WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS


Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 |

«Мы видим, как на протяжении долгого периода архитектура и её понимание менялись в умах архитекторов, да и вообще людей, для которых архитектура и предназначена. Менялось ...»

-- [ Страница 14 ] --

И в истории архитектуры, и в индивидуальном творчестве эмоции сменяются рассудочным анализом, увлечение определенными формами уступает место иронической рефлексии. взаимодополнительность чувственного и рационального воплощается в диалектике профессионального сознания, но, поскольку архитектура погружена в жизнь культуры и общества, она отражает и более широкие общественные противоречия.

Противоречия современной архитектуры тесно связаны со становлением "демократической" архитектуры - процессом, начавшимся в конце XVIII в. и с разной остротой и по-разному выражавшим объективные изменения роли архитектуры в жизни общества. Формировавшийся в Новое время архитектурный профессионализм был ориентирован на потребности аристократии; изменение профессиональной ориентации современной архитектуры, выражая социальные процессы демократизации общества, переводит их в область профессиональных проблем. К числу таких проблем принадлежат и поиски новых типов сооружения и планировочных схем и проблемы перестройки стилевых форм архитектуры. Последние особенно отчетливо выражают эмоциональный еакал революционного преобразования мира.

Условной точкой возникновения эмоциональных проблем современной архитектуры можно считать конфликт классицизма и предромантических течений накануне Великой французской революции. Если для В.В.Маяковского поэзия стала "ездой в незнаемое", то для Ф.Буало она означала следование твердо установленным правилам. Соответствие классицистских правил чувствам можно охарактеризовать словами Пъера Корнеля:

"Увидев на сцене нашего театра достойного человека, мы не можем не желать ему благополучия и не можем не огорчаться по поводу его несчастий... Успехи добродетели, счастливо побеждающей вопреки крутым поворотам судьбы и опасностям, вызывают у нас желание следовать ей, а лицезрение триумфа преступлений и несправедливостей способно усилить наш естественный ужас перед лицом подобных несчастий" /35. С.365/.

Между архитектурными формами и чувствами в классицизме господствовала такая же предустановленная гармония, выражавшаяся в соответствии типологических и стилистических норм, определенным сословным вкусам и чувствам.

Революционные настроения, а затем и битвы эту гармонию сломали.

Действия "благородных разбойников" или баррикадных бойцов у одних вызвали "естественный ужас", тогда как другим казались "победой добродетели". За изменением привычных форм в искусстве и архитектуре обнаружились проблемы, далеко выходящие за рамки индивидуальных творческих успехов или неудач. В начале прошлого века наступает конец "традиционалистской эпохи" - событие в истории культуры, далеко выходящие за границы литературы, в качестве какового его точно охарактеризовал С.С.Аверинцев. "...В истории литературной культуры европейского круга выделяются три качественно отличных состояния этой культуры:

(I) дорефлективно-традиционалистское, преодоленное греками V-IV вв. до н.э.;

(2) рефлексивно-традиционалистское, оспоренное к концу XVIII в. и упраздненное индустриальной эпохой;

(3) конец традиционалистской эпохи как таковой" /39. С.7/.

"Различие между этими состояниями, - пишет далее С.С.Аверинцев, явление иного порядка, чем различие между сквозь угодно контрастирующими эпохами, как то между античностью и средневековьем или средневековьем и Ренессансом. Перед лицом глубины этого различия те контрасты необходимо выявляют известное родство..." /там же/. Для периодов, предшествующих "концу традиционализма", С.С.Аверинцев считает характерными "статическую концепцию жанра", "неоспоренность идеала, передаваемого из поколения в поколение и кодифицируемого в нормативистской теории ремесленного умения ( ), господство так называемой рассудочности, т.е. ограниченного рационализма, именно в силу соблюдения фиксированных границ не полагающего своей диалекической противоположности - того протеста против "рассудочности", который заявил о себе в сентиментализме, в движении "бури и натиска" и вполне отчетливо выразил себя в романтизме" /39. С.8/.

В архитектуре последних двух веков все эти признаки видны совершенно отчетливо, в том числе бунт против рассудочности, неизбежно связанный с выражением энергичных эмоций. В процессе поисков новой архитектуры были и периоды кажущегося "застоя", иллюзорного самодавления, были и периоды особенно яростных споров. В целом же сегодня яснее, чем лет двадцать назад, что этот процесс далек от завершения, и нужно обладать большой смелостью, чтобы судить о том, что в современной архитектуре устойчиво и сохранится, а что будет в скором времени изменено. Одно можно сказать с достаточной определенностью - поиски демократической архитектуры продолжаются, и именно демократичность, а не индивидуальность определяет стилевые инварианты, и основные эмоциональные проблемы в этих поисках.(21) Поиски демократической архитектуры являются частью становления демократической культуры и демократического образа жизни. В сфере архитектуры они породили за двести лет множество проектов самого разного характера и масштабов: от пейзажных парков до проектов домовкоммун; от археологической имитации архитектурных стилей до геометрического униформизма "жилых казарм"; от минималистических иделов Миса ван дер Роэ до пышных маскарадов пост модернизма.

