WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 |   ...   | 55 | 56 || 58 | 59 |

«МИРЫ БЕЗ МИРА Сказочно правдивые истории для взрослых ПРИГЛАШЕНИЕ Поэт сообщил человечеству, что любовь и голод правят миром, но лукаво промолчал о направлении - куда ...»

-- [ Страница 57 ] --

Машину обступили, подкатили трап для пилота. Но он не поднимал фонарь и не двигался. Он на хорошем английском через невыключенную громкую трансляцию заявил, что все должны отойти от самолта, поскольку у него на борту ядерная бомба мощностью в двадцать килотонн тротилового эквивалента. Пилот заявил, что он - русский камикадзе, но уничтожать собирается только матчасть авианесущей группы "Янки Дудль". "Все корабли, - уточнил он, - за исключением спасательных плавсредств, на которых вам надлежит в течение трх часов убраться отсюда подальше. Никаких вертолтов и самолтов, леди и джентльмены. Всем на равных, водным путм. И предупреждаю:

любая попытка уничтожить меня или захватить самолт закончится немедленным ядерным взрывом, сгорите вместе со мной… Если мои условия будут безупречно выполнены, дам вам ещ два часа.

Командир, прошу вас, прикажите эскадре застопорить ход и встать на якоря. И передайте на корабли вс, что следует выполнить. Палубную трансляцию прошу не выключать: пусть ваши люди знают вс.

Пока они будут спускать плавсредства и грузиться, я готов отвечать на любые ваши вопросы. Только давайте без демагогии - с духами это бесполезно".

Чуть подумав, адмирал Вайс выполнил все требования русского духа, остался на мостике один и начал задавать вопросы.

- Вы русский, сэр?

- Да, адмирал. Зовите меня Виктором.

- Скажите, Виктор, на острове и в Оссоре люди обречены?

- Нет, адмирал. Уже идт эвакуация. Разве ваши пилоты не отмечали в эти дни увеличение автопарка?

- Отмечали… Что стало с нашим пилотом? Он погиб?

- Его вежливо сбил наш снайпер. Я это видел, когда взлетал. Уотсон жив и сейчас уже должен быть в Оссоре. Потом его вернут домой.

- Как назвать то, что сейчас здесь происходит? Устрашающий терракт? Или начало войны между Россией и США?

- Третье, адмирал. Военный переворот в России. Если сами Штаты не захотят, воевать с вами не будем.

- Но уничтожение группы "Янки Дудль"… - Ваше правительство должно быть убеждено, что мы не потерпим чужого вооружнного вторжения. В России хозяева - русские.

- Так взлетайте, Виктор! Даю слово офицера, что эскадра немедленно покинет территориальные воды России.

- Это не вопрос, адмирал, это демагогия. Но я вам отвечу, один раз. Меня не устроит даже слово вашего президента. Янки Дудль - тот, из песенки - уже второй век считает себя хозяином мира и позволяет себе жандармские действия. Иран, Ирак, Югославия, Афганистан, Япония, Корея, Вьетнам, Колумбия, Панама… Да адмирал, вы этот список знаете лучше меня. За Россией в нм стоит Китай, так ведь? А потом и собственные союзники. Глобализация… - Вы - антиглобалист?

- Нет. Я просто патриот своей культуры. Признаю общие стандарты, обмен технологиями, наукой… А вот когда растаскивают наши природные ресурсы, помогают нам вымирать, присваивают наших учных и художников, а нам, простым обывателям, швыряют отходы чуждой нам кинопродукции, музыки и литературы, залежалые консервы и товары - вот такая глобализация, сэр, больше на колонизацию похожа. А сейчас вам позволили прямую интервенцию. Но у нас забыли спросить, вот нам и приходится возражать так категорично.

- Ценой собственной жизни… Вы - сильный человек, Виктор.

- Спасибо, адмирал. Скажите своему конгрессу и президенту, что я тут не один такой.

- Виктор, вы не только сильный, но и образованный человек, это чувствуется. Может быть, дадите американцам совет: как нам жить?

Русский засмеялся.

