WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 |   ...   | 13 | 14 ||

«Виктор Франкл ПСИХОЛОГ В КОНЦЛАГЕРЕ (Сказать жизни Да) УПРЯМСТВО ДУХА Предисловие Д. Леонтьев ПСИХОЛОГ В КОНЦЛАГЕРЕ Неизвестный заключенный Активный и ...»

-- [ Страница 15 ] --

Фаза третья: после освобождения А теперь коснемся третьей фазы лагерной жизни, третьего раздела нашего психологического очерка о концлагере: психологии освобожденного лагерника. Описание этих переживаний никак не может быть безличным. И я хочу вернуться к той главе, где было рассказано, как после нескольких дней величайшего напряжения мы увидели над лагерем белый флаг. Душевное напряжение сменилось расслабленностью. Но ошибается тот, кто думает, что среди нас воцарилась радость.

Как же это было на самом деле? Вялыми, медленными шагами плетемся мы к лагерным воротам; нас буквально ноги не держат. Пугливо оглядываемся, вопросительно смотрим друг на друга. Делаем первые робкие шаги за ворота… Странно, что не слышно окриков, что нам не грозит удар кулака или пинок сапогом. О нет, теперь все иначе! Конвоиры предлагают нам сигареты. Да их вообще не узнать, конвоиров — они успели переодеться в гражданское платье. Медленно бредем дальше, по подъездной дороге. Ноги так болят, что, кажется, вот-вот перестанут служить. Но мы тащимся вперед, нам хочется в первый раз увидеть окрестности лагеря, вернее, в первый раз увидеть их глазами свободного человека. И вот мы выходим на волю. «На волю, на волю», — повторяем мы мысленно. И все-таки не можем этого как следует осознать. За годы тоски по воле, за годы, когда она так обманчиво манила нас всех, само это понятие как-то потеряло реальность, поблекло.

Оно утратило определенность, оно противоречит реальности. Сегодняшняя действительность еще не вошла как следует в сознание.

Добираемся до луга. Видим цветы. Все это как бы принимается к сведению — но все еще не вызывает чувств. Первая маленькая искорка радости вспыхивает, когда нам на глаза попадается петух с роскошным ярким опереньем. Но она остается всего лишь искоркой.

Мы еще безучастны. Садимся на скамью под каштаном. Что выражают наши лица? Бог знает! Ведь весь этот мир пока не производит на нас никакого впечатления… Вечером все снова в своей землянке. Люди подходят друг к другу и потихоньку спрашивают: «Ну скажи — ты сегодня радовался?». И тот, к кому обращались, отвечал:

«Откровенно говоря — нет». Отвечал смущенно, думая, что он один такой. Но такими были все. Люди разучились радоваться. Оказывается, этому еще предстояло учиться.

То, что испытали освобожденные лагерники, в психологическом аспекте можно определить как выраженную деперсонализацию. Все воспринималось как иллюзорное, ненастоящее, казалось сном, в который еще невозможно поверить. Ведь часто, слишком часто в последние годы мы видели подобные сны. Снилось, что этот день настал, что можно идти куда хочешь. Бывало, видишь, что ты уже вернулся домой, поздоровался с друзьями, обнял жену и теперь сидишь за столом и рассказываешь обо всем, что было, даже об этих снах, и радуешься, что теперь, наконец, это не сон. Как вдруг три пронзительных свистка над ухом, означающих беспощадное «Подъем!», вырывают тебя оттуда, из волшебного сна, даровавшего тебе эту вожделенную свободу… И что же, теперь надо все-таки поверить? Теперь свобода действительно стала действительностью?





Но это действительно так. Тело очнулось раньше, чем душа. И с первого часа, когда это стало возможно, мы начали есть. Нет — жрать! Ели без конца, часами, целый день, даже ночью. Когда кто-нибудь из доброжелательных окрестных жителей приглашал лагерника, он ел, он пил кофе — и вдруг у него развязывался язык, и он начинал рассказывать, рассказывать без конца, часами… Вдруг «отпускает» тяжесть, давившая человека годами.

Было впечатление, будто тебя толкает какой-то внутренний импульс, заставляя освободиться, «выговориться» (мне рассказывали, что нечто сходное происходит с людьми и после кратковременного, но сильного напряжения, например, после допросов в гестапо).

