WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 |   ...   | 48 | 49 || 51 | 52 |   ...   | 59 |

«МИРЫ БЕЗ МИРА Сказочно правдивые истории для взрослых ПРИГЛАШЕНИЕ Поэт сообщил человечеству, что любовь и голод правят миром, но лукаво промолчал о направлении - куда ...»

-- [ Страница 50 ] --

- Не-е-ет! - Виктор засмеялся. - Мост оборонить невозможно. И притом не нужно. Разве что от самих хозяев. Это ж каково будет его потом - над такой пропастью - восстанавливать! Он - часть неприкосновенной цели. Для всех, кто тут дертся. Нефтяные промыслы, комплекс мостнефтепровод и нефтяной терминал в морском порту - вот из-за чего вся драчка. Кто этим владеет, тот в стране и хозяин… Впрочем, это уже не философия. Это политика с экономикой. Не по нашей части. По нашей - в данном случае - погубление десантов. Один погубили, скоро будут сразу два морской и воздушный. Это - азбука. Погибельная и для нас. А вот грамматика - у каждого своя. Кто грамотнее, тот и жив. Полагаю, в штабе сейчас решают насчт уничтожения авианосцев подводными пловцами. На время это даст кое-что, а вот если примут мой план, эффект будет выше… Они насчт человеко-торпед, поди, уже там договорились?

Артур кивнул.

- Вот и ладушки, - русский поднялся. - Как раз моя очередь… Он шагнул было к двери, но вдруг с неуловимой быстротой вернулся к Артуру, как-то мимоходом свалил его вместе с табуреткой и тут же исчез. Сразу распахнулась дверь, загрохотала автоматная очередь, и на Артура посыпалось битое стекло - вероятно, от телевизионного экрана, потому что русская музыка сразу прервалась. Почти немедленно замолк и автомат.

Сквозь ножки стола Артур видел, как из аппаратной выскочил Адам с пистолетом в руке, за ним парень и девушка - тоже с оружием наперевес. Они мгновенно рассыпались в цепь, но ничего делать уже не пришлось. Русский сидел на корточках перед стрелявшим и щупал у него пульс.

- Кажись, не убил, - он посмотрел на Адама. - Опять по твою душу?

- Янки хорошо им платят, полагаю, - процедил по-русски Адам. - Прости, Витюша, опять ты вкалываешь из-за меня.

- О-о-о, сколько исконно русских слов! - Виктор нежно похлопал его по груди. - Я немного и для себя старался, согласись. Да и вообще… - Что вообще? - спросила девушка с лгким вызовом, убирая пистолет в кобуру.

- Да так, - Виктор покачал головой. - Дурацкая какая-то ситуация. Вы - не местные. Я - не местный. Этот вот - не местный… А убиваем и местных, и друг друга. Ради чьей, бишь, свободы? А, ребята? Но ведь нравится! Всем - нравится, ядрна вошь! Даже им самим. А почему?

- Ты циник, Виктор, - отрезала девушка. - Все герои почему-то циники.

- Я не герой, сколько тебе говорить. Я - урод… Но речь не обо мне, а о свободе. Кто-то правильно сказал: "Свобода приходит нагая". Жаль, что не я. Это очень точно: свобода - нагая… А вот какая она уходит, скажу вам я… Впрочем, Анечка, можешь сказать и ты. Ну-ка?

- Ты, Витюша, врожднный философ, - сказал Адам и одной рукой обнял девушку, а другой тоже начал убирать свой пистолет.

- И тоже весь нагой, сказал Виктор, отпихивая под стол автомат покусителя. - Так что же, Анюта, в каком виде уходит свобода?

- Она вообще не существует, - сказала девушка строго. - Ты ещ не убедился?

- Скучный ты человек, - Виктор был явно огорчн. - Если философ на тебе женится, вам будет не о чем поговорить.

- Ну почему же… - начал Адам.

- А потому что философия - это наука о несуществующем. О свободе, об этике, о каких-то категориях… Кто-то верно сказал: "Во всяком знании столько истины, сколько математики". А я добавлю, для Анюты: и физики.

- Ладно, ладно, - девушка освободилась из объятия Адама, чтобы нагнуться за автоматом. Смотри, какой мкий магазин: всех хотел завалить… Так что… Витьюша, какая, говоришь, уходит свобода?

