WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 |   ...   | 51 | 52 || 54 | 55 |   ...   | 59 |

«МИРЫ БЕЗ МИРА Сказочно правдивые истории для взрослых ПРИГЛАШЕНИЕ Поэт сообщил человечеству, что любовь и голод правят миром, но лукаво промолчал о направлении - куда ...»

-- [ Страница 53 ] --

- Да, - Пророк глубоко кивнул, после чего поднял лицо к белым склонам гор. - Я ВИЖУ, что они во всм разобрались. Им кто-то помог, и они разглядели НАС. Я дважды оговорился и теперь сознательно оговорюсь в третий раз. НАРОД. Не население в России, а народ. Это - главная трудность. Массовое сознание не распылилось при разрушении кристалла. Полевая связь… Андро замолчал, и все молчали долго. Несколько раз младший из всех, Мастер-Вокатор, делал вдох, чтобы заговорить, но так и не решился. Очень уж проста была речь старика. Очень уж легко было возразить. Слишком легко. В этой простоте и лгкости таилась какая-то непостигаемая глубина.

- Что скажет Эксперт? - спросил наконец Глава.

- Есть над чем подумать, - был ответ. - Действительно, хмель пира… Полгода оккупации… Я имею в виду миротворческие силы в России… И никакого сопротивления, хоть бы выстрел… Так охотно легли и хвостом виляют… На самом деле, впускали в пасть?.. Можно и поспорить, но лучше подумать. По сумме впечатлений есть подозрение и у меня… В общем, прошу месяц на целенаправленные размышления.

- Месяц? - Глава усомнился. - Не мало ли для исторического времени?

- Нет-нет, - возразил ему Пророк, - не мало. Историческое время, по-моему, начало сжиматься.

- Что скажет Вокатор? - Макс почувствовал, что соблюдение ритуала как никогда сейчас помогает ему сохранять самообладание.

Задумавшийся Григорий вздрогнул.

- Да-да, принимается… Для меня многое прояснилось. Задача понятна: месяц на сбор самой свежей информации, минимум активности и - ждать вычислений.

Все посмотрели на Мастера-Вычислителя Петра, который за всю беседу обронил всего одну фразу - насчт мировых катаклизмов. Будто бы пошутил, а попал в самую точку. Сейчас он уставился отсутствующим взглядом на снежный хребет и, казалось, не слышал разговора. Но на последние слова Григория его реакция была мгновенной.

- Вычисления уже начаты. Пока аналитические, но уже с закладкой возможно-необходимых действий. По ходу сбора свежей информации будут, конечно, небольшие коррекции, но в целом картина совпадает с тем, что видит Андро. К сожалению.

- Быть тебе, сынок, Пророком, - обронил старик.

По пути домой Макса уже не мучили проблемы непутвого сына и его необузданных друзей. В мозгу медленно, цепляя острыми углами, вращался кристалл, с которым так неудачно сравнил Россию Пророк Андро. Да нет, удачно сравнил, если самого Главу так задело. Кристалл имел почему-то форму куба с белыми, синими и красными гранями, всех по две. Ну, цвета - понятно, от русского флага. А куб-то почему? Пирамида - рациональнее… А-а-а, вот что: они масонскую символику не примут. Орл у них - двуглавый, кристалл у них -куб, чтное выбрали, дуалисты… Лезет же в голову чепуха. Ничего каббалистического, просто чепуха, хоть останавливай машину и выходи дышать выхлопными газами… Тоже не годится. Макс добавил оборотов кондиционеру, тряхнул головой и попробовал думать о товарищах. Крепкие, сильные, умные люди. У Петра безусловные задатки Пророка, достойная смена старику. Но и сам старик силн: вон как мощно высказался насчт русского кристалла! И очень образно - о его разрушении: не в пыль, а в мелкие кубики. Этакая голография: в каждом кубике - вся картина. А ещ точнее - океан: как на капли ни разбивай, как ни испаряй - вс равно сольются… Но нет, это вс - о евреях! Это они больше двух тысяч лет были каплями Божьего океана, паром Его облаков! Это они сохранили, пронесли нацию, культуру через все гонения и скитания. По силам ли это русским? Или это нам - НАМ! - не по силам раздавить их кристалл, расплескать их грязную, мутную лужу… Ну-ну, зачем же так… Будем честными: эта нация так же нераздавима, нерасплескаема, как китайцы или индусы. И будем честными до конца: не свойствами воды она обладает, а - прав Пророк! - свойствами кристалла.