Увлечение классикой сменялось техницизму, ему на смену приходила технофобия и ностальгия по ордеру, поэтика стандарта сменялась эстетикой разнообразия и т.п. Диапазон и неожиданность этих перемен свидетельствуют о том, что формирование нового образа жизни - процесс весьма далекий от спокойствия. В спорах вокруг архитектуры обнаруживается накал страстей, звучат взаимные обвинения различных групп и школ в элитарности и снобизме, лакействе и надменности и т.п.



Может показаться, что страсти профессиональной полемики никак не связаны с эмоциональным воздействием архитектуры на человека. на самом деле это не так, хотя связь здесь, конечно, не прямая. Однако нет особой архитектуры для архитекторов и архитектуры для всех остальных людей.

Архитектура едина, и критерии ее оценки, нормы вкуса и эмоциональное восприятие ее общие. Архитектурная критика и теория во внутри профессиональной полемике лишь предельно заостряют противоречия развивающейся архитектуры, которые в принципе касаются всех каждого.

Существует эмоциональное воздействие архитектуры, но нет никаких специальных "эмоциональных" проблем в архитектуре, и то, что мы условно называем "эмоциональной проблематикой", на самом деле есть лишь совокупность художественных и функциональных проблем архитектурной теории и архитектурного творчества, которые в силу каких-то исторических обстоятельсьв, стали вызывать особый "эмоциональный" резонанС. Но сам факт осмысления этих проблем, как проблем, имеющих дело с чувствами и с эмоциями, - исторически глубоко закономерен, ибо выражает не только романтический протест против рассудочности, но, вероятно, и своего рода "чувственность" становящейся демократической культуры в целом.

Едва ли случайно, что особое внимание к проблеме архитектурных эмоций мы обнаруживаем в книге Дж.Саймондса "Ландшафт и архитектура" /42.

С.68-72/, так как исторически тема природы и ландшафта непосредственно связана с эмоциональной проблематикой современной архитектуры.

В образах природы символически воплощается вся топика "чувствительности". В "Страданиях молодого Вертера" герой пишет: "Как природа клонится к осени, так и во мне и вокруг меня наступает осень. Мои листья желтеют; и листья соседних деревьев уже опали". Но значение пейзажа для выражения человеческих чувств понимали не только поэты.

Булле и Леду видели в Природе не только образец порядка, но и образец эмоциональных форм, которым следует архитектура. Идиллические мотивы тяготеют к мирным пейзажам, но романтические страсти описываются в метафорах бурь и извержений. В целом же природа для становящейся демократической культуры - символ "естественности", противопоставленный "искусственности" условных конвенций цивилизации.

Само понятие и образ природы в романтизме достаточно противоречивы.

Природа - это и жизнь, и смерть, и мирное соседство растений, и вечная война живых существ, это и образы, доступные зрению, и таинственные "законы", открываемые наукой.

Классицизм понимал природу рационалистически. Палладианский портик в английском парке символизировал единство разума и свободы - природа обнаруживалась здесь и в нерегулярной живописности деревьев и в строгости математического порядка древних ордеров. Регулярный французский парк тоже подражал "природе" но уже данной разуму в виде ньютоновых законов мироздания. Романтизм противопоставил природу рассудку и увидел в ней родственную душе художника мистическую стихию.

Это родство человека и природы, микрокосмоса и макрокосмоса позднее стало для романтического натурализма основой оправдания агрессивных инстинктов человека.

Представления о "добром" дикаре и испорченном цивилизацией горожанине неожиданно переворачиваются. Право сильного, будучи "естественным", подпадает под этическую норму романтизма, вследствие чего "благородный" разбойник уравнивается с любым разбойником. Область обитания романтического - дикая природа дремучего леса, неприступных гор, степей, островов. Но "дикие" романтичиские ландшафты исчезали с географической карты под натиском промышленного города, и Дж.Рескин отправляется в Альпы созерцать облака, как позже Н.Рерих и ищет уединенного общения с природой в Гималаях. Рембо оставляет Европу ради африканских джунглей, но в самой Европе происходит радикальный переворот во взглядах. Поскольку город, оказываясь сильнее естественного ландшафта, одерживает над ним победу, он-то и становится символом подлинной природы, причем в соответствии с основной метафорой романтического натурализма город превращается в "лес". И происходит это задолго до того, как города вышли из своих границ и началось сознание "экологического кризиса" и даже задолго до Рериха и Рембо - в трудах теоретиков архитектуры XVIII в.

Итальянский историк архитектуры М.Тафури, изучавший теории архитектуры XVIII в., обращает внимание на то, что проблема соотношения "естественного" и "искусственного" в них была центральной /65/. Решалась она в духе "картинности", "пикчереск", т.е. живописности, господствовавшей в сфере художественных вкусов и строительства английских садов и под влиянием философской метафорики позволявшей трактовать сам город как натуральный "лес". Выражением этой идеи служит, согласно М.Тафури, и "План Патта", в котором господствует разработанный А.Козенсом для парковой архитектуры принцип "селекции" наилучших видов, и теоретическая концепция аббата Ложье. Натурализация образа города, по мнению Тафури, лежит в русле идеологии "физиократов", выражавших точку зрения буржуазии на город и государственную экономику, - идеологии, противостоявшей концепциям феодальных ограничений предпринимательской деятельности. Такая трактовка дает возможность установить логическую связь с образом "капиталистических джунглей", в котором возрождается первобытный страх неолитического землевладельца перед огромными лесными массивами, и понять логику развития градостроительных концепций ХХв. - от "города-сада" до органических концепций расселения Ф.-Л.Райта и экуменополиса К.Доксиадиса.

Уже в "Тюрьмах" Дж.Б.Пиранези город изображен как бесконечный лес строений, в интерьерах которых томятся толпы узников. В романах Ч.Диккенса и Э.Золя город окончательно лишается солнечного света.



Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 |
 

Похожие работы:

«От редколлегии Редколлегия АФ предлагает вниманию читателей подборку материалов по не совсем обычной теме, а именно — обзор современных исследований по глоттогенезу (происхождению языка). Эта тема в течение долгого времени была практически запретной в науке — не без влияния Французского лингвистического общества, наложившего в середине XIX в. запрет на публикацию глоттогенетических рассуждений. Эти обстоятельства так сильно подействовали на воображение некоторых отечественных лингвистов, что...»

«БОЖЕСТВЕННАЯ СИМФОНИЯ ВЛАДИМИР ЯНКЕ 2012 1 Посвящается всему творческому цеху: Божественная симфония создана в продолжение поисков, артистам, музыкантам, художникам, начатых в лого-стихо-иузыко-книге актерам, поэтам и писателям мира. Дыханье музыки. Но несколько в ином направлении. И иных пространствах. А написано было в Дыханье музыки следующее: Данная книга – шаг на пути к Мета-языку, от которого ровно полшага к Пра-языку. В целом же, в книге автор уже вошел в реку, которую решил назвать –...»

«Хонорик выходит на дело Владимир Сотников 2 Книга Владимир Сотников. Хонорик выходит на дело скачана с jokibook.ru заходите, у нас всегда много свежих книг! 3 Книга Владимир Сотников. Хонорик выходит на дело скачана с jokibook.ru заходите, у нас всегда много свежих книг! Сотников Владимир Михайлович Хонорик выходит на дело 4 Книга Владимир Сотников. Хонорик выходит на дело скачана с jokibook.ru заходите, у нас всегда много свежих книг! 5 Книга Владимир Сотников. Хонорик выходит на дело скачана...»

«11 сентября 2001 года мир содрогнулся. Соединенные Штаты Америки подверглись террористическим атакам, беспрецедентным по своей дерзости, хладнокровию и масштабности. По официальной версии, арабские террористы-смертники захватили четыре пассажирских лайнера и использовали их в качестве орудий убийства. Но так ли это на самом деле? Могли ли башни-близнецы рухнуть от ударов самолетов? Почему на Пентагоне нет следов попадания в него авиалайнера? Что случилось в небе Пенсильвании? Почему многие из...»

«Примеры и описания ситуаций с проектов внедрения систем на платформе1С:Предприятие Авторы: А.Вепринцев, Н.Лисин. Любое использование материалов книги возможно только по согласованию с фирмой ИТРП (www.itrp.ru, info@itrp.ru) Москва, 2012 г (С) ИТРП Типовые проблемы на проектах Перечисленные проеткные проблемы не являются самыми часто встречаемыми. И не обязательно именно эти проблемы самые критичные. Этими набросками мы хотим очередной раз привлечь внимание к важности технологичного подхода к...»

«К24 Карманные компьютеры: информация для покупателя. — М., 2003. — 144 с. Книга в доступной форме рассказывает о карманных персональ ных компьютерах (КПК), их назначении, функциях и возможностях. Материалы издания будут полезны в первую очередь потенциальным покупателям КПК, здесь они найдут практически все ответы на во просы, связанные с данной тематикой. Особую ценность представля ет уникальный в своем роде каталог карманных компьютеров, содер жащий большую часть выпущенных моделей КПК на...»

«Аннотация Новая повесть известного лётчика-испытателя И. Шелеста написана в реалистическом ключе. В увлекательной форме автор рассказывает о творческой одержимости современных молодых специалистов, работающих над созданием новейшей авиационной техники, об их мастерстве, трудолюбии и добросовестности, о самоотверженности, готовности к героическому поступку. Главные герои повести – молодые инженеры – лётчики-испытатели Сергей Стремнин и Георгий Тамарин, люди, беззаветно преданные делу, которому...»

«Фома Кемпийский в России Предваряя восьмое издание своего перевода О подражании Христу Фомы Кемпийского, обер-прокурор Святейшего Синода К. П. Победоносцев повторил в 1899 году то, что писал тремя десятилетиями ранее, когда печаталось первое его издание: Книга “О подражании Христу”, без сомнения, не имеет у нас церковного авторитета, если смотреть на нее с догматической точки зрения; но наряду с нею немало есть книг, не имеющих авторитета догматического, но тем не менее составляющих любимое...»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.