WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS


Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 25 |

«Ф. Г. Шилов. Записки старого книжника. ОТ СОСТАВИТЕЛЯ Записки книжников, людей, причастных к книге, к книжному делу—издателей, типографов, книгопродавцев, библиофилов,— ...»

-- [ Страница 6 ] --

Добужинского и др.; издания Экспедиции заготовления государственных бумаг, лучшие издания Голике и Вильборг, типографии «Сириус» и других издательств России.

А. Д. Торопов собирал всякие печатные мелочи, притом не только листовки, плакаты, но и конфетные обертки — словом, все, что было напечатано. Библиотека его была довольно хороша, но главным образом—по разделу библиографии и печатного дела.

Он был необыкновенно трудолюбив и усидчив, о чем можно судить хотя бы по тому, что он составил указатель к большому атласу А. Ф. Маркса, указатели к журналу «Нива» за все годы, редактировал «Книжную летопись» с начала ее существования.

В советское время Торопов работал в Книжной палате. Книжная палата помещалась в доме № 20 на Фонтанке, на втором этаже, а на первом находился книжный фонд, где при разборке выбрасывались различные плакаты и листовки; за ними-то и гонялся Андрей Дмитриевич. Благодаря такой близости к источнику коллекция Торопова росла необычайно быстро, и, пожалуй, его собрание можно было считать единственным.

После смерти Торопова его собрание поступило в Институт книговедения.

Нередко к Е. А. Иванову заходил М. М. Савостин, самый знаменитый антиквар того времени (1901 год). Это был человек небольшого роста, гладко выбритый, изысканно одетый. Позднее я узнал, что у него было не столько знаний, сколько апломба. В том же доме, где находилась его роскошная квартира, помещался в первом этаже магазин под вывеской «Antiquite», где в определенные часы он принимал своих клиентов. Следует, однако, сказать, что Савостин продавал главным образом то, что у него вызывало сомнение в ценности или позастоялось. Магазин Савостина посещали, в частности, многие высокопоставленные лица.

Антикваром Савостин сделался случайно. Он служил коммивояжером у московского фабриканта парфюмера Брокара. Брокар коллекционировал картины, гравюры и всякую всячину, причем был известен весьма оригинальным отношением к предметам своей коллекции: он содержал постоянного реставратора и почти каждую картину калечил: если ему не понравится, например, почему-либо рука на картине, он приказывал ее убрать; в групповых картинах убирал зачастую фигуры. В своих картинах он часто разочаровывался и продавал их. По существу, это была его вторая фабрика, но только не парфюмерии, а фабрика по изувечиванию картин. Отправляя Савостина в поездку, или, как говорили коммивояжеры, в вояж, Брокар велел ему собирать всякое старье по провинции. Савостин занимался этим очень усердно, вначале с ошибками, а потом наловчился, стал понемногу разбираться в старине и возомнил себя антикваром. Он ушел от Брокара и, переехав в Петербург, открыл магазин, ставший вскоре одним из известнейших антикварных магазинов в городе.

После смерти Брокара его дети решили очистить собрание от хлама, накопленного их отцом. Они этот хлам разобрали, и наследники продали все вещи оптом Савостину.

Савостин был расположен ко мне и продал мне тысячи листов гравюр и литографий по очень дешевой цене. Старые масляные картины, испорченные реставрацией покойного Брокара, Савостин отдал мне крайне дешево, а любители и кладоискатели покупали их у меня. Меня это очень устраивало, так как я начал самостоятельно вести дело на Литейном, в подвале, а с оплатой Савостин меня не торопил. Многие потом хвастали, что по случаю приобрели картины знаменитых мастеров у «маленького букиниста и антиквара». Для себя я оставил несколько картин, в том числе картину «Спаситель», которую все признавали за подлинного Егорова*.

Однажды приходит ко мне в лавку старушка, одетая в черное, в черном платочке, и спрашивает:

— Покупаете ли вы древние книги? Осведомляюсь:

— Старопечатные?

— Нет, батюшка, старописьменные. Оказывается, что некоторые из ее книг были на выставке, и специалисты оценили их в 100 тысяч рублей. Публичная библиотека давала 35 тысяч, но владелица просила 50 тысяч. Я спросил, чье это собрание. Она ответила, что оно принадлежало ее покойному мужу Овчинникову, который проживал в селе Городец Нижегородской губернии.

