WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 54 |

«Печатается по решению Редакционно-издательского совета Белорусского государственного университета Р е ц е н з е н т ы: доктор философских наук Т. Н. Буйко; кандидат ...»

-- [ Страница 1 ] --

УДК 159.9(476)(091)

ББК 88.1(4Беи)

П49

Печатается по решению

Редакционно-издательского совета

Белорусского государственного университета

Р е ц е н з е н т ы:

доктор философских наук Т. Н. Буйко;

кандидат психологических наук Т. И. Краснова;

кандидат исторических наук Д. В. Карпиевич

Полонников, А. А.

Очерки истории психологии Беларуси: Теоретико-методологическое П49 исследование / А. А. Полонников. – Минск : БГУ, 2011. – 259 с.

ISBN 978-985-518-449-3.

В монографии представлены результаты многолетней работы автора по изучению белорусской научно-психологической традиции. Рассматриваются традиционные для гуманитарных наук проблемы: достоверность данных качественных исследований, их связь с социальным и культурным контекстом, влияние исторического письма на порядок распределения научнопсихологических фактов и др.

Диалогичность, подчеркнутая дискуссионность текста делают его интересным для специалистов в области социологии и социальной психологии науки, авторов учебников и учебных пособий системы университетского образования, исследователей гуманитарных и образовательных проблем, преподавателей психолого-педагогических дисциплин, начинающих ученых.

УДК 159.9(476)(091) ББК 88.1(4Беи) © Полонников А. А., ISBN 978-985-518-449-3 © БГУ, Мне нечего сказать Ни греку, ни варягу.

Иосиф Бродский черк, как известно, жанр литературный, хотя его использование в области научных и, в частности, историко-психологических исследований редким не назовешь (Ананьев, 1947; Большакова, 1994; Соколов, 1963; Ясницкий, 2008). Чаще всего, по нашим наблюдениям, их авторы прибегают к форме очерка для того, чтобы подчеркнуть некоторую фрагментарность описания, отсутствие в нем претензии на завершенность и фундаментальность. Тем не менее очерк оказался неплохим средством в тех исследовательских ситуациях, в которых программы историко-психологических работ только намечаются, в которых методом проб и ошибок нащупываются значимые объекты и способы работы с ними, где апробируются способы концептуализации фактов и форм их выражения.

Однако именно это первопроходческое предназначение очерка делает его несамостоятельным жанром. В каком-то смысле его значение возникает только в свете ставшей психологической традиции как последействие.

Здесь почти как в геологоразведке. Из всех проб отбираются только те, которые указывают на месторождение. Все остальные сдаются в архив, и только нечаянные повороты судьбы способны их извлечь из небытия.

Применительно к историко-психологическим очеркам это означает, что их смысл устанавливается финальным метанарративом. Производство историко-психологических очерков неминуемо избыточно и образует собой своеобразный ресурс, веер возможностей, без которого научное развитие становится предсказуемым.

Предлагаемые вниманию читателей «Очерки истории психологии Беларуси» имеют иную претензию. Если ее формулировать кратко, то она исходит из убежденности их автора в неадекватности линейной истории и соответствующего ей метанарратива ситуации постсоветской белорусской психологической науки. Ее состояние характеризуется полипарадигмальностью, одновременным сосуществованием множества возникающих и исчезающих опытов, сложной, а порой и драматической перекличкой разнопространственных и асинхронных научных предметов, которые, будучи помещены в структуру однородного исторического повествования, неминуемо окажутся подвергнутыми гомогенизации, а значит, потеряют присущее им своеобразие. В этом случае историко-психологический метанарратив может сковывать развитие психологической науки и практики, если, разумеется, развитие трактовать не кумулятивно, а в терминах диверсификации форм существования. Из этого следует, что адекватное сложившейся ситуации историко-психологическое описание должно быть, так сказать, «лоскутным», методологически вариативным и максимально экземплифицированным, связанным своей формой со спецификой конкретного предмета. Таким образом, образ очерка начинает функционировать в качестве регулятивного принципа историко-психологического нарратива в ситуации многообразия форм психологического понимания, суждения и действия, т. е. практик. Очерк при этом становится самостоятельным жанром, освобожденным от метанарративных обязательств.

