WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 41 |

«Ховард Зер Восстановительное правосудие: Новый взгляд на преступление и наказание Howard Zehr Changing Lenses A NEW FOCUS FOR CRIME AND JUSTICE A Cristian Peace Shelf ...»

-- [ Страница 9 ] --

Все это сказывается на нашем чувстве общности. Сталкиваясь с преступлением, мы встаем перед определенным выбором. Мы можем сплотиться и вместе противостоять «врагу». Чувство общности, возможно, и возрастет, но это будет обороняющаяся, замкнутая на себе, агрессивная община. Или мы можем попрятаться по домам, перестав кому-либо верить. Чувство общности, и так ослабленное, еще больше пострадает.

Таким образом, то, как мы отвечаем на преступление, имеет серьезные последствия для нашего будущего.

(1) Мне помогли работы Marie Marshal Fortune Sexual Violence: The Unmentioneable Sin (New York;

Pilgrim Press, 1983), and «Justice-Making in the Aftermath оf Woman-Battering», in Domestic Violence on Trial, ed.

Daniel Sonkin (New York: Springer Publishers, 1987), pp. 237—248. Сравни Jeffrie G. Murphy and Jean Hampton, Forgivness and Mercy (Cambridge University Press, 1988) and Thomas R, Yoder Neufeld, «Forgiveness and the Dangerous Few: The Biblical Basis», address to the Christian Council for Reconciliation, Montreal, Qedec, November 18, 1983.

Мортон MaкКаллум-Патерсон высказал предположение, что прощение может подразумевать добровольный отказ от возмездия. Также оно может подразумевать готовность передать все в руки Господа.

Он указал на то, что корень слова «прощение» в Новом Завете означает передавать или откладывать. См.:

Toward a Justice That Heals (Toronto: The United Church Publishing House, 1988), стр. 56.

(2) Спасибо Дейву Уорту за это удачное замечание.

(3) По материалам семинара по изучению псалмов в Торонто, Онтарио. Цит. по «A Reflective Analysis on Reconsiliation as It Relates to Criminal Jastice», неопубликованному докладу по результатам дискуссии рабочей группы Национальных ассоциаций в сфере уголовного правосудия на семинаре в мае 1987 г. в Оттаве, Канада.

(4) См. David Kelley, «Stalking the Criminal Mind: Psychopaths, “Moral Imbeciles”, and Free Will», Harper’s, August 1985.

(5) Ignatieff, «Imprisonment and the Need for Justice.»

(6) См. Gerald Austin McHugh, Christian Faith and Criminal Justice: Toward a Christian Responce to Crime and Punishment (New York: Paulist Press, 1978), pp,172ff.

(7) Parker Rossman, After Punishment What? (Cleveland, Ohio: Collins, 1980).

(8) Особенно полезным источником для анализа вопроса о власти является Richard Korn, «Crime, Criminal Justice, and Corrections», University of San Francisco Law Review, October 1971.

(9) Dennis A. Сhalleеn, Making It Right (Aberdeen, South Dakota: Milieus and Peterson Publishing, 1986), pp. 21ff. and 43ff.

(10) Nils Christie, “The Ideal Victim.” Неопубликованная лекция, прочитанная в рамках 33-го международного курса по криминологии, Ванкувер, Британская Колумбия.

(11) Jonathan Cobb and Richard Sennett, Hidden Injury of Class (New York: Cambridge University Press, 1977).

ЧАСТЬ II

В процессе отправления правосудия боль и потребности обеих сторон — пострадавшего и преступника — остаются без должного внимания. Больше того, иногда наносится и дополнительный вред.

В судебном процессе преступление начинает выходить за границы реальности:

преступление мистифицируется и мифологизируется, его превращают в некий символ, которым манипулируют политики и пресса.

На протяжении последних нескольких веков предпринималось довольно много попыток преобразовать этот процесс. Бытующее мнение, что «ничто не помогает» и реформаторские усилия не дали никаких положительных результатов, не совсем верно. И все-таки многие реформы, если не большинство, зашли в тупик, привели к самым разным непредвиденным последствиям: результаты резко отличались от первоначальных замыслов.

