WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 7 |

«А.В. Маркидонов КРАСОТА В ДЕСНИЦЕ ТВОЕЙ В КОНЕЦ (Пс 15:11). По поводу одной византийской параллели к роману Ф.М. Достоевского Идиот В статье на материале романа ...»

-- [ Страница 1 ] --

Византология

А.В. Маркидонов

«КРАСОТА В ДЕСНИЦЕ ТВОЕЙ В КОНЕЦ» (Пс 15:11).

По поводу одной византийской параллели

к роману Ф.М. Достоевского «Идиот»

В статье на материале романа Достоевского «Идиот» рассматривается природа

эстетического начала. Понятие и реальность красоты раскрывается в глубокой и

динамической соотнесенности с христианской верой. Эсхатологизм как внутреннее качество христианской религиозности осмысляется как парадоксальный ориентир и глубинное измерение эстетической культуры в ее восточно-христианском варианте.

Ключевые слова: вера, красота, гармония, иконичность, книжность, лицо, осуществленность, аскеза, эсхатологичность, хилиастичность, каллиграфия.

В романе Достоевского «Идиот», в характеристике князя Мышкина, есть одна деталь, один, сопровождающий прелюдию к теме красоты и ей созвучный, но самостоятельный мотив — это каллиграфическая способность князя.

В доме Епанчиных, куда Мышкин направляется тотчас по приезду из Швейцарии, на вопрос генерала о способностях, князь отвечает: «…я думаю, что не имею ни талантов, ни особых способностей; даже напротив, потому что я больной человек и правильно не учился»1. Вскоре последуют некоторые уточнения о прочтении «очень многих русских книг» и постоянной учебе во все четыре года, но сохранит свою силу указание на «неправильность» обучения, иначе говоря – на отсутствие школы с ее систематической последовательностью и завершенностью. Это отсутствие школы в воспитании князя Мышкина только оттеняется упоминанием об «особой системе» профессора Шнейдера, который, как оказывается, имел в виду, главным образом, «вообще духовное развитие».

Очевидно, однако, и то, что этот «недостаток школы», предельным выражением которого является болезненная «обособленность» Мышкина, его «идиотичность», коррелирует с той проницательностью, с той способностью видеть души людей и предвосхищать события, которая выдвигает князя в центр романа — в область схождения всех его важнейших смысловых линий.

Александр Васильевич Маркидонов — кандидат богословия, доцент Санкт-Петербургской православной духовной академии.

Достоевский Ф.М. Собр. соч. в 10 тт. М., 1957. Т. 6. С. 32. Далее в тексте ссылки приводятся на это издание с указанием тома и страницы.

58 Христианское чтение №2 (33), По поводу одной византийской параллели к роману Ф.М. Достоевского «Идиот»

Хотя князь и боится «срезаться» в обществе (6, 594), и Аглая говорит ему, что он «ужасно необразован»2, но она же и утверждает, что «хоть вы и на самом деле больны умом ‹…› то зато главный ум у вас лучше, чем у них всех, такой даже, какой им не снился, потому что есть два ума: главный и не главный» (6, 487).

О противоречии ума и сердца говорит в романе Лизавета Прокофьевна, а еще раньше, игнорируя это противоречие (а с ним и различие «главного» и «не главного» ума), — Иван Федорович Епанчин, имея в виду циничную сделку с Тоцким по поводу Настасьи Филипповны, старается убедить Ганю, что «ум — главное» и «тут именно через ум надо бы с самого начала дойти…» (6, 37).

И вот, в этом сложном многомерном противопоставлении ума «школьного» или прагматически рассудочного, облеченного «мудростью века сего» и ума, систематически необразованного, по-детски (а порой и болезненно) обособленного стать носителем «премудрости Божьей», — в этом противопоставлении мотив каллиграфической одаренности князя выступает началом, так сказать, связующе-различающим. Ведь она, эта одаренность, школой воспитана и прагматическим назначением определена; но, если, например, для героя гоголевской «Шинели» эта прагматическая определенность каллиграфии находится в сюжетном тождестве с ее эстетическим содержанием, его (сюжетно!) всецело узурпирует, то для князя Мышкина деловая функция его каллиграфической способности лишь обозначена, «зависает», а затем и отменяется в сюжете.

Тем самым, способность эта остается в романе как раз при одном своем эстетическом (а значит, и символическом) достоинстве, не порывая естественной связи со «школьным» своим происхождением, но приобретая возможность служить большему: быть образом (или, скорее, знаком) так именно — каллиграфически — запечатленной красоты.

