WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 59 |

«Книга 2 ИеруСАлИМ 2006 И. М. Аксельрод-Рубина ЖИЗНЬ КАК ЖИЗНЬ. ВОСПОМИНАНИЯ. Книга 2. Иерусалим, 2006 Полиграфические услуги: студия “Клик” © Все права принадлежат ...»

-- [ Страница 1 ] --

И. М. АКСЕЛЬРОД-РУБИНА

ЖИЗНЬ КАК ЖИЗНЬ

ВОСПОМИНАНИЯ

Книга 2

ИеруСАлИМ 2006

И. М. Аксельрод-Рубина

ЖИЗНЬ КАК ЖИЗНЬ. ВОСПОМИНАНИЯ.

Книга 2.

Иерусалим, 2006

Полиграфические услуги: студия “Клик”

© Все права принадлежат автору

а/я 11244, Иерусалим, 91112

тел. 972-2-6760842

e-mail: feigenberg@bezeqint.net

ISBN 965-7392-02-0 На обложке сверху вниз:

На ноябрьской демонстрации в Москве. 1952.

Виталий и я. Москва, 1972.

Мы с Виталием на горе Фавор, Израиль. 1978.

Демонстрация в Колумбийском университете (Нью-Йорк) в поддержку Виталия. 1975.

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ. ВИТАЛИЙ. БОРЬБА ЗА ВЫЕЗД В ИЗРАИЛЬ.

Глава 8. Первые годы с Виталием.

1. Первая встреча с Виталием Рубиным. – Арон Ильич Рубин. – Переезд к Рубиным. – Наша квартира и ее обитатели. Белла Межова. – Замужество.

– Первая совместная поездка.

Начну с описания своего знакомства с Виталием. Первый раз я увидела Виталия 4-го июля 1956 г. Мне было тогда 28 лет, был какой-то жизненный опыт за плечами, не слишком удачный, и я уже мало на что рассчитывала в жизни. Как мне тогда казалось, моим мечтам о «прекрасном принце» не суждено было сбыться, хотя где-то, скорее подсознательно, я надеялась, что вдруг такая встреча все же произойдет. Но я не сразу узнала «Его» в Виталии.

Опишу нашу первую встречу – это было довольно забавно. Я уже писала, что работала в это время в библиотеке Института географии АН СССР – месте, вполне приличном в человеческом плане. Работа у меня была крайне неинтересная – об этом я тоже уже упоминала. Но, зная мое «преступное прошлое» – мой отец был арестован в 1938 году – я уже привыкла не претендовать на что-то лучшее. Ведь столько раз мне весьма недвусмысленно напоминали о том, какую великую милость мне оказали, взяв меня на работу в такое престижное учреждение, как Академия наук!

В это время Советский Союз проводил кампанию жестов «доброй воли» по отношению к ГДР: было принято решение о возврате картин Дрезденской галереи, а также еще целого ряда культурных ценностей, вывезенных из Германии во время войны и после ее окончания, в том числе книг. Для этой цели из ГДР приехала специальная делегация во главе с заместителем министра культуры.

В нашей библиотеке было немало так называемой «трофейной литературы», в том числе масса абсолютно не нужных нам старых книг по краеведению Германии. Часть этой литературы, за исключением той, которая могла пригодиться нам самим, как например, полные комплекты «Известий Русского Географического общества» за старые годы, которые в результате революции и войн в самом СССР не сохранились, было решено вернуть «демократическим немцам».

Разумеется, все переговоры об этом велись с заведующим библиотекой и председателем библиотечного совета Института, нас же информировали об этом постольку поскольку. Но в один прекрасный день нам сообщили, что к нам пожалует сам замминистра культуры ГДР собственной персоной в сопровождении переводчика от Академии наук.

Кроме меня, немецким языком в библиотеке свободно владела моя коллега Елена Александровна, о которой я уже писала. По нашей просьбе Анатолий Николаевич, наш заведующий, сообщил в Академию, что переводчик нам не нужен – мы можем справиться своими силами. Тем не менее замминистра пришел с переводчиком – один он, «без присмотра», естественно, никуда ходить не мог. Переводчик, к которому мы уже испытывали предубеждение (мы все знали, хотя никогда не говорили об этом открыто, что все работники переводческого отдела президиума АН СССР одновременно были сотрудниками КГБ), не произвел на нас особого впечатления. Небольшого роста, в помятом костюме, вовремя не постригшийся – волосы на затылке были длинными, на лбу – начинающаяся лысина – таково было первое впечатление. Однако, он очень любезно предоставил возможность переводить нам, вернее, Елене Александровне.

