WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 |   ...   | 37 | 38 || 40 | 41 |   ...   | 43 |

«Электронная версия книги подготовлена Страницами памяти Владимира Ивасюка Дата генерации файла: 17 августа 2010 г. Осталась отцовская печаль 2 ...»

-- [ Страница 39 ] --

Он любил Павла Тычину за его «Сонячні кларнети» («Солнечные кларнеты») и «Замість сонетів і октав» («Вместо кларнетов и октав»), но как начал углубляться в его стихи «Чувство единой семьи», ему испортила настроение строка «Чужий и чуждий рідних бродів» («Чужой и чуждый родных бродов»). Володя спросил меня:

— Чем хуже родные броды за сталинские броды, залитые людской кровью?

Разве что выстланы золотом и ведут в счастье, а родные — илом? Это — космополитизм самого худшего качества, который унижает нас.

Сын был прав. Я и сейчас не могу найти в той строке какого-нибудь благородного смысла. Я улыбнулся и прочитал ему строки Евгения Маланюка:

Я рассказал Володе об этом великом поэте, которым я увлекался во время учебы в лицее, а его сборник «Земна Мадонна» («Земная Мадонна») принес мне большое удовольствие.

Володя провел пальцами по клавишам рояля, ожидая от них того голоса, который хотело слушать его сердце. Но о строфе с родными «бродами» он и слышать не хотел.

Володя был старательным человеком. Он искренне пытался выполнить заказ министерства. Целые часы проводил за инструментом. Мать ощущала поэтическое звучание этой вещи, ведь она знала, что кантата может стать дипломной работой Володи. Когда уставал от работы над этим произведением, он представлял себе разные сцены из своей будущей оперы «Дарина» и сочинял мелодии для будущих ее песен-арий. Надеялся, что настанет подходящее время, когда поэты Р. Братунь, Р. Кудлик или С. Пушик напишут слова к этим мелодиям. Я слышал не раз энергичную, величественную и одновременно пронизанную болью его увертюру к этой опере. Иногда казалось, что это простая импровизация, которых было немало в его творческой жизни. Мы видели, что Володя словно страдал от ее звучания — это был словно какой-то глубинный рассказ его сердца.

Именно летом 1978 года мы отдыхали в Пицунде, в Доме творчества. Собственно, я не очень-то и отдыхал — взял с собою рукопись романа «Баллада о всаднике на белом коне», который хотел там завершить.

В Пицунде встретили много хороших людей, а именно, профессора-литературоведа Петра Выходцева из Ленинграда, а также известного украинского писателя, автора знаменитой «Чаклунки синіх гір» («Колдуньи синих гор») Василия Сычевского. Сычевский тогда много рассказывал о славном украинском ученом Ю. Дрогобыче, который жил в средние века в Италии. Писатель мечтал о том, чтобы написать музыкально-драматическое произведение о выдающемся украинце.

Этой мечтой пронялся и Володя, которому было радостно от мысли, что наши люди удивляли мир не только своей храбростью, но и мудростью и ученостью. Писатель и композитор даже обдумывали план будущего произведения, а это очень хорошо отражалось на настроении и чувствах Володи.

Василий Сычевский часто заводил свой автомобиль, и они пускались крутыми горными дорогами, которые приносили Володе целое море удовольствия.

Горы вообще вызывали у него запал и удивление. Он фиксировал на пленке своего фотоаппарата каждую интересную гору, реку, каждый живописный пейзаж, который воздействовал на его воображение. Любовался грандиозными скалами, которые иногда просто-таки нависали над их машиной, за рулем которой сидел писатель. Володя чувствовал себя счастливым. Любовь к горам развилась, наверное, еще в юности, когда он облазил наши украинские Карпаты в поисках червоной руты. Он каждый раз приглашал меня ехать с ними в тот кавказский легендарный мир.

Сидя на диване, листал какую-то книжку, потом спросил:

— Сколько можно сохнуть замкнутым в этой монашеской келии и горбиться над столом? Айда с нами — это же прекрасный случай набраться новых впечатлений в горном романтическом царстве, нужно же посмотреть на людей, которые проживают в этих горах.

— Володя, ты знаешь, что в сентябре я должен сдать рукопись романа в издательстве. А он еще не готов… Должен написать еще четыре раздела по двадцать страниц каждый. А это много. Кроме того, еще есть уйма работы над языком и стилем. Некоторые страницы и разделы должен основательно переделать… А для всего нужно время. Если не справлюсь, то вызову недовольство издательства, которое хорошо относится ко мне.