Можно ушибиться, можно порезаться, а может и раздавить… И Эксперт высказался интересно:

"впустили в пасть". Да только не в собачью, в медвежью. Это на гербе у них уродливая, чужая птица.

В душе они - гризли!

И снова Макс подумал о Пророке. Снова старик был прав, когда сказал, что месяца для размышлений многовато. Сжимается, сжимается историческое время, не дат простора для маневра… Макс это и сам ВИДИТ, недаром десять лет был в Совете Пророком и передал эту функцию самому достойному, когда был избран Главой. Кого-кого, а пророков среди нас хватает, думал Макс без всякой гордости. Нам бы столько же хороших вокаторов. Таких, как Григорий. А лучше бы - массово: ведь явно настало время великих вокаций, а у нас, как говорят эти русские, "на охоту ехать - собак кормить".

Сам Глава охотником не был, но уверенно знал, что сытая собака хорошо гнать зверя не может.

Сентябрь в России. Один из штабов.

- Отставить прессу, - сказал Голубь. - Никакой прессы.

- Но будут писать ложь, товарищ генерал… - Запомните, майор, - сказал Голубь, - никто, никогда, ни о чм не может написать правду.

Сколько писателей, сколько рассказчиков, столько и ЛЖЕЙ. Или ложь не имеет множественного числа?

- Не имеет, товарищ генерал.

- Вот видите! А правда - имеет. Чувствуете разницу? Из многих правд складывается одна ложь.

- Или истина, товарищ генерал?

- Ха! Истина, майор, тем и хороша, что недостижима. Е можно сделать своими руками, но нельзя описать со стороны. Поэтому повторяю: и сейчас, и впредь - никакой прессы. Нехай ищут истину у неприятеля. Или в вине - в чьей угодно. А мы свою истину - просто сотворим. Народ простит, верно? Мы ж ему служим, а не прессе, да?



- Есть, товарищ генерал.

Восточное побережье Камчатки Авианосец "Алион", плотно окружнный кораблями прикрытия, хорошо просматривался даже в полевой бинокль на траверзе острова Карагинский. Из Оссоры группу видно не было - мешал остров.

Помня историю с подрывом двух авианосцев боевыми пловцами весной в Персидском заливе, командование авианесущей группы "Янки Дудль" постоянно сохраняло на рейде чрезвычайные меры против подводных камикадзе. Оба крейсера, все фрегаты и вспомогательные суда и, разумеется, сам авианосец походили теперь на краболовную флотилию, каких немало теперь браконьерствовало у Сахалина и вдоль западных берегов Камчатки. Мало того, что на всех судах напряжнно несли круглосуточную вахту сигнальщики, артиллеристы и гидроакустики, так и сами корабли были обвешаны мелкоячеистыми стальными сетями, опускающимися до глубин, недоступных аквалангистам, и оснащнными активной сигнализацией, настроенной на движущегося вооружнного человека. Специалисты - на закрытых совещаниях - утверждали, что эти меры ничего, кроме потери хода и маневренности кораблям не дают. Высокое начальство соглашалось, но снимать сетки не разрешало, считая, что, видя защиту своими глазами, рядовые моряки чувствуют себя спокойнее. Да и остойчивость судов во время осенних штормов - повыше.

Дежурство у восточной окраины России считалось среди американских морских миротворцев почти курортным: хоть и не калифорнийский климат, зато и опасности почти никакой. Японцы вон вообще из своих портов не выходят, союзнички чртовы. Да они практически и не союзники, а так, скорее наоборот - сдерживающая американцев сила под флагом ООН. И Хиросиму они не забыли, и Нагасаки помнят, и базы американские на своих островах едва терпят, и вообще их национализму только завидовать. Он у них - как стальная сетка вокруг американского корабля - не сунешься, если сами не захотят. На том и процветания добились, и в массовой культуре не захлебнулись. Поистине, "Япония - непотопляемый корабль", нация себе на уме.