Я в это время (мы стояли в стороне) заговорила с ним по-немецки. Он вполне резонно возразил мне, что нам нет нужды говорить по-немецки, если мы можем говорить друг с другом на родном языке – по-русски. Это отнюдь не повысило моего уважения к нему.

«Подумаешь, уж и пяти минут по-немецки поговорить не может, а еще переводчиком работает!» – невольно мелькнула мысль. Как бы в ответ на это Виталий сказал: «А ведь вообще-то я не специалист по немецкому языку. Моя специальность – история Китая».

Виталий потом рассказывал мне, что я понравилась ему сразу, и он хотел произвести на меня впечатление. Я же подумала:

«Ну вот, а по своей специальности он не работает. Предпочел тепленькое местечко в переводческом отделе!» Мне и в голову не приходило, что он совсем не оттуда. Виталий работал тогда референтом по литературе о Китае в Фундаментальной библиотеке общественных наук АН СССР, в отделе Востока. Этот отдел, помимо другой чисто библиотечной работы, выпускал сборники рефератов общественно-политической литературы, выходившей  в Китае, а также западной литературы о Китае. Кроме китайского, Виталий хорошо знал все три основных западно-европейских языка – английский, немецкий и французский.

Таким образом, эта первая встреча особого впечатления на меня не произвела. Однако на следующий день, когда мы с Катей, моей сослуживицей, в середине рабочего дня собирались выйти на перерыв, в дверях мы столкнулись с Виталием. Несколько смущенно он стал говорить о том, что пришел узнать у нашего зава, договорились ли с немцами о передаче книг. Зава нашего в это время не было на месте, и Виталий вдруг сказал мне: «Может быть, Вы проводите меня?» «О да, мы с Катей как раз собирались выйти», – ответила я. «Ну, нет, – вдруг возразил он. – Уж если меня провожает женщина, я предпочитаю, чтобы она была в единственном числе». Это заявление показалось мне не слишком вежливым, скорее даже дерзким. Но он произнес это с таким очаровательным видом, что Катя вроде бы не обиделась – она поняла ситуацию гораздо лучше меня – и тут же исчезла. Я несколько смутилась, но все же пошла его проводить, – и он говорил, говорил все время, пока мы ходили, провожая друг друга, и я сразу же поняла, насколько он выше, интереснее меня и как он эрудирован, и голос у него был чудесный, такой живой и выразительный.

Разговор зашел среди прочего и о немецкой литературе, и я тоже сразу же поняла, что по сравнению с его знаниями, я и в этом просто невежда, хотя, казалось бы, немецкий язык – это моя специальность. Недоразумение о том, что он работает в переводческом отделе Президиума, конечно, тут же разъяснилось. И он сразу показался мне интересным и внешне – особенно мне понравились его глаза и линия губ – благородная и решительная. Под конец он вдруг сказал мне: «Вы знаете, я понял, что вы очень хорошо знаете немецкий язык. Может быть, мы сможем еще раз встретиться, чтобы мне немного попрактиковаться? Пусть для начала это будет в театре. Вот вам билет».

Трудно поверить в это сейчас, но я была настолько наивной (просто до глупости!) и неискушенной тогда в плане отношений с представителями противоположного пола, что приняла все это всерьез. Более того, когда мы встретились в театре – это была опера в исполнении Свердловского оперного театра, не помню уж, какая именно, кажется, «Дон Карлос», а может быть, что-то другое, но тоже Верди, что-то менее известное – я начала говорить с Виталием по-немецки. Лишь где-то в середине первого антракта мы перешли на русский язык.

А вот как описывает Виталий эту нашу первую встречу в своей записной книжке (наверное, более точно, чем я, поскольку это было написано сразу же после встречи – 7-го июля 1956 года):

«Да, недавно еще казалось мне, что счастье любви не повторится никогда, а сейчас я снова нашел в себе силы любить… История знакомства с Иной интересна, ее стоит рассказать.