- В вашем вопросе, адмирал, я не слышу сверхдержавной иронии, но я е подразумеваю. При вашем воспитании и в вашей должности без иронии задавать такой вопрос - невозможно. Тем не менее отвечу всерьз. Как вам жить? Планетка наша, как вы заметили, очень даже исчерпаема. Я понятно выражаюсь по-английски?

- Я понял вас, продолжайте.

- Когда люди не умели так сильно вычерпывать, они породили скромную, но великую мудрость:

"Не тот богат, у кого много, а тот, кто умеет довольствоваться малым". Вот на эту мудрость я бы и посоветовал вам опереться. Да и не только вам. Тогда, может быть, сук, на котором так беснуется человечество, обломится не скоро. Или даже вовсе уцелеет. Вы меня понимаете?

- "Не руби сук, на котором сидишь" - вы ведь об этом… Да-да, согласен. Но ваша славянская жестокость… - Она же китайская, - подхватил со смехом Виктор, - она же английская, австралийская, африканская, она же и американская! Не смешите меня, сэр, если действительно считаете умным.

Жестокость рождается в любом человеке, в любом народе, как только он посчитает себя лучше других. У него сразу становится больше всех прав, в том числе и на жестокость, которую он тут же обосновывает высшей справедливостью, потому что своя, родная… Я понятно выражаюсь?

- Вы в самом деле умный человек. Удивительно, что с таким умом вам не страшно умирать. Вы ведь молоды?

- И вы тоже считаете, что только дураки не боятся смерти?! - Виктор снова рассмеялся. - Это ошибка, адмирал. Не бояться смерти - это удел как раз только умных. Ибо только умные знают, что так называемая смерть - это не состояние, а всего лишь короткий процесс перехода из одной жизни в другую. Умирать может быть жалко, но страх - это не наше. Вот мой самолтик сейчас сидит на вашем корабле, мо тело сидит в самолте, а я нахожусь в теле… - Я знаком с этой гипотезой, - адмирал вздохнул в микрофон. - Хорошо бы, конечно, поверить… Не проверяя… - Обсудим это в следующей жизни, у вас ведь так и говорят… Однако вам, кажется, пора. Судя по удаляющимся катерам, у борта остался только ваш… - Нет, молодой человек. Я не тот капитан, который покидает судно последним. Я - адмирал, который погибает вместе со своей эскадрой.



- У вас, что же, нет семьи?

- У меня есть честь… - Что ж, прекрасный случай… Составим с вами международную комиссию по проверке упомянутой гипотезы… Север Томской области.

- У меня сегодня утром шл пар изо рта, - сообщил рядовой Фишер.

Его товарищи засмеялись.

- Каждое утро забывает, что здесь немного не Флорида, - сказал его напарник, рядовой Паттерсон.

- Ничего, Фишер, - сказал рядовой Куликофф, - привыкнешь. Почитай Джека Лондона.

- Какого Джека Лондона? "Наставление по выживанию"?

- Нет, дружок, - сказал Фишеру рядовой Щербининдт. - Это наш великий писатель. Он про Аляску писал, про Клондайк. Верно, Куликофф?

- Точно, - отозвался тот. - "Северные рассказы".

- Ну и что? - Фишер, сопя, выдрал из мяса свой крюк. - Давайте передохнм, да вы мне расскажете.

Они побросали крючья, притворили за собой дверь холодильника и присели у входа в хранилище на лавку.

- Долбаная работнка, - сказал Фишер.

- А мясо жрать любишь, - засмеялся Паттерсон.

- Особенно русское, - поддержал Щербининдт. - А, Фишер?

- А что же, - отозвался тот, - хорошее мясо, живое. Не то, что наша соя.

- Смотри, не озверей от него, - предупредил Паттерсон. - От живого мяса в человеке усиливается агрессивность.

- А я это чувствую, - согласился Фишер. - Как поем, сразу хочется кого-нибудь… - Только не меня! - Чрный Паттерсон жеманно сжал коленки и обхватил их огромными ручищами.

Все засмеялись.

