WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 |   ...   | 54 | 55 || 57 | 58 |   ...   | 59 |

«МИРЫ БЕЗ МИРА Сказочно правдивые истории для взрослых ПРИГЛАШЕНИЕ Поэт сообщил человечеству, что любовь и голод правят миром, но лукаво промолчал о направлении - куда ...»

-- [ Страница 56 ] --

Апологетом сделали одного из пророков, которых тогда бродило много, как всегда бывает перед большими историческими поворотами. Про него сочинили несколько жизнеописаний, причм в свиту ему дали одного из своих, по имени Левий… Ну, это тоже - предположительно. Главное, что религия Иисуса имела этакий протестный характер, а бунтовщикам ведь того и нужно. И когда этот клапан сработал и пар будто бы вышел, то оказалось, что евреи очень уж провинились перед богом-отцом, когда распяли бога-сына. Евреев надо было теперь наказать давно запланированным изгнанием, чтобы опылить ими уже осдлое человечество. Пусть внедряются и готовят мировое господство для левитов, чьи потомки бережно сохраняют тайное знание и великую идею о Едином Человечестве с Единым Правительством - вс с большой буквы. Такое тайное правительство всегда существовало, начинало и прекращало войны, готовило и проводило революции, присматривало за техническим прогрессом, чтоб не зарывался… И сегодня мы с вами участвуем в завершающей операции по умиротворению Человечества. Вашими, парни, руками… Я надеюсь на вашу образованность, поэтому очень многое в этой истории опустил: и о кочевниках-ариях, которые породили пророка Магомета, создавшего из христианства ислам, и о преобразовании христианства в коммунизм, самое интернациональное из всех учений, и о параллельных движениях в буддизме, и о теософии, о Живой Этике - вс это игра в одни ворота. Вы же в молодости читали фантастику о космических путешествиях? Ну, или кино смотрели… Помните, куда бы земляне ни прилетали, везде одна власть на всю планету? Социальный заказ, парни, только незаметный такой, ненавязчивый: мол, прекрасное неизбежное будущее. Вроде нынешнего глобализма. Если некуда деться от единых технических стандартов, значит, и на вс остальное они нужны, на все культуры… - А культурам стандартизироваться неохота, - в тон ему продолжил Билл.

- Стандартизованная культура, коллега, это уже не столько культура, сколько цивилизация, Алексей вздохнул. - В чм их различие, знаешь формулу?

- Культура есть часть цивилизации, - отозвался Билл.

- Притом лучшая, - быстро добавил Алексей. - Поэтому формула звучит так: "Культура помогает людям быть личностями, а цивилизация старается сделать их массой".

- А с народами как? - Джон не скрывал сомнения.

- То же самое, - Алексей отвечал по-прежнему быстро. - Грубо говоря, возьми несколько культур, пропусти через мясорубку - получишь цивилизацию.

- Убедительно говоришь, - Джон заметно сомневался. - Только давай переходить от философии к нашему блок-посту. Чем для нас всех чреваты действия этого вашего "аринтера"? Будем стрелять друг в друга, как русские и немцы во Второй мировой войне?

- Во! - Алексей восхитился. - У нас это называется - брать быка за рога.

- Чтоб не бодался, - добавил Джон с вызовом.

- Будем ли мы, арии, стрелять друг в друга, - Алексей заговорил очень медленно, - это зависит он нас самих. Ведь не мы к вам в Штаты пришли со своим порядком, верно?

- Вы нас позвали! - Джон возразил быстро и почти с обидой.

- Кто, я? - Алексей оскалился.

- Ваше правительство! Оно отвечает за вас… - Так вот, мил человек, - оскал русского стал вполне приветлив, - мы за сво правительство отвечаем тоже. САМИ! Ты меня хорошо понимаешь? Здесь, в России, актуален только один вопрос РУССКИЙ. И никакие другие вопросы главнее быть не могут.

Настало весьма продолжительное молчание. Быстрый горный закат уже залил ущелье мраком, хотя небо ещ было светлым. Появившаяся с российской стороны колонна машин шла с зажжнными фарами. Она была ещ далеко, но шла быстро. Лучи фар хлестали по голым скалам, но до сидящих под грибком людей ещ не доставали.

- Вот и наши, - сказал Алексей.

- Те, которые отвечают за сво правительство? - Билл сощурился понимающе.

- Те, которые отвечают за свою культуру, - был ответ.

Вокруг острова Карагинский.

Облты камчатского побережья выполнялись по боевому расписанию без всяких скидок, поэтому штурмовики, отделяясь от палубы авианосца, пугающе проседали в воздухе под тяжестью полного боезапаса. "Алион", волоча свои тяжкие сети, шл в это время самым полным ходом, чтобы добавить взлетающим машинам хоть немного воздушной скорости.

На штатный облт уходили парами, а если появлялась морская мирная цель в пределах прямой видимости, допускался взлт только одной машины - вс экономия горючего. Времена на планете такие, что даже победителю приходится думать об экономии.

На ходовой мостик доложили, что японская шхуна "Сакэ-Мару", которая регулярно проходила всегда сначала мористее острова Карагинский, потом огибала его с норда и проливом выходила на зюйд, сегодня идт прямо в пролив.

- Вероятно, горючее на исходе, - предположил вахтенный офицер. Однако приказал поднять в воздух машину номер 64, пилот которой уже знал в лицо всех на этой шхуне. И, кстати, всегда отмечал, что не очень-то рыбацкий вид у этих японцев - слишком новая и чистая спецовка, будто на военном параде. Поэтому ему так и сказали перед вылетом: "Шестьдесят четвртый", вам принимать парад у входа в пролив". Это было сказано по громкой трансляции, и на палубе воцарилось веселье, потому что доклады пилота Уотсона об этой шхуне всегда сопровождались смешными комментариями и давались по трансляции, чтобы народ не скучал.



Покинув палубу авианосца, штурмовик Уотсона - "ради разнообразия" - не стал набирать положенную высоту, а показал класс - у самой воды, используя "экранный эффект", быстро, как глиссер, набрал скорость да так и ушл с хвостом из белой пены за остров, куда уже скрылась "СакэМару".

Из палубных динамиков сначала неслась глупейшая, но любимая Уотсоном песенка: "Щель в самолте широка, в не вплывают облака, пилот глядит бесстрашно вдаль и что есть силы давит на педаль". Потом прозвучал только один комментарий бесстрашного пилота: "Ишь, союзнички, за бугор спрятались…" На этом шоу прекратилось. Самолт скрылся за "бугром", и почти сразу все корабельные акустики группы зафиксировали в той стороне взрыв, а из динамиков на палубе "Алиона" вырвался глухой, раскатистый треск.

Несколькими минутами раньше в начале взлтно-посадочной полосы оссорского аэропорта, у борта палубного истребителя класса МИГ, только что выкаченного из малозаметного капонира, шла беседа мужчины и женщины. Техники и механики готовили машину к взлту, а эти двое стояли одни в сторонке, чтобы им не мешать, но и оставаться как можно ближе.

- Это вс? - спросила Анна.

- Это вс, - ответил Виктор.

- Ты уверен, что справишься с машиной?

- Я в ней уверен, сам готовил. - Виктор помолчал и вдруг засмеялся. - Анюта! О чм мы болтаем?! Мы ведь больше не увидимся, ты это представляешь?

Анна, до сих пор смотревшая под ноги, шагнула к нему и подняла лицо. Более угрюмых глаз Виктор никогда не видел, даже в лагерях курдских беженцев.

- Витья, а может, вс зря? Может, здесь уже ничего не спасти? Может… - Вот так, девочка, вот так, - он взял е за плечи и притянул к себе. - Хорошо говоришь, это мне и нужно. Я хочу, чтоб сейчас была женщина, ради которой я вс это сделаю. У нас с тобой вс было правильно, даже здорово. Без пошлости. Знаешь, эти гады сделали пошлость нормой, хорошим тоном, а я е всегда ненавидел. Я не из этого века. И ты, пожалуй, тоже. Давай встретимся в СВОЁМ времени. Там нам будет хорошо и вс можно. Но ты не спеши за мной. Уцелей сейчас, ладно?

Обещаешь?

- Ты очень этого хочешь? - Анна изо всех сил обхватила его руками.

- Это - самое главное. Я подожду тебя - ТАМ… Вс. Идут.

Подбежал техник-капитан.

- Готово! До взлта - три минуты.

- Есть, - сказал Виктор. - Всем - в укрытие! - Прижался губами к уху Анны. - Надеюсь, мы ещ ТУТ увидимся.

Она оторвалась от него и побежала к вышке диспетчерской, которую военные превратили в свой стартовый КП.

Виктор быстро поднялся в кабину. Силовая установка уже была запущена. Вместо шлемофона он надел только наушники и ларинги, проверил связь, закрыл фонарь кабины и сразу начал разбег.

Анна наблюдала за его взлтом до отрыва от полосы и сразу перевела мокрые от слз глаза на остров. Он горой высился вдалеке, на его фоне был легко различим белый бурун за кормой японской шхуны. Где-то там же, у фарватера, притаился рыбацкий катерок, с которым они не поддерживали радиосвязи ради секретности. Катер прибыл на свою позицию перед самым рассветом: в проливе оккупанты рыбалку не запрещали.

Правее острова Анна вскоре увидела самолтик, который мчался очень низко и свернул вслед за шхуной. Вот самолтик вошл в тень горы, вот там сверкнуло. Докатился грохот, и самолт Виктора, который летел к острову, тут же блеснул в развороте треугольником крыла и продолжил полт американца. Бурун за японской шхуной не опал, но она сразу повернула к Оссоре.

- Браво, Адамчик, попал, - сказала Анна. Затем она покачнулась, и два русских офицера отнесли е на топчан.

На авианосце ждали, что с секунды на секунду штурмовик Уотсона привычной "свечкой" взмоет над островом, и над палубой прозвучит его иронический доклад, что-нибудь вроде: "Отбомбился в упор, но промазал". Однако самолт появился на той же предельно малой высоте из-за северной оконечности острова, сразу начал разворот "блинчиком", а изменившийся голос Уотсона хрипло запросил аварийную посадку.

Корабль шл подходящим курсом, вахтенному офицеру только осталось отдать команду в машинное отделение, чтобы предельно увеличили обороты, а всем остальным - всего два слова:

"Аварийная посадка!" Впрочем, запрос Уотсона почтеннейшая публика и так слышала по громкой трансляции. "Концерт закончен, - сказал кто-то на палубе. - Начинается смертельный номер. Только одно представление. Проездом в Штаты через Камчатку". Шутку не приняли.

Бедствующая машина Уотсона приближалась на уровне палубы. С такой высоты не садятся.

Последовала команда с мостика: "Шестьдесят четвртый", постарайтесь выполнить посадочную глиссаду, доберите хотя бы сотню футов". "Есть", - отозвался пилот и выполнил команду легко и точно.

Прошли секунды, и стало ясно, что на посадку идт чужой. Это был, по всем признакам, русский палубный МИГ, почему-то не разобранный на запчасти, не отправленный в Голливуд для исторических съмок, не расстрелянный на учениях как беспилотная мишень.

Посадка была неизбежна, оставалось только принять меры к тому, чтобы она не превратилась в столкновение. Было почти ясно, что Уотсон упал за островом, и это падение связано со взрывом. Но сбил ли его этот МИГ или наоборот, лтчик, говорящий по-английски, видел трагедию и летит с объяснениями? Что бы там ни было, а принять этого нахала следовало, для начала, как президента Соединнных Штатов, чтобы уцелел.

МИГ рассчитал посадку ювелирно, плотно и мягко опустился на самый край палубы и сразу, страхуясь, выбросил оба посадочных парашюта, которые, конечно, не понадобились: опытная палубная команда приняла его образцово.



Pages:     | 1 |   ...   | 54 | 55 || 57 | 58 |   ...   | 59 |