— Покойный муж с вами переписывался, и ваши каталоги оказались у него на столе; вотря и обратилась к вам.

Такое ценное собрание было мне не по средствам. Тогда она предложила мне отдать собрание на комиссию, и мы договорились, что весной я приеду в Городец, где и решим все окончательно.

Я рассказал об этом случае Савостину, думая, что он, возможно, что-либо приобретет, и предложил ему поехать вместе.

С открытием навигации мы поехали поездом до Рыбинска, а дальше пароходом до Городца.

Дом Овчинникова мы сразу нашли. Это было двухэтажное здание. В первом этаже находились кладовые, одну половину второго этажа занимали жилые комнаты, другую— две комнаты совершенно без окон: моленная и библиотека. Закрывались они, помимо обычных дверей, еще и герметическими железными дверями. По существу, это были два колоссальных несгораемых шкафа.

Хозяйка встретила нас очень любезно, показала некоторые старинные вещи, моленную, библиотеку. В моленной были прекрасные иконы строгановского и новгородского письма. Библиотека оказалась обширной, но большинство книг были копиями, все в отличных переплетах; впрочем, были книги и старинного письма с лицевыми изображениями. Основными ценностями библиотеки были два евангелия—XIII и XVI веков — в превосходных окладах. Особенно ценный оклад был на евангелии XVI века. По мнению Савостина, он стоил не менее пяти тысяч, а второе евангелие, хотя и в скромном окладе, было лицевым и таким ранним, что мы оценили его тоже в пять тысяч рублей.



Итак, мы с Савостиным решили, что десять тысяч стоят только эти две книги, остальные стоят тысяч сорок, значит, мы библиотеку покупаем. За чаем заговорили о цене. Хозяйка заявила, что она хочет восемьдесят тысяч рублей. Мы поразились:

— Ведь вы же назначали 50 тысяч, а Публичная библиотека предлагала только 35, и вы почти согласились.

Так-то оно так, батюшка. Но ведь в Публичной библиотеке поставили бы книги в отдельную комнату и имечко покойного написали бы, а ведь вам на барыши. Мне все книги оценили в сто тысяч, а 20 тысяч я вам скидываю на барыши.

Мы поразмыслили, но решили, что 80 тысяч очень дорого, тем более, что деньги должен был платить Савостин, а он в книгах ничего не понимал, да и я тогда не мог считать себя большим специалистом. Все эти книги поступили в дальнейшем в Государственную библиотеку СССР имени В. И. Ленина.

Когда вспоминаешь людей, связанных с книгами, невольно всплывают в памяти и фигуры второстепенные, но характерные для такого сложного дела, как антикварная книжная торговля. Таким совершенно оригинальным человеком был Федор Никифорович Корягин. Когда я с ним познакомился, ему было уже лет тридцать пять, но он успел прожить два приличных состояния, полученных им по наследству.

Он был на аукционах первым покупателем, рисковал отчаянно, в книгах ничего не понимал, но, если с аукциона продавалась библиотека, он ее никому не уступал. К книгам он испытывал какое-то болезненное пристрастие, хотя почти всегда имел от них убытки.

Прокутив и проиграв последнее наследство, Корягин остался лишь в роскошном костюме и цилиндре, но не пал духом. Он пошел в «племянники» * на аукционы, где его прозвали «барином»; однако этот «барин» не стеснялся за полтинник тащить на голове какой-нибудь стол или диван, держа в левой руке свой элегантный цилиндр. За этот цилиндр и внешний вид ему, как «племяннику», давали не полтинник или рубль, как другим, а три и пять рублей. В «племянниках» Корягин пробыл недолго. Благодаря своей энергии и ловкости он вскоре стал полноправным членом корпорации аукционистов. Он не брезговал ничем, покупал все, что придется, и не пропускал ни одного аукциона. Но главной его страстью все же оставались книги.

Как-то продавалась с аукциона библиотека известного юриста С. Д. Пергамента.

Все книжники принимали участие в аукционе, но маклак Корягин никому не уступил ни одной книги и набил цену на библиотеку Пергамента до 40 тысяч рублей. Правда, библиотека была замечательная, но в то время сумма в 40 тысяч была непомерной.

Букинисты таких цен не платили, покупали книги за гроши, лишь Фельтен за библиотеку Ефремова заплатил 150 тысяч, да и то в два приема. Такие же библиотеки, как Пергамента, шли обычно за 5—6 тысяч. Но Корягин библиотеку все-таки купил и немало заработал на ней.