- А такая же, какая приходит! - Виктор, смеясь, оторвал от разбитого телевизора шнур и начал связывать поверженного врага. - Она ведь, хоть и не существует, а вс равно когда-нибудь комунибудь кажется. Кто победил сию минуту, она тому и кажется. И, конечно, нагая. Победителю всегда хочется чего-нибудь нагого. Так ведь, мужики?

И обволок девушку шальным солдатским взглядом. Она на миг смущнно опустила глаза, но сразу подняла их сердитыми и сказала для всех:

- Вот она, подлинная цель всех войн! Ишь, мужичь… Мужичь с удовольствием захохотало.

- Пойду, однако, - Виктор начал собирать свои размтанные пулями бумаги. - Порвал немного отчт, гадныш, но прочесть можно, ничего. Некогда переписывать. Не сочтите за труд, ребята, допросите его сами. Прямо этим шнуром, ежели неразговорчивый: вилка целая, концы… нагие… Ну, пока.

И вышел, как вытек.

- Никогда не могу отследить, - сказал Адам, - где он начинает шутить, где на серьз переходит.

- Он всегда шутит, - сказала Анна с лгким раздражением. - И обо всм… - Образ жизни, - сказал тихо Артур. Он сидел на своей табуретке, сгребал ботинком битое стекло и чувствовал себя лишним.

Адам, старый старший друг, сразу это заметил. Он сказал Анне и молчаливому парню из студии, чтоб продолжали запись, а сам присел на табуретку Виктора. Когда ушедшие закрыли за собой пробитую пулями дверь, он сказал:

- Ты себя не вини. Это вс, конечно, не тво, но раз уж ты здесь, надо жить по-здешнему. Давай допросим этого паразита - он, по-моему, уже очнулся.

Середина июня. Нейтральная страна.

Закончив короткое совещание с редакторами газет, Макс выпил яблочного сока и вызвал на связь Службу Слежения.



- Вы упустили Артура, - сказал он, поздоровавшись.

- Мы упустили их всех, - раздалось в ответ. - И всех потеряли своих. Там работают русские. Да и сам Адам… - Зайдите ко мне, - сказал Макс.

Пока начальник Службы Слежения добирался до его кабинета, Макс по прямой связи обзвонил членов Совета и обосновал необходимость внеочередной встречи. Мастер-Вычислитель Птр и Эксперт Алекс не возражали, Пророк Андро заметил, что оснований для особого беспокойства нет, но он, разумеется, приедет.

"Вот нервы, - подумал Макс. - Американцы потеряли два авианосца, Штаты вторую неделю в трауре, в Совете Безопасности ООН трещат копья по поводу недопустимости каких бы то ни было вторжений, а у главного Пророка планеты "нет оснований для особого беспокойства". Впрочем, у каждого из нас темперамент должен соответствовать функции".

Доложили о приходе начальника Службы Слежения. Макс вернул на лицо невозмутимость.

Храбрейший и хитрейший из тайных агентов был ещ сравнительно молод, но перед Максом не робел. Он вошл уверенно, приблизился на расстояние корректности и указал глазами на стул:

Макс кивнул, и служащий спокойно сел. Если бы напросился на встречу сам, он заговорил бы ещ садясь, показывая, как ценит время. Но тут стоило молча ждать начала неприятной беседы, держа наготове единственный аргумент: "Большего сделать в этих условиях мои люди не могли".

Гибель группы оправдывала всех исполнителей, но с начальника, разумеется, ответственности не снимала. От него требовалось сдержанное самобичевание, уверенная готовность к повторению действий и, пожалуй, почти скрытое сочувствие к шефу (сына приговорил!), выраженное лишь тоном разговора.

На все эти условности требовалось время, и в силах Макса было отменить их вовсе, что он и сделал, получая таким образом право на дополнительное уважение и ещ более интенсивную ретивость подчиннных. Усиливая значимость разговора, Макс обратился к начальнику Службы Слежения по имени:

- Григорий, прошу вас лично, с кратчайшего расстояния, поруководить повторной операцией.

Срочность - высшая.

Практически это означало приказ убивать самому.

