WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 41 |

«Издание2 Впоискахсобственногоголоса Обращение Вся информация, полученная от Эветты Роуз, а также все написанное и сказанное ею, должно интерпретироваться в качестве ...»

-- [ Страница 3 ] --

Читая данную книгу, попытайтесь выявить в ней аналогичные ситуации, которые, возможно, случались в вашей жизни. Я не стыжусь того, что случилось со мной, также как я не стыжусь открыто говорить об этом с другими. И вам не стоит стыдиться. Скорее всего, многие столкнулись с подобными травмами. Очень В"поисках"собственного"голоса" важно, чтобы вы читали эту книгу в собственном ритме.

Одна из ее главных целей – дать вам силу. Это словно напоминание о том, что нет ничего, чего нужно стыдиться. Стыд – это только эмоция. Вы не родились со стыдом. Стыд является результатом вашей реакции на ситуацию.

Вы - бриллиант. Вы по-своему ценная, яркая и уникальная личность. Иногда вас нужно немного отполировать, чтобы вернуть внутренние блеск и ясность. Если вы переживаете свое прошлое и двигаетесь по жизни вперед, важно, чтобы это было осознанное решение, которое не должно быть принято кем-то от вашего имени. Все ваше сердце и ваша душа должны быть в этом решении.

Вы должны хотеть измениться. Если вы начали свое путешествие к исцелению, пути назад уже нет. Ваша жизнь изменится навсегда! Вы можете измениться так сильно, что вдруг поймете: люди, о которых вы были самого высокого мнения, не такие уж восхитительные.

Возможно, вы поймете, что работодатель пользовался непрочностью ваших личных границ. А возможно, вы поймете, что больше не хотите быть со своим супругом (супругой).

Последствия исцеления могут быть самыми невероятными. Возможно, слово последствия превращает путешествие к исцелению во что-то пугающее, а возможный положительный эффект во чтото негативное. Но это не так, ведь вы начинаете путешествие к исцелению внутри. Теперь вы знаете, что заслуживаете отношений, где вас безгранично любят.

Любовь и принятие не должны зарабатываться выполнением определенных дел, или тем, что вы позволяете другим переступать через вас и жестоко обращаться с вами. Вы должны убедиться, что искренне делаете этот выбор в своем сердце, а не в гневе или ради Назначение самоисцеления в том, чтобы перерасти все негативные моменты, освободиться от них, а не В"поисках"собственного"голоса" создавать новые, становясь желчным и мстительным. Да, есть случаи, когда необходимо применять правовые меры; я ни в коем случае не упускаю этот вариант. Когда вы начинаете исцеляться от своих призрачных воспоминаний, они становятся именно воспоминаниями, но не утомляющими образами.

Я прошла по пути исцеления от сексуального, физического и эмоционального насилия. Я понастоящему понимаю, насколько эмоциональным может быть это путешествие. Мне известно, что это такое оправляться от насилия. Вот почему я так увлеклась поиском способов, которые могли бы помочь мне и нашим пациентам исцелиться от их прошлого без необходимости разрушать себя.

Не пугайтесь своего прошлого; не давайте вашей травме столько власти.

Ваша настоящая суть неизменна. Ее подавление – это худшее, что может с ней случиться. Признавая, что у вас отняли силу, вы теряете ее.

Почерпните из данной книги то, что вам необходимо. Посидите над ней, познакомьтесь с различными концепциями и идеями, поделитесь мыслями с другими, поговорите о них. Я не стремлюсь изменить ваши убеждения и ценности. Будьте открыты, чтобы увидеть и почувствовать жизнь по-новому.

Однако самое главное, не забудьте наконец-то сделать этот долгожданный выбор в сторону изменения своей В данной книги представлена техника под названием Система трех шагов ППП (the Triple A step).

Я создала эту систему не так давно. Систему трех шагов не следует путать с техникой БТЛ, которой мы с Саймоном обучаем на своих семинарах.