Когда Корягин вновь разбогател, он стал покупать в общем-то все, но специализировался все же на картинах и винах. Он завел подвал, скупал вина, продававшиеся в таможне бочками, и делал обороты в сотни тысяч рублей.

Корягин считался знатоком картин и был в свое время в картинном деле монополистом. Полагали, что у него на квартире картин не меньше, чем на миллион рублей, причем картин преимущественно русской школы. Все магазины Петербурга торговали большей частью картинами Корягина.

С годами и доходами увеличилась страсть Корягина к картежной игре. Очень часто он играл с художником Ю. Клевером. Клевер проигрывал Корягину десятки тысяч рублей, причем художник играл на будущие картины. Случалось, Клевер задалживал чуть ли не сотни тысяч, тогда Корягин сажал его у себя на квартире, где художник иногда целый месяц жил и писал или подписывал разные картины. За последние годы у Клевера редко были картины, целиком написанные им: обычно работала группа менее талантливых художников (Розен, Оболенский и другие). Они подготовляли картину, Клевер же подправлял и подписывал, а в редких случаях проходил по ней кистью, и такая картина становилась прекрасной. Вот почему ранние картины Клевера, написанные им самим, очень ценны. Большая часть картин написана Оболенским и только подправлена Клевером. Подлинный Клевер — большая редкость.

Однажды я купил у тряпичников небольшую связку бумаг. В ней оказались донесения и переписка шефа жандармов, начальника III Отделения Бенкендорфа и адъютанта шефа жандармов Озерецковского.

Эта чрезвычайно интересная по своему содержанию переписка, как и многие другие документы, перешла в свое время к известному собирателю А. Е. Бурцеву.

В числе материалов исторических у меня было семь писем императрицы Екатерины II к одному из генералов шведской службы. В этих письмах Екатерина давала ряд указаний и в конце прибавляла, что прилагает 500 (или 1000) червонцев. В некоторых письмах она писала, что желает породниться со шведским королем путем женитьбы шведского королевича на русской принцессе.

Все письма были подлинными, писаны собственной рукой, но без подписи. Письма эти не опубликованы.

Как-то я похвастался перед А. М. Горьким, что у меня есть эти письма. Горький сказал: «Хотя я очень плохо разбираюсь во французском языке, но все же любопытно». Я ему отдал письма, но вышло так, что я долго потом не встречал Алексея Максимовича, затем он уехал за границу, и я его больше не видел. Когда Горький вернулся из-за границы, он жил уже не в Ленинграде, а в Москве. Так письма и остались у Горького, а вероятнее всего, он их передал в какое-либо хранилище.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Библиотека Шляпкина. «Россика» Дашкова. Букинистическая коммерция. Соловьев и его библиотека. Типография Собко. Книголюбы и дилетанты. Собрание Бурцева.

«Пушкиниана» Онегина. Знаменитые подделки. Библиофилы. Дневник Теляковского.



Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 25 |
 

Похожие работы:

«Специальности набора курсантов в 2013 году в высшие военно-учебные заведения Минобороны России для подготовки офицеров в интересах Вооруженных Сил Российской Федерации Наименование учебного заведения, военные специальности (специализации) подготовки № п/п Военный учебно-научный центр Сухопутных войск Общевойсковая академия Вооруженных Сил Российской 1 Федерации (г. Москва) ВУНЦ СВ OA ВС РФ (г. Москва) Военный институт (общевойсковой), в том числе: 1.1 Применение мотострелковых подразделений...»

«ОХОТА НА ПОКУПАТЕЛЯ. 2 Содержание ВВЕДЕНИЕ УСТАНОВЛЕНИЕ КОНТАКТА ВЫЯВЛЕНИЕ ПОТРЕБНОСТЕЙ ТИПЫ ВОПРОСОВ ПРАВИЛА СЛУШАНИЯ НЮАНСЫ ТЕХНИКИ ВОПРОСОВ ТОВАРНАЯ АРГУМЕНТАЦИЯ ЦЕНОВАЯ АРГУМЕНТАЦИЯ РАБОТА С ВОЗРАЖЕНИЯМИ ПРИЕМЫ ЗАВЕРШЕНИЯ ПРОДАЖ ПОДГОТОВКА ТЕЛЕФОННОГО ЗВОНКА ПРОДАЖА ПО ТЕЛЕФОНУ СТАТЬИ INTERNET-РАССЫЛОК ДЕРЕВИЦКОГО Деньги делает тот, кто не знает слова маркетинг Боевые говоруны Мы все учились понемногу Почему покупают тренинги? Десять правил компоновки личной презентационной папки:...»