Проходят дни, много дней, прежде чем «развяжется» не только язык, но и освободится что-то внутри, и внезапно почувствуешь, что в душе у тебя рухнул какой-то барьер, с нее упали какие-то оковы. И вот идешь полем, просторным полем; высоко над тобой носятся в небесах ласточки, и ты слышишь их ликующее щебетание. Людей не видно. Ничего нет вокруг, только цветущий простор, и небо, и ласточки в нем. И тогда замедляешь шаги, останавливаешься, оглядываешься вокруг — и падаешь на колени. Ты не так много знаешь в это мгновенье о себе самом и об окружающем мире, но в твоем сознании всплывают слова молитвы, только они: «Из теснин воззвал я к Господу, и ответил мне Господь, и вывел меня на простор…».

Память не сохранила, как долго стоял ты на коленях, как долго повторял эти слова. Но в этот день, в этот час началась твоя новая жизнь — это тебе известно. И ты, шаг за шагом, вступаешь в эту жизнь, снова становишься человеком.

«Отпустило»… Путь от величайшего душевного напряжения последних дней к освобождению души отнюдь не был простым и беспрепятственным. И ошибаются те, кто думает, что освобожденный из лагеря уже не нуждается в духовной поддержке. Человеку, долгое время испытывавшему такое чудовищное психологическое давление, каким было заключение в концлагере, даже после освобождения — и именно из-за внезапности этого освобождения — еще грозит опасность душевного свойства. Это некое психологическое подобие кессонной болезни. Если кессонному рабочему, резко покинувшему свою подводную камеру, грозят телесные расстройства, то у резко освобожденного от психологического давления могут, в известной обстановке, возникать расстройства душевные.

Следует отметить, что натуры примитивные в этой фазе все еще продолжали жить категориями власти и насилия и начинали считать, что теперь они, уже будучи освобождены, сами вольны, не задумываясь, бесконтрольно применять ту же власть, то же насилие. Для них, в сущности, изменилось только одно: из объектов произвола и несправедливости они превратились в субъектов этого же — с той разницей, что они помнили, что им пришлось пережить. Такое настроение проявлялось иногда даже в самых незначительных мелочах. Однажды мы с моим товарищем шли через поле обратно в лагерь. И в каком-то месте перед нами оказался засеянный участок с молодыми всходами.

Я непроизвольно сворачиваю в сторону, чтобы не затоптать их, но он хватает меня за руку и тащит прямо. Я не понимаю его, я принимаюсь объяснять, что нельзя же топтать молодые посевы. И тут он приходит в ярость — его глаза сверкают, он свирепо глядит на меня и кричит: «Что ты там лепечешь? А у нас что, мало отняли? У меня жену и ребенка удушили газом, об остальном я уже не говорю! А ты боишься растоптать пару колосков!».

Очень скоро удается внушить таким людям ту простую истину, что никто не вправе вершить бесправие, даже тот, кто от бесправия пострадал, и пострадал очень жестоко. Но надо над этим работать, надо добиваться, чтобы им открылась истина, ибо иначе последствия могут быть гораздо более серьезными, чем потрава нескольких колосков. У меня стоит перед глазами тот товарищ из нашего лагеря, который, засучив рукав и суя мне под нос свою правую ладонь, яростно кричал: пусть мне отрубят вот эту руку, если я не заставлю их кровью харкать! А ведь по сути он был неплохой парень, больше того — надежный товарищ и во время заключения, и позже.

Душевными деформациями освобожденному лагернику угрожает еще и другое:

разочарование и горечь, которые он может испытать, вернувшись домой. С горечью видит он, какие изменения произошли за это время в той, прежней его жизни, в прежней среде.

Если для него при встрече не находят большего, чем банальные фразы, пожимание плеч, ему трудно бывает преодолеть горькую мысль — зачем, собственно говоря, я все это вытерпел… Когда он слышит что-то вроде «а мы ничего не знали» или «нам тут тоже было плохо», он спрашивает себя: неужели это действительно все, что ему могут сказать?

Но иначе обстоят дела, если главным переживанием становится разочарование. Здесь дело уже не просто в конкретных людях, равнодушием или жестокостью которых можно пренебречь, замкнувшись и не желая больше ни знать таких людей, ни слышать о них.

