WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

«...»

-- [ Страница 2 ] --

Такой мир можно назвать тотальным. Из него нельзя «выйти» после работы или «войти» в процессе распития пива с друзьями. Более того, имена «предшествуют» возможному наложению категориальных рамок. Какой-нибудь «Коля-механизатор» прежде всего конкретный «Коля», а уже потом «механизатор», как и «Жора-алкаш» сначала — «Жора», а только потом «алкаш». В отличие от города, в деревне нельзя сказать: «пошел к друзьям» или «задержался с коллегами на работе». Необходимо указать их «смысловой предикат» — с кем конкретно задержался и к кому именно пошел. Оперирование «пустыми» категориями «друзей» и «коллег» для сельского сообщества — непроходной вариант.

Тем не менее, любой наблюдательный полевик может возразить, что в деревне все же существуют безличные категории социальных акторов. Так, например, милиционеры из райцентра, караулящие подвыпивших автолюбителей на выезде из села, для самих селян — «менты»; поставщики товара в сельпо — «приехали с товаром из города»; горожане, купившие в деревне дом — «дачники»; сезонные рабочие, приезжие из других мест — «хохлы», «красноярцы», «северяне» и т. д. Однако здесь необходимо отметить, что, в отличие от города, где данные категории «связывают» разные личные сообщества, в тотальном мире имен деревни они приобретают совершенно иное значение. И это является очень важным ключом к пониманию социальных особенностей деревенского сообщества.

«Категории» в селе становятся означающими внешности, чужеродности происхождения актора, маркированного подобным образом. Данное, весьма характерное восприятие категорий лежит в основе принципиальной не-политичности сельского коллектива.

Политическое в рамках данной работы рассматривается как сфера аристотелевского «полиса», объединяющая индивидов в некую общность, несводимую к их личным интересам, составляющих, в свою очередь, область «пойэзиса», где индивид действует как частное лицо своего «ойкоса». Трансформация индивида частного в индивида политического осуществляется благодаря практике интерпелляции политического субъекта — рекрутирующей носителей сугубо частных интересов в нередуцируемую к «частному»

Данная особенность организации социального пространства сельского коллектива уже отмечалась некоторыми авторами. Так, например, Н. Козлова в своем труде «Горизонты повседневности советской эпохи», говоря об особенностях организации сельских сообществ в советской России, пишет: «Еще раз подчеркнем, что жизнь этих общностей базируется на личной связи. Люди здесь общаются с людьми, а не с абстрактными системами (представленными деньгами, наукой, правом, системой легитимации и т. д.). Личная связь — это множественная сложная связь, базирующаяся на личном доверии. Современные функциональные отношения могут переосмысливаться в терминах личной связи» (Козлова 1996: 114).

общность «класса», «нации», «культуры» и т. д. Этот процесс — результат воздействия идеологии. Вот как об этом пишет Л. Альтюссер:

Идеология «действует», или «функционирует» посредством того, что она «производит рекрутский набор» среди индивидов (среди них всех) именно путем той операции, которую я назвал интерпелляцией, или окриком и которая может быть представлена всем известным случаем, когда полицейский (или кто-либо другой) окрикивает: «Эй, ты там!» (Althusser 1971: 174).

Если представить, что такая сцена происходит на улице, то окрикнутый индивид обернется. Этим физическим поворотом на 180° он становится субъектом. Почему? Потому, что он распознал, что окрик был «действительно адресован» именно ему, а не кому-либо другому.

Под этим «окриком» Альтюссер понимает не столько знакомое многим милицейское «гражданин», сколько обращения типа «женщина», «французы», «рабочий класс» и прочие идеи, транслируемые в сфере публичной коммуникации и предлагающие индивиду занять одну из предлагаемых «субъект-позиций», или, иными словами, идентифицировать себя с одной из предлагаемых общностей. В постальтюссерианской традиции именно этот выбор одной из имеющихся в наличии субъект-позиций и понимается как акт, вмещающий в себя само политическое действие, или, иными словами, — практику политической субъективности (Laclau, Zac 1984: 11–39).

