WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 |   ...   | 43 | 44 || 46 | 47 |   ...   | 49 |

«...»

-- [ Страница 45 ] --

Многообразие потенциально вредных внешнесредовых факторов, с которыми человек контактирует в городской среде или на производстве, реализация негативных самосохранительных практик (курение, злоупотребление алкоголем, малоподвижный образ жизни и пр.), особенности действия генетических детерминант приводят, как правило, к невозможности установления точного вклада того или иного фактора в развитие конкретного заболевания, что снижает потенциал управления здоровьем как на индивидуальном, так и на популяционном уровне. С целью решения указанных проблем в медицине, эпидемиологии и гигиене с 1970-х гг. активно используется методология анализа риска, основанная на выявлении или прогнозировании вероятности развития неблагоприятных эффектов действия различных факторов (в первую очередь, факторов среды обитания человека).

Категория риска, несмотря на свою эвристическую ценность, применительно к анализу проблем здоровья человека в рамках социальных наук используется крайне мало, фактически исключаясь из социально-гуманитарного дискурса о здоровье. Причинами может являться следующее. Во-первых, само понятие риска в социологической науке (особенно отечественной) долгое время находилось на периферии интересов, являясь недостаточно разработанным, дискуссионным и многозначным. Фактически Статья подготовлена при финансовой поддержке Российского гуманитарного научного фонда (проект N 12 - 16 стр. впервые оно наделяется социальным смыслом в начале 1980-х гг. в работах М. Дуглас и А. Вилдавски [Douglas, Wildavsky, 1982], обретая позже в трудах У. Бека [Beck, 1986], Н.

Лумана [Luhmann, 1993], Э. Гидденса [Giddens, 1999], П. Словика [Slovic, 2000], Д.

Лаптон, Дж. Туллоха [Tulloch, Lupton, 2003] и др. более конкретные "социологические" очертания. Несколько десятилетий продуктивного социологического осмысления категории риска привели к формированию множества подходов к его пониманию, варьирующихся от близкой к естественнонаучной трактовке риска, как объективного феномена (опосредованного, правда, социокультурными, социально-политическими и социально-экономическими процессами) до полного отрицания существования риска "как такового", вне восприятия его социальным субъектом [Яницкий, 2003]. Во-вторых, исследовательский фокус социологии здоровья долгое время был смещен в сторону проблем медицины (оценки ее эффективности, функциональности субститутов, анализа социальных ролей врача и пациента и пр.) [Дмитриева, 2003]. В рамках собственно социологического научного дискурса проблематика социальных условий и факторов формирования здоровья, субъективного восприятия и отношения к здоровью, прогнозирования изменения здоровья, его охраны и профилактики болезней, т.е. тот контекст, который предполагает и даже органично включает тематику рисков для здоровья, он не получил должного обоснования. В-третьих, доминирование "объективистского" подхода к риску (когда последний интерпретируется в научных и технических терминах, калькулируется и прогнозируется, а его понятие формализуется через категории вероятности, частоты ожидаемого нежелательного события и тяжести последствий), а также активное внедрение в управленческие практики процедур количественной оценки рисков для здоровья (от загрязнения окружающей среды), определяло восприятие социологами проблематики рисков для здоровья как "чуждой", относящейся исключительно к предметной области медицины и экологии.

Социологическое изучение рисков для здоровья как в зарубежной, так и в отечественной практике реализуется по трем ключевым направлениям, которые, принимая во внимание предмет анализа, условно можно обозначить как: а) исследования факторов риска ухудшения здоровья и факторов его устойчивости (антириска); б) исследования "объективных" рисков ухудшения здоровья; в) исследования восприятия рисков для здоровья.

Первое направление, представленное наибольшим числом исследований и публикаций, концентрируется либо на анализе социальных факторов риска (называемых часто факторами образа жизни) ухудшения индивидуального или общественного здоровья [Wadsworthx, 1997; Hackauf, 2002; Кислицына, 2009; Коробов и др., 2009; Лебедев, 2011], либо на изучении отношения различных социальных групп к данным факторам [Herbert, 2001; Дудченко, 2008; Позняков, Хромова, 2008]. Сюда можно отнести как все работы, посвященные анализу влияния социально-экономической, социокультурной, социальнополитической ситуации и условий жизни на здоровье населения, так и труды по проблемам здорового образа жизни, самосохранительного поведения, безопасной жизнедеятельности. Особое место занимают исследования распространенности факторов риска для здоровья в различных социальных группах - среди школьников, в студенческой среде, среди работников промышленных предприятий и пр. Типично для данных работ употребление сочетаний "поведенческие риски", "рискованное поведение" для обозначения негативных поведенческих практик в отношении здоровья, реализуемых индивидами [Цветкова, Антонова, 2010; Ивахненко, 2011], а также понятий "рискогенные условия", "рискогенная ситуация" для описания контекстов формирования, внешних детерминант этих практик [Миляева, 2012].

