WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS


Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 25 |

«Ф. Г. Шилов. Записки старого книжника. ОТ СОСТАВИТЕЛЯ Записки книжников, людей, причастных к книге, к книжному делу—издателей, типографов, книгопродавцев, библиофилов,— ...»

-- [ Страница 7 ] --

Бахрушины. Архивы Висковатова и Булгаковых Как я уже говорил, особенно страстным собирателем книг был И. А. Шляпкин, человек особенной судьбы. Крестьянин по происхождению, Илья Александрович родился в деревне на берегу реки Сестры. Его родители были из крепостных, принадлежавших дворянам Благово. Отец занимался извозом, мать работала кухаркой. Чтобы дать племяннику образование, его дядя записался в павловские купцы и учредил частный пансион Юргенса. Директором пансиона был немец, который очень дивился званию «купеческий племянник». Вначале мальчики издевались над маленьким Шляпкиным, но он был настолько физически силен, что его вскоре стали уважать. По окончании пансиона Шляпкин поступил в университет, куда попасть было далеко не просто. Но Шляпкин давал уроки в богатых домах, в частности у князя Голицына, и ему помогли поступить в университет.

По окончании университета Шляпкин стал инспектором народных училищ.

Кафедру ему долго не давали, поэтому он даже заявил начальству, что откроет сенную лавку напротив университета и назовет ее лавкой профессора Шляпкина. Мне рассказывали, что лекции Шляпкина по истории русской литературы студенты слушали с увлечением.

Библиотека Шляпкина состояла из 30 тысяч томов, и каждая книга имела какуюнибудь особенность: либо она была с автографом, либо это был корректурный экземпляр, либо веленевый — словом, библиотека была уникальная. В 1917 году поклонники Шляпкина праздновали его 35-летний юбилей. В его доме близ станции Белоостров собрались ученики и почитатели. Был между ними и я, как личный поклонник и как представитель букинистов, которые просили меня поднести адрес от книжников Литейного проспекта. В этом адресе были такие строки:

«Дорогой и глубокоуважаемый Илья Александрович!

...Нам, книжникам, Вы так же дороги, как науке и студенчеству. Профессор из народа, испытанный друг и знаток книги, тонкий ценитель наших, иногда скромных по виду сокровищ, Вы популярны в мире библиофилов и антикваров, как один из замечательнейших русских книговедов и книголюбов. Ваша богатая библиотека—зеркало Вашей души, ее святая святых, и мы счастливы и горды, что содействовали ее расцвету, помогая Вам в благородном труде собирания книжных редкостей.

По вашему любимому выражению — «Книги— друзья, которые никогда не изменят,— они неизменны и во времени, они — голос предков к потомкам».

В молодой, обновленной России ваше книгохранилище займет почетное место в ряду других и бережно донесет до грядущего поколения слова и мысли прошлых веков...»

На юбилейном празднике были друзья Шляпкина, ученики и товарищи. Между ними известный профессор, историк литературы С. А. Венгеров и многие пушкинисты.

Надо сказать, что в собрании Шляпкина было много автографов и особенно ценное собрание автографов А. С. Пушкина, которые Шляпкин опубликовал отдельной книжкой.

Илья Александрович обладал не только книгами, но и многими ценнейшими предметами старины. Позже Шляпкин рассказывал мне о приобретении некоторых вещей:

— В молодые годы я был в одном скиту на Крайнем Севере. В скиту была ризница, в которой хранился целый ряд аксамитных оплечий риз XVI столетия. Я попросил монаха уступить мне некоторые, и он дал мне два оплечья итальянского петельчатого бархата.

Аксамит удивительной красоты! Через несколько лет я посетил этот скит. Ризницу по приказу высшего начальства порешили, золото выжгли. Вообразите, как я жалел о своей скромности, а теперь эти ризы погублены.

Шляпкин неутомимо собирал всевозможные изречения о книге. Я предложил издать эти изречения, тем более что у меня была тряпичная бумага, и сборник мы напечатали под названием «Похвала книге». «Похвала книге» имела блестящий успех, издание быстро разошлось и сделалось библиографической редкостью. В него были включены изречения, афоризмы о книге и похвалы ей, от цитат из священного писания, мыслей книголюбов Древней Руси до изречений Чернышевского и Пирогова... На последней ее странице славянским шрифтом было напечатано, что книга издана «в годину войны с нечестивым германским и швабским родом трудами и тщанием дохтура слова Российского Илии Шляпкина, коштом книгокупца Федора Шилова...».