Тюрьмы, например, исходно рассматривались как гуманная альтернатива телесному наказанию и смертной казни; тюремное заключение должно было ответить на потребность общества в наказании и изоляции преступников и одновременно содействовать их перевоспитанию — однако уже в течение первых лет введения тюрем они стали местами ужаса. В результате зародилось движение за реформирование тюрем.

Признание того факта, что тюрьмы не соответствуют требованиям, которые к ним предъявлялись первоначально, в скором времени привело к поискам «альтернатив»

тюремному заключению (1). Вводилось много альтернатив, но их опыт никак нельзя назвать положительным. Часто они служили альтернативами другим «альтернативам», но не заменой лишения свободы. Слишком часто эти альтернативы не доводились до каких-либо официальных действий. Одновременно с распространением «альтернатив» численность тюремного населения продолжала расти, что вело к увеличению числа людей, подпавших под контроль и наблюдение со стороны государства. «Сеть» контроля и отслеживания разрасталась по всем направлениям, но при этом без какого-либо заметного влияния на преступность; основные потребности жертвы и преступника все так же оставались без внимания.

В чем же причина? Почему непосредственные потребности вовлеченных в преступление людей — говорим ли мы о правонарушителе или о том, чьи права нарушены, — почему их потребности оказываются столь незначимыми для отправления «правосудия»?

Почему преобразования, призванные реформировать систему правосудия, часто так бессильны изменить этот стандарт? Ответ коренится в нашем общем понимании сущности преступления и правосудия. И до тех пор, пока мы не обратимся к обсуждению этих базовых определений и понятий, вряд ли стоит ожидать подлинных изменений.



Но существуют ли и в самом деле общие, единые для всех определения преступления и правосудия? На первый взгляд, мы обнаруживаем значительные расхождения, даже среди профессиональных юристов. Судьи, к примеру, демонстрируют удивительное разнообразие во взглядах на то, какое наказание соответствует тому или иному преступлению, и почему.

В этом основная причина такого серьезного недостатка, как отсутствие единообразия в вынесении приговоров. Расхождение во взглядах и даже в философских концепциях отчетливо проявилось в ходе исследования, когда нескольким судьям дали на рассмотрение идентичные дела и спросили, какой бы приговор они вынесли. Разница в результатах поистине захватывающая. Каждый судья, каждый прокурор, каждый работник службы пробации действует в соответствии с собственным пониманием того, что справедливо, а представления эти могут значительно расходиться.

Таким образом, существуют разные точки зрения на то, как мы должны реагировать на преступление. Чтобы объяснить это разнообразие, в США часто прибегают к словам «либеральный» и «консервативный». От консерваторов ждут быстрого, уверенного и непреклонного приговора, а также пренебрежения правилами, защищающими права обвиняемого. Консерватор, в нашем представлении, должен подчеркнуть осознанность преступных действий подсудимого и необходимость ответственности, игнорируя смягчающие обстоятельства дела. От либералов, напротив, мы ждем большего внимания к правам подсудимого и смягчающим обстоятельствам. И нам кажется, будто у либералов и консерваторов совершенно различные взгляды на преступление и правосудие (2).

Однако эти «противоположные позиции» на самом деле могут не так уж сильно различаться. При более внимательном анализе мы находим, что большинство из нас придерживается взглядов, которые стоят поверх указанных различий. Одни из этих взглядов нашли свое воплощение в уголовном законе, другие нет. Важно понять, в чем их содержание.

При ответе на вопрос, идет ли речь именно о преступлении и как следует на него реагировать, мы исходим из некоторых основных предпосылок. Мы считаем, что:

виновность должна быть установлена;

виновный должен «получить по заслугам»;

справедливое возмездие предполагает страдания;

критерием правосудия является надлежащая правовая процедура;

действие подпадает под категорию преступления только в том случае, когда имеет место формальное нарушение закона.

Рассмотрим эти предпосылки более внимательно.

Установление виновности Вопрос виновности — центральный для уголовного процесса. Установление виновности — основная задача, вокруг которой и из которой разворачивается весь уголовный процесс.

Важность этой задачи, серьезность вытекающих из ее решения последствий настолько существенны, что все здесь регулируется специально разработанными законами.

Как только виновность установлена, забота о соблюдении процессуальных гарантий и прав обвиняемого идет на убыль.