Данная трактовка одного из «головных» понятий данного исследования заставляет рассматривать область публичной языковой практики, предлагающую разные интерпелляционные модусы, как основную сферу институционализации политического. В этой связи кажется довольно конструктивным взглянуть на проблему именной и категориальной организации социального пространства как на принципиально различную форму семиозиса, или означения окружающих реалий, которые в данном случае выражаются реалиями социальными.

Весьма интересным, в данном ключе, кажется разработка данной проблемы, предложенная в работах Юрия Лотмана и Бориса Успенского. Открывая свою статью «Миф. Имя.

Культура», авторы вводят читателя в тему посредством интродукции следующего сопоставления: «Мир есть материя / Мир есть конь» (Лотман, Успенский 2001: 525–543).

Противопоставляя данные формы означения, авторы отмечают, что в первом случае мы имеем дело с описанием мира через некий «метаязык», а во втором — с описанием мира «через него самого». Развивая это противопоставления далее, Лотман и Успенский пишут:

«… в конечном счете, дело может быть сведено к противопоставлению принципиально одноязычного сознания и такого, которому необходима хотя бы пара различно устроенных языков» (Лотман, Успенский 2001: 526). Авторы предлагают называть одноязычное сознание — «мифологическим», а полиязычное — «не-мифологическим» (Лотман, Успенский 2001:



525–543), и, далее развивая эту антиномию, они полагают, что:

Мир, представленный в границах мифологического сознания, должен казаться составленным из объектов:

1) одноранговых (понятие логической иерархии в принципе находится вне сознания данного типа);

2) нерасчленимых на признаки (каждая вещь рассматривается как интегральное целое);

В английском переводе heyling, от Hey! — Эй!

3) однократных (представление о многократности вещей подразумевает включение их в некоторые общие множества, т. е. наличие на уровне метаописания) (Лотман, Успенский 2001: 525–543).

Простая инверсия этих пунктов позволяет определить основные особенности мира, представленного «не-мифологическим» сознанием, который, соответственно, будет состоять из объектов:

1) многораговых (включенных в некую логическую иерархию);

2) расчленимых (каждая вещь рассматривается не как целое, а как часть);

3) многократных (включенных в некие общие множества).

Опуская достаточно ангажированную и не совсем актуальную в русле данного исследования атрибуцию разных типов миропредставления как «мифологического» и «немифологического», позволю себе связать описание мира «через себя самого» с номинационным описанием, т. е. описанием через имена собственные, а представление мира через некий метаязык — с описанием нарицательным, через категории. Данное допущение намечено самим Ю. Лотманом в ряде его других работ. Так, например, в одном из своих поздних сочинений, различая восприятие мира конкретных и неповторимых сущностей как мира собственных имен, что, собственно следует из самого названия статьи, а противопоставленного ему «мира групп» — как мира имен нарицательных, он пишет: «Один из исходных семиотических механизмов, присущих человеку, начинается с возможности быть “только собою”, вещью (собственным именем) и одновременно выступать в качестве «представителя» группы, одного из многих (нарицательное имя)» (Лотман 2001а: 12–149, 38).

В духе данного развития темы кажется уместным называть второй тип семиозиса как означение нарицательное, или иначе — выделение не конкретных и уникальных объектов, а общих понятий, в которых множество предметов и явлений, а в нашем случае, прежде всего, индивидов, обнаруживают свое сходство. Именно здесь основными акторами социального пространства становятся не уникальные и неповторимые индивиды, а группы, общие для множества отдельных персон.

Принципиальное разведение мира собственных и мира нарицательных имен по вектору их семиотической организации открывает интересную перспективу социологического приложения данного противопоставления. Как показывают теоретики Московско-Тартусской семиотической школы, основой существования мира нарицательных имен является наличие метаязыка как среды формирования нарицательных концептов, объединяющих единичные сущности в единые множества. Метаязыком Лотман, как, впрочем, и вся данная теоретическая традиция, называет область вторичных моделирующих систем. Представляя данный концепт в одной из своих самых известных работ, он пишет:

Вторичные моделирующие системы — семиотические системы, построенные на основе естественного языка, но имеющие более сложную структуру. Вторичные моделирующие системы, ритуал, все совокупности идеологических знаковых коммуникаций, искусство, складываются в единое сложное семиотическое целое — культуру (Лотман 2001б: 18–132, 34).