Такое символико-эстетическое значение каллиграфической способности князя Мышкина подкреплено и подкреплено сюжетным совпадением демонстрации его каллиграфического искусства с первым появлением портрета Настасьи Филипповны, символизирующем в романе тему красоты: «Ганя, дайте князю бумагу; вот перья и бумага, вот на этот столик пожалуйте. Что это? — обратился генерал к Гане, который тем временем вынул из своего портфеля и поНадо заметить, что вообще понятие «образованность» в романе подчеркнуто шире его «книжного», школьной выучкой достигаемого, содержания. Поэтому о том же князе, представляя его, генерал Епанчин может сказать: «Он почти как ребенок, впрочем, образованный» (6, 60) или — «человек образованный, но погибший», как скажет тот же генерал по поводу предложения, сделанного Настасье Филипповне (6, 195).

Византология А.В. Маркидонов дал ему фотографический портрет большого формата, — ба! Настасья Филипповна!» (6, 33) Далее следует развернутый разговор генерала Епанчина с Ганей, приоткрывающий прагматический, так сказать, заочный план событий, и вновь возвращение к портрету, а значит, и к личному измерению происходящего, — возвращение через князя, который «слышал весь этот разговор, сидя в уголке за своею каллиграфическою пробой. Он кончил, подошел к столу и подал свой листок. — Так это Настасья Филипповна? — промолвил он, внимательно и любопытно поглядев на портрет. —Удивительно хороша! — прибавил он тотчас же с жаром. На портрете была изображена действительно необыкновенной красоты женщина» (6, 35).



Сюжетная «пограничность» двух способов выражения красоты в романе — в каллиграфическом искусстве и в изображении человеческого лица — отчасти их сближает, но, вместе, понуждает увидеть и глубокое между ними различие. Сближает, ибо ведь и каллиграфия существенно характерологична:

«Я перевел французский характер в русские буквы, что очень трудно…», — отмечает, например, Мышкин. Или: «Этот шрифт русский, писарский или, если хотите, военно-писарский. ‹…› И, право, вся тут военно-писарская душа проглянула: разгуляться бы и хотелось, и талант просится, да воротник военный туго на крючок стянут, дисциплина и в почерке вышла, прелесть!» (6, 38, 39) Но выражение — не есть еще лицо: характер типологичен, лицо единично.

Характер (с греческого) — «отпечаток», «след», но не изображение лица.

Это в каком-то смысле соревнующее «лицу» или, точнее, стремление явить и объяснить красоту именно в лице, — диссонирующее с ведущей волей художественного события в романе, каллиграфическое от «лица» воздержание отсылает нас к особого рода культурно-эстетическому сознанию. Это культурно-эстетическое сознание, в интересующем нас аспекте, формируется на почве восточно-православной монашеской традиции. О ней, в романе Достоевского, напоминает читателю неоднократно повторенное, как эхо отзывающееся на первых страницах книги, выражение каллиграфической пробы князя Мышкина: «смиренный игумен Пафнутий руку приложил». Но от русской монашеской традиции, на которую непосредственно указывает приведенный каллиграфический образец, нельзя не обратиться к ее истокам — в культуре Византии. «Каллиграфия, то есть искусство красиво переписывать рукописи, имела, — отмечает видный отечественный византинист, — широкое распространение у византийско-восточных монахов. Они смотрели на переписку рукописей как на дело благоугодное и святое, своего рода подвиг. Некоторые составитеХристианское чтение №2 (33), По поводу одной византийской параллели к роману Ф.М. Достоевского «Идиот»

ли монашеских уставов прямо предписывали инокам, в свободное от молитвы и ручных трудов время, заниматься или чтением, или переписыванием старинных книг церковно-религиозного содержания»3.

Почему же все-таки мы имеем в виду культуру византийскую, если даже в ареале одной только христианской ойкумены речь идет по меньшей мере еще и о русском монашестве — и его каллиграфическом монашестве?4 Не только потоЖитие иже во святых отца нашего Григория Синаита. Пер., предисл. и комм. И.И. Соколова.

М., 1904. С. 82.