Главное ограничение социологических исследований социальных факторов риска для здоровья заключается в их преимущественной фрагментарности, узости фокуса, направленного, как правило, на поведенческие факторы риска для здоровья населения.

При этом модель социальной детерминированности здоровья предполагает действие не только прямых, поведенческих факторов риска, но и их социальных контекстов, "рисков рисков" [Link, 1995]. Поясним на примере. Низкий уровень экономичестр. ского развития территории, дотационный характер бюджета, во-первых, ограничивают возможности развития социальной сферы (в частности, строительства, модернизации, повышения транспортной и экономической доступности инфраструктуры оздоровления, лечения, отдыха), во-вторых, детерминируют низкий уровень жизни населения, возрастание доли жителей с доходами ниже прожиточного минимума, рост безработицы, что определяет высокий уровень стрессорности социальной среды. Проявляясь на уровне конкретного домохозяйства, данные макроэкономические условия выражаются в низком уровне материального благополучия и увеличении напряженности микроклимата семьи, что, с одной стороны, будучи серьезными стрессорами, уже влечет за собой изменения состояния здоровья, с другой - детерминирует возникновение прямых (поведенческих) факторов риска для здоровья (таких как злоупотребление алкоголем или курение). Еще один пример. Широкая реклама табака, низкая цена на сигареты, несоблюдение правил продажи табачных изделий, лояльность общества по отношению к курению, отсутствие целенаправленной политики по формированию положительного имиджа некурящего человека не только повышают интерес к данной вредной привычке со стороны молодежи, но и делают сигареты доступными во всех смыслах. Перечисленные факторы, во-первых, определяют ранний возраст начала курения, во-вторых, стимулируют продолжение курения в старшем возрасте.



Концентрация внимания исследователей на различных типах поведения, имеющих значимые последствия для здоровья, без осмысления социальных процессов, лежащих в основе реализуемых поведенческих практик, а также преимущественно описательный подход к проблеме не позволяют раскрыть социальный механизм формирования здоровья населения достаточно полно, кроме того, снижается практико-прикладная ценность исследований.

Чрезвычайно мало работ посвящено анализу макросоциальных факторов устойчивости здоровья. Например, в исследованиях М. Х. Бреннера установлено, что увеличение на 1% количества безработных в стране провоцирует рост убийств на 5,7%, самоубийств - на 4,1% и т.д. [Brenner, 2002]. При этом механизм влияния сокращения доли безработных на риски в сфере здоровья остается неясным.

Второе направление фокусируется на количественной оценке рисков, связанных либо с независимым воздействием социальных (социально-экономических, социальнодемографических, поведенческих и т.д.) факторов, либо с комбинированным влиянием социальных и прочих (производственных, внешнесредовых, антропогенных и т.д.) факторов на здоровье [Гаврилов и др., 2008; Боев, 2009]. Отметим, что в рамках данного направления исследования в основном носят междисциплинарный характер, базируясь, с одной стороны, на результатах эмпирических социологических исследований, а с другой на результатах эпидемиологических, медицинских и иных исследований. Риск для здоровья здесь трактуется в терминах наблюдаемого и измеряемого, определяется как количественный показатель опасности, вероятного ущерба, наступившего в результате некоторого неблагоприятного события. Результаты подобных исследований достаточно востребованы практикой управления, т.к. позволяют не только прогнозировать вероятность и медико-социальную значимость возможных нарушений здоровья при различных сценариях воздействия анализируемых факторов, но и устанавливать первоочередность и приоритетность мероприятий по управлению факторами риска на индивидуальном и коллективном уровне [Онищенко, 2002: 8]. Однако, оперируя такими понятиями как "приемлемый риск", "величина ущерба", "значимость последствий", субъективными по своей природе, исследователи, как правило, исключают из предметного поля анализа социокультурные контексты рисков. Например, под приемлемым понимается тот уровень риска, который является допустимым, с точки зрения критериев риска. При этом данные критерии задаются экспертно, а не определяются конкретным индивидом, подверженным риску, или обществом в целом.