Центральное место, которое виновность занимает в правосудии, приводит к тому, что решению суда о наказании придается меньшее значение. Обучение в юридических институтах фокусируется на законах и процедурах, относящихся прежде всего к установлению виновности, что же касается вынесения приговоров, то в этой области подготовке студентов уделяется недостаточное внимание. Соответственно, лишь немногие судьи и еще меньше процессуальные стороны профессионально оснащены в части определения наказания по уголовным делам.

Такая озабоченность установлением виновности свидетельствует о вполне определенной тенденции: прошлое интересует нас больше, чем будущее. «Что случилось? И кто виноват в этом?» — эти вопросы стоят на первом месте, предваряя обсуждение проблем, возникших в результате преступления (или оказавшихся его причиной). Профессиональные юристы посвящают мало времени обсуждению того, что может быть сделано для предотвращения новых проблем в будущем.

Понятие виновности, которое конституирует судебный процесс*, —довольно узкая, в высшей степени юридико-техническая конструкция, предполагающая «объективное» или описательное содержание. Совершило ли данное лицо преступление в том виде, как оно описано в законе? Было ли деяние умышленным? Был ли в данном случае нарушен закон?

Установление виновности в ее юридическом смысле дает лишь ответы на вопросы, было ли данное действие совершено обвиняемым, и если да, подлежит ли он по закону наказанию.

В юриспруденции понятия преступления и виновности облекаются в особые формы и трактуются иначе, чем их переживают пострадавший и преступник. Вердикт суда о признании подсудимого виновным может очевидным образом и не отражать настоящее преступление. Нередко складывается впечатление, что судебная трактовка виновностиневиновности имеет мало отношения к тому, что произошло реально. Как недавно признали некоторые апологеты этой системы, «юридическая виновность, а не фактическая... является основой уголовного процесса» (3).

Подсудимый довольно скоро сталкивается с такой ситуацией. Его могут обвинить в чем-то, что звучит совсем иначе, чем то, что он совершил на самом деле. Официальное обвинение может быть результатом переговоров между его адвокатом и прокурором. Даже если он и совершил преступление, юридически он может оказаться невиновным*, поэтому ему могут посоветовать виновным себя не признавать. И он может поверить, что и в самом деле невиновен. Даже если по закону он виновен, адвокат, чаще всего (на определенной стадии процесса) советует ему вину не признавать. В переводе с юридического на обыденный язык «не признавать себя виновным» означает «я требую суда»** или «мне нужно больше времени»***. Все это ведет к сокрытию истины и затемняет нравственную подоплеку феномена виновности-невиновности.

В правовом отношении вопрос виновности — это вопрос «или-или». Степень опасности преступления может быть разной, в то время как степень виновности (в юридическом смысле) никак не измеряется: вы либо виновны, либо не виновны. Кто-то должен выигрывать, кто-то проигрывать. Нильс Кристи точно определил смысл этого:

«Мы рассматриваем суды как воспитательные учреждения, защищающие общественные нормы, но реально они в скрытой форме учат оценивать людей, исходя из примитивной дихотомии» (4).



Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 41 |
 



Похожие работы:

«ПОЛЯКИ В РОССИИ: ИСтОРИЯ И СОВРеменнОСть Поляки и Россия, русские и Польша  Ministerstwo Edukacji i Nauki Federacji Rosyjskiej KUBASKI UNIWERSYTET PASTWOWY INSTYTUT POLSKI W MOSKWIE Krasnodarska Organizacja Regionalna POLSKIE CENTRUM NARODOWO-KULTURALNE „JEDNO” POLACY W ROSJI: dzieje i wspczesno Krasnodar 2007 Поляки и Россия, русские и Польша  министерство образования и науки Российской Федерации КУБАнСКИЙ ГОСУДАРСтВеннЫЙ УнИВеРСИтет ПОЛьСКИЙ КУЛьтУРнЫЙ ЦентР В мОСКВе Краснодарская...»

«СОБЫТИЯ И ЛЮДИ В ДОКУМЕНТАХ КУРСКИХ АРХИВОВ 110-летию архивной службы Курской области посвящается Сборник статей Выпуск ХI КУРСК 2013 УДК 908 ББК 63.3 (2 Рус – 4 Курск) С 55 С 55 События и люди в документах курских архивов. 110-летию архивной службы Курской области посвящается [Текст] / под ред. В.Л. Богданова. Курск: