WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 59 |

«Я приду снова Роман-трилогия КНИГА ВТОРАЯ Дюссельдорф 2013 Елена Алергант. Я приду снова. Роман-трилогия. Часть II Copyright © 2013 Елена Алергант Редактор: Евгения ...»

-- [ Страница 11 ] --

— С тобой не боюсь. Ты, как чуткая танцовщица, временами позволяешь партнёру вести себя за собой, но в какойто момент перехватываешь инициативу и ведёшь сама. В вашем дуэте с Жаком это было очень заметно... и очень интересно.

Надеюсь, у нас тоже получится неплохо.

Озадаченно крутя кольцо, слишком свободно сидевшее на пальце, я продолжала допрашивать Шарля:

— И всё же не понимаю. Мне казалось, ты был доволен нашей игрой, а теперь говоришь, всё было неверно...

Нетерпеливо остановив мои крутящиеся пальцы, Шарль, голосом уставшего от бесконечных повторений учителя, сделал новую попытку:

— Собственная трактовка и качество игры — две разные вещи. Помнишь свою Федру. Сперва ты увидела в ней беспринципную, корыстную подстрекательницу. Я дал бы тебе сыграть такую Федру, само собой разумеется потребовав убедительности и достоверности. Ты взбунтовалась, не пожелав играть отрицательную героиню, и я посоветовал найти собственную версию.

Во второй раз коварная дама превратилась в благородную жертву.

Соответствовало ли это замыслу Расина? Не уверен, но тем не менее это помогло тебе сыграть убедительно и искренне. Я стараюсь сотрудничать с артистом, а не подавлять его. Теперь поняла?

— Поняла. И это значит, Ольгу мне придётся переделывать заново.

— Умница. Ей придётся реагировать на нового папашу.

Новый «папаша» в исполнении Шарля оказался личностью малоприятной. У Жака он был заблудившимся, случайно увязшим в болоте дармоедства неудачником, постоянно стыдившимся самого себя. У Шарля — дармоедом по убеждению.

Первые десять лет, при жизни старого хозяина, бесплатный хлеб, приправленный побоями и унижением, изрядно горчил, а вот после его смерти жевался легко и с удовольствием.

Кульминационная сцена — признание в отцовстве, выгляде-ла у Шарля не случайной пьяной оплошностью, а актом мести за собственное ничтожество. Он не столько себя стыдился, сколько других обвинял в жестокости. Подстроиться под такую трактовку оказалось не просто. Честно говоря, будь я на месте Ольги, вышвырнула бы пьяницу из дома без всякого сожаления.

Вдвойне трудно было играть с Лекоком в присутствии всей труппы.

Мне казалось, новые коллеги только и ждут моего провала. Жена Маэстро, едва переступив порог театра, тут же получает главную роль, задвинув в сторону опытных, признанных и любимых публикой актрис. Дамы вообще ревнивы, а актрисы вдвойне, ведь в театре дело идет о славе, а значит, о смысле жизни.

Вечерами, без конца перечитывая успевшую надоесть пьесу, я пыталась отыскать хоть какую-нибудь зацепку. Последняя сцена, прощание Ольги с изгнанным из дома нахлебником, её попытка прижаться к разящему перегаром старику, присесть к нему на колени... брр... откуда это? Неужели таково представление Тургенева о христианском милосердии — мало подать прокажённому милостыню, нужно ещё и руку ему поцеловать ? А может это обычное чувство, возникающее у русских женщин при виде юродивых и неудачников?

Шарль молча наблюдал за моими исканиями, не вмешиваясь и не пытаясь помочь. В течении трёх или четырёх недель он терпеливо ждал, пока я самостоятельно найду решение, но увы... я всё глубже утопала в непонимании и беспомощности.

В довершение всего Шарль постоянно менял стиль своей игры, ежедневно подмешивая в неё новые краски и оттенки.

Наконец я не выдержала и взмолилась о пощаде:

— Может и правда было бы разумнее заменить меня более опытной актрисой? Коллеги успокоятся и перестанут язвить на каждом шагу, да и спектакль получится быстрее и лучше?