При анализе приемлемости риска учитываются экономические выгоды для государства или предприятия (т.е. субъекта риска), расходы, связанные со снижением уровня риска, возможности осуществления регулирующих мер с целью уменьшения его потенциального негативного воздействия. Факт того, что для объекта риска (отдельного индивида или социальной группы) понятие приемлемости риска зависит от значительного числа субъективных и объективных факторов, что оно тесно связано с обстоятельствами и причинами, определяющими особенности восприятия риска, не всегда признается и практически никогда не учитывается.

Третье направление исследований рисков для здоровья имеет весомую теоретическую базу. Восприятие рисков концептуализировано в работах Д. Канемана и А. Тверски [Tversky, Kahneman, 1981], М. Дуглас и А. Вилдавски [Douglas, Wildavsky, 1982], П.

Словика [Slovic, 1992], Дж. Туллоха и Д. Лаптон [Tulloch, Lupton, 2003]. Современная наука накопила достаточно знаний о роли культур и субкультур, а также о личном опыте и особенностях восприятия риска различными социальными группами в процессе его конструирования социальными субъектами. Однако эти наработки и достижения используются слабо. Как следствие, социологические исследования восприятия рисков для здоровья имеют некоторые специфические черты.

Во-первых, внимание концентрируется не на субъективной интерпретации индивидом или социальной группой уровня риска, его приемлемости, значимости негативных последствий и возможных выгод, а на восприятии того или иного фактора (поведенческого, внешнесредового и т.п.) как опасного или безопасного, способного вызвать и вызывающего те или иные эмоции и поведенческие реакции. Инструментарий эмпирических исследований (проводимых чаще всего в количественной традиции методом формализованного интервью или анкетирования), как правило, содержит закрытые или полузакрытые вопросы, предлагающие оценить, насколько та или иная угроза (вредная привычка, заболевание, внешнесредовое воздействие и пр.) "беспокоит", "вызывает опасение", "страшит" и т.п. Широко применяются прожективные вопросы, предлагающие респонденту охарактеризовать свой выбор в некой гипотетической ситуации.



Pages:     | 1 |   ...   | 43 | 44 || 46 | 47 |   ...   | 49 |
 



Похожие работы:

«СХЕМА ТЕПЛОСНАБЖЕНИЯ ГОРОДА ЛИПЕЦКА ДО 2030 ГОДА ПРЕДПРОЕКТНАЯ ДОКУМЕНТАЦИЯ Том 1 Схема теплоснабжения города Липецка до 2030 года (сводный отчет) Муниципальный контракт № 6 от 19.07.2013 2013 Схема теплоснабжения города Липецка до 2030 года Муниципальный контракт №6 от 19.07.2013 Том 1. Схема теплоснабжения города Липецка до 2030 года (сводный отчет) Том 2.1-2.12 Обосновывающие материалы к схеме теплоснабжения города Липецка до 2030 года Том 2.1. Книга 1. Существующее положение в сфере...»

«Красилова Людмила Альбертовна ЭВОЛЮЦИЯ КОМПОЗИЦИОННЫХ РЕШЕНИЙ ДЕРЕВЯННОГО ЖИЛОГО ДОМА (конец XIX - начало XXI века) Специальность 05. 23.20 - Теория и история архитектуры, реставрация и реконструкция историко-архитектурного наследия АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата архитектуры Москва – 2012 2 Работа выполнена в ФГБОУ ВПО Московский архитектурный институт (государственная академия) на кафедре Основы архитектурного проектирования. Научный...»

«ЛЕОНИД ЕВДОКИМОВ СВЕТЛАНА РАДИОНОВА БОРИС АНИСИМОВ АЗАТ БИКМУРЗИН РАУШАН САРМУРЗИНА ДМИТРИЙ КОЛОБОВ Заместитель руководителя Заместитель генерального Заместитель генерального Исполнительный секретарь Директор, Первый заместитель директора по нефтехимии директора Научно-технического совета Стратегическое ФЕДЕРАЛЬНАЯ СЛУЖБА председателя...»

«Г Р АД О С ТР ОИТЕ ЛЬ СТ В О ПЛАНИРОВКА И ЗАСТРОЙКА ГОРОДСКИХ И СЕЛЬСКИХ ПОСЕЛЕНИЙ Д БН 360 - 92 ** К и е в 2002 ДБН 360-92 ** является переизданием ДБН 360-92* с учетом изменений № 4 - № 10 с разрешения Госстроя Украины (письмо от 19.03.2002 г. № 1/52-170) РАЗРАБОТАНЫ: НИПИ градостроительства (д-р арх., проф. В.Ф. Макухин, д-р арх. Г.И. Фильфаров -руководители; д-р т.н.: Е.Е. Клюшниченко, И.К. Быстряков; д-р арх. Т.Ф. Панченко; канд. арх.: Ю.А. Бондарь, Б.В.Павлышин, Е.Д. Симонова, Н.Ю. Войко;...»

