WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 40 |

«Так и было Роман-хроника Петрозаводск 2006 Книга 3 После войны.Война прошла, а ты все плачешь мать А. Твардовский 2 Содержание Вступление.. 4 Глава 1. Похоронки.. 5 ...»

-- [ Страница 1 ] --

Виталий Морозов

Так и было

Роман-хроника

Петрозаводск

2006

Книга 3

После войны

«…Война прошла,

а ты все плачешь мать»

А. Твардовский

2

Содержание

Вступление …………………………………………………………………………………. 4

Глава 1. Похоронки ………………………………………………………………………… 5

Глава 2. «Жить-то надо» …………………………………………………………………… 9 Глава 3. Егор Заяц …………………………………………………………………………. 14 Глава 4. Дед Семен ……………………………………………………………………….. 22 Глава 5. Прощай «семилетка» ……………………………………………………………. 49 Глава 6. Фельдшерская школа …………………………………………………………… 65 Глава 7. Грабеж ……………………………………………………………………………. 74 Глава 8. Денежная реформа ………………………………………………………………. Глава 9. Болезнь …………………………………………………………………………… Глава 10. Волки ……………………………………………………………………………. Глава 11. Опять дома ……………………………………………………………………… Глава 12. Дед «декабрист» ………………………………………………………………… Глава 13. После болезни ………………………………………………………………….. Глава 14. Средняя школа …………………………………………………………………. Глава 15. Ледяная купель …………………………………………………………………. Глава 16. Деньги в сугробах ……………………………………………………………… Глава 17. Кончина бабушки ………………………………………………………………. Глава 18. Лешка Макаров ………………………………………………………………… Глава 19. Витька Люлько …………………………………………………………………. Глава 20. Матвей Иванов …………………………………………………………………. Глава 21. Мама …………………………………………………………………………….. Глава 22. Гибель тети Дуни ………………………………………………………………. Глава 23. Аттестат зрелости ………………………………………………………………. Глава 24. «Прощай, Понизовье» ………………………………………………………….. Вступление По сравнению с двумя предыдущими, третья книга имеет некоторые композиционные отличия. Она делится не на крупные части, а на главы. Каждая из глав является, по сути, законченным рассказом. А все они вмести продолжают хронику событий.

Правда, в отдельных случаях повествование ведется как бы транзитом, сквозь годы; до самого конца, – часто трагического.

В совокупности все главы-рассказы, как крупные мазки художника, создают картину жизни первых послевоенных лет, увиденную глазами обездоленного деревенского подростка.

Картина безрадостная, местами жестокая. Но, что поделать? Из песни слов не выкинешь.

Глава 1. Похоронки Мирная жизнь наша началась с того, что в деревню одна за другой стали приходить похоронки. И всем, – одинаковые: «Пропал без вести». Куда пропал? Где пропал? Когда? На такие вопросы казенный листок ответов не давал.

Получили и мы две такие бумажки: на отца и на дядю Митю.

Это ничего не прибавило к давнему горю. Даже не вызвало новых слез. Их и так было пролито сверх меры.

В каждом доме, где получили такие бумажки, почти не обратили на них внимания. Люди давно уже свыклись с мыслью, что погубила война всех мужиков.

Одна наша бабушка, узнав, что сообщается в казенной бумаге, не столько опечалилась, сколько удивилась.

– Как это так пропал? Разве может человек пропасть бесследно? Это ведь не песчинка какая-нибудь. На войну ушел живой здоровый, а теперь вот, на тебе, говорят, пропал.

– Небось, убили мужиков. Что не пиши, их не вернешь, – вступила в разговор тетя Дуня.

– Так и писали бы прямо, – убили на фронте. А пишут – пропал, вроде как затерялся где-то.

Выходит, они сами, которые пишут эти бумаги, ничего не знают.

– Наверное, живых нету, и мертвых никто не видел. Вот и пишут, – пропал, – рассудила тетя Дуня.

– Один-другой могут пропасть. У нас давно, еще до революции, мужик ушел в лес и не вернулся. Тоже считали, пропал. А тут в каждый дом одинаковые бумажки пришли. Не могли же все мужики пропасть разом?

Оказывается, могли. Такая война… Такая судьба выпала на долю мужиков.

Похоронки, как все важные бумаги, бабушка спрятала за божницу. Но пролежали они там не долго. Мама, пришедшая нас навестить, сказала, что эти бумаги надо отнести в Райсобез.

Там должны дать пенсии. На нас троих за отца и на бабушку за дядю Митю.