- Вот план, - Григорий положил перед Максом листок бумаги.

Это была контурная карта района операции, с именами основных участников, включая Григория, с направлениями их перемещений и датами намечаемых событий. Имена были, конечно, зашифрованы цифрами и цветом, но так, чтобы Макс легко вс понял.

Макс разобрался с планом в одно касание, сделал всего одну пометку и вернул бумагу. Григорий взглянул на пометку и уставился на Макса:

- Да-а-а?

Макс кивнул.

- И не боятся второго траура?

- От вас зависит, - сказал веско Макс.

- Да-а-а, - повторил Григорий. - Ну, есть… Пойду?

Макс кивнул. Он не сомневался, что личная ответственность за вторую группу американских авианосцев очень сильно поможет Григорию. Но необходима и моральная ответственность Совета, которую можно обозначить лишь одним способом. Когда начальник Службы Слежения встал, Макс тоже поднялся, подошл вплотную и, пожимая руку, тихо-тихо сказал:

-Удачи, Мастер-Вокатор.

Глаза Григория вспыхнули всего на миг, по губам скользнула победная усмешка, он крепко, но бережно сдавил руку Главы, коротко кивнул и быстро вышел. В каждом его движении Макс видел победу. Ничего другого им просто не позволялось.

Июль. Нефтяная провинция.

- Ты не удивляешься по утрам, что ещ жив? - спросила Анна, подливая в чашки кипяток.

- Я каждое утро удивляюсь, откуда у нас ещ берутся кофе и сахар, - Виктор добавил себе того и другого и стал медленно размешивать. - Удивляюсь, откуда бертся в этих горах вода. Я порой даже воздуху удивляюсь.

- Кофе кончается, - Адам вошл в пещеру, - сахар последний. Остались только галеты… - Вс остальное течт и не меняется, - продолжил Виктор. - Мы с Анютой про любовь к жизни разговариваем, а ты - со своими галетами. Тоже мне философ. Ну-ка признавайся, ты по утрам не удивляешься, что ещ жив?

- Я этому удивляюсь, сколько себя помню, - Адам взял свою чашку. - Я потому и стал философом. Кстати, где мой коллега?

- А куда бы я делся? - Артур выглянул из спального мешка. - По какому поводу праздник? Глядика, и костр, и кофе горячий… Даже сахар!?

- Вылазь, вылазь, боец невидимого фронта, - Анна поманила его четвртой чашкой. - Садись, пока горячо.

- Что празднуем? - Артур подкатился к "столу" вместе с мешком да в нм и сел. - Неужели связь?

- Какая связь? - Виктор покачал головой. - Ай, боец, какая связь… Нас ведь день и ночь пеленгуют.

- Какая, какая, пассивная, - Артур блеснул эрудицией. - На прослушку.

- Да ведь не с кем, - Виктор снова качнул головой. - Поверь ты наконец. НЕТУ БОЛЬШЕ НИКОГО!

Здесь уже не страна, а территория, не народ, а население, не правительство… Впрочем, правительства тут и не было. Так, шарик надувной… Ну, давай заправляться и - побежали.

- Куда же? - Артур потянулся к листу вертолтной обшивки, на котором стояли чашки и котелок.

- Однако Россия будем бежать, - Виктор заговорил по-русски. - Сибирь будем скрываться. Тайга будем ходить, белка искать. Томский город - моя родина.

- Что, что он говорит? - Артур даже потряс головой. - Я так не понимаю, Витья. Какая белка?

- Анютке, вон, на шубу, - Виктор был невозмутим. - Петлй будем белка брать. Анюта, переведи ему.

- Мой русский ещ не на этом уровне, - сказала Анна серьзно. - Шуба из белки - это мне понятно. "Белка брать" - это, по-моему, умышленная ошибка в падежах. А что значит - "тайга ходить" - не поняла вовсе. Что есть "тайга"?

- Это джунгли, сельва, дикие заболоченные заросли, - сообщил Виктор. - Только на русском севере. Что есть Сибирь, перевести?

- Про Сибирь, - Анна обиделась, - весь мир знает без перевода. Я поняла: Сибирь и тайга - это одно и то же.



Pages:     | 1 |   ...   | 48 | 49 || 51 | 52 |   ...   | 59 |