- Но я не понимаю, - продолжал Фишер, - что означают эти разные штампы на тушах? Почему, например, нельзя класть их в один штабель? Куликофф, ты случайно не знаешь? И почему эти штампы - фиолетовым цветом?

- Он в этой стране вс знает, - быстро ответил Щербининдт. - Притом совершенно случайно. А, Куликофф?

Все опять засмеялись, потому что Куликофф имел сибирское происхождение, за что и получил направление на север Томской области. Он даже успел проездом повидать в Томске дальнюю, но прямую, как он выразился, родню.

- Здесь у них такая система, - начал объяснять Куликофф. - Круглый штамп - это мясо первого сорта. Видишь, оно самое светлое. Треугольник - второй сорт. Квадратик - третий сорт, самое тмное, лежалое. Потому их вместе и не кладут.

- Ну да, - подхватил Паттерсон, - вс как у людей. Солдаты спят отдельно от офицеров… - …чрные избегают жениться на белых, - продолжил Щербининдт. - А, Патти?

Паттерсон взглянул на него исподлобья, подумал и кивнул.

- Вс в мире по сортам, - сказал тихо Куликофф. - Американцы - круглый штамп, англичане треугольный, а русские… - А среди американцев, - перебил его Щербининдт, - мы с тобой вообще… четвртый сорт.

- Это как же? - Фишер сузил глаза. - Ты - о русском происхождении?

- Да нет. Я - о социальном положении. В одной русской книжке прочл, понравилось. Первый сорт среди людей - это фермеры, нефтяники здешние, которые на нас ишачат - верно, Куликофф? это рабочие в цехах, учителя в школах - словом, все, кто производит новые ценности. Второй сорт это те, кто их обслуживает - менеджеры, шофры, официанты… Понятно, да? Третий сорт - там так написано - это безвредные паразиты: инвалиды, пенсионеры, бродяги, попрошайки, безработные… - А четвртый, стало быть, - перебил Фишер - солдаты?

- Не только. Ещ воры, террористы, разные мошенники. А самые худшие в четвртом сорте политики. Так там написано.

- Глупая книга, - сказал резко Фишер. - Вредная. Плох тот гражданин, который не занимается политикой. Если ты не будешь заниматься политикой, тогда она займтся тобой. Нет у людей ничего без политики. Под любое событие можно подвести… - Хватит тебе, - остановил Паттерсон. - Все уже поверили, что ты патриот. Только скажи, будь любезен, почему ты, рядовой, рискуя жизнью в чужих странах, зарабатываешь меньше политика?

Ничем не рискующего.

- Х-ха! - Фишер презрительно оскалился. - Да если ты будешь зарабатывать с ним наравне, ты же потеряешь смысл жизни! К чему ты будешь стремиться, если стремиться станет не к чему?

- Как же, - Паттерсон оскалился ещ презрительнее, - Только сравняюсь с политиком, сразу захочу его перегнать. Чем не цель жизни?

- Кончаем перекур, - Куликофф поднялся. - А то ещ подертесь.

- С кем драться?! - сказали разом Фишер и Паттерсон, и все смехом разрядили возникшее было напряжение. Фишер был напарнику по плечо.

Они быстро затащили в склад оставшееся в рефрижераторе мясо, захлопнули все двери и снова присели на лавку.

Лавка была грубо сколочена из двух чурбаков, накрытых толстой плахой неизвестного дерева, определить породу которого было невозможно, поскольку лавка стояла здесь, может быть, ещ при советской власти и была до блеска засалена множеством грузчицких задов.

- Странно, - сказал Фишер.

- Что тебе опять странно? - откликнулся Паттерсон.

- Столько машин наизобретали, а мясо таскаем вручную, крючьями.

- И жевать приходится собственными зубами, сокрушнно согласился напарник. - Как бы нам и пищеварение механизировать, особенно последнюю его стадию… - Не о том, парни, страдаете, - вмешался Щербининдт. - Обсудите лучше, чего это русские вертолты сегодня так разлетались.

Подумав немного, Фишер уверенно объяснил:



Pages:     | 1 |   ...   | 55 | 56 || 58 | 59 |