WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 |   ...   | 47 | 48 || 50 | 51 |   ...   | 59 |

«МИРЫ БЕЗ МИРА Сказочно правдивые истории для взрослых ПРИГЛАШЕНИЕ Поэт сообщил человечеству, что любовь и голод правят миром, но лукаво промолчал о направлении - куда ...»

-- [ Страница 49 ] --

- Ах ты, мой теоретик, - Адам уже давно не улыбался, он цедил свой яд сквозь зубы и выглядел жутковато. - Пойми ты, что есть и такая философия, в которой сын родной не так дорого стоит, как власть над целым человечеством. Даже при меньшем масштабе сынов режут без колебаний.

Помнишь, был в Библии такой святой, который богу в жертву хотел сына принести? Не родному человечеству, а всего лишь богу! Бог его, правда, остановил. Сказал: "Проверка была". А потом подумал и собственного сына на крест послал, на мучительную жертву. Правда, тоже пощадил в финале. А твой папенька, хоть и не имеет божественных возможностей, посягнул превзойти Создателя в жестокости - отдать сына в жертву почти за просто так: за одного маленького экстремиста с библейским именем Адам. Не веришь?

- Поверить готов, пожалуй. Но понять, принять… - А это от тебя и не требуется. Уверуй, ибо нелепо!

Они достигли самой середины ужасных промышленных руин и начали спускаться в подземелье.

- Самое безопасное место, - сказал Адам. - Здесь уже бомбить не будут.

Артур промолчал.

- Итак, - продолжал Адам, - признавайся, что за черти принесли тебя сюда? Ты ведь полезнее там, гораздо полезнее, это давно решено.

Он ждал ответа до самой глубины подземелья. В конце спуска Артур остановился и сказал:

- Я, видишь ли, просто живой человек. Меня разлучили с Марией. Не мог я там больше оставаться.

Теперь замолчал Адам. Он жестом пригласил Артура продолжать движение и сам пошл впереди. Бункер не имел разрушений и был тускло освещн каким-то аварийным электричеством.

Адам мог бы идти и быстрее, он в развалинах был проворнее, но теперь, видимо, сообщение Артура заставило его задуматься. Так молча и вошли в одну из дверей длинного коридора, оплетнного кабелями и трубами.

В обширном низком помещении не было вентиляции и было полно людей. Несмотря на глубину, жара стояла такая же, как на поверхности, да ещ и духота. Все люди были вооружены, но делом занимались только немногие у стола, покрытого обширной картой, остальные просто ждали, тихо беседуя группами или молча сидя на корточках у стен. Были представлены все рода войск - от уже несуществующей авиации до бессмертной верблюжьей кавалерии.

- О нападении молчим, - сказал Адам Артуру и подвл его к столу.

Узнав, кто пришл, работавшие кивнули и вернулись к карте.

Артур уже через минуту разобрался в ситуации, которая там была отражена. Авианосцы в прибрежной зоне, курсы доблестных американских пилотов, перемещения местных установок ПВО, перечркнутый местный аэродром и - подлинная, вожделенная цель "миротворцев" - район нефтяных промыслов, куда на карте не проложен ни один бомбовый курс.

Предметом обсуждения был мост. Это огромное и уникальное сооружение авиация агрессора не трогала, потому что через него только и было возможно сообщение между прибрежной территорией и нефтепромыслами.

- С воздушным десантом у них ничего не получится, - говорил тот, кто вл совещание. - Второй раз на такие потери они не пойдут. У них там мамы бунт поднимут, свергнут собственного президента.

Офицеры мрачно засмеялись.

Поэтому, - продолжал старший, - они ураганно обработают побережье и высадят десант с моря.

Плавсредства им позволяют. Наше слабое место - разведка. Место высадки нам не узнать. Можно только вычислить, догадаться, поймать удачу, как футбольному вратарю при пенальти. На вс побережье у нас никаких сил не хватит.

- Есть ещ беспилотные средства, - напомнил один из офицеров.

- Разумеется, - ответил старший. - Но только на крайний случай. Вы видели, как они их щлкают… И боевые пловцы наши тоже к ним не подступятся. Не наш уровень - переиграть их в технике.

- Что же предлагается? - спросил офицер в морской форме.

- Если б было, - горько ответил старший, - я бы вас не отрывал от дел. Давайте мозговым штурмом… Смотрите сюда. Все их дороги ведут к мосту. Значит, возможны три направления: вот, вот и вот. И высадка возможна сразу в трх местах: здесь, здесь и здесь. Вс, что у нас будет перемещаться, они подавят авиацией...

- Мост наджно заминирован, - сказал один из офицеров.

- И сразу получим две страны, - возразил старший. - Это им и нужно.

- Обсуждаем проигранную операцию, - процедил моряк.

- Что предлагаете? - Старший спросил тоном человека, знающего ответ.

- Боевые пловцы, - сказал моряк с нажимом. И поспешил, опережая возражения:

- Люди сами требуют. Они хотят зайти с моря, под прикрытием рыбацких судов. Для всех очевидно: только уничтожение авианосцев решает проблему.

- До прихода других авианосцев, - сказал один из офицеров.

- А как же их мамы? - возразил моряк.

- Все ваши люди погибнут наверняка, - сказал старший. - Вместе с рыбаками, кстати.

- Рыбаки требуют того же, - ответил моряк жстко. - Они все вместе приходили. У них вс готово и торпеды, и расчты. Я сам пойду с ними.

- Дорогая вещь свобода, - сказал старший после тяжлого молчания.

- Так пусть и янки это поймут, - быстро ответил моряк. - На собственной шкуре.



- Адам, - повернулся старший, - что скажете?

Все посмотрели на Адама.

