WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 |   ...   | 56 | 57 || 59 |

«МИРЫ БЕЗ МИРА Сказочно правдивые истории для взрослых ПРИГЛАШЕНИЕ Поэт сообщил человечеству, что любовь и голод правят миром, но лукаво промолчал о направлении - куда ...»

-- [ Страница 58 ] --

- Вс очень просто. Чтобы вон те факелы погасить, наши тут модернизируют газокомпрессорную станцию. Чтобы газ доводить до жидкого, потом до тврдого состояния, грузить в ящики и - в Штаты… - Насчт тврдого ты загнул, - перебил Щербининдт. - Но при чм тут аборигены?

- А при том. Аборигенам кажется, что они тут вс ещ хозяева, и они от этого газа хотят иметь свою долю. А новые хозяева - "Шелл", "Шлюм" - дают им понять: вс, парни, профукали, теперь благодарите, что работу дам вашим… вашему ПЕРВОМУ СОРТУ! Х-ха!.. Вот они и суетятся, пока ещ есть керосин для вертолтов… Не наше, в общем, дело. Ты мне, Куликофф, лучше объясни, почему они штампы на мясо ставят именно фиолетовым цветом? А потом - про этого писателя, который по выживанию… - Погоди-ка, - Куликофф поднялся. - Это ещ что?..

В ворота продовольственной базы вломился армейский грузовик. Он остановился у конторы, изпод брезента запрыгали вооружнные люди в рабочих спецовках разных русских нефтяных фирм.

Синие, фиолетовые, тмно-зелные, оранжевые фигурки рассыпались по двору, занимая свои посты.

У ворот американская охрана безропотно сдала им винтовки. Пулемтчику на вышке они погрозили пальцем через прицел гранатомта, и он стал спускаться. Тем же пальцем русский поманил и четверых солдат-грузчиков.

- Пошли, что ли, - сказал Куликофф.

- Похоже, я отрулился, - Паттерсон на ходу хлопнул ладонью по крылу своего рефрижератора.

На бетонную площадку месторождения, в полукилометре от базы, садился ещ один русский вертолт из Кедрового.

- Почему же у них вс-таки штампы на мясе фиолетовые? - Фишер бормотал, уже ни к кому не обращаясь.

- Тебя зелным проштампуют, - обронил Паттерсон. - Куликофф, ты по-русски хорошо говоришь?

- По-моему, их командир - татарин, - сказал Куликофф.

- Какая разница, мой друг, здесь они все - русские… Нейтральная страна. Промежуточный финиш.

Макс вышел на крыльцо и в конце аллеи, у ворот, увидел, как всегда, свой густо-оранжевый "линкольн". И ворота, как всегда, были задвинуты. И Гарри, как обычно, подрезал кусты неподалку, чтобы оставаться на виду: старик стал бояться увольнения и вс время демонстрировал трудовую активность.

Только у дверцы автомобиля не Георгий ждал хозяина, а его дочь, неуловимая Мария в строгом джинсовом костюме. Макс даже удивился, что костюм - женский, молоджный, из этого материала может выглядеть строгим. Может быть, сыграла в этом роль осанка и какая-то модельная поза девчонки, которую он не видел с начала лета до середины осени. Он только знал, что именно из-за не Георгий постоянно мрачен.

Но сегодня вс выходило совсем не так.

Природа юга Европы в октябре - это самое потрясающее зрелище из всех, какие знал Макс.

Тревога и величие зрелости. Счастье и смерть в каждом набрякшем плоде, в каждом листочке жлтом, оранжевом, красном, готовом осветить весь мир своей слабой вспышкой и победно уйти в вечность и бесконечность. Самое несуетное время года. Как возраст Макса - самое несуетное время жизни, когда каждое утро подобно рождению: на миг - ребнком, но сразу же вслед - зрелым, мудрым, сильным победителем, вставшим не с лавров, а с сурового солдатского ложа, и готовым к очередному победному сражению - во имя Человечества и на благо Человечества.

Таким было и сегодняшнее утро. Таким ему и полагалось быть. Даже пасмурное, дождливое, ветреное, с мокрым снегом - оно оставалось бы утром зрелости и победы. Но оно выдалось тихим, солнечным, душистым и многоцветным. Оно виделось свежим, нежным, обещающим не только победу, но и радость победы, а это - Макс хорошо знал - вещи не всегда совпадающие.