В"поисках"собственного"голоса" Когда я задумываюсь о том, через что мне пришлось пройти, я понимаю, насколько счастлива сегодня. Я делюсь своей историей в надежде, что это поможет другим осознать, что всегда есть свет в конце тоннеля.

Жить в боли – не ваше предназначение.

Моя история наверняка перекликается со многими другими. Она не самая страшная, в ней есть радость, любовь и исцеление. Я рассказываю свою историю, ничего не скрывая, чтобы показать вам – вы можете исцелиться, даже если шаблоны жизни формировались годами и поколениями.

Мой рассказ берет свое начало в городе Удцхурн, в Южной Африке, где в 1984 году я родилась. Известное своими страусовыми фермами, это место привлекает туристов, что создает здесь новые рабочие места.

Вскоре после моего рождения мы переехали в Хрутфонтейн, в Намибии.

Через два года в Хрутфонтейне мы вернулись в Южную Африку, только поселились теперь в городе под названием Кимберли. Здесь мы прожили лишь несколько месяцев, потому что работодатель отца перевел его обратно в Намибию. Таким образом, после долгих скитаний, состоялся наш четвертый переезд в город Ораньемунд в Намибии с населением около человек. Вода и электричество до 2009 года здесь были бесплатными. Даже местные телефонные звонки были В"поисках"собственного"голоса" бесплатными, с чем естественно баловались пятилетние Город был основан в 1936 году и специализировался на алмазной промышленности. После шести лет проживания в Ораньемунде, когда мне исполнилось лет, мы переехали обратно в Кимберли.

Папа и мама целыми днями работали, а я проводила дни в детском саду. Кульминацией дня для меня был обед, когда я разыгрывала других детей: заставляла их смотреть в другую сторону и воровала из их тарелок свою любимую еду. Воспитатели покрывали меня, похоже, это их изумляло. Я всегда ладила с людьми из разных слоев общества, изучила много разных культур и никогда не осуждала других за то, что они выглядят или разговаривают по-другому. Все это – составные части жизни. Мой мирный подход к жизни начал меняться, когда я стала старше, и отношения с отцом становились все более напряженными. Назревали и другие проблемы.



У меня замечательные отношения с мамой. Она всегда была и остается очень хорошим другом и прекрасной матерью.

Мой отец – немногословный человек, особенно когда дело касается меня. Он мало говорил; один его взгляд мог точно выразить все, о чем он думает. Его глаза и то, как он смотрел на тебя, могли обстоятельно рассказать о его чувствах.

Мое самое первое воспоминание об отце – это его глубокие, проницательные карие глаза. У него был пристальный взгляд, которого я никогда не забуду. Он умел так посмотреть на меня, что температура моего тела падала за секунды. Я также знала, что значил один из этих пугающих взглядов. Ответ был прост: беги и не попадайся на глаза. Наблюдать за подобным поведением отца было странным. Иногда такие взгляды, казалось, возникали без всякой причины. Когда же они случались, выяснялось, что я слишком далеко зашла в его личное В"поисках"собственного"голоса" пространство, то есть, например, в комнату, где он работал.

Временами я не замечала его взглядов. Тогда они заменялись тем, что он толкал меня, проходя в дом, или давал подзатыльник. К сожалению, в моей памяти оскорблениях, которые были нанесены умышленно.

Мой отец, его отец и его мать были моими злейшими врагами. Мой отец – алкоголик. Он был трудным человеком, с которым было непросто ужиться. Изо дня в день его общение со мной заключалось в том, что он постоянно утверждал свое доминирующее положение.

Мне же не было позволено разделить этого положения с ним. С раннего детства он винил меня в семейных неурядицах. Он видел во мне соперника и угрозу, а не собственную дочь. Будучи единственным ребенком, мне пришлось смириться с обвинениями – больше не на кого было свалить вину. Идти против моего отца было то же, что сражаться на войне с одной рукой и пластиковым мечом. У меня не было шансов на победу, никаких шансов быть услышанной.