– Выходит, их за убитых числят. А если они живые где-то мыкаются, как те хохлы окруженцы. Что, тогда и пенсию отберут, – полюбопытствовала бабушка.

– Раз дают пенсию, то знают, что живых нет. Да еще и неизвестно, будет ли эта пенсия.

Может, какие копейки для славы кинут, на том и кончится. А если и рубли, то на них все равно без карточек ничего не купишь. Но в Райсобез надо идти. Там на сирот иногда кой-какие одежонки дают, а один раз даже еду без карточек распределяли. Вдруг, и нам чего выделят, – сказала мама.

Мамины хлопоты пошли впрок. Назначили пенсию и нам за отца, и бабушке за ее сына, нашего дядю Митю.

В один из дней, когда дома оказалась мама, почтальонша принесла пенсию. Целую кучу денег. Сказала, что одним разом много дали за все годы войны, а потом будет каждый месяц приносить понемножку. Почтальонша отсчитала больше четырех тысяч рублей. В основном «сотенными» и красными «тридцатками». За нас расписалась мама, а за бабушку тетя Дуня.

Таких денег у нас никогда не бывало.

– Свалились, как манна небесная. Но старики, бывало, не зря говорили: «Не радуйся нашедши, не плачь потерявши», – заметила бабушка.

Больше всех этой «манне небесной» обрадовалась мама.

– Я теперь хоть с долгами рассчитаюсь, недостачу покрою.

Но мама забрала не все деньги. Порядочно еще осталось у бабушки. Прежде, чем их упрятать за божницу, она «красненькую» дала мне.

Раньше у меня никогда не было денег. До войны, если требовалось что из гостинцев, шел к маме в магазин. Если заходил с двумя-тремя своими приятелями, мама каждому давала по паре конфет, пряников или по кусочку халвы. Я тогда не задумывался, что за все надо платить. Хотя дома иногда слышал от мамы разговоры о том, что опять получать будет нечего, – всю зарплату выбрала продуктами. Но я такие разговоры пропускал мимо ушей. Если просил «чегонибудь сладенького», мама никогда не отказывала. Поэтому нужды в деньгах у меня не было. К тому же не видел я денег ни у кого из ребят. Даже когда привозили кино, нас пускали смотреть его бесплатно. Потому что помогали механику заносить «аппаратуру» и готовить помещение.

И вот теперь мне бабушка дала тридцать рублей. Точно такую же «красненькую», какой до войны один раз расплачивался за кулек конфет Алька Серебряков, сын начальника лесопункта.

Тогда я спросил, откуда такие деньги. «От родителей», – ответил Алька и стал угощать нас конфетами. В тот раз, помню, мелькнула мыслишка: оказывается, если есть деньги, то не обязательно иметь маму за прилавком магазина. Любые сладости можно купить. Но моего детского воображения не хватило на то, чтобы понять власть и силу денег. Да в ту пору не слишком и велика была эта сила.

Алька исчез. Больше никто в нашей ребячьей компании не вспоминал про этот случай. Все мы легко обходились без денег и не думали, что они могут понадобиться. И тут бабушка неожиданно дала мне «тридцатку».

– Зачем деньги? – стал я отнекиваться, – Все равно у нас на них ничего не купишь.

– Это сейчас не купишь, а потом придется покупать. Учительница ваша, директорша, говорила, что тетрадки, карандаши и перья теперь будут давать за деньги.

Всю войну не было у нас ни тетрадок, ни карандашей. А потом, когда они появились, выдавали всем просто так. Денег не спрашивали. «Не уж-то теперь за деньги будут продавать? – подумал я. – А что же делать тем ребятам, у которых денег нет, и не будет? Им что, и тетрадку не дадут?»

Мне стало как-то не по себе. С одной стороны, имея деньги, я вроде бы даже возгордился.

Вспомнил, как мама обещала купить в коммерческом магазине хлеб, крупу и сахар. Значит, не пустые бумажки нам выдали, – решил я. Но не совсем понимал, что такое пенсия.

– Батьку твоего и дядю Митьку убили на фронте, а за них деньги полагаются. Это и есть пенсия, – объяснила бабушка.

– Разве можно за убитых деньгами платить? Это ж люди, а не какие-нибудь продукты в коммерческом магазине, – возмутился я.

– Деньги не за убитых. Их никакими деньгами не заменишь. Деньги казна платит вам, малым детям, чтобы с голоду не померли.

После таких разговоров у меня появилось уважительное отношение к деньгам. Свою «тридцатку» я скрутил в тонкий жгутик, обернул обрывком бумаги и положил на самый низ пенала.