— Что касается коллег… — Шарль, сделав небольшую паузу, поднял на меня прищуренные глаза. На этот раз его тонкие губы не изогнулись вниз, а как бы застряли в промежуточном положении. — Ты что, собираешься всю жизнь довольствоваться третьими и четвёртыми ролями, лишь бы не вызывать зависти у соперниц? До сих пор я не замечал в тебе такой уступчивости.

— Боюсь, ты не понял меня. Я могу постоять за себя, но только до известного предела. Ежедневно приходить в этот змеюшник, ежесекундно чувствовать за спиной ядовитое шипение и ждать, когда наконец одна из гадюк вцепится мне в руку или обовьётся вокруг шеи, и при этом ещё что-то изображать на сцене... Да я, едва переступив порог театра, цепенею, как загнанный в угол кролик при виде удава!

Лицо Шарля, за минуту до этого высокомерно-ворчливое, стремительно округлилось и помолодело. Эта непредсказуемость чувств, мгновенно менявшая его лицо, каждый раз вызывала во мне удивление.

— Боже мой! Нене, какой ты ещё ребёнок! Честно говоря, слушая твои ироничные замечания об общих знакомых или рассуждения о книгах и человеческих отношениях, поражаюсь независимости и уверенности в себе молодой особы, едва начинающей жить. Но как только дело касается лично тебя... на поверхность выходит мнительная, болезненно ранимая фантазёрка.

Поверь, ни кто не собирается ни жалить тебя, ни душить.

Да, вся труппа с любопытством наблюдает за нашим дуэтом, но завидуют тебе при этом не многие. Они понимают, что играть со мной в паре не только трудно, но и невыгодно.

— Трудно — это я понимаю, но почему невыгодно?

— Потому что мощный, признанный публикой актёр, затеняет партнёров, не оставляя им ни малейшего шанса на успех.

— Да очень просто. Представь себе толпу, состоящую из людей, одетых в лёгкие, тонкие одежды пастельных тонов. И вдруг в неё врезается некто в огненно-красном плаще. Что происходит с посторонним наблюдателем? Его внимание подсознательно фиксируется на красном. Взгляд следует за ярким пятном, ищет его в толпе, как будто он и есть самое важное действующее лицо.



Даже неделю спустя, вспоминая об этом происшествии, зритель видит только красного человека. Так и на сцене. Знаменитость фиксирует внимание публики, оставляя в тени остальных участников. Так что не обольщайся надеждой, что тебе завидуют.

Скорее сочувствуют, предвидя бесславное начало.

— Так зачем ты взялся за эту роль? Хочешь, чтобы я провалились?

Унылая злость, перемешанная с обидой, поднимаясь из глубины измученной сомнениями души, грозила затопить самоуверенного Маэстро вместе с его бесконечным всезнанием.

— Подожди кипятиться, — произнёс хладнокровно Шарль, расправляя мои напряжённо сжавшиеся пальцы, — я готовлю тебя не к провалу, а к успеху. Но прежде, чем позволить работать самостоятельно, хочу ещё кое чему научить. Пойми, главная роль на самом деле не всегда главная. В данном случае речь идёт не о качестве игры, а о сути пьесы. Федра, какой бы она ни была, — сильная, активная натура. Она определяла основное развитие событий. Она, как героиня, являлась солистом. В нашей пьесе, в моём понимании, реальный солист — Нахлебник. Он своим поведением провоцирует остальных на ответные действия.

Ольга может только отзываться на основную мелодию, реагировать на нее.

— Я согласна, в первом акте она действительно только растерянно наблюдает, по настоящему не понимая что происходит, но...

— Вот именно, растерянно наблюдает, а ты уже пытаешься что-то предпринимать.

— Да что я могу предпринять? Стою, где положено, послушно произношу фразы по сценарию, ни во что не вмешиваюсь...

— Согласен, но при этом тебя корчит от злости. Ты излучаешь такую агрессию, что сбиваешь с толку всю группу.

— Но почему с Жаком было по другому?

— Потому что его трактовка Нахлебника была иная. Он был местами жалок, местами смешон, но чаще всего очень трогателен, и злости у тебя не вызывал.

— А почему ты сделал старика таким отвратительным?