Павел Яковлевич Дашков был собирателем, который для удобства вырезал из книг гравюры. Несмотря на то, что это был культурнейший человек, он искалечил неимоверное количество книг. Дело в том, что Дашков собирал книги, посвященные России и русскому быту. У него была прекрасно подобрана «россика» на всех языках, и все, кто писал и печатал с иллюстрациями книги по истории России, тянулись к нему за справками. Нет почти ни одной, изданной Сувориным, иллюстрированной книги, в которой не было бы упоминания, что иллюстрации взяты из коллекции Дашкова. В числе таких книг были все книги историка Шильдера, все путешествия иностранцев по России, книги А. Брикнера, автора трудов по истории Петра Великого и Екатерины II, и множество других. Дашков широко позволял пользоваться своей библиотекой. Но так как не все, бравшие у него книги, возвращали их, то он попросту стал вырезать из книг гравюры, систематизируя их и помещая в папки. Он проявлял удивительное варварство, портя ценнейшие издания, зато его папки были настоящим кладезем для тех, кому нужно было подобрать те или другие иллюстрации для своей работы.

Дашков жил на Михайловской площади в своем доме, на втором этаже. У него было исключительное собрание не только гравюр и литографий, но и подлинных проектов и чертежей старинных зданий. Между прочим, у Дашкова хранился родовой золотой сервиз, подаренный Вашингтоном его деду, государственному деятелю, во время его посольства в Америке. Куда поступило его собрание, я, к сожалению, не знаю.



Знаю только, что через несколько лет после смерти Дашкова историк Божерянов продавал из его собрания виды Петербурга, цветные листы Патерсена, которые были репродуцированы в книге «Невский проспект». А начальник архива ведомства учреждений императрицы Марии Шумигорский похитил наиболее интересные письма из этого архива. Не остался в стороне и начальник архива министерства народного просвещения К. А. Военский, присвоивший наиболее ценные документы из этого архива.

Лишь после его отъезда за границу, в начале революции, жена Военского продала при моем содействии все сохранившиеся документы и переписку Государственной публичной библиотеке.

Возвращаюсь к книгопродавцам и букинистам. Несомненно примечательной в своем роде фигурой был В. И. Губинский. Губинский торговал в Апраксином дворе и очень много книг издавал сам, решительно по всем вопросам. Продавал он больше провинциальным торговцам. Издания Губинского очень устраивали провинцию, особенно книготорговцев Привислинского края. Они закупали у него полный ассортимент книг по всем вопросам, начиная от детских книг, кончая поваренной книгой Елены Молоховец и книгой Жука «Мать и дитя».

Губинский продавал книги в кредит, и это помогло ему нажить в конце концов миллионное состояние. Деятельность его началась с продажи газет и брошюр. Случайно ему удалось купить остатки изданий книгоиздателя Федорова с правами на переиздание.

Тут были и «Библейская история» Базарова, которая выдержала около сорока изданий, и сказки братьев Гримм, и ряд других книг. Поваренная книга Молоховец приносила ему ежегодно десятки тысяч. Поставщиками рукописей у него были всевозможные дельцы и литературные спекулянты.

Кроме произведений русских авторов, Губинский издавал много иностранных книг, очень плохо переведенных, в их числе был Вальтер Скотт.

Облик некоторых букинистов тоже был довольно примечательным.

М. П. Мельников часто посещал Александровский рынок, обходя всех тамошних книжников и по запискам подбирая те или иные заказы или недостающие тома; по своим знаниям он был поистине энциклопедист.

Среди букинистов встречались и серьезные книжники, например И. И. Иванов, выискивавший редкие и нужные книги, особенно учебники для высшей школы.

Был среди букинистов и один слепой книжник Щетинкин. Он настолько хорошо знал свое дело, что на ощупь определял, что это за книга. На всякий случай он держал при себе мальчика, который называл ему заголовки книг. Так слепой Щетинкин торговал более десятка лет.

Опишу нравы книгопродавцев того времени. При покупке книг или библиотек у частных лиц они цен не набивали, а если случалось, что по одному адресу приходило тричетыре человека, то трое отказывались от покупки, а четвертый покупал и после «вязали вязку». Допустим, библиотека куплена за 1000 рублей. Все четверо шли в трактир и там за чаем «вязали»: куплена за1000, второй букинист дает 1200, третий—1500, четвертый— 1800 и, наконец, первый дает 2000. Таким образом «навязали» 1000 рублей. Трое получают по 250 рублей, а купившему библиотеку она обошлась уже не в 1000, а в рублей. 750 рублей он дал отступного. Особенно это практиковалось, когда большие библиотеки или целые магазины шли за долги на аукционах.