Традиция историко-психологического письма такова, что метафора связи для нее решающая. Разумеется, что в этом случае читатель такого рода сочинений имеет дело со связанной историей (метанарративом), что не может не проявляться на характере приобретаемых им в ходе чтения убеждений.

Результатом восприятия систематически организованного текста (конечно же, в идеале) становится цельная и непротиворечивая идентичность адресата историко-психологических сочинений.

Наша же работа базируется на метафоре разрыва. Она состоит в отказе создавать сочинение монографического типа и обращении к форме очерков, допускающих разнокачественные и несвязанные между собой высказывания. Метафоризация разрыва препятствует его буквальному пониманию, поскольку он означает не отказ от какой-либо традиции вообще, а лишь ревизию функционирующих в ней латентных связей и отношений. «Благодаря инверсии знаков прерывность отныне уже не отрицает историческое чтение, выступая его изнанкой, опровержением и пределом возможностей, а, напротив, становится позитивным элементом, определяющим свой объект и значение своего анализа (Фуко, 1996, 12–13).

Под идеологией мы вслед за Х. Уайтом понимаем не набор идей, а «набор предписаний для занятия позиции в современном мире социальной практики и действия в соответствии с ней (либо изменять мир, либо упрочивать в его сегодняшнем состоянии)» (Уайт, 2002, 42).

Линий разрыва в ходе нашего исследования наметилось несколько. Одна из них очевидна, поскольку проходит на тематическом уровне.

«Очерки истории психологии Беларуси» реализуют радикальный проект:

поиск путей создания собственной истории белорусской психологической науки и практики. В этом их отличие и от первых опытов отечественных историко-психологических сочинений, которые определяют свою задачу несколько иначе. Первый объемный труд по истории психологической науки нашей страны, подготовленный профессором Л. А. Кандыбовичем, имел название «История психология в2 Беларуси». Анализ особенностей этой историко-психологической работы изложен в первом очерке нашего исследования. Здесь же лишь заметим, что наличие в названии учебного пособия Л. А. Кандыбовича предлога «в», не является индифферентным обстоятельством, а отражает установку автора на универсальный статус науки. Согласно этой точке зрения психология не может обладать региональной спецификой, как, например, математика или биология. Она лишь функционирует в определенном месте и времени, что и отражено пресловутым «в» в названии.

Наша работа исходит из другого самоопределения. В нем мы разделяем позицию известного французского социального психолога С. Московичи, который рассматривает психологию как практику в рамках конкретной социокультурной ситуации. Ее культурная укорененность выражается не только в своеобразии миссий, целей, контекстов, но и в качественной организации всего научного языка. «Не следует забывать, – пишет С. Московичи, – что истинные достижения американской социальной психологии заключались не столько в ее эмпирических методах или теоретических построениях, сколько в том, что в качестве предмета и объекта ее теорий были взяты проблемы ее собственного общества. Ее достижениями явились как ее методы и средства, так и формулирование проблем американского общества в социально-психологических терминах, и их рассмотрение в качестве объекта научного исследования» (Московичи, 1984, 210).

Применительно к белорусской истории психологии это означает (в широком смысле) ее включенность в процессы национально-культурного строительства и, более узко, в создание дома отечественной психологической науки. В этом смысле история психологии Беларуси не столько описывает реалии функционирования психологических предметов, сколько редактирует их под углом зрения, связанным с утверждаемым историком проектом. Таким образом, наше сочинение вступает в полемику с опытом, реализованным первыми историками психологии Беларуси.

Подчеркнуто нами. – А. П.