См. об этом: Аверинцев С.С. Поэтика ранневизантийской литературы. М., 1997. С. 215. Уже у самых истоков византийской культуры мы встречаем один (но не единственный, конечно) любопытный образец тонкого, противоречивого, но живого сочетания самой взыскательной, исторически напряженной и драматичной, монашеской настроенности и разнообразной книжной искушенности, отмеченной, тогда еще достаточно динамично, и культурой античной школы. Речь идет о дворце императора Феодосия Младшего, о порядках, заведенных здесь благочестивой сестрой императора Пульхерией и о нем самом. «...В императорском жилище, — пишет известный византинист Шарль Диль, опираясь на свидетельства древних церковных историков, — с утра и до ночи раздавалось пение священных песен и все предавались благочестивым упражнениям. Вместо блеска церемоний и великолепия парадных костюмов, вместо радостных кликов приветствий и церемониального марша слышалось только однотонное псалмопение, чтение молитв, видны были только темные одеяния священников и монахов. Очищенный от развращенных придворных, бесчестивших его, руководимый во всех делах своих советами мудрыми и святыми, дворец, казалось, был отмечен совсем новой печатью. ‹…› И в обширных покоях священного дворца, некогда кишевших интригами, веяло теперь отовсюду благочестием, милостью, отреченьем от мира. Таков был дух, в котором Пульхерия воспитала юного Феодосия. Очень просвещенная сама (она знала по-гречески и по-латыни, а это одно уже составляло редкое явление в те времена), она окружила его превосходными учителями и самыми отборными товарищами. И царевич воспользовался хорошими уроками, преподанными ему. Действительно, это был очень просвещенный молодой человек. Он знал языки греческий и латинский, астрономию, математику, естественную историю и еще многое другое; он рисовал и писал красками и любил иллюстрировать прекрасными миниатюрами имевшиеся у него рукописи. Он также любил читать и составил себе обширную библиотеку; вечером он работал до поздней ночи при свете лампы, модель которой он сам изобрел. За все это он заслужил прозвище, данное ему историей: Феодосий Каллиграф. Но еще больше заботилась Пульхерия о нравственном воспитании своего брата. Он был очень благочестив, охотно пел с сестрами гимны, правильно постился два дня в неделю и любил вступать в споры с богословами» (Диль Ш.

Византийские портреты. М., 1994. С. 32, 33).

Нельзя притом не припомнить, что супругой Феодосия II становится дочь преподавателя Афинского университета Афинаида-Евдокия, несомненно, содействовавшая образованию, в 425 году, Константинопольского университета. А с другой стороны, «чрезвычайно характерными для V века фактами нужно признать, — отмечает Ф.И. Успенский, — развитие отшельничества, пустынножительства и всякого рода подвижничества… В эту эпоху жили знаменитые столпники, десятки лет проводившие на высоком столпе, как Симеон, Даниил и другие» (Успенский Ф.И. История А.В. Маркидонов му, что особенности «византийского» имеют здесь преимущества исконности, но, прежде всего, — по причине более глубокой, емкой и адекватной именно «византийскому опыту» соотнесенности «каллиграфического мотива» в романе Достоевского с ведущей характеристикой его главного персонажа, в особенности с тем в нем, что как бы мерцает (то обнаруживается, то скрывается) в понятии «идиот».



Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 7 |
 

Похожие работы:

«А.В. Бабушкин. Сотруднику милиции о правах человека. Комитет за гражданские права А.В. Бабушкин Москва, 2007 года Сотруднику милиции о правах человека. Оглавление. Введение..стр. 2 Раздел № 1. Ответы на практические вопросы, возникающие в работе сотрудников милиции. стр. 4 Раздел № 2. Конституция РФ, как ориентир в правовом пространстве страны. стр. 28 Раздел № 3. Деятельность сотрудников милиции в свете решений Европейского Суда по правам человека. стр.. Приложение № 1. Основные принципы...»

«Каталог Древесно-кустарниковых плодовых и декоративных культур. Саженцы, луковицы, корневища. ЧАСТЬ I САЖЕНЦЫ ДРЕВЕСНО-КУСТАРНИКОВЫХ ПЛОДОВЫХ И ДЕКОРАТИВНЫХ КУЛЬТУР Яблоня Нашим питомником испытано 360 сортов яблонь, выведен- Яблоня хорошо удается на более открытой местности. Садить ных практически во всех климатических зонах нашей обширной лучше однолетние саженцы, обрезать на 50 см и формировать страны. Очень хорошо зарекомендовали себя сорта Свердлов- 4 боковые скелетные ветви, первые 3 года...»