Утром я должен был поехать с Иоганнесом Мюллером [замминистра по культуре ГДР – И.Р.] в Министерство высшего образования, но оказалось, что сначала нужно ехать в Институт географии. Приехав, мы прошли в библиотеку, и лица сотрудников сразу показались мне какими-то своими. Директор – молодой парень – просил меня дать переводить их переводчикам, и я охотно согласился. И глаза одной из них сразу поразили меня.

Что в них было? Не напомнили ли они мне глаза одной ленинградки, с которой я провел несколько часов в 1951 году и с которой испытал дивное ощущение полного понимания друг друга, какого-то инстинктивного угадывания мыслей собеседника? Не знаю, что было в этих глазах и губах, что сразу сказало мне так много. Помню, что уже тогда, когда я был в машине с Мюллером, у меня мелькнуло какое-то предчувствие, что здесь ждет меня нежданная радость… Мы начали говорить с ней по-немецки, потом мне стало както смешно это, и мы перешли на русский. «Вы кончили Иняз?»

– спросила она. «Нет, – ответил я, – я китаист, немецкий язык между прочим».

Позавчера я решил пойти к ней. Но какой предлог придумать?

Что я хочу узнать о беседе немца с их сотрудниками для отчета? Это звучит правдоподобно, но слишком просто, и если ограничиться этим, то разговора настоящего не выйдет. Что я пришел узнать о немецких книгах, которые должны быть отправлены вместе с Готской библиотекой? Но никто меня на это не уполномачивал, и если выяснится, что я предпринял такой шаг без санкции дирекции, мне здорово может влететь: ведь тут может оказаться затронутым престиж библиотеки.

И вот в голову мне пришла счастливая мысль. Я скажу Ине, что хочу продолжить с ней беседы по-немецки. Это немножко забавно, но все же пожалуй правдоподобно, а если она догадается, что дело не в немецком языке, то тем лучше [как видите, не догадалась! – И.Р.] И вот я подхожу к институту. Мне немножечко страшно, но я говорю себе: «Это последняя возможность в жизни, единственный случай, и если ты его пропустишь, ты этого себе не простишь».

Я не решаюсь сразу войти, прохожу вход, возвращаюсь, вхожу, поднимаюсь по лестнице, делаю вид, что рассматриваю фотографии, развешанные по стенам, наконец, решаюсь войти в библиотеку. И тут мне повезло. Директор и Елена Александровна сразу меня узнали, поздоровались, и завязался непринужденный разговор. Пришла Ина. Как мне уйти вместе с ней? Я обращаюсь к ней: «Проводите меня немного». Она соглашается. Еще две женщины хотят пойти с нами. «Ну что вы! Это уже слишком!»

– говорю я. И мы с ней остаемся одни».

И вот следующая запись, от 8-го июля:

«Я все думаю о тебе, представляю себе твое лицо, его выражение, загадочное, что-то обещающее… Читая об общении [у Ясперса – И. Р.], думаю об общении с тобой и мечтаю услышать твой голос. Какое чувство в нем прозвучит? Дрогнет ли нота радости? Или я услышу в нем безразличие, нетерпение?… Проведя с тобой вечер, я стремлюсь к тебе и по тебе тоскую, как будто знал и любил тебя всю жизнь».

Дальше все пошло очень быстро. Инициатива все время была в его руках – он мне нравился, но одновременно у меня как-то захватывало дух – все было как-то по-другому, так не похож он был на всех тех молодых (и не очень молодых) людей, с которыми мне приходилось встречаться раньше.

Однажды он пригласил меня приехать в воскресенье к ним на дачу. Погода была, особенно с утра, «не однозначно» хорошая: по небу бежали облачка, дул ветер, но в то же время было солнечно. Это было где-то недели через две после нашего знакомства.



Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 59 |
 


Похожие работы:

«Харв Т. Экер Думай как миллионер Каждый из нас хоть раз в жизни задумывался над тем, почему одни купаются в роскоши, а другим суждено всю жизнь бороться с финансовыми проблемами. Размышляя о причинах такого положения дел, мы вспоминаем об образовании, умственных способностях, навыках, умении планировать, методах работы, деловых связях, удачливости и т. п. А может, дело вовсе не в этом. Прочитав книгу, вы познакомитесь с оригинальной точкой зрения. Автор считает, что у каждого из нас есть личная...»

«Бывают разные художники: одни очень похожи – внешне и внутренне на свои произведения, другие внешне не похожи, но схожи внутренне. Вера Филиппова из числа первых художников. Ее пейзажи и натюрморты удивительно светлые, воздушные, пленэрные, отвечают ее летящей, стремительной натуре, очень солнечной, жизнеутверждающей. А в основе всего этого - ее редкая для сегодняшнего дня, можно сказать, уникальная натура. Она удивительно доброжелательна к людям и буквально согревае т их теплом своей души,...»

«Аннотация Древние шумерские, аккадские, хеттские, вавилонские тексты скрывают в себе поразительные знания, которые вполне могут быть расшифрованы сегодня. Космологические представления наших далеких предков гораздо последовательнее и убедительнее, чем современная наука, объясняют возникновение Земли и других планет Солнечной системы Эти знания могли быть получены только одним путем – из космоса. В своей книге знаменитый классификатор непознанного Захария Ситчин на основе исследований...»

«Аппликативные Вычислительные Системы Труды конференции по аппликативным вычислительным системам (АВС’2008), Москва, 29-30 апреля 2008 г. http://www.jurinfor.ru Подготовлено в Институте ЮрИнфоР-МГУ при сотрудничестве с МИФИ и МФТИ Аппликативные вычислительные систеББК 32.97я431(2Рос) мы: Труды конференции по аппликативУДК 004.7(063) ным вычислительным системам А769 (АВС’2008), Москва, 29-30 апреля 2008 г. / Под ред. Л.Ю. Исмаиловой. – М.: НОУ Институт Актуального образования ЮрИнфоР-МГУ, 2008. –...»

«Устойчивое управление земельными ресурсами в Кыргызстане и Таджикистане: исследовательский обзор Жылдыз Шигаева Беттина Вольфграмм Чад Диэр ИсследоваТельсКИй обзор №2, сенТябрь 2013 авторы Жылдыз Шигаева Научный сотрудник, Институт исследований горных сообществ, Университет Центральной Азии Email: zhyldyz.shigaeva@ucentralasia.org Беттина Вольфграмм Научный сотрудник, Центр развития и окружающей среды, Бернский университет Научный сотрудник, Институт исследований горных сообществ, Университет...»

«Чарльз Ледбитер ЧАКРЫ Чарльз Ледбитер Ч. Ледбитер (1927): О чакрах написано много, но вся литература, в основном, на санскрите или на некоторых индийских диалектах. Только совсем недавно о них стали появляться редкие англоязычные сведения. Сам я упоминал о них примерно в 1910 году в книге „Внутренняя жизнь“. После этого была издана чудесная книга Джона Вудроффа „Змеиная сила“ и появились переводы некоторых других индийских книг..иллюстрации нашей книги являются первой попыткой показать...»

«Самара 2005 Кашин М.Б. Ручейки сливаются в реки. Самара, 2005. 186 с. В оформлении обложки использована фотография Константина Чарковского. © Кашин М.Б., 2005 Уважаемый читатель! Перед Вами необычная книга, написанная хирургом-педиатром Михаилом Борисовичем Кашиным. Появление ее связано с трагическими событиями в его жизни. Болезнь оторвала его от повседневной работы в клинике медицинского университета, где он снискал себе славу замечательного хирурга. Мне не раз довелось слышать от многих...»

«Мельхиседек Друнвало М48 Светоносная Змея: Движение Кундалини Земли и восход священной женственности, 1949–2013 / Перев. с англ. — М.: ООО Издательство София, 2011. — 256 с. ISBN 978-5-399-00190-6 Друнвало Мельхиседек был послан на нашу планету с несколькими миссиями. Одна из них — помогать Матери Земле в процессе Великого Перехода, который случается каждые 13 000 лет. Сейчас как раз наступило это время. В своей новой книге Друнвало рассказывает о том, как происходило смещение планетарной...»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.