И украшением этого чудесного, потрясающего утра был Георгий. В новой голубой спецовке, улыбающийся во весь оскал, он встречал шефа и друга у самого крыльца.

- Передал дела дочке и уходишь на пенсию? - Макс, тоже вовсю улыбаясь, пожал механику руку.

- Слабо им всем мои дела освоить! - Георгий шутливо сделал вид, что его рука сокрушена хозяйским пожатием. - Это пассажирка тебя ждт. Подвезшь до городских стен?

- Неужто восстановилась? - Макс обрадовался вполне искренне.

- Перебесилась, - поправил Георгий веско. - Самым серьзным образом. Взялась за ум деваха. Представь, - продолжал он уже на ходу, - ушла от антиглобалистов, выбрала тему для научной работы, с тем и хочет к тебе подкатиться. Пособишь, ежели что?

- Вс, что в моих силах, - пообещал Макс. - Не сомневайся.

- Здравствуйте, дядя Макс! - Мария распахнула перед ним водительскую дверцу и крепко пожала протянутую руку. Заметила поощрительный кивок отца и обрадовалась:

- Согласны?! Так я сажусь?!

- Садись, садись, деточка, - сказал Макс и повторил, для не:

- Вс, что в моих силах… Ты похорошела за лето!

Ворота сдвинулись, машина пошла, Мария заговорила.

- Дядя Макс, я жду ребнка. Потому и похорошела.

- Когда успели?.. Впрочем… - В день его отъезда, дядя Макс. Мы оба этого хотели.

"Не то, не то, - подумал Макс. - Ребнок этот не будет нашим… А впрочем… Если у них - по отцу, то почему бы и нам, при нашей гибкости… Главное - его приблизить… Придтся вместе с мамой, а потом… Труднее, чем войну организовать…" На эти размышления ушли секунды. Вслух он сказал:



- Ну что же, деточка, такова жизнь. И мы - таковы. Она строит нас, мы строим е… Артуру сообщила?

Он задал этот вопрос с тплой озабоченностью, надеясь узнать хоть что-нибудь о беглом сыне.

- Я ничего о нм не знаю, - Мария ответила без заминки. - Он может погибнуть, поэтому рожать буду обязательно.

"Говорит она об Артуре правду или так хорошо владеет собой? Впрочем это неважно. Артура вс равно надут. Уже известно, что он был в команде из четырх человек, возглавляемой русским намником. Сын хорошо обучается, значит, с этими головорезами и сам станет настоящим бойцом.

То есть - не пропадт. И когда-нибудь сам объявится. Возмужает, познает противника изнутри, перебесится, тогда кровь возьмт сво, и можно будет подключать его к ДЕЛУ. Придт такое время.

Сам был таким. Дожить бы только".

На эти мысли ушли ещ секунды, а вслух он сказал с родственной улыбкой:

- Рожать тебе, конечно, одной, а вот ждать папу будем все вместе. Так ведь?

Она ответила такой же родственной улыбкой и закивала, совсем ещ дитя. Даже глаза наполнились.

- А я боялась, - сказала она.

- И бояться будем теперь вместе, - подхватил Макс. - Вместе вс легче, правда?

Она опять закивала и чуть отвернулась, чтобы промакнуть глаза платком.

"Боится плакать, - подумал Макс. - Наверно, плохая тушь для ресниц".

- Отец с вами о науке говорил? - Мария сменила тему, чтобы удержать слзы.

- Да я понимаю, - быстро отозвался Макс, - теперь не до науки.

- Нет-нет, - Мария уже почти справилась с голосом, - о науке тоже серьзно. Прерывать учбу я не буду, и тема для диссертации в самом деле есть. Хочу с вами посоветоваться… Не думайте, вс по-настоящему.

- Я в твоей серьзности никогда не сомневался, - сказал Макс. - И сейчас в очередной раз убедился… Давай свою тему, спрашивай, проси… Вс, что в моих силах… - Хорошо, - Мария уже вполне овладела голосом. - Тема совершенно по вашей части: "Мировое правительство и глобализация. Нравственный аспект". Сразу о названии, дядя Макс. Может быть, не "Нравственный аспект", а "Рамочные условия"? Как тут совместить эмоции с наукой?