«Аннотация При соприкосновении с чужой культурой мы все с неизбежностью испытываем настоящий культурный шок. Нам вдруг становится ясно, что в чужой культуре повседневная жизнь строится по другим правилам, что в ней действует совершенно другая система ценностей. Какое положение занимает в обществе отдельный человек? Как складываются отношения между женщинами и мужчинами? Какие существуют иерархические системы? Как люди ведут себя на публике и дома? Какую роль играют религия и суеверия? Как...»

«Древняя тайна Цветка Жизни На этой странице вы найдете перевод книги Друнвало Мелкизедека Древняя тайна Цветка Жизни. Перевод сделан Мерике Строгановой при участии Нади Доброй (этот перевод сделан независимо от перевода, опубликованного издательством София, и не преследует никаких коммерческих целей). Книга посвящена священной геометрии, событиям, происходящим на Земле в далёком прошлом, настоящем, и будущем, телу света Меркаба, и многому, многому другому. 1 ПРЕДИСЛОВИЕ Дух Единый. Задолго до...»

«Scan, OCR&Spekcheck Stanichnik http://lib.aldebaran.ru Верность: Физкультура и спорт; Москва; 1986 Аннотация Выдающийся советский хоккеист, трехкратный олимпийский чемпион, многократный чемпион мира, Европы, СССР, кавалер ордена Ленина Владислав Третьяк рассказывает о важнейших событиях своего двадцатилетнего спортивного пути, о друзьях, тренерах, соперниках. Эти события, сами по себе интересные, являются к тому же поводом для глубоких размышлений автора о спортивном характере, истоках высшего...»

«МЕЖДУНАРОДНЫЙ ПРОЕКТ В РОССИИ 2009 УДК 061.235 Грачева Р.Г., Козельцев М.Л. Повестка дня для горных селений Кавказа / АНО Российский региональный экологический центр. — Москва: ЗАО Издательский дом МедиаИнфоГрупп, 2009. — 125 с. Представлены результаты реализации в России, в республике Северная Осетия-Алания и Кабардино-Балкарской республике, международного проекта Устойчивое развитие горных регионов Кавказа — Местная Повестка-21. Описан процесс разработки Местных Повесток-21 — местных планов...»

«Cato Institute Юхан Норберг В защиту глобального капитализма Институт Катона / Cato.Ru Н О В О Е издательство УДК 330 ББК 65.5 Н82 Издание осуществлено в рамках совместного проекта Нового издательства и Cato.Ru Библиотека Свободы Перевод с английского Максим Коробочкин Научный редактор Евгения Антонова Дизайн Анатолий Гусев Норберг Ю. Н82 В защиту глобального капитализма / Пер. с англ. М.: Новое издательство, 2007. — 272 с. ISBN 978 5 98379 084 1 Книга шведского экономиста Юхана Норберга В...»

«Помидоры, огурцы. Сажаем, выращиваем, заготавливаем Николай Звонарев 2 Книга Николай Звонарев. Помидоры, огурцы. Сажаем, выращиваем, заготавливаем скачана с jokibook.ru заходите, у нас всегда много свежих книг! 3 Книга Николай Звонарев. Помидоры, огурцы. Сажаем, выращиваем, заготавливаем скачана с jokibook.ru заходите, у нас всегда много свежих книг! Михаил Звонарев Помидоры, огурцы. Сажаем, выращиваем, заготавливаем 4 Книга Николай Звонарев. Помидоры, огурцы. Сажаем, выращиваем, заготавливаем...»

«  Национальные парки Республики Беларусь  Оглавление Введение 1. Национальный парк Беловежская пуща 1.1 Общие сведения 1.2 Флора 1.3 Фауна 1.4 История Беловежской пущи 1.5 Карта Беловежской пущи 1.6 Туризм 2. Национальный парк Браславские озера 2.1 Общие сведения 2.2 Через проливы и протоки 2.3 Карта Браславских озер 3. Национальный парк Нарочанский 3.1 Ландшафтные особенности 3.2 Фауна 3.3 Гидролитическая сеть 3.4 Карта Нарочанского парка 4. Национальный парк Припятский 4.1 Общие сведения 4.2...»

«Йохан Хейзинга. В тени завтрашнего дня. Habet mundus iste noctes suas et non paucas. У этого мира есть темные ночи, и их много. Бернард Клервоский Оглавление I. B ожидании катастрофы. II. Страхи прежде и теперь. III. Нынешний культурный кризис в сравнении с прежним. IV. Основные условия культуры. V. Проблематический характер прогресса. VI. Наука у пределов возможности мышления. VII. Всеобщее ослабление способности суждения. VIII. Снижение критической потребности. IX. Профанация науки. X. Отказ...»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.