Приведу и другой пример. На аукционе книги оценены в 10—20 тысяч рублей.

Книжники и маклаки набьются в помещение до отказа и кричат: «Дорого!», не давая постороннему посмотреть или поторговаться. Торги откладываются; во второй раз повторяется то же самое. В третий раз книги идут с предложенной цены и покупают их два-три человека, остальные изображают публику Вместо 10—20 тысяч книги идут за 1— 2 Тысячи рублей. Затем книжники идут в трактир и «нижут вязку», причем каждый получает по-разному. Вначале дают маломощным маклакам и «стрелкам», не имеющим ни гроша за душой, но на аукционах играющим роль публики и не попускающим посторонних покупателей. Если какой-нибудь посторонний покупатель прорвется и станет набавлять, то «стрелки» начинают торговаться, безмерно нагонят цену, а когда покупатель войдет в азарт, уступят ему и надолго отобьют у него охоту ходить на аукционы.

И трактире перед «вязкой» выдавали, как я сказал, вначале маломощным маклакам, «стрелкам» и «племянникам» от 50 копеек до 25 рублей на человека, смотря по покупке.

Затем имеющие право на «вязку» усаживаются за столы и «вяжут»: куплено, допустим, за 2000 рублей, «племянникам» выдано 1000 рублей, другие расходы 500, товар стоит рублей. С этой суммы начинается «вязка». Дают 4000, дают 5000. Кто-то заявляет:

«продал». Значит, он получает из «повышении» 1500 рублей, и если «вяжут» десять человек, то он получает 150 рублей и выходит из «вязки». Другой «вяжет» до 8000 и получает разницу уже из расчета 8000 не на десять человек, а на девять человек, и так далее. Наконец остаются только двое, которые, рассчитав всех восьмерых участников по разным расчетам, «вяжут на повышенку». Товар часто идет за 30 тысяч, и один берет его за эту сумму. Товар, может быть, 30 тысяч и не стоит, но купивший считает «вязку» в свою пользу. Фактически книги ему обойдутся в 15, а не в 30 тысяч, так как на его долю достанутся «вязка» и «повышенка». Такие торгашеские приемы в условиях частной книготорговли были вызваны как стремлением получить больше барышей, так и ослабить конкуренцию.

В конце XIX столетия только такие крупные букинисты, как В. И. Клочков или И.

И. Иванов, имели магазины в центре города; большая же часть книжников ютилась на Александровском рынке. Поэт И. В. Омулевский даже написал послание к букинистам Александровского рынка:

О, подпившая муза моя, Поддержи мою лиру, чтоб я, Взяв пример с летописцевподвижников, Мог воспеть фарисеев и книжников, В Александровском рынке гурьбой Обступивших фасад лицевой... О, сияющий книжной красой, Александровский рынок ты мой!

Но более солидные книжники начали устраиваться на Литейном проспекте.

Первым появился И. Г. Мартынов, потом В. И. Клочков, Л. Ф. Мелин, М. П. Мельников, Д. А. Наумов, И. И. Иванов; на Симеоновской улице торговал и своем доме сначала А. С.

Семенов, а потом и его сын под фирмой «Семенов и сын»; на Владимирской улице—П. Б.



Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 25 |
 

Похожие работы:

«ВИЖУ ЦЕЛЬ записки командора Тольятти 2001 Предисловие автора Эта книга о людях, мало известных широкому кругу публики (хотя в кругу специалистов их имена порой говорят о многом). О тех, кто испытывает и доводит до ума автомобильную технику. А командором на сленге испытателей принято называть руководителя выездных испытаний (в народе именуемых автопробегами), проводимых в разных регионах страны, а то и за её пределами. Как правило, им является ведущий инженер того или иного проекта. В непростой...»

«Санкт-Петербург 2004 Выходные данные Кошки — мышкой Художественное издание. — СанктПетербург: Геликон Плюс, 2004. — 336 с. КОШКИ — МЫШКОЙ ISBN 5-93682-155-2 Сreate-a-Book Project Октябрь 2002 — Март 2003 ©. 2004 ©. 2004 Эта книга от первого до последнего слова, ©. 2004 от первого до последнего рисунка ©. 2004 была создана в интернете силами ©. 2004. виртуального сообщества совершенно незнакомых между собой в реальности людей из многих стран мира © Геликон Плюс, макет, 2004 Литераторы...»

«Ключевые ботанические территории Мурманской области и подходы к их выделению1 Константинова Н.А., Костина В.А., Королева Н.Е., Белкина О.А., Мелехин А.В. Полярно-альпийский ботанический сад-институт (ПАБСИ) КНЦ РАН, 184256 Кировск, Мурманской обл. e-mail: nadya50@list.ru Введение Ключевая ботаническая территория (КБТ) – это природный или полуприродный участок с высоким ботаническим разнообразием и (или) участок, который по оценке экспертов, поддерживает уникальное сообщество редких,...»

«Облачная платформа Microsoft ® Алексей Федоров Дмитрий Мартынов Облачная платформа Microsoft® Алексей Федоров Дмитрий Мартынов Windows Azure™: облачная платформа Microsoft® Алексей Федоров — советник по партнерской стратегии Департамента Стратегических Технологий Microsoft. Сотрудник Microsoft c начала 2003 года. В этой должности Алексей помогает партнерам в вопросах создания и развития решений на платформах и технологиях Microsoft. До этого занимал различные должности в российских и...»

«СУФИЗМ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ _ 1 Александр Кныш Суфизм как место встречи творческих воображений Аннотация: Автор предпринимает попытку критического рассмотрения и синтеза подходов к возникновению и развитию аскетических и мистических тенденций в раннем мусульманском обществе, получивших общее название суфизм. Он приходит к выводу, что каждое из них содержит рациональное зерно, но не даёт исчерпывающих ответов на все вопросы, возникающие в ходе его изучения. Чем шире теоретический инструментарий...»

«Сын Люцифера. День 4-й Мара 7 Сын Люцифера. День 5-й Ирочка 27 Сын Люцифера. День 6-й Дар 109 Сын Люцифера. День 7-й Заклинание 127 Сын Люцифера. День 8-й Секта 149 Ангел черный, ангел бездны! В мрак кромешный, в мрак беззвездный Унеси меня скорей! Пожалей. И в аду, мой ангел мрачный, В свет холодный, в свет прозрачный, Словно в омут, в глубину Я нырну. И — ни боли, ни страданий, Ни волнений, ни рыданий. Лишь бесстрастья чистота, Пустота. На душе — лишь лед да иней. Отблеск красный, отблеск...»

«СЛОВА ДУХОВНОЕ ПРОБУЖДЕНИЕ Перевод с греческого иеромонаха Доримедонта Переиздание Спасо-Преображенского Мгарского монастыря Полтавской епархии, 2001 Содержание: Предисловие переводчика Предисловие Введение (из слов Старца) Часть первая. ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЛЮБВИ ГЛАВА ПЕРВАЯ Равнодушное поколение ГЛАВА ВТОРАЯ О том, что само присутствие христианина есть уже исповедание веры ГЛАВА ТРЕТЬЯ Вся чиста чистым ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ О том что действовать подобает с благоразумием и любовью Часть вторая О...»

«Владимир Исаевич Круковер Собака – телохранитель OCR&Spelcheck TaKir http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=157278 Владимир Круковер Собака – телохранитель (дрессировка собак в НКВД и войсках СС) Мы всегда в ответе за тех, кого приручили Сент-Экзюпери Моя первая книга о собаках Обреченные на любовь вышла в свет в Калининградском издательстве сразу после начала перестройки. В то время требовалось определенное мужество, чтобы вставить в нее несколько абзацев о методах дрессировки собак в...»

«I ВВЕДЕНИЕ § 1. Библия — священная книга Откровения и Завета С первых дней существования Церкви, когда еще не было апо 1. стольских книг, Ветхий Завет прочно вошел в ее жизнь. Псалмы были первыми молитвами христиан, в библейских пророчествах раскрывалась для них искупительная тайна Мессии. Духовный опыт ветхозаветных предтеч Богочеловека стал той почвой, на ко торой созидалось здание евангельской веры. В сокровищнице Сло ва Божьего христианство постоянно черпало вдохновение и нази дание. Не...»

«Н.К.Рерих ЧЕЛОВЕК И ПРИРОДА Международный Центр Рерихов Мастер Банк Москва, 2005 ББК 87.3(2)6 Р 42 Рерих Н.К. Человек и природа: [Сб. ст.]. — 2 е изд., исправ. — М.: Международный Центр Рерихов, 2005. — 140 с. Очерки Н.К.Рериха, собранные в данной книге, — это размыш ления о духовном познании Космоса, Земли и самого человека. Трагедия природы в нашем веке предопределена уничтожением духовности. Никто, может быть, не доносит до нас эту истину, это предупреждение в такой ясной и неопровержимой...»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.