— Он вовсе не отвратителен. Просто его образ жизни не соответствует твоим представлениям.

— Но как же играть Ольгу, если такой тип людей меня злит?

— Это твоя злость, а не её. У неё он вызывал совсем другие чувства, и твоя задача — прислушиваться к её чувствам, а не к своим. Ты значительно жёстче и агрессивней, чем она. Ты опять повторяешь темпераментную, активную Федру, потому что она ближе тебе по сути. Но нельзя же всю жизнь играть самоё себя.

— Ты прав. Бывают моменты, когда мне и в самом деле хочется вцепиться в волосы соседям, спаивающим нахлебника, или его самого придушить на месте. Похоже, во мне и в самом деле не хватает христианского смирения.

— Поэтому твоя главная задача на ближайшие недели научиться этому у своей героини. Кстати, я буду ей очень признателен, получив через месяц жену, умеющую сочувствовать не только себе, но и другим. Жену, готовую признать право другого человека жить по своим законам.

— Кажется поняла. Спасибо.

В последующие дни я снова перечитывала Нахлебника, но на этот раз другими глазами. Сравнивая себя с Ольгой, пыталась понять её восприятие людей и жизни. То, что меня злило, у неё вызывало жалость. Там, где я обвиняла, она...

Воспоминания, медленно и неохотно всплывая из подсознания, рисовали картины недавнего прошлого. Это случилось вскоре после свадьбы... Сталкиваясь со мной почти ежедневно на репетициях, Элиза, отстранённо болтая о мелочах, избегала встреч наедине. Я несколько раз приглашала её к себе, предлагала посидеть в каком-нибудь кафе, но она, находя сотни уважительных причин, упорно отвечала отказом. Тогда, обиженная на весь мир, я нашла этому единственное объяснение — моя тонкая, преданная подруга сменила дружбу на зависть.

Наконец, в один из дней, когда у меня всё валилось из рук, Элиза, отведя глаза в сторону и неловко переступая с ноги на ногу, сама назначила встречу в « Старой мельнице»

Оглядев полутёмный зал, я не сразу разглядела подругу, примостившуюся за столиком в дальнем углу. Её левая рука печально подпирала склонённую голову, а правая, явно вышедшая из повиновения, размазывала по тарелке недоеденное пирожное, создавая немыслимый абстрактный узор.

Что-то царапнуло меня острым когтём изнутри: «Зачем она выбрала именно этот столик? Ведь в зале полно пустых мест».

Подавив невольное раздражение, я присела напротив. Решительно отбросив в сторону противно звякнувшую ложку, Элиза подняла на меня отчуждённо-сердитые глаза.

— Ну и как тебе живётся? Надеюсь, всё хорошо?

— Элиза, что случилось?

— Что случилось? Ты когда последний раз видела Жака?

Защемило где-то внизу живота.

— Ах, он тебе ещё не безразличен?

— Перестань говорить загадками. Объясни толком, что случилось.

— Я встретила его позавчера на улице... в компании этакой потрёпанной девицы... из этих... ну сама понимаешь. Он даже не смутился. Нагло приподнял шляпу, шутовски поклонился и представил свою спутницу: «Надин, моя боевая подруга». При этом от него так отвратительно несло перегаром, и вообще... он был в дрезину пьян. Я, совершенно растерявшись, спросила чтото о театре, и знаешь, что он мне ответил?

— Он сказал: «А зачем он мне нужен? На этом небосклоне достаточно звёзд — ты, да всякие там Альварес... Вот пусть они и светят, а я займусь чем-нибудь более приятным» Поклонился, подхватил свою Надин под руку и, ернически вихляя бёдрами, пошагал дальше.

— А вот так. Из театра его выгнали за пьянку. Он больше не играет.

У меня не на шутку заныло сердце. Именно здесь, за этим столиком, мы сидели с Жаком последний раз, перед тем, как поехать к нему в мансарду.

— Не знаю. Об этом надо было думать раньше. Это всё твоя вина!

— Нечего смотреть глазами невинного ангела. Как будто не знаешь?

Я почувствовала, как густая волна, стремительно разливаясь по лицу, хлещет по щекам и окрашивает пурпурнокрасным едва прикрытую кружевами шею.