Там деньги ждали своего часа. Про себя я решил, что никому не скажу о своем богатстве. Но долго терпеть не смог. Очень уж хотелось с кем-то поделиться секретом.

Один раз на уроке я вынул драгоценную деньгу, аккуратно развернул и показал своему соседу по парте Матвею Сочневу.

– Только смотри, никому ни слова!

– Ей Богу, никому не скажу. Но откуда у тебя такие деньги? – спросил Матвей.

– Бабушка дала. Мы пенсию получили. За отца и дядю Митю, которые на войне погибли.

– А мы ничего не получили, хотя от отца, как ушел, никаких вестей не было.

– Пенсию дают тогда, когда похоронка придет. И то хлопотать в райсобесе надо, – со знанием дела объяснил я Матвею.

Не долго хранил Матвей наш секрет. Правильно говорила бабушка, что рано или поздно все тайное становится явным.

Потом я понял, что вообще не было смысла делать из этого тайну.

Как-то на уроке мы с Матвеем шепотом судачили о моих деньгах.

– Зачем мне нужна эта «тридцатка», если на нее все равно ничего не купишь? – оторопело спросил я.

– Не пропадет твоя деньга; слышал, что скоро магазин в деревне откроют, тогда и пригодится, – утешил меня Матвей.

Но деньги пригодились раньше. Ребята сказали, что почтальонша привезла из района на продажу какие-то очень мелкие конфеты-шарики в картонных коробочках. Говорили, что они не совсем конфеты, а вроде еще и лекарство. На вкус сладкие, с кислинкой.

В тот же день мы купили за три рубля с копейками одну коробку незнакомых конфет на пробу. Правда, почтальонша сообщила, что в коробке не конфеты, а витамин «це».

– Есть-то его можно? – спросил я.

– Его едят, чтобы цинги не было. Это такая болезнь, когда зубы вываливаются.

– А если съесть, то не вывалятся?

– Не вывалятся. Только надо меру знать, – пояснила почтальонша.

Какую меру, она не сказала. Мы поняли одно – витамины пользительны для здоровья.

Когда я открыл коробку, там оказались желтые горошины с незнакомым запахом. Целая горсть горошин. Разделили поровну. Каждому досталось штук по пятнадцать-двадцать.

– Кто врал, что лекарство? Они же сладкие, – не удержался я, посасывая во рту желтые горошины.

– А ты раскуси! Узнаешь, какие они сладкие! – процедил Матвей сквозь сморщенные губы.

Я последовал совету.

– Даже свело язык от кислятины, – поделился я неожиданным впечатлением, – Может, они вредны.

– Зачем же их делали, если вредны? К тому же деньги плачены, – возразил Матвей.

Съели мы все, что было в коробке. Пошли еще за одной.

Почтальонша дала, но сказала: «Вы же грамотные. Хоть бы прочитали, что на коробке написано».

Мы прочитали и чуть не испугались. Написано коротко, но твердо: «По три драже в день».

То, что незнакомое слово «драже», означает горошины, догадались сразу. А вот норма – три штуки в день – поначалу встревожила многих. Ведь съел каждый из нас почти вдесятеро больше. И в один прием.

– Вдруг потом животы заболят. Лучше оставим вторую коробку назавтра, – предложил я.



Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 40 |
 


Похожие работы:

«-2СУДОВОЖДЕНИЕ В СТЕСНЕННЫХ РАЙОНАХ СУДОВОЖДЕНИЕ В СТЕСНЕННЫХ РАЙОНАХ ОГЛАВЛЕНИЕ ОГЛАВЛЕНИЕ СПИСОК ИЛЛЮСТРАЦИЙ ВВЕДЕНИЕ Глава 1 ПОТОКИ СУДОВ § 1.1 ОЦЕНКА СИТУАЦИИ СБЛИЖЕНИЯ СУДОВ § 1.2 ДОПУСТИМАЯ ОПАСНОСТЬ СБЛИЖЕНИЯ ПРИ РАСХОЖДЕНИИ СУДОВ Глава 2 СТРУКТУРА ПОТОКОВ СУДОВ § 2.1 ОБРАЗОВАНИЕ ПОТОКОВ СУДОВ § 2.2 ЗАКОНОМЕРНОСТИ ПОТОКОВ СУДОВ § 2.3 ВЫБОР КУРСА ПРИ ПЕРЕСЕЧЕНИИ ПОТОКОВ Глава 3 ЗОНА ОПАСНОГО СБЛИЖЕНИЯ § 3.1 РАЗНОВИДНОСТИ ЗОН ОПАСНОГО СБЛИЖЕНИЯ § 3.2 АНАЛИЗ ПОТОКА СУДОВ В ПРОЛИВАХ Глава 4...»

«http://horoshoe.info КАК УПРАВЛЯТЬ СВОЕЙ СЕМЬЁЙ В ЭТОМ НЕУПРАВЛЯЕМОМ МИРЕ. Д-р Энтони Эванс Я выражаю искреннюю благодарность миссис Анни Роберсон, моему референту, за ее помощь и поддержку в написании этой книги. Я также очень признателен миссис Дебби Андерсон за участие в расшифровке стенограммы, а Биллу Чикерингу и Ларри Видену за бесценные советы по подготовке этого проекта. ПРЕДИСЛОВИЕ Как песчаный замок у края воды в час прилива, христианская семья переживает опасные времена То, что...»

«Перевод с французского ТОМ I I ИЗДАТЕЛЬСТВО ХУДОЖЕСТВЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА МОСКВА 1964 И (Фр) Г65 Edmond et Jules de Goncourt JOURNAL MEMOIRES DB LA VIE LITTERAIRE Составление и комментарий С. Л е й б о в и ч Редактор перевода В. Ш о р Оформление художника А. Лепятского ДНЕВНИК 1870- 1896 ГОД 1870 Вторник, час ночи. Легкий ночной ветер колеблет пламя свечи, стоящей на ноч­ ном столике, она бросает скользящие блики на его окутанное тенью полога лицо, придавая ему какое-то подобие жизни. Странно: в...»

«ГОсуДаРсТвО и цЕРкОвЬ ТОм II мОсква институт русской цивилизации 2011 УДК 347 ББК 66.1(2)5 П-41 Победоносцев...»

«Владимир Вестник Впервые о главном секрете благополучия Книга вторая. СОДЕРЖАНИЕ (Номера страниц указаны при шрифте 22, после / – при 12). Часть 1. Рассказы и письма Глава 1. Рассказы. Облачный фантом.4/2 Он.20/7 Жадничать надо разумно.37/12 Истерика – дорогое удовольствие.40/13 О таинстве красоты.52/17 Полярное сияние в Подмосковье.62/20 Начало Новой Эры.68/22 Праздник.75/24 Праздник общения.95/30 Перераспределение кармы.96/31 Падение Алии.110/35 Глава 2. Письма и ответы. Ответы Холину.121/38...»

«ACADEMY OF SCIENCES OF THE USSR FAR E A S T E R N CENTRE, INSTITUTE OF BIOLOGY A N D PEDOLOGY V. A. KRASSILOV The Cretaceous Flo of Sakhalin Project N 58 (Mid-Cretaceous Events) of the International Geological Correlation Programme PUBLISHING HOUSE NAUKA Moscow 1979 В. А. КРАСИЛОВ Меловая флор Сахалина Проект 58 (Средний мел) Международной программы геологической корреляции И З Д А Т Е Л Ь С Т В О НАУКА Москва 1979 У Д К 561 : 551.763.3(571.64) Красилов В. А. Меловая флора Сахалина. М.: Н а у к...»

«ИЗМЕНА ВВАТИНАНЕ или 3АГОВОРПАП ПРОТИВ ХРИСТИАНСТВА ~ ЭКСl10 Москва алгоритм 2011 Сканировал и создал книгу - vmakhankov УДК 82-4 ББК 86.2/3 Ч-52 Четверикова О. Н. Ч-52 Измена в Ватикане, или Заговор пап против христианства / Ольга Четверикова. - М. : Эксмо, 2011. - 240 с. - (Ис­ торические сенсации). ISBN 978-5-699-47503-2 На основе достоверных документальных материалов автор книги, иа­ учный сотрудник МГИМО Ольга Николаевна Четверикова, приходит к сен­ сационным выводам: начиная с года...»

«1. Обращение в полицию 8-31.7.2003 3 июля 2003 года (возможно, днем раньше) мне позвонил некто по имени Гидон. Он пригласил меня в свою контору в промзоне Иерусалима – ГиватШауле, в промышленных Зданиях Сапир, дом номер 4. Обычное дело – такое приглашение. Я инженер, 26 лет частник, мои данные – в телефонной книге. Необычное – на мой вопрос, какой номер конторы, Гидон ответил, что находится она на среднем этаже. В Зданиях Сапир четыре этажа. - Так какой номер? – спросил его. - Возле лестничной...»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.