— А чем я могу тебе помочь? — и Володя озарил меня своими добрыми проникновенными глазами.

— Тем, что не будешь искушать горными путешествиями, — и я развел беспомощно руками.

— Шутишь, папа. Я все-таки очень хочу, чтобы ты чувствовал себя хотя бы немного на отдыхе, а не отшельником, который прерывает связи с внешним миром. Дай и мне какую-нибудь работу. Может, тоже что-то напишу. Сделай такой эксперимент. Наверняка, что-то выйдет. Я постараюсь так сделать, чтобы мне стыдно не было, — и Володя весело рассмеялся.

Я пожал плечами и задумался. Потом ответил:

— Стоит ли тебе морочить голову моими химерами?

— Не нужно меня обижать. Что это за жизнь? Полностью здоровому человеку лежать на берегу моря, без мыслей, без дела?

Я помолчал немного, потом промолвил:

— Ну, хорошо, два раздела, которыми оканчивается роман, очень хорошо выкристаллизировались в моем воображении. Если хочешь запрячься в мой воз, то пожалуйста… И я рассказал ему подробно содержание предыдущих разделов, охарактеризовал персонажи, познакомил Володю с их внешними чертами и характером. А чтобы показать, что я не сомневаюсь в способности сына справиться с девятнадцатым и двадцатым разделами, я тот час же оделся, и мы сели в автомобиль Василия Павловича.

— Через десять-пятнадцать минут мы мчались в гори. Нашли там хорошее место, разложили огонь, жарили шашлыки, пили прекрасную минеральную воду, Володя был веселый, смеялся с юмористических рассказов Василия Павловича, но в глазах его все время была какая-то непостижимая задумчивость. Чувствовалось, что мысли кружатся вокруг чего-то очень важного. Он чем-то был озабочен. Меня начало преследовать подозрение, что Володя представляет себя Мироном Дитинкой и начинает выстраивать свой отряд на берегу Прута, возле села Зеленева для битвы с боярином Бучко, который подтягивает своих воинов к Пруту. Он, конечно, хотел доказать мне, что его характер уже сформирован и что он не бросает слов на ветер.

Несколько дней подряд после завтрака он брал под мышки большую книгу, в которой был одна ученическая тетрадь и шариковая ручка, и шел по берегу аж туда, где никого не было. Садился на песок и выполнял взятое на себе задание. Я не обращал на него внимания, не хотел мешать ему. Так уединившись, он писал.

Не встречался даже с Василием Павловичем и профессором Петром Созонтовичем Выходцевым… Последний как-то спросил меня:

— Куда же подевался Володя? Неужели он собирается покидать Пицунду?

Я, улыбаясь, ответил:

— Никто не угадает, чем он сейчас занят и почему уединился.

— Нет, не угадаю, — сказал Петр Созонтович.

— Скажу только вам… Володя занялся очень важным и неотложным делом.

Выходцев посмотрел на меня почти суровым взглядом и спросил:

— Какие дела могут быть в летнюю жару в Пицунде? В это время тут отдыхают и расслабляются.

— Володя помогает мне дотянуть к счастливому концу мой роман, который должен выйти в восьмидесятом году в ужгородском издательстве «Карпаты». Он хочет, чтобы я оторвался хотя бы немного от рабочего стола и поблуждал с ним и Василием Сычевским по прекрасной Абхазии и Грузии.

— У вас просто-таки фантастический сын… Я вам завидую, конечно же, подоброму… Я тоже хотел бы иметь такого благородного сына.

— Увидим, что выйдет из написанного Володей.

Петр Созонтович улыбнулся и сказал с мечтой в очах:

— У такого сына все должно получаться наилучшим образом, — и профессор положил мне руку на плечо.

— Благодарю вас за доброе слово… Петр Созонтович был полностью прав: из-под Володиной шариковой ручки вышли два неплохих раздела. Он смог хорошо описать столкновение между отрядом Мирона Дитинки и войском атамана Бучко. Батальные сцены довольно драматичны, убедительны, а использование плотов против войска, которое переходило вброд реку Прут, хорошая находка.

Я был доволен и скоро перепечатал этот текст, внес в него некоторые изменения, уточнения, развил отдельные моменты и убрал несколько лишних метаРаздел двадцать четвертый фор. Подогнал все под свой стиль и с облегчением вздохнул.

В тот же день похвастался Петру Созонтовичу и московскому критику и литературоведу Виктору Андреевичу Чалмаеву, который тоже с симпатией относился к Володе.

На следующий день Василий Павлович Сычевский и Володя сурово приказали мне садиться с ними в машину и ехать на озеро Рицу. Володя сказал мне с лукавыми искорками в глазах:

— Хочу, чтобы ты побывал на том месте, где твой гениальный благотворитель — «корифей» всех наук, как ты любишь его называть, вымачивал в водах озера свои старческие ноги.

— Разумеется, должен видеть, что осталось от той дачи.

Мы поехали. Скажу откровенно, я страшно ненавидел Сосо Джугашвили, который называл себя Сталиным. Когда я покинул румынское королевство и оказался в первой в истории стране социализма, то через несколько недель почувствовал, что попал в самое паскудное сталинское рабство, которое только могло существовать на земле. Почти семь лет я находился в страшном аду, созданном сталинской бранджей. Стыдно было за двадцатое столетие. Я видел Сталина летом 1953 года в мавзолее. Он лежал рядом с Лениным. Там я думал о том, что он самый жестокий гангстер, садист, мучитель народов и обычный криминальный убийца.

Самый страшный убийца поэтов, философов, ученых. На протяжении всей истории на всех континентах, во всех странах, вместе взятых, не было убито столько поэтов, художников, священнослужителей, сколько убил этот побитый оспой нечеловек за какие-то двадцать пять лет. И вот мы едем к озеру Рица, на берегу которого торчала его дача. Там он отдыхал после своих кровавых политических оргий.

Нас встретил довольно густой лес, который подошел к самому озеру. Мы мчались лесной дорогой, прорубленной между деревьями, и оказались на берегу, где деревья были вырублены. Нам сразу бросился в глаза фундамент дома. Об этот фундамент хлюпали волны прозрачно-чистого озера. Там были какие-то незнакомые люди, у них мы узнали, что это на самом деле остатки сталинской дачи. Ее сожгли дотла люди вскоре после смерти этого политического гангстера. Из воды торчали какие-то темные колоды, — на них была, наверное, лавка, на которую садился голый «отец всех народов», и болтал в воде ногами. Озеро возле берега глубокое, а вождь рабочего класса не умел плавать, его левая рука была калечкой, не сгибалась в локте.

Мы долго стояли возле остатков его дачи. Мне казалось, что там, где он болтал ногами, чистая вода всегда была красной от крови. Володя сказал:

— Он был дальновидный. При жизни приказал своим подхалимам провозгласить его гением. Знал, что после его смерти люди будут пренебрегать им.

Из Пицунды Володя поехал в Львов, а мы — в Черновцы. Все были здоровы, как колокола, и преисполнены добрых надежд. До занятий в консерватории осталось больше недели. Это время он хотел провести дома. Он приехал в Черновцы.

Мы часто ходили в кино и театр. Как-то он вернулся домой аж утром.

— Где же ты был, Володя? — спросила иметь. — Что с тобой случилось?

— Такая, мама, оказия редко бывает в жизни моей.

— Думаешь, что нам не нужно знать об этой оказии? Чтобы не испытывать наше терпение, он начал рассказывать:



Pages:     | 1 |   ...   | 37 | 38 || 40 | 41 |   ...   | 43 |
 


Похожие работы:

«МОСКОВСКОЕ ПОЛЕ Наталия Черных МОСКОВСКОЕ ПОЛЕ книга стихов 2004 – 2005 РУСАКОВСКАЯ Мартовский над Русаковской снег, Иверской тмный шатр. Птицам подснежным вслед Смотрит, идт вахтр. Взор — молодой вороной. Крошечной альфой — я! Йотой огнеупорной в пекле полурая. Стены с домашней негой тают. Недалеко — ночлег. Напополам с омегой: над Русаковской — снег. НОЯБРЬСКОЕ 1998 ПУТЕШЕСТВИЕ В ПЕТЕРБУРГ Отъезд Позмка шла по льду крепкому, в вагоне было тепло. Чай в термосе пах сурепкой, девятое было число....»

«ж Пер. с санскрита, предисловие и комментарий Андрея Игнатьева, Калининград, 2011 сшштдщт ТОшга двенадцатая Step, с санскрита, предисловие и крмментарий Андрея Игнатьева, Калининград, 2011 Предисловие Вашему вниманию представляется перевод с санскрита на русский язык двенадцатой книги Девибхагавата-пураны (в дальнейшем - ДБхП). Данное издание является продолжением моей многолетней работы по переводу этой известной пураны, начатой еще в 1999 году. Двенадцатая книга является одной из самых...»

«АННОТАЦИЯ НА ОСНОВНЫЕ ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫЕ ПРОГРАММЫ ПО ПРОФЕССИИ СПО 260807.01 ПОВАР, КОНДИТЕР ОБЛАСТНОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО БЮДЖЕТНОГО ОБРАЗОВАТЕЛЬНОГО УЧРЕЖДЕНИЯ СРЕДНЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ БРАТСКИЙ ТОРГОВО-ТЕХНОЛОГИЧЕСКИЙ ТЕХНИКУМ АННОТАЦИЯ НА ПРОГРАММУ УЧЕБНОЙ ДИСЦИПЛИНЫ ОДБ.01 РУССКИЙ ЯЗЫК 1. Область применения программы Учебная дисциплина Русский язык является частью общеобразовательного цикла. Рабочая программа учебной дисциплины Русский язык предназначена для...»

«НОВОЕ ПРОЧТЕМТЕ И РАСШИФРОеКА, Книжный Клуб Клуб Семейного Досуга Харьков, Белгород 2009 Эрих фон Дэникен, посвятивший свою жизнь изучению прошлого Земли, отстаивает теорию, которую не признает академическая наука. По его мнению, зарождением жизни на нашей планете и развитием земной цивилизации мы обязаны инопланетянам. Обоснованию этой теории и посвящена данная книга. Автор основывает свои доводы на археологических фактах и Книгах книг разных религий, в которых зафиксированы, на его взгляд,...»

«СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛЬНЫЕ СТАТЬИ ЦЕРЕБРАЛЬНАЯ ПЕРФУЗИЯ У БОЛЬНЫХ С ХРОНИЧЕСКОЙ ЦЕРВИКАЛГИЕЙ. Часть II: ОЦЕНКА ИНТЕНСИВНОСТИ БОЛЕВОГО СИНДРОМА, СТЕПЕНИ НАРУШЕНИЯ ЖИЗНЕДЕЯТЕЛЬНОСТИ И УРОВНЯ ЦЕРЕБРАЛЬНОЙ ПЕРФУЗИИ У БОЛЬНЫХ ХРОНИЧЕСКОЙ ЦЕРВИКОКРАНИАЛГИЕЙ М.А. Бахтадзе, Г. Вернон, А.В. Каралкин, О.Б. Захарова, Д.А. Ситель, Д. Соув КОРРЕКЦИЯ НАРУШЕНИЙ ЭПИДУРАЛЬНОГО ВЕНОЗНОГО КРОВОТОКА У БОЛЬНЫХ С ПОЯСНИЧНО-КРЕСТЦОВЫМИ РАДИКУЛОПАТИЯМИ В СТАДИИ ОБОСТРЕНИЯ М.В. Горячева, Г.И. Шумахер, А.С. Маликов, М.Н....»

«Пояс шахида Лев Пучков 2 Книга Лев Пучков. Пояс шахида скачана с jokibook.ru заходите, у нас всегда много свежих книг! 3 Книга Лев Пучков. Пояс шахида скачана с jokibook.ru заходите, у нас всегда много свежих книг! Лев Пучков Пояс шахида 4 Книга Лев Пучков. Пояс шахида скачана с jokibook.ru заходите, у нас всегда много свежих книг!.Все события, описанные в книге, вымышлены. Любые совпадения с реально существующими людьми и организациями – случайны и непреднамеренны. 5 Книга Лев Пучков. Пояс...»

«О. И. Николайчук СИСТЕМЫ МАЛОЙ АВТОМАТИЗАЦИИ Москва СОЛОН-Пресс 2003 УДК 621.396.218 ББК 32.884.1 Н28 О. И. Николайчук Н28 Системы малой автоматизации / О. И. Николайчук — М.: СОЛОН-Пресс, 2003. 256 с. — (Серия Библиотека инженера) ISBN 5-98003-036-0 Книга призвана ознакомить читателей с современными принципами и приемами разработки систем малой автоматизации —-распределенных систем управления и контроля, реализованных на основе специализированных малых и средних локальных вычислительных сетей,...»

«КОНВЕНЦИЯ, ОТМЕНЯЮЩАЯ ТРЕБОВАНИЕ ЛЕГАЛИЗАЦИИ ИНОСТРАННЫХ ОФИЦИАЛЬНЫХ ДОКУМЕНТОВ (Гаага, 5 октября 1961 года) Государства, подписавшие настоящую Конвенцию, желая отменить требование дипломатической или консульской легализации иностранных официальных документов, решили заключить в этой связи Конвенцию и согласились с нижеследующими положениями: Статья 1 Настоящая Конвенция распространяется на официальные документы, которые были совершены на территории одного из договаривающихся государств и...»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.