Следующий разрыв не столь очевиден как первый и образуется на линии сцепления «истории» и «психологии», проблематизируя их привычную связанность. Что означает для психологии ее территориальная близость к истории? Влияет ли как-нибудь исторический метод на порядок распределения психологических фактов? Наш анализ, причем не только прецедентов историко-психологических очерков, обнаружил, что существующая практика утилизации «истории психологии» (как русскоязычная, так и зарубежная) ориентирована, прежде всего, на эксплуатацию ее правой части. То есть в случае с историей психологии мы имеем дело во многом с «нерефлексивной» историей, если под рефлексией понимать не анализ динамики психологических предметов, а историческое самосознание. Эту традицию наследует и практика историко-психологического письма, установившаяся сегодня в Беларуси.

Между тем в самой исторической науке историографическая рефлексия является одной из приоритетных. Уже классическая философия истории поставила перед историками историографический вопрос. Гегель, формулируя требования к историческому нарративу, отмечал, что его предметная область лежит не в конкретной фактографии, а в сфере истории истории, или «философской истории», определяя в качестве ключевого положение о том, «какими средствами пользуется дух, для того чтобы реализовать свою идею» (Гегель, 1993, 70).

Эту позицию еще более обострил Ф. Ницше3. Для него историческое описание всегда активно, поскольку что-то отрицает или утверждает в жизни. Точку зрения Ницше развивает американский методолог истории Х. Уайт. Анализируя исторические нарративы, он обнаруживает типичные «модусы сознания, в которых историки могут имплицитно или эксплицитно оправдывать переход к разным объяснительным стратегиям на уровне доказательства, построения сюжета и идеологического подтекста» (Уайт, 2003, 492).

Из всего этого следует, что объективированное, как кажется, нейтральнофактическое историческое письмо не отражает беспристрастно течение событий. Оно лишь подтверждает их привычную перцепцию, обеспечивая описываемой традиции кросситуационную преемственность и гиподинамику. В этой перспективе может быть рассмотрена и практика историкопсихологического письма. Отказ историков психологии от историограИстория, – пишет Ницше, – принадлежит живущему в трояком отношении:

как существу деятельному и стремящемуся, как существу страждущему и почитающему и, наконец, как существу страждущему и нуждающемуся в освобождении.

Этой тройственности отношений соответствует тройственность родов истории, поскольку можно различать монументальный, антикварный и критический род истории» (Ницше, 1990, 168).

фической рефлексии следует понимать тогда не как методологический недостаток, а как стремление сохранить традиционный порядок, в котором критическая позиция способна породить сомнения.



Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 54 |
 


Похожие работы:

«Г.В.Носовский, А.Т.Фоменко ЦАРЬ СЛАВЯН ПРЕДИСЛОВИЕ. Книга посвящена полученной нами датировке Рождества Христова 1152 годом н.э. Изложена возникшая в связи с этим реконструкция событий XII века. Впервые эта датировка была получена нами в 2003 году и с тех пор нашла многочисленные подтверждения. Книга содержит только новый материал и результаты, полученные нами в 2003 году. Все они публикуются впервые. Подчеркнем, что основным результатом книги является новая и, по-видимому, окончательная...»

«Тайна гибели группы Дятлова Документальное расследование Посвящается светлой памяти группы Дятлова Редакция от 14.12.11 г. № 17 - для печати и Интернета _Буянов Е.В. _ 2011 г. 2011 1 Е.В.Буянов, Б.Е.Слобцов Тайна гибели группы Дятлова Документальное расследование Посвящается светлой памяти группы Дятлова Катастрофа закончилась только тогда, когда поняты и обоснованы причины и ход ее событий. Аннотация:.С этой историей гибели группы туристов оказались связаны многие темы, - и секреты полета...»

«ОГЛАВЛЕНИЕ Сергей Фомичёв. Экоанархизм Мюррея Букчина Предисловие к русскому изданию REMAKING SOCIETY Как появилась эта книга Общество и экология Отношение общества к природе Социальная экология Иерархии, Классы и Государства Понятие доминации Первые человеческие сообщества Появление иерархий и классов Появление государства Поворотные пункты истории Подъем воинов Возникновение города Национальное государство и капитализм Идеалы Свободы Миф Разум Анархия и либертарные утопии Очерчивая...»