Нет, здесь другое. Испытывая разочарование, человек чувствует себя игрушкой судьбы.

Годами он он считал, что познал уже всю мыслимую глубину страдания, — теперь же он видит, что погружаться в него можно все глубже и глубже.

Мы уже говорили о том, что человек должен быть направлен на какую-то цель в будущем, что он должен помнить о том, что его ждет жизнь, ждет человек. А теперь? А теперь многим из них приходится убедиться, что их никто уже не ждет.

Горе тому, кто не найдет в живых любимого человека, мысль о котором единственная поддерживала его в лагере. Горе тому, кто тысячи раз мечтал о моменте возвращения, если этот момент окажется совсем не таким. Да, он садится в трамвай, да, он подъезжает к дому, да, он нажимает кнопку звонка — точно так, как он себе это тысячи раз представлял. Но открывает ему не тот, кто должен был открыть — тот больше уже никогда не откроет… Все в лагере знали и говорили друг другу: нет на свете такого счастья, которое возместило бы все, что мы пережили. О счастье не было речи. То, что нас поддерживало, что давало смысл нашим страданиям, жертвам и самой смерти, не было счастьем. И все-таки — на несчастье мы не рассчитывали. Разочарования, которые судьба послала многим бывшим заключенным, переносились ими тяжело и, с точки зрения врачебной, вызывали трудно преодолимые состояния. Психотерапевта подобные трудности не должны обезоруживать.

Наоборот — они дают стимул, ставят задачу.

Так или иначе, но однажды для каждого освобожденного наступает день, когда он, оглядываясь на все пережитое, делает открытие: он сам не может понять, как у него хватило сил выстоять, вынести все то, с чем он столкнулся. И если было время, когда свобода казалась ему прекрасным сном, то наступает и время, когда все пережитое в лагере он вспоминает, как кошмарный сон. И главным его достижением становится то несравненное чувство, что теперь он уже может не бояться ничего на свете — кроме своего Бога.



Pages:     | 1 |   ...   | 13 | 14 ||
 



Похожие работы:

«Настольная книга манипулятора Леонид Сурженко 2 Книга Леонид Сурженко. Настольная книга манипулятора скачана с jokibook.ru заходите, у нас всегда много свежих книг! 3 Книга Леонид Сурженко. Настольная книга манипулятора скачана с jokibook.ru заходите, у нас всегда много свежих книг! Сурженко Леонид Анатольевич Настольная книга манипулятора 4 Книга Леонид Сурженко. Настольная книга манипулятора скачана с jokibook.ru заходите, у нас всегда много свежих книг! – Так значит, ты должен всегда делать...»

«WWW.PSY.AZ ДИЛЯ ЕНИКЕЕВА СЧАСТЬЕ НА ДВОИХ ИЛИ ПСИХОЛОГИЯ БРАКА Посвящается Моим любимым - дочери Яне и мужу Валере, которые делают меня счастливой одним своим существованием и чья любовь и поддержка со мной всегда Аннотация Хорошо быть здоровым и богатым, а лучше - счастливым. Любить и быть любимым. Те, кому брак в тягость, просто разводятся. А вот те, кто хочет наладить отношения, - ищут пути. Вы хотите быть счастливы? Но не знаете как?. А хотите узнать? Эта энциклопедия станет вашим лоцманом...»

«Annotation Многие курильщики хотят избавиться от пагубной привычки, но их останавливает страх перед предстоящим психологическим и физическим дискомфортом. Пугает и тот факт, что многие отказавшиеся от сигарет набирают лишний вес. Вот тут-то и пригодится авторская методика В.И. Миркина, позволяющая творить настоящие чудеса! Используйте разработанный автором способ отказа от курения плюс диету исключения. Результат превзойдет ваши ожидания: из измученных никотином зомби вы превратитесь в бодрых,...»

«Научно-информационный материал Методы и приемы сказкотерапии в коррекции эмоциональноличностных расстройств у детей с отклонениями в развитии (Профессиональная переподготовка психологов и педагогов учреждений г. Москвы) Подраздел: 68.4.11.21 Состав научно-образовательного коллектива: Руководитель НОК зав. кафедрой общей психологии и педагогики РГМУ, к.психол.н., М.Г. Ивашкина, доцент кафедры общей психологии и педагогики РГМУ, к.психол. н., В.М. Самойлова, старший преподаватель кафедры общей...»