Спасаясь от домашних драм, я вступала в споры в яслях. Никто не ценил мое мнение. Я всегда считала, что если ты не хочешь знать, что творится в моей голове, то не спрашивай. А еще меня учили – если тебе задают вопрос, то отвечать на него нужно настолько честно, насколько можешь. Я знала, что если не буду так отвечать на вопросы дома, то меня ждут гневные тирады, а то и что-нибудь похуже. Ложь была неприемлема.

Кто бы мог подумать, что другие детям в яслях не нравилась честность? Дети были просто детьми. Я всегда давала сдачи, если другой ребенок ударял или пинал меня. Это было единственное место, где я могла физически защитить себя и выпустить пар. В то время я не знала, что причиняя кому-то боль, я демонстрировала свое ложное начало, основанное на прошлом и постоянных потрясениях дома.

В"поисках"собственного"голоса" Мне не хотелось быть агрессивной. Я прекрасно помню, что чувствовала себя ужасно, если ударяла когото по руке. Однако необходимость ослабить мое внутреннее напряжение брала верх над логикой. Я ощущала этот конфликт внутри себя. Мне хотелось делать больно другим потому, что делали больно мне, и тогда чувство вины за свое поведение таяло. Поиск мести ранил меня больше, чем даже сам акт насилия, который изначально был спровоцирован против меня.

Теперь я знаю, что мы не созданы для того, чтобы быть агрессивными и сеять ненависть и злобу по отношению друг к другу. Если мы предназначены для всех этих отрицательных эмоций, почему же тогда столько больных людей? Они только разрушают наш некогда спокойный мир и гармонию в душе.

В то время, пока у меня был неровный старт в яслях, я также боролась со своими демонами и в других местах.

После яслей я не хотела идти в детский сад. Я безумно боялась оставаться одна или с людьми, которых не знала.

Моя жизнь пошла под откос. Чем отчетливее я понимала, что являюсь причиной ненависти отца, тем сильнее это отражалось на чувстве моей безопасности. В то же время я не хотела оставаться дома. Ощущение защищенности начало исчезать.

Мне некуда было идти, а тоска и тревога, которые были спровоцированы отношениями с отцом, сделали меня безразличной. Глядя на это сейчас, я понимаю, что дистанцировалась от своего окружения.

В таком раннем возрасте я не знала, что эмоциональное и сексуальное насилие, совершаемые надо мной, были преступлением. Тем не менее, одни только воспоминания об этом до сих пор заставляют меня чувствовать неловкость и смущение.

Я была физически и сексуально изнасилована, когда мне еще не было четырех лет. Это случилось в детском саду в Хрутфонтейне, где мама оставила меня, чтобы пойти на работу. Более того, стоит добавить, что родители моего отца, которые страдали педофилией, в то В"поисках"собственного"голоса" время тоже гостили у нас. У меня не было другого пути.

Я не могла оставаться дома, чтобы избежать насилия в детском саду, пока бабушка и дедушка были у нас. По тем же причинам я не могла избежать походов в детский сад. Других детей там тоже насиловали; я была не единственной. С ними делали то же, что и со мной.

Странным было то, что только определенные люди совершали сексуальные преступления надо мной. Я ощущала противоречие в том, какими должны быть мои отношения с другими. Все это только укрепило неуверенность и смятение в том, как просить любви и внимания, потому что даже необходимые безопасность и комфорт представлялись мне иначе.

Родители моего отца были увлеченными и бесстрашными педофилами. Они могли насиловать меня ночью в моей спальне. Моя комната была рядом со спальней родителей. Однако я никогда ничего им не рассказывала, потому что это был секрет из серии «Я убью тебя, если проговоришься». Я хранила это в себе и думала, что так и должно быть. Родители моего отца были авторитетными фигурами в моей жизни, и несоблюдение их требований повлекло бы за собой страшные последствия.

Помню, как однажды я отказалась выполнять их требования, и это было только потому, что сосед ждал меня на улице. Прежде, чем я успела что-либо понять, они насильно привязали меня к моей собственной кровати.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 41 |