«Liber Primus fol. I(r)1 Пролог Путь того, кто грядет Исайя сказал: Господи! кто поверил слышанному от нас, и кому открылась мышца Господня? Ибо Он взошел перед Ним, как отпрыск и как...»

«В.П.Коровин, В.М.Тимец М ЕТО Д Ы И С РЕД С ТВА ГИ Д Р О М ЕТЕО Р О Л О ГИ Ч ЕС К И Х И ЗМ ЕРЕН И Й ( Океанографические работы ) Рекомендовано Министерством образования Российской Федерации в качестве учебника для студентов высших учебных заведений, обучающихся по направлению Гидрометеорология и специальности Океанология Санкт-Петербург ГИДРОМ ЕТЕОИЗДАТ.: 2 0 00 УДК 551.46 (075.8) VРецензенты: доктор технических наук И. С. Ковчин (Институт океанологии АН РФ), кафедра метеорологии (и НГГМО)...»

«1 ISBN 978-1-304-76261-0 90000 9 781304 762610 НОВАЯ РЕАЛЬНОСТЬ №44-54 2013 г. - Кыштым, 2013 г. - 600 с. ISBN 978-1-304-76261-0 2 БИБЛИОГРАФИЧЕСКАЯ КОЛОНКА АННА ГОЛУБКОВА -1- пойдет речь, взяты как раз с моей книжной полки, а не из какого-то там другого места. Ни к чему в жизни не отношусь я с большей серьезностью, чем к своей библиотеке и соотГалина, Мария. Письма водяных девочек. – ветственно к вопросу ее пополнения. Главная New York: Ailuros Publishing, 2012. – 54 с. проблема здесь – это,...»

«Содержание ХРИСТИАНСКИЙ ОТВЕТ ОБЩЕСТВУ ПОТРЕБЛЕНИЯ Эксперт (Москва), 24.12.2012 В условиях глобализации протестантское движение не заглохло — напротив, оно приобрело новую динамику, становится более гибким и разнообразным РЕЛИГИЯ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ Эксперт (Москва), 24.12.2012 Упрощенные представления о прямой связи секуляризации общества с процессом модернизации не прошли проверку временем. В условиях глобализации и кризиса старых идентичностей религиозные институты берут на себя эти функции,...»

«КНИГА ПАМЯТИ моряков - подводников военно-морского флота, уроженцев Севастополя, погибших в годы Великой отечественной войны 1941-1945 Севастополь 2010. Нет ни цветов, ни траурных аллей На кладбищах подводных кораблей. В том мирном море, что от них досталось нам, Мы вспоминаем их по номерам. Служили вместе, были наравне Мы с теми, кто остался там, на дне. Над кем во славу памяти святой Вода легла гранитною плитой. ПРЕДИСЛОВИЕ Книга Памяти подводников, уроженцев г. Севастополя – это не...»

«Составитель Ю. М. Мостков Списки литературы подготовила Т. В. Я ц к о, главный библиограф Новосибирской областной библиотеки ОТ СОСТАВ ИТЕЛЯ Когда в 1966 году Западно-Сибирское книжное издательство выпустилосборник Писатели о себе, он вызвал живой интерес. Это не случайно, как не случайно и то, что на каждой встрече с читателями писатель слышит вопрос, ставший обязательным: Как вы пришли в литературу? Как сложился ваш жизненный и творческий путь?. В этом проявляется одна из немаловажных сторон...»

«Борис Васильев Летят мои кони. Повесть о своем времени Борис Львович Васильев Основой написания повести Летят мои кони. послужила биография писателя. В ней рассказывается о тех, кто встретил войну в семнадцать лет. Я, Васильев Борис Львович, родился 21 мая 1924 года в семье командира Красной Армии в городе Смоленске на Покровской горе. *** А сейчас я еду с ярмарки. Еще размашисто рысят кони, еще жив праздник в душе моей, еще кружится голова от вчерашнего хмеля и недопетая песня готова сорваться...»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.