Макс мельком взглянул на будущую мать своего будущего внука, сказал: "М-да" и задумался всерьз, на целую минуту.

"Что же за идеи в этой славянской головке? Неужто всерьз изучает проблему снизу и решила, что пора двигать наверх?.. Конечно, социологов надо подключать как можно активнее, и тут нужны именно СВОИ социологи, хорошо заинтересованные и очень точно направляемые. Такие есть, работают в локальных направлениях, решают узкие прикладные задачи… А эта замахнулась на священный жупел, на миф, притворяющийся правдой, на истину под видом легенды… И адрес выбрала правильный - случайно? по наитию? по наводке? Скорее второе. Вероятно первое. Третье исключено. Что ж, нападающему надо помогать: если тянет - толкай его, если толкает - тяни".

- Умница, - сказал он вслух. - Как раз в твом возрасте я пытался поднять эту же тему. Конечно, в немного иных терминах. Ведь глобализацией только немного пахло тогда, на уровне научной фантастики. А вот мировое правительство - это было. По-моему, об этом говорят в течение всей истории человечества. В разных аспектах применения, но вполне, вполне определнно: мировое правительство необходимо создать, мировое правительство всегда существовало, левиты, масонские ложи, иерофанты, инквизиторы… Мне, помнится, особенно нравилось у них слово "венерабль". Смысла не знаю до сих пор, зато красиво, правда?.. Но у тебя, полагаю, подход другой.

Если глобализация становится фактом, значит и разговор о необходимости создания мирового правительства приобретает жизненное значение. Плохой прообраз его - Объединнные Нации, Совет Безопасности, ЮНЕСКО… Плохой, но вс же прообраз. Нужна концепция, и как раз она-то тебя и занимает: каким образом человечеству не перегнуть палку с глобализацией. Я угадал?

- Именно! - подхватила Мария с энтузиазмом. - Каким должно быть мировое правительство? Из кого состоять? Как управлять и по каким концепциям?.. И дайте мне взгляд со стороны: подниму ли я такую тему?

- Молодец, - сказал Макс. - Это не трусость, это разумное опасение. Один русский учный хорошо сказал: "Надо быть безумно уверенным в себе и разумно критичным ко всему, что делаешь".

Второе в тебе вижу, в первом никогда не сомневался, поэтому давай сделаем так. Вот тебе пропуск.

Зайди ко мне сегодня в 16 часов со всеми твоими выкладками. Поговорим предметно - и о "Нравственном аспекте", и о "Рамочных условиях". Время подходящее?

- Да-да, я приду точно, - Мария спрятала пропуск в сумочку.

- Тогда хватит о делах, - сказал Макс. - Расскажи мне, как жившь. Вообще.

Она рассказывала о занятиях, о преподавателях, о новых товарищах, приятно далких от антиглобализма, увлечнных наукой… Макс ненавязчиво перевл разговор на мать, потом - на брата. Он знал, что в лихой четврке, возглавляемой русским, вместе с его Артуром состояли ещ Адам и какая-то молодая террористка, отзывающаяся на имя Анна.

- Адам? - переспросила Мария. - Я думаю, он погиб после взрыва тех двух авианосцев. Он не звонил как раз с тех пор. Их сильно бомбили В-52.

И загрустила вполне искренне, вполне по-родственному. Макс за ней вс время неназойливо подглядывал. И - не находил, к чему придраться. Не мог разглядеть в этой юной деловой леди прежнюю бунтарку, девочку-босяка. Мелькнула даже несуразная мысль: "А ведь если в самом деле взять е в семью, Фаина была бы рада. Как она тогда сказала? "Неизвестно, что получилось бы, если бы вместо Георгия рядом с тобой росла какая-нибудь Георгина". Впрочем, идея не так уж несуразна.

Даже если с самой Марией ничего не получится, на ребнка можно делать ставку. Пока он вырастет, ситуация в мире изменится изрядно в нашу пользу. Хватит в нм и половины нашей крови…" Додумывать эту мысль Макс не стал. Приехали в университетский городок.

- Спасибо, дядя Макс, - Мария повернула к нему лицо. - Я не прощаюсь?

- Конечно, деточка, - ответил Макс и подумал: "Надо подарить ей хорошую тушь для ресниц".



Pages:     | 1 |   ...   | 56 | 57 || 59 |