Потому и за японскими рыболовецкими шхунами, снующими здесь повсюду, группа "Янки Дудль" следила в оба: вс же "камикадзе" - слово самурайское.

Скоростной траулер с хулиганским названием "Сакэ-Мару" прошл вдоль острова Карагинский, совершенно не скрывая своего интереса к американской авианесущей группе. Палубный штурмовик номер 64 пару раз спикировал на японцев, и оба раза коренастый человечек с полубака махал пилоту оранжевой зюйдвесткой. И спецовка на нм была вся оранжевая, совсем не такая, какую капитан Сансиро привык носить в штабе сил самообороны.

Когда штурмовик вернулся на палубу авианосца, капитан Сансиро вернулся в рубку траулера.

Просмотрел видеосъмку, сделанную его подчиннными, отслушал запись американских радиопереговоров и остался удовлетворн. Его шхуна обогнула остров с севера, дозаправилась в Оссоре и немедленно ушла на родину. Очередной американский облт ничего предосудительного в действиях японцев не выявил.

Записи американских полтов и переговоров остались в Оссоре у русских.

- Вот образцовый, правильный национализм, - сказал Виктор, глядя вслед "Сакэ-Мару". - И Сансиро этот - просто прелесть. Человек-государство. Когда смотрю на японца, вижу позади него всю Японию. Ни с кем такого не чувствую.

- Как это понимать - "правильный национализм"? - спросила Анна сварливо. - По-моему, национализм правильным в принципе быть не может.

- Только неправильным, да? - Виктор улыбнулся и подмигнул Адаму.

- Именно да, - сказала Анна. - Или обоснуй.

- Пусть тебе Артурчик обоснует, - Виктор стал серьзным. - А мы пока займмся подарком этого националиста.

Он похлопал по ладони пакетом с японскими записями и удалился в студию, устроенную прямо при конторе порта. Адам нахмурился и ушл за ним.

- Нас не взяли, - сказала Анна. - Секреты у них… Ну, давай, объясняй, философ.

- Хорошо, - Артур покорно вздохнул. - Но учти, это философия Виктора.

- Знаю, знаю, - Анна усмехнулась. - Сам ты - интернационалист.

- Между прочим, - Артур был серьзен, - в представлении Виктора… - Что ты вс про этого Виктора заладил? Давай про образцовый национализм… - Да от него же это идт, - не сдался Артур. - Ты не вздыхай так тяжело. Хоть ты его и недолюбливаешь, а голова у него варит убедительно. Вот смотри, вполне приемлемая схема. Весь интернационализм, по Виктору, состоит из правильных национализмов. То есть из таких, которые высоко ставят собственную культуру, но при этом чужие культуры не ставят ниже. Помнишь, у него шуточка: "Дурак - это не отсутствие ума… - …это такой ум", - договорила Анна нетерпеливо. - Дальше.

- Другая нация, - продолжал Артур, - это не хуже и не ниже моей, это просто другая культура. В самом широком смысле. Можно иметь с ней общие стандарты на болты и гайки, на единицы измерения, на размеры одежды и обуви… - … на объм бдер и бюстов, - перебила опять Анна. - Это уже из Адама. Дальше! Чем, наконец, "правильный" национализм отличается от "неправильного", скажешь ты или нет?

- Да отсутствием агрессивности, - сказал Артур с досадой. - Куда ты спешишь, почему не дашь выстроить картину?

- У тебя какой-то не мужской характер, - Анна улыбнулась ему, как обиженному малышу. - Ты любишь порассуждать, разжевать… Посмотри на этого Виктора: сказал - отрезал.

- Он - грубый славянин, - Артур вздохнул. - Другая культура.

- Ты - очень правильный националист, Артурчик. Наверно, твоя Мария - такая же. Будете идеальной парой.

- Она не такая же, - сказал грустно Артур. - Она - как Виктор.

- Да какого чрта они там секретничают?! - Анна шагнула к двери студии. - Эй, так не годится, ребята! Это совсем неправильный национализм!

Но дверь оказалась запертой изнутри. Анна подргала ручку, повозмущалась немного и вернулась к Артуру.



Pages:     | 1 |   ...   | 51 | 52 || 54 | 55 |   ...   | 59 |