Откуда Элиза узнала об этом?

Не обращая внимания на моё смущение, разгневанная подруга продолжила свою обвинительную речь:

— Два года, что мы провели в школе, ты буквально забаррикадировала собой Жака, а потом, предпочтя более выгодную партию, выбросила на помойку, как ненужную тряпку.



Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 59 |
 



Похожие работы:

«ГЕОГРАФИЯ. Подготовка к ЕГЭ 2010 770 разноуровневых тренировочных заданий ко всем темам школьного курса географии с ответами и решениями; 5 вариантов ЕГЭ с ответами и решениями структуры 2010 г. АННОТАЦИЯ Книга География. Подготовка к ЕГЭ содержит тестовые материалы по географии, разработанные и составленные автором. Первая часть книги состоит из тренировочных заданий, разбитых по темам, обозначенным в Кодификаторе элементов содержания и требований к уровню подготовки выпускников...»

«nazarov58@yahoo.com 50 рекламных постулатов +1 1 Молодёжная серия 3% — как преуспеть в жизни Серия 3% предназначена для молодых людей в возрасте от (примерно) 15-ти до (ориентировочно) 25-ти лет. Кто-то может начать применять советы раньше, кто-то — позже. Дело читателя, а точнее говоря, пользователя. Для названия серии книг на тему как преуспеть в жизни 50 РЕКЛАМНЫХ ПОСТУЛАТОВ +1 автор избрал цифру три не потому, что она считается счастливой. Автор полагает, что советы, изложенные в текстах,...»

«Владимир Васильевич Стрелецкий Откровения о будущем. Настольная книга начинающего пророка Книга содержит оригинальные комментарии к откровениям великих провидцев человечества — Иоанна Богослова, Мишеля Нострадамуса, Иоанна из Иерусалима, Даниила Андреева, Учителей Великого Белого Братства — творцов Книги Дзиан. Определённый интерес представляет и авторское Послание Первобытного Огня человечеству эпохи Водолея. Читателю представляется уникальный шанс проникнуть за завесу времени и овладеть азами...»

«Город помнит Вас. Библиографический указатель Междуреченск 2002 1 ББК 63.3(2Рос-4Ке)8 Г70 Автор-составитель: Шолик Валентина Николаевна, ведущий библиограф информационно-библиографического отдела ЦБС; Свиридонова Татьяна Николаевна, зав. информационнобиблиографическим отделом ЦБС; Соколова Татьяна Николаевна, главный библиограф информационнобиблиографического отдела ЦБС Редактор: Кондрашкина Татьяна Яковлевна, заместитель директора ЦБС, Свиридонова Татьяна Николаевная, зав....»

«Б КНИГА ПЕРВАЯ I. В Л................................ 33 II. Д Т.................................... 34 III. М.................................... 35 IV. В К............................... 35 V. Л.......................................... 36 VI. Л В................................. 37...»

«Виктор Гюго Труженики Моря Pirat Труженики моря: Художественная литература; Москва; 1980 Оригинал: Victor Marie Hugo, “Les Travailleurs de la mer” Перевод: Анна Александровна Худадова Виктор Гюго: Труженики Моря Аннотация Роман французского писателя Виктора Гюго Труженики моря рассказывает о тяжелом труде простых рыбаков, воспевает героическую борьбу человека с силами природы. Виктор Гюго: Труженики Моря Виктор Гюго Труженики моря Посвящаю эту книгу гостеприимным и свободолюбивым скалам, уголку...»

«ОЛИМПИАДА ШКОЛЬНИКОВ ЛОМОНОСОВ 2012/2013 учебный год ОТБОРОЧНЫЙ ЭТАП Краткая инструкция для участника Для того чтобы стать участником олимпиады, необходимо лично зарегистрироваться на портале олимпиады школьников Ломоносов по адресу: www.lomonosov.msu.ru и получить доступ в личный кабинет. Оргкомитет принимает к рассмотрению работы участников отборочного этапа, поступившие только из личного кабинета на портале Олимпиады до 24 часов 21 января 2013 года включительно (по московскому времени)....»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.