Данное определение, по сути своей, развивает, если не повторяет, теоретические разработки М. Бахтина, в частности, его теорию «первичных (простых)» и «вторичных (сложных, или идеологических)» речевых жанров. Напомним, что Бахтин пишет по этому поводу следующее:

Особенно важно обратить здесь внимание на очень существенное различие между первичными (простыми) и вторичными (сложными) речевыми жанрами ….

Вторичные (сложные) речевые жанры — романы, драмы, научные исследования всякого рода, большие публицистические жанры и т. п. — возникают в условиях более сложного и относительно высокоразвитого культурного общения (преимущественно письменного): художественного, научного, общественно-политического и т. п. В процессе своего формирования они вбирают в себя и перерабатывают различные первичные (простые) речевые жанры, сложившиеся в условиях непосредственного речевого общения (Бахтин 1997: 159–206, 161).

Помимо очевидного концептуального потенциала разведения первичных и вторичных речевых жанров, особого внимания требует тот факт, что Бахтин называет вторичные речевые жанры «идеологическими» (Бахтин 1997: 159–206, 161), что является весьма симптоматичным указанием на то, что сюда входят не только художественные тексты, находящиеся в центре работ русских семиотиков, но и все сообщения особой культурной важности, включая тексты откровенно политического характера.

Существование вторичных моделирующих систем предполагает наличие в обществе определенного социального расслоения, выраженного отделением «высокоразвитого культурного общения» от, соответственно, общения «низкоразвитого». В рамках этого расслоения выделяются те, чьи тексты воспринимаются как сообщения особой важности — писатели, законодатели, государственные деятели, ученые и т. д., и те, чьи сообщения такими не распознаются. Если данного расслоения не наблюдается — ни о каком выделении метаязыка, идеологически нагруженных сообщений в общей массе языкового потока говорить вообще не представляется возможным.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |
 



Похожие работы:

«1 - PETKAU STAMMBAUM Verfasst von Viktor Petkau Происхождение фамилии Петкау. Фамилия Петкау имеет много вариантов написания: Peterchkau, Paethkeau, Pthkeau, Paettkau, Pttkau, Paethkau, Pthkau, Paetkau, Ptkau, Pethaus, Patkau, Petkau. Эти варианты отображают историю семьи на фоне истории меннонитов, к которым они принадлежали. В записях церковной книги меннонитской общины Тигенгаген (Tiegenhagen) встречаем следующие варианты написания фамилии: Petkau, Ptkau, Pethkau, Ptckau, Peterckau 1). В...»

«Программа дисциплины Теория вероятностей и математическая статистика для направления/ специальности 040100.62 Социология подготовки бакалавров Авторы: Толстова Ю.Н., Макаров А.А., Пашкевич А.В., Хавенсон Т.Е., Назаров Б.В. Рекомендована секцией УМС Одобрена на заседании кафедры _социология_ _Высшей математики_ Председатель Зав. кафедрой _Ледяев В.Г. Макаров А.А. _ 20 г. _ 20 г. Утверждена УС факультета Одобрена на заседании кафедры _социологии _методов сбора и анализа социологической...»

«Агудина Л.А., Ланина В.В., Чеснокова С.Я. ОЦЕНКА СОСТОЯНИЯ И ДИНАМИКА ЛЕСНЫХ БИОЦЕНОЗОВ ПИЗС ГОРКИ ПОД ВОЗДЕЙСТВИЕМ РЕКРЕАЦИОННЫХ НАГРУЗОК Природно-исторический заповедник-спецлесхоз Горки, пос. Горки Ленинские, Московская обл., Россия, lesgork@rambler.ru Article describes the five stages recreational degression, assessed the status of forest biocenoses and prevention of negative impacts on them. Территория Природно-исторического заповедника-спецлесхоза Горки находится в непосредственной...»

«Ю. Б. Артюхин, В. Н. Бурканов, В. С. Никулин ПрилоВ морСких Птиц и млекоПитАЮщих НА дрифтерНом ПромыСле лоСоСей В СеВеро-зАПАдНой чАСти тихого океАНА Москва Скорость цвета 2010 УДК 639.211.2.081.117(265.5) ББК 47.2 А86 Артюхин Ю. Б., Бурканов В. Н., Никулин В. С. Прилов морских птиц и млекопитающих на дрифтерном промысле лососей А 86 в северо-западной части Тихого океана. М.: Скорость цвета, 2010. – 264 с. ISBN 978-5-9902255-1-0 Изложена история возникновения и развития морского дрифтерного...»

«Гендер для чайников-2 Москва Звенья 2009 ББК 60.54:71.4 Г34 Научный редактор Ирина Тартаковская Иллюстрации Адгура Дзидзария ISBN 978–5–7870–0110–5 © Фонд имени Генриха Бёлля, состав, 2009 © Коллектив авторов, 2009 © А.Г.Дзидзария, рисунки, 2009 © А.А.Кулаков, оформление, 2009 аВТорЫ: Белянин алексей Владимирович доцент, координатор научных программ МИЭФ Государственного университета Высшая школа экономики, PhD Жидкова елена михайловна заместитель директора по научной работе муниципального...»

«Переселенческое общество Азиатской России: миграции, пространства, сообщества. Рубежи XIX–XХ и XX–XXI веков Иркутск 2013 УДК 391 (51) ББК 63.529(253)-32 П 27 Издание подготовлено при финансовой поддержке Федеральной целевой программы Научные и научно-педагогические кадры инновационной России на 2009–2013  гг. в рамках проектов Переселенческое общество Азиатской России: этномиграционные процессы в формировании локальных пространств и сообществ. Рубежи XIX–...»

«Аннотация Новая книга Бориса Акунина о приключениях Эраста Петровича в XIX веке. Последний раз мы встречались с Эрастом Петровичем Фандориным, когда он применял свой дедуктивный метод в борьбе с японской преступностью. Об этом был роман Алмазная колесница и рассказ Сигумо, который перекочевал в Нефритовые чтки из Кладбищенских историй. Все остальные тексты здесь новые. Их география значительно расширилась: действие рассказов и повестей переносится из Москвы в Сибирь, из Англии в Америку. И даже...»

«Д. Д. Гальцин к. и. н., научный сотрудник Библиотеки Российской академии наук, СПб Викка: между эзотерическим обществом и экзотерическим язычеством1 Некоторые события из истории викки 1861 – книга И. Я. Бахофена Материнское право (Das Mutterrecht: eine Untersuchung ber die Gynaikokratie der alten Welt nach ihrer religisen und rechtlichen Natur). Первая антропологическая теория матриархата; гипотеза примордиального культа женского божества. 1863 – книга Ж. Мишле Колдунья (La Sorcire)....»

«РАБОЧАЯ ПРОГРАММА дисциплины “История ветеринарии и введение в специальность” для специальности 110501.65 “Ветеринарно-санитарная экспертиза” факультет Ветеринарной медицины Ведущая кафедра терапии и фармакологии Объем дисциплины и виды учебной работы (час.) Дневная форма обучения Заочная форма обучения Вид учебной работы Курс, се- Курс, сеВсего часов Всего часов местр местр Лекции 18 I, 1 - Практические занятия - - - Лабораторные занятия 18 I, 1 - Семинары - - - Всего аудиторных заI, 1 - -...»

«Проблемы теории государства и права Учебно-практическое пособие Рекомендовано экспертным советом по дистанционному образованию Института экономики, управления и права в качестве учебно-практического пособия для системы высшего и дополнительного образования КАЗАНЬ 2006 I. ПОЯСНИТЕЛЬНАЯ ЗАПИСКА Авторы программы: к.ю.н., доцент Краснов А.В. (Темы 1, 2, 3, 4, 5, 7, 8, 9, 10). Окончил Казанский государственный университет по специальности Юриспруденция в 1996г. с отличием. Обучался в аспирантуре при...»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.