«Пять причин, по которым не следует курить! Первая причина – это боль, как поет в известной песне известный певец Николаев. Это боль от более чем 25 болезней, включая и тяжелейшее психологическое расстройство – маразм, которые возникают у курильщиков в результате курения табака. Вторая причина – это отравление табачным дымом ни в чем невинных окружающих, в первую очередь, самых близких – собственных детей (особенно детей грудного возраста), жены и, конечно же, тещи. Они, чем тебе не угодили?!!...»

«Человеческий капитал российских политических элит Политико-психологический анализ Под редакцией Е. Б. Шестопал и А. В. Селезневой Москва РОССПЭН 2012 УДК 32 ББК 66.0 Ч-39 Издание осуществлено при финансовой поддержке Фонда Джона Д. и Кэтрин Т. Макартуров Проект Политическая наука в России: профессионализация, международная интеграция, выведение на уровень мировых стандартов, грант № 08-92128-000-GSS Редакционный совет Российской ассоциации политической науки: А. И. Соловьев (председатель), О....»

«СБОРНИК РАБОЧИХ ПРОГРАММ ПСИХОЛОГО-ПЕДАГОГИЧЕСКИХ ДИСЦИПЛИН ПО СПЕЦИАЛЬНОСТИ 050703 ДОШКОЛЬНАЯ ПЕДАГОГИКА И ПСИХОЛОГИЯ Елец – 2006 УДК 373.2 ББК 74.1 С 23 Ответственные редакторы: Мусатова Л. Я., кандидат педагогических наук, доцент; Пеньковская О. В., кандидат педагогических наук, доцент Рецензенты: Юров А.К., кандидат психологических наук, доцент (ТГПИ); Мясцова В.И., кандидат педагогических наук, доцент (ЕГУ им. И. А. Бунина) Авторы-составители: Авраменко О.В., Бакаева О.Н., Гамова С.Н.,...»

«Рабочая книга педагога-психолога детского лагеря ОРЛЁНОК - 2013 1 ББК 88.5 Р13 Рабочая книга педагога-психолога детского лагеря: из опыта работы социально-психологической службы ВДЦ Орлёнок. Авторский коллектив. / Под общей редакцией Джеуса А.В. к.пс.н, Зубахина А.А. к.п.н., Сайфиной А.А., Яблоковой А.В. – ВДЦ Орлёнок - 2013 – 256 с. Авторский коллектив: Антонюк Н.Е., Ачох З.Ю., Бавыкина М.В., Васильковская Н.И., Винокурова Л.В., Вихрова Е.Е., Данелян Г.В., Зарипова А.А., Иванова Е.М. к.пс.н.,...»

«Адреас Блазер, Эдгар Хайм Христоф Рингер, Мартин Томмен ПРОБЛЕМНО- ОРИЕНТИРОВАННАЯ ПСИХОТЕРАПИЯ Интегративный подход Перевод с немецкого Л.С. Каганова Andreas Blaser, Edgar Heim, Christoph Ringer, Martin Thommen PROBLEMORIENTIERTE PSYCHOTHERAPIE Ein integratives Konzept Москва Независимая фирма “Класс” http://koob.ru Проблемно-ориентированная психотерапия. Интегративный подход / Пер. с немецкого Л.С. Каганова. - М.: Независимая фирма Класс (Библиотека психологии и психотерапии) Авторы книги,...»

«А. Р. МАЛ Л ЕР, Г. В. Ц И К О Т О ВОСПИТАНИЕ И О Б У Ч Е Н И Е ДЕТЕЙ С Т Я Ж Е Л О Й ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ НЕДОСТАТОЧНОСТЬЮ Рекомендовано Ученым советом Академии повышения квалификации и переподготовки работников образования в качестве учебного пособия для студентов дефектологических факультетов высших педагогических учебных заведений и слушателей курсов переподготовки, обучающихся по специальности 031700 — Олигофренопедагогика Москва academ'a 2003 УДК 376.1-056.37(075.8) Б Б К 74.3я73 М195...»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.