«// единица хранения // // собиратель // // российское зарубежье // // роспись // Молчат гробницы, мумии и кости, – Лишь слову жизнь дана: Из древней тьмы, на мировом погосте, Звучат лишь Письмена. И. Бунин // восточная коллекция // Алла Тер Саркисянц Понять изречения разума. 16 веков армянского алфавита В армянской букве – величие монумента и нежность жизни, библейская древность очертаний лаваша и острота зелёной запятой перца, кудрявость и прозрачность винограда и стройность и строгость...»

«Уважаемый читатель! Идея создания этой инженерно-исторической и, в некоторой степени, публицистической работы навеяна Парадом Победы 9 Мая 2000 года. Прошло 55 лет со дня Победы и всего лишь 65 лет со дня начала работы метрополитена в Москве. Но уже многое и многие забыты. Некоторых нет среди нас. В память о них, налаживавших и пускавших в эксплуатацию 11 линий, 15 электродепо, вагоно-ремонтный завод и многие другие сооружения, сделавших Московский метрополитен таким, какой он есть....»

«Усман ибн 'Аффан Третий праведный халиф Москва | Умма | 2012 УДК 28-3(092) ББК 86.38 С16 Сокращённый перевод с арабского: Карима (Екатерина) Сорокоумова Ответственный редактор Кабир Кузнецов ас-Салляби, 'Али Мухаммад С16 'Усман ибн 'Аффан. Третий праведный халиф / Пер. с араб., прим., комм. Е. Сорокоумовой. — М. : Умма, 2012. — 568 с. — Часть текста парал. рус, ар. — (История Халифата). ISBN 978-5-94824-146-3 (История Халифата) ISBN 978-5-94824-158-6 Третья книга из серии История Халифата...»

«Романтизм в Германии Ленинград ХУДОЖЕСТВЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА Ленинградское отделение 1973 Вступительная статья А. А ник ста Оформление художника Н. Васильева Берковский Н. Я. Б 48 Романтизм в Германии. Вступит, статья А. Аникста. JL, Худож. лит., 1973. 5 6 8 с. Книга выдающегося советского ученого Н. Я. Берковского посвящена целой литературной эпохе — истории романтизма в Германии. Автор рассматривает наиболее важные явления и темы немецкого романтизма, выделяя специально главы о творчестве...»

«ЧЖУД-ШИ памятник средневековой тибетской культуры Ответственные редакторы кандидат медицинских паук С. М. Николаев, доктор исторических наук Р. Е. Пубаев Чжуд-ши — классический источник тибетской медицины, в котором собран многовековой опыт тибетских лекарей, использовавших в своей практике достижения медицинских систем Индии, Китая и других стран. Излагаются основные положения тибетской медицины, представлены теоретические установки и лекарственное сырье. Впервые на русском языке описаны...»

«К.Э. ЦИОЛКОВСКИЙ: ФИЛОСОФИЯ КОСМИЗМА Алексеева В.И. ФУК Государственный музей истории космонавтики им. К.Э. Циолковского (г. Калуга) Неисследованный потенциал философии русского космизма, складывавшейся в XIX – начале XX в., привлекает внимание исследователей и в настоящее время. Одним из космистов первого ранга является К.Э. Циолковский, разработавший логически стройную систему взглядов на устройство мира, природу, человека и общество. В научной работе проанализирован монистический подход...»

«Аннотация История водки – не занимательная история пьянства. Где впервые появилась водка? Этот вопрос приобрел государственное значение, когда Запад вдруг выступил с отрицанием приоритета России. Исследование В.В.Похлебкина убедительно доказывает: Только водка из России – настоящая русская водка! Содержание КАК И ПОЧЕМУ ВОЗНИКЛА ЭТА КНИГА 9 ВВЕДЕНИЕ 22 Обзор источников и их оценка 28 Часть первая. Происхождение спиртных 31 напитков в России в IX-XV веках и их терминология Глава 1. ТЕРМИНОЛОГИЯ...»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.