- Есть решения, - сказал Адам, - которые солдат имеет право принимать сам… Они ведь защищают свои семьи.

- От подлинной свободы, - добавил едко моряк.

Всем было ясно, что вопрос решн.

- Ваша задача, Адам, - сказал старший, - когда вс произойдт, дать подвигу максимальную и точную огласку. На весь мир.

- Вс готово, - ответил Адам, кивком простился и увлк Артура дальше. За этим залом следовал ещ ряд помещений, он ветвился в стороны, и везде работали люди. В духоте и при слабом свете.

Они были обвешаны самым разным оружием - от пистолетов и револьверов всех систем до русских автоматов Калашникова и коротких израильских "узи". Ручные гранатомты, подсумки и ящики с боеприпасами громоздились на стеллажах и по углам, отражаясь в экранах неработающих компьютеров.

- Почему они не снимают оружия? - спросил Артур. - Здесь же штаб, тыл… - Опасаются диверсий, - объяснил Адам. - Нам же с тобой пришлось, совсем рядом. Да и приказ… В этой небольшой стране тыла не было… В одном из помещений свет горел ярко, вовсю работали компьютеры, светились экраны телевизоров, шли разные программы. Там Адам задержался.

Артур сразу понял, что это его ведомство, пропаганда.

Просмотрев несколько материалов на бумаге и поговорив о них с людьми, Адам осторожно ушл за дверь, на которой горело табло: "Тихо! Запись" Артур услышал песню на русском языке из ближайшего телевизора и подошл. Тот, кто слушал песню и делал на листах бумаги какие-то пометки, оторвался от работы и поднял на Артура воспалнные бессонницей синие глаза. Сказал хрипло:

- Вижу, понимаете по-русски.

Артур кивнул, пожал ему руку и представился.

- Виктор, - назвался этот человек, по виду - ровесник Адама, только очень бородатый и более худощавый. - Но вы - не из России.

Артур снова кивнул и назвал свою страну.

- А-а, голова спрута… - Вы о чм? - Артур не понял.

- О твоей стране, браток, - сказал Виктор по-русски. - И не обижайся. Нет страны, которая не была бы дерьмом.

- Это почему же? - Артур тоже решил поупражняться в русском языке.

- Ты же, вроде, друг Адама? Значит, его философию циничную знаешь. Нет страны, которая не была бы государством. Нет государства, которое не было бы орудием насилия. Нет государственных границ, на которые не было бы давления с обеих сторон. Нет государственной идеологии, которая не ставила бы себя выше других. Страна без этих признаков - обречена. Вот же, слушай, что пот Россия. По всем каналам - эти хрипучие голоса, блатные песни, даже от женского имени.

- Что такое - "блатные"?

- Криминал, - объяснил Виктор. - Тюрьма, зона, банда…Все эти слова знаешь?

- Зона - это лагерь за колючей проволокой. У нас это широкое понятие, до размеров страны. В России нынче за решткой живут честные люди: окна квартир защищают рештками от блататы. А бандиты - гуляют по улицам и управляют государством. Не везт России. Целый век под бандитами…Слишком большая… - Почему же ты - здесь? Не патриот?

- А я - урод, - Виктор оскалился так, что Артур почему-то сразу представил его в рукопашной. - У нас вся страна - в "горячих точках", и во всех я успел послужить. И в оконцовке вышло по песне: "Где свои и где чужие? Как до этого дожили? Неужели на Россию нам плевать?" Пытался не плевать, служил честно. Но так и не понял, кому. Ушл в отставку. А не воевать уже не могу. Понимаешь?

- Нет. По-моему, воевать - это для человека неестественное состояние.

- У-у-у, ты действительно здоровый человек - Виктор выдернул из-под стола табурет. - Садись, здоровый человек.

Артур молча сел, ожидая лекции. И не ошибся. Виктор настолько устал, что встряхнуть сознание было просто необходимо, чем он и занялся с заметным удовольствием.

- У тебя высшее образование, надеюсь?

Артур кивнул.

- Все экзамены хорошо сдал?

- Высший бал.

- И философию сдавал?

Артур кивнул, готовясь к подвоху.

- Зря сдавал! - Виктор оскалился. - Надо было себе оставить. Ты вспомни, что говорил великий философ Маркс: "Жизнь - это борьба". Так? А война - это разновидность борьбы. То есть - что?

Война - разновидность жизни! Притом самая интересная.

- Для наблюдающих, - уточнил Артур. И блеснул русским словом:

- Издаля.

- А это уже немало, - Виктор был невозмутим. - Особенно в эпоху телевидения. Зрелище, сопереживание, гемоглобин, так ведь? Но не забудем и об исполнителях, то есть об уродах! Вроде меня. Они рождаются для войны, в мирное время становятся бандитами, полицейскими или спортсменами-экстремалами. Врожднная агрессивность. Она есть у всех, а у этих - повышенная. Ты с парашютом не прыгал? На скалы не лазил? А с ледников на лыжах не спускался? Под воду с аквалангом не ходил? Ну, медведя из берлоги, точно, не поднимал… Но это ещ не вполне уроды.

Уроду обязательно надо, чтобы в него стреляли. Уродами иногда - не очень часто - рождаются. Это патология. А в основном - становятся. Как я. Вот видишь эти бумажки? Отчитываюсь. Я - военный советник. Называюсь. Я просто тут присел, чтобы музычку послушать. Пока отчт пишу. А сдам его, внесу свои предложения, получу инструкции - и снова под пули. Все результаты первого американского десанта - моя работа.

- Теперь - оборона моста? - Артур блеснул осведомлнностью.



Pages:     | 1 |   ...   | 47 | 48 || 50 | 51 |   ...   | 59 |