WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 |   ...   | 19 | 20 ||

«XIV ЯЦЕК ВИЛЬЧУР НА НЕБО СРАЗУ НЕ ПОПАСТЬ Львов, 1941–1943 Авторизованный перевод Издательский Дом РЕГНУМ Москва 2012 ББК 63.3(4Укр)62 УДК 94(477.83) В 46 S E L E C ...»

-- [ Страница 21 ] --

Из Легницы добрался до Валбжиха, в котором было очень много людей в советской военной форме. Русские накормили меня в своей полевой кухне. Я легко установил контакт, так как владел украинским и русским языками. С осени 1939 до июня 1941 года посещал советскую школу во Львове, а украинский язык знал с детства.

Через город Еленя-Гура, в котором на обочинах улиц ещё лежали незахороненные тела погибших германских солдат, красноармейцев и гражданских жителей, добрался в Згожелец, где на домах, столбах ещё висело немецкое название Гёрлиц.

В мае 1945 года я был вынужден бежать из страны, поскольку слишком уж широкий размах приобрели розыски и аресты АКовцев в Войске Польском. Через советскую оккупационную зону Германии я перебрался на запад, в британскую зону.

Добравшись до границы оккупационных зон, я скинул с себя ботинки, которые не позволили бы мне плыть. Затем прыгнул в воду в форме и прежде, чем советская сторона в своей зоне смогла что-то сделать, я уже был на стороне разделённой тогда Германии, окружённой солдатами армии США.

Несколько часов длились переговоры, которые вели представители советской и американской армий о моей выдаче. Советская сторона добивалась моей немедленной выдачи представителям советских военных властей, но американцы отказали. О том, что происходит по данному вопросу, меня информировал американский солдат, немного знавший польский язык, — один из тех, кто вытащил меня на американском берегу. Предполагаю, что тот солдат был из польской семьи.

Через несколько часов переговоров и споров командующий на участке американский офицер при посредничестве переводчика, о котором упомянуто выше, порекомендовал мне как можно быстрее убегать на запад, в сторону британской оккупационной зоны.

Солдат-переводчик выдал мне несколько банок консервов, пачку сигарет и пакет с сухарями, после чего вывел меня к близлежащему шоссе. Там остановил армейский автомобиль, похоже, что это был студебеккер, поговорил с темнокожим водителем и сказал мне:

— Он едет в сторону англичан. Езжай с ним.

Через пару часов после этого уже находился в британской зоне оккупации.

На протяжении двух лет я пребывал в Германии и Великобритании, где познал обе стороны медали эмиграционной жизни. В марте 1947 года в Польше объявили амнистию для людей, остающихся в подполье, причём эта амнистия касалась и тех, кто после мая 1945 года бежал из страны и хотел бы вернуться. В консульстве ПНР в шотландском городе Глазго я заявил о желании вернуться. Тогдашний консул Станислав Телига заверил меня, что власти в стране держат обещания насчёт таких, как я, никто мне ничего плохого не сделает и я смогу бесплатно учиться. Добровольно возвращающимся была обещана неприкосновенность, а в качестве поощрения за возвращение — принятие без вступительного экзамена на выбранное направление обучения в вузе.

Я понимал, что, несмотря на декларацию властей, правящих в Польше, со мной и подобным мне, которые воспользуются амнистией и вернутся в страну, могли поступить по-всякому. Однако надеялся, что власти Польши не рискнут преследовать нас, возвращающихся добровольно.

Наконец, я хотел вернуться в Польшу ещё по одной причине. Не умел жить без Польши, какой бы она ни была. Считал тогда, в 1947 году, что не буду там сам по себе, буду один среди миллионов. Меня встретит то же самое, что встретит миллионы других похожих на меня людей из числа моего народа.

По моим соображениям получалось, что из моей семьи в живых уже никого нет: все были убиты немцами и украинскими националистами. Единственное, не было уверенности в судьбе моего среднего брата Юлиана, — он мог каким-то чудом выжить.

21 июня 1947 года я вернулся в Польшу на судне «Восточная принцесса» и, согласно указанию консула, явился в столичное управление безопасности на улице Кирилла и Мефодия. После 1949 года меня ещё 112 Яцек Вильчур. На небо сразу не попасть: Львов, 1941– дважды арестовывали, я сидел в нескольких местах в Варшаве. Закончил два высших учебных заведения, учился в Институте Востоковедения, получил докторскую степень на историческом факультете и в Академии Политических Наук, где закончил факультет журналистики и консульскодипломатический факультет. Работал журналистом и, одновременно с этим, в Главной комиссии по расследованию гитлеровских преступлений в Польше.

В период Польской Народной Республики меня 11 раз выкидывали с работы: за Дивупр АК у Яна Пивныка-«Понурого» и за неправильное социальное происхождение. В последний раз был выгнан с работы с запретом на трудоустройство в области журналистики в декабре 1981 г., через неделю после введения военного положения, после моего выступления по телевидению (20 декабря), которое было признано МВД и ЦК ПОРП слабо скрываемым протестом против военного положения.

С середины 1985 до августа 1990 я работал — уже во второй раз — в Главной комиссии по расследованию гитлеровских преступлений в Польше. Выполнял обязанности главного специалиста и начальника факультета. Членства в этой комиссии меня лишил её тогдашний директор.

В настоящее работаю в двух варшавских вузах, в Collegium Varsoviense и в Высшей Школе Международных Отношений и Американистики, являюсь академическим преподавателем, членом трёх кресовых организаций.

После возвращения в Польшу в 1947 году ни я так и не нашёл следы кого-либо из членов моей семьи, ни кто-то из них не нашёл меня. Мученически погибли они от рук гитлеровских убийц и от рук коллаборационистов — украинской вспомогательной полиции.

Останки семьи лежат в массовых могилах на польских землях, как и останки нескольких миллионов людей польского, еврейского народов и людей других национальностей, которых гитлеровцы затащили из различных стран оккупированной Европы на большое европейское кладбище Второй мировой войны — в Польше.

Мне неизвестно, как сложилась позднее судьба всех, о ком шла речь в книге, но судьбы некоторых из этих людей мне известны. Очень по-разному сложились истории людей, с которым я сталкивался тогда, во Львове и Стрые. Многие из них не дотянули до конца войны, погибли в самом Львове от рук немецкой либо украинской вспомогательной полиции, были вывезены для принудительных работ в Третий Рейх и там либо умерли, либо были застрелены охраной при попытке к бегству. Да, собственно, после освобождения союзническими армиями Запада уже не все и вернулись в Польшу — да и куда им было возвращаться? Львов и Восточные Кресы Польши оказались заняты и признаны советскими в силу решения крупных держав. Часть ребят из моего окружения, особенно те, кто постарше, за причастность к Армии Крайовой и прочим, ставящим своей целью независимость, подпольным организациям оказались арестованы НКВД, осуждены и либо казнены на основании уголовных приговоров судов, либо сосланы в лагеря на Дальний Север или Дальний Восток, откуда мало кто из них вернулся. Кто-то оказался вышвырнут из Львова, лишён домов, рабочих мест, жизненных достижений целых поколений и перевезён на западные польские земли.

В львовской тюрьме Зигмунд Франковский, сын львовского садовника, трудоустроенный в рабочей камере, помогал заключённым, а когда нас везли во время очистки тюрьмы в центр принудительного труда СС 114 Яцек Вильчур. На небо сразу не попасть: Львов, 1941– в Угерско возле Стрыя, подкармливал меня из посылок, доставляемых ему из дому. После вступления советской армии был, как и многие другие, призван в Войско Польское, воевал на всём пути 1-й Армии ВП. После капитуляции Германии вернулся в страну, осел в предместье Варшавы в селе Ближнее Ясинское, где женился, работал токарем, участвовал в деятельности многих местных общественных комитетов. Я случайно его встретил в пригородной электричке ЖДЭТ 96, и с тех пор с небольшими перерывами, до самой его смерти, мы поддерживали дружеские контакты. В 1999 году на кладбище в Старых Бабичах я произнёс над его могилой прощальную речь — рассказал семье, приятелям и знакомым Зигмунда о том, кем он был, чего достиг в своей жизни, потому что оказалось, что все, кто стоял над могилой, ни о чём не знали. Зигмунд даже жене и детям не рассказывал о себе.

Комендант камеры Казик Борецкий, тот, который защищал слабых, был расстрелян немцами на львовских песках в конце 1943 года. Кшисек Павловский, с которым мы работали в расположении наёмного украинского подразделения на улице Чвартакув в первых днях 1941, не пережил войны. Его замучили украинские националисты в комиссариате украинской полиции на улице Грудецкой, за день до того, как вспыхнули бои за Львов в июле 1944. Янек Калитыньский и Антось Яцковский, с которыми мы работали на аэродроме Скнилов, протянули до времени занятия города Красной Армией, вступили в Войско Польское и пошли на фронт. Калитыньский погиб под Берлином, Яцковский был ранен на реке Одер, выжил, после войны поселился в Катовицах, закончил учёбу, получил диплом инженера. Дважды арестовывался Службой Безопасности, которая интересовалась его причастностью к львовской АК. В 1964 году он ещё был жив, после чего я потерял с ним связь.

Ян Белявский, член евангелистско-аугсбургского собрания (к которому принадлежал и мой отец), который после ареста моего отца Гестапо помогал нам, не пережил войны. Он был застрелен немецким полицейским в то время, когда вместе со своим единоверцем передавал евреям в львовском гетто еду и лекарства.

Зато выжила вся семья Кшивоней. Вместе с тысячами других людей, они оказались изгнаны из Львова и поселились в Легнице в Силезии.

ЖДЭТ — железнодорожный электротранспорт. Происходящий из горной Силезии пан Роман — польский офицер, работавший кочегаром во львовском DRK, тот, который устроил меня на работу в качестве своего помощника, — пропал без вести.

Николая, украинца из моей камеры, который ненавидел своих соплеменников, выслуживающихся перед немцами и с которым у нас были хорошие отношения, застрелили немцы в последние дни оккупации Львова в то время, когда Николай пытался вытянуть из товарного вагона немного еды.

Чесек Пшибыл, который помогал мне во львовской тюрьме, пережил войну и выехал на Обретённые Земли97, вступил в Войско Польское, воевал в Бещадах с УПА, был ранен, а после излечения вступил в милицию. Мы поддерживали с ним контакт до 1969 года, после чего он перестал писать.

Сокамерника-украинца Николая Сыцая, очень доброго человека, немцы расстреляли в коридоре Бригидок на улице Казимировской.

Зайчик, с которым мы cнимали общую комнату на улице Бочковского, разыскал меня в конце 1990-х годов по прочтении моей книжки «На небо сразу не попасть». У него был исключительно цветастый жизненный путь, а сейчас живёт с семьёй на западе Польши. Он приехал ко мне, мы вспоминали те времена. Из тех, кого немецкий особый суд приговорил 20 апреля 1943 года, только я выжил. Николай Кривой и украинец Михаил сгинули в концентрационном лагере в Майданеке Люблинском.

Единственный еврей в нашей группе вагонных налётчиков, Роман, фамилии которого я так и не узнал, скрывался с фальшивыми документами, которые изготовил ему евангелистский пастор из Львова, смог пережить оккупацию и истребление. На своё счастье, он не был похож на еврея, никогда не арестовывался и не попадал под немецкое следствие или, что было бы ещё хуже, под украинское. Во время боёв за Львов в июле 1944-го он помогал сражающимся солдатам АК, в эшелоне изгнанников приехал в середине 1945 года в Нижнюю Силезию и с одной из первых групп уцелевших евреев через Чехию и Австрию попал на Запад. В 1947 году он был уже в Палестине, участвовал в войне за независимость еврейского государства. На протяжении некоторого времени после образования государства Израиль писал своим знакомым львовянам в Силезии, после чего этот контакт прервался.

Территории, присоединённые к Польше после окончания Второй мировой войны, 97 в основном — бывшие германские. 116 Яцек Вильчур. На небо сразу не попасть: Львов, 1941– Йоганна, унтер-офицера СД, садиста, того, который сидел с нами во львовской тюрьме в камере для немцев, после войны разыскивала польская власть и прокуратура. Мне неизвестно, чем закончились эти розыски.

Функционера львовской КриПо Адамского, того, который нас истязал во время следствия в апреле 1942 года на площади Галицкой, 15, разыскивала после войны Комиссия по расследованию немецких преступлений в Польше. Мне неизвестно, чем закончились эти розыски.

О судьбе других мне ничего не известно. Может быть, некоторые из них пережили этот ад, может быть, умерли уже в послевоенное время, а некоторые, возможно, живы до сих пор. Не исключено, что где-то поблизости от моего города, моего дома, но как их найти? В те времена мы чаще всего не знали фамилий друг друга, пользовались прозвищами или только именами, потому что так было безопаснее.

Обращение к русскому читателю моей книги

Почему была написана эта книга

1941 — начало уничтожения

1942 — немецкий Новый Порядок

1943 — в преддверии казни

После 11 октября 1943

Судьбы некоторых людей, упомянутых в книге

на небО сразу не ПОПасть 115088, г. Москва, 2-й Южнопортовый проезд, д. 16, стр. 1, офис Подписано в печать 12.02.2013. Формат 60 90 1/16. Бумага офсетная.

Печать офсетная. Усл. печ. л. 7,5. Тираж 500 экз.



Pages:     | 1 |   ...   | 19 | 20 ||
 


Похожие работы:

«Mirror Edition ™ Руководство пользователя Содержание 1 WD сервис и поддержка...................... 1 Регистрация изделия WD............................... 2 2 Приступая к работе.......................... 3 Комплект поставки.................................... 3 Принадлежности...................................... 3 Совместимость...........»

«Осколки ледяных зеркал Часть 2 В двух книгах Владивосток Издательский дом Дальневосточного федерального университета 2012 УДК 82-3 ББК 84 Б81 Бондарь, А. Б81 Осколки ледяных зеркал. Ч. 2 : в 2 кн. / А. Бондарь, Вс. Мечковский. – Владивосток : Издательский дом Дальневост. федерал. ун-та, 2012. – 216 с. ISBN 978-5-7444-2850-1 Издание является второй частью книги, вышедшей в 2011 г., и так же состоит из двух произведений тех же авторов. Автор первого (Лягушачьи лапки) – известный дальневосточный...»

«Иосиф Виссарионович Сталин Том 17 Полное собрание сочинений – 17 Иосиф Виссарионович Сталин Полное собрание сочинений Том 17 Предисловие 16-томное Собрание сочинений И.В. Сталина оказалось заведомо неполным. 13 томов его вышло при жизни автора (1946–1951 годы), и они несли на себе печать тщательного и требовательного отбора произведений им самим. Затем издание поразила хрущевская “оттепель”. Еще не завершенное (том 13 прерывался на 1934 годе), оно с кончиной Иосифа Виссарионовича (март 1953...»

«В.Т. Долбня ТЫСЯЧА ЧЕТЫРЕСТА ВОСЕМНАДЦАТЬ ДНЕЙ. 22 июня 1941 г. – 9 мая 1945 г. Дорогому другу и помощнику горячо любимой жене Вале п о с в я щ а ю. ПРОЛОГ 9 мая 1995 года все республики бывшего Советского Союза отмечали пятидесятилетие победы в Великой Отечественной войне. С годами постепенно уходили из жизни ее непосредственные участники. Сейчас остались лишь самые молодые из них, а это только малая часть тех, кто вырвал победу в те тяжелые годы. У меня раньше не возникало желания писать...»

«В.Ф. С, Е.П. Д а, Н.А. К а, Н.А. Ц а а, О.В. С а, С.М. С а, А.Ф. Са а а ВВЕДЕНИЕ В НАНОТЕХНОЛОГИИ М Б Э У 10-11 а аа У 2008 1 УДК 573.6.08.83(075.3) ББК 30.16 Я 721 В 24 У аа а, а а а Ра а а а В а а,, а а ;а а а В а Ф а а а а а а 2006-2010 Р : РАМН, НИИ а а РАМН Ка АаА а...»

«Документ предоставлен КонсультантПлюс www.consultant.ru Дата сохранения: 08.08.2012 Конвенция, отменяющая требование легализации иностранных официальных документов Документ предоставлен КонсультантПлюс (заключена в Гааге 05.10.1961) Дата сохранения: 08.08.2012 (вступила в силу для России 31.05.1992) (вместе со Статусом Конвенции, отменяющей треб. КОНВЕНЦИЯ, ОТМЕНЯЮЩАЯ ТРЕБОВАНИЕ ЛЕГАЛИЗАЦИИ ИНОСТРАННЫХ ОФИЦИАЛЬНЫХ ДОКУМЕНТОВ от 5 октября 1961 года Государства, подписавшие настоящую Конвенцию,...»

«Н.В. Форрат ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ АВТОБИОГРАФИЯ: СПОСОБЫ САМОПРЕЗЕНТАЦИИ МОЛОДЫХ УЧЕНЫХ В статье представлены результаты исследования автобиографий молодых российских гуманитариев, присланных в качестве заявок на участие в Школе молодого автора (тренинге по написанию научных текстов). Основной теоретической рамкой исследования является драматургический подход И. Гофмана, в рамках которого автобиографии рассматриваются как акт взаимодействия между конкурсантом и отборочной комиссией, Предполагается,...»

«1 СОДЕРЖАНИЕ ВЫРАЖЕНИЕ ПРИЗНАТЕЛЬНОСТИ 4 СОКРАЩЕНИЯ 5 ВВЕДЕНИЕ 6 ДЛЯ ЧЕГО НУЖНЫ ЭТИ УЧЕБНЫЕ МАТЕРИАЛЫ? 6 КТО МОЖЕТ ПОЛЬЗОВАТЬСЯ МАТЕРИАЛАМИ? 8 СТРУКТУРА И СОДЕРЖАНИЕ 8 СЛОВА, КОТОРЫЕ МЫ ИСПОЛЬЗУЕМ, ГОВОРЯ О ЛЮДЯХ С ИНВАЛИДНОСТЬЮ 11 ПОТРЕБНОСТИ И ПРАВА 14 КАК ПОКАЗАТЬ НА ПРАКТИКЕ ТО, ВО ЧТО МЫ ВЕРИМ 16 ПРОБЛЕМЫ ОТЛИЧИЯ 17 РАЗДЕЛ 1 18 ВВЕДЕНИЕ В РАЗДЕЛ 1 19 1.1 ЧТО МОГУТ СДЕЛАТЬ ЛЮДИ -ИНВАЛИДЫ? 20 1.2 ЧТО МОГУТ СДЕЛАТЬ СЕМЬЯ И СООБЩЕСТВО? 22 1.3 ОПРЕДЕЛЕНИЕ ЦЕЛЕЙ РАБОТЫ С ЛЮДЬМИ С ИНВАЛИДНОСТЬЮ...»

«Дневник занятий с Ирой (3-й класс), 2011 год 21-я неделя 14 февраля (понедельник) 1. Приход Иры в 16.50. Она рассказала, что у них новая учительница по математике та, которая учила их во втором классе. Ире она не понравилась потому, что не спрашивала е, а спрашивала своих любимчиков. - Может быть, она ещ тебя не знает? - Знает, знает. Я сижу за первым столом. - Что, совсем не спрашивает? - Спросила один раз, когда никто ответить не мог. - Про что спросила? - Какой угол меньше прямого? И я...»

«СОДЕРЖАНИЕ • Ш. Инал-Ипа. Слово о нартах. • Имя ее Сатаней-Гуаша • Песня о матери нартов • О том, как появился на свет герой Сасрыква • Светящаяся словно солнце, сияющая как луна • Огнеподобный конь Бзоу • Сто братьев нартов • Нарты у чернолицых людей • О том, как у нартов появились свирель и песня • О том, как женился нарт Дыд • Герой Башныху • Удачливый Кун • Уахсит-сын сита • Гунда прекрасная • Сын собаки и племянник нартов • Необычное превращение • Побежденные женщинами • Подвиг Куна •...»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.