«Часть II ТЕОРИЯ ОБУЧЕНИЯ (ДИДАКТИКА) Лекция XIX. СОДЕРЖАНИЕ СРЕДНЕГО ОБЩЕГО ОБРАЗОВАНИЯ ИСТОРИЧЕСКИЕ И СОВРЕМЕННЫЕ ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ СРЕДНЕГО ОБЩЕГО ОБРАЗОВАНИЯ Одно из ведущих противоречий современного мира непосредственно касается образования. С одной стороны, в обществе существует понимание необходимости повышения компетентности, статуса и престижа образованности, того, что самыми необходимыми и выгодными инвестициями являются вложения в человека. Благодаря компетентности кадров становится...»

«В заседании приняли участие 36 членов Правления АСВ и Президиума Совета УМО, представлявших высшие учебные заведения Российской Федерации, Белоруссии, Кыргызстана и Украины. ПОВЕСТКА ДНЯ 1. О Самарском государственном архитектурно-строительном университете (докладчик – М.И. Бальзанников). 2. Прием в состав Президиума Совета УМО и Правления АСВ...»

«С О В Е Т С К.Ail ЭТНОГРАФИИ 5 С ЕН ТЯ БРЬ- ОКТЯБРЬ ±д § ± ИЗДАТЕЛЬСТВО АКАДЕМИИ Н АуК СССР М о С Х.& Л ВОЛОГОД - & О & Х х С Г 4й я б б л. о -тм{а ‘. им. И. В. Ба6уикинл Редакционная коллегия: Главный редактор член корр. АН С СС Р С. П. Толстое, Н. А. Баскаков, член-корр. АН С С С Р А. В. Ефимов, М. О. Косвен, п'и. Кушнер, М. Г. Левин, Л. Ф. М оногарова (зам главного редакто р а), А. И. Першиц (зам. главного р едак то р а), Л. П. П отапов, И. И. Потехин, Я. Я. Рогинский, академик М. Ф....»

«Мы не приёмыши, края но законные дети этого края.От отца к сыну, внуку и правнуку. ЛЕКЦИЯ В ПОМОЩЬ ИЗУЧЕНИЮ ИСТОРИИ РОДНОГО КРАЯ (БЕЖИЦЫ) НОВАЯ РЕДАКЦИЯ БРЯНСК—2012 г. 1 Мы не приёмыши, но законные дети этого края.От отца к сыну, внуку и правнуку : лекция в помощь изучению истории родного края (Бежицы) / сост. Г.Г.Моцар. – Брянск, 2012.-116 с. Информационный материал, представленный в лекции, ознакомит с основоположниками Бежицы, сыгравшими значительную роль в процветании и ее развитии;...»

«Появление х а б б а р д и с т с к и х о р г а н и з а ц и й в Н. Н о в г о р о д е В 1992г. генеральный директор станкостроительного предприятия ЗеФс Скачков В.Г. по­ знакомился с Административной технологией Л. Рона Хаббарда, а в следующем 1993г. он приобрел за счет предприятия лицензию на организацию Хаббард колледжа в Н. Новгоро­ де. 18-19 февраля 1993г. в Кремлевском концертном зале был устроен семинар и презента­ ция колледжа на которые были приглашены многие заметные лица города и...»

«Введены в действие Постановлением Минстроя РФ от 2 августа 1995 г. N 18-78 СИСТЕМА НОРМАТИВНЫХ ДОКУМЕНТОВ В СТРОИТЕЛЬСТВЕ СТРОИТЕЛЬНЫЕ НОРМЫ И ПРАВИЛА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ЕСТЕСТВЕННОЕ И ИСКУССТВЕННОЕ ОСВЕЩЕНИЕ DAYLIGHTING AND ARTIFICIAL LIGHTING СНиП 23-05-95* (в ред. Изменения N 1, утв. Постановлением Госстроя РФ от 29.05.2003 N 44) Дата введения 1 января 1996 года ПРЕДИСЛОВИЕ 1. Разработаны Научно-исследовательским институтом строительной физики (НИИСФ), Обществом с ограниченной...»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.