувство: Господи, я немощен, — помоги! Вот почему, давши нам в первую неделю ту область, куда мы должны идти — Православие, — св. Церковь раскрывает нам во вторую неделю Великого Поста, в Воскресение, которое идет за Воскресением Недели Православия, чувство человека, который идет уже в подвиге, и он имеет перед собой то новое начало человека, которым явился Григорий Палама, обновившийся не только духовно, но и в физическом отношении. И показавши нам Григория Паламу, св. Церковь приводит нас и к Голгофе. Она показывает нам Крест Господень, которому мы и поклонялись целую неделю. Кто был в церкви, да и кто и не был в церкви мысленно видели пред собою Голгофу. Мы видели Благоразумного Разбойника, и разбойника, поносившего Христа, и видели самого Христа, Который произнес свои последние слова: "В руце Твои предаю дух мой"! Это состояние Голгофы осталось у нас. И мы, видевши поносящего разбойника и благоразумного разбойника, должны были определить: что же нам делать? И, видя разбойника терпящего, мы приняли в свое сердце: Господи, буду терпеть. Но как же терпеть? Жить по Заповедям Блаженства. Другого пути нет. И это терпение, как и терпение чего бы то ни было, будет причинять страдание, но в то же время будет давать нам блаженство не только в вечности, но и тут в страданиях, пока мы терпим. Быть нищим духом, смиренным, плачущим о грехах, кротко переносить обидное, желать всем мира, добра, переносить гонения за Христа... Трудно, но... и радостно в то же время. Вот единственный путь к истинному счастью, вот кратчайший путь. В чем же дело? Вступим же на него, вот сейчас, с этого момента. Все ныне борются за счастье. А нам даже и бороться не надо, разве с самим собой, и мы будем Блаженны. Да благословит вас на это Господь!

5-я Неделя Великого Поста, Мария Египетская "Сей род изгоняется постом и молитвою". Так, если вспомните, в прошлое Воскресенье четвертой недели Великого Поста Евангелие благовествовало нам: "Сей род изгоняется постом и молитвою". Какой же это род? Если вспомните, братья и сестры, говорилось там о юноше, который был одержим, и который бросался то в огонь, то в воду, как говорил его отец, приведший этого юношу ко Христу. И Христос сказал : "Сей род изгоняется постом и молитвою". Вот какой род. Род, который одержал этого юношу, который бросал его. Несчастный, не знал ни только покою, но даже жизни. И Христос говорит: "Изгоняется". Значит, это отдельное что-то. Для нас это понятно или непонятно?

Братья, если только раскроете газету, вам сразу сделается понятен "этот род". Посмотрите, сколько людей, находящихся в состоянии отчаяния, бросаются в воду, для того, чтобы кончить жизнь, думая, что вечной жизни нет. А в огонь... и тут найдете столько таких, которые, опять таки от отчаяния бросаются в огонь... делаются факелами, поджигают себя. Тоже самое: состояние аффекта, или уныния, или наоборот состояние какой-то, доходящей до безумия, человеческой гордости. А сколько людей попадают в эти страшные состояния половых эксцессов, сколько этих ужасных состояний грабежа, убийства, связанных с этим страшным сребролюбием, властолюбием. Что это такое? Это и есть этот род. Мы, как будто бы непричастны к нему. О... если бы только мы были непричастны!

Сейчас мы совершаем тот период жизни, который мы называем духовной весной.

Если земледелец опоздает с посевом, — то не будет всхода и не будет хлеба, а если человек запоздает с приобретением трезвения, внимания к своему внутреннему человеку, к сердцу, — то он останется без питания духовного, в духовном голоде. И если в его сердце есть какая-нибудь страсть, и он осознает это, то он также поймет, что никто не сможет изгнать эту страсть, как только Тот, Кто создал человека. Но для этого нужна подготовка. А эта подготовка есть пост и молитва. Вот с какими чувствами мы должны были остаться в прошлую неделю. И если мы были бы в том состоянии, в котором должен был быть христианин, то в эту неделю, пятую, когда Церковь взывала: "Господи, прежде даже до конца не погибну, спаси мя"! когда читался канон Андрея Критского, который разрывал, разворачивал сердце человека, и раскрывал ему вот эти состояния страсти, для того, чтобы он смог подойти ко Господу и сказать: "Прости меня, Боже, исцели меня, дай же мне Твой свет присносущный, дай жизнь, потому что мне может быть только год осталось жизни, а может быть и того нет... Может быть я уже иду вот теперь к Тебе". Мы все идем туда, в вечность, и Церковь нам дает это время для подготовки, для того, чтобы увидеть себя, чтобы приобрести силы, для того, чтобы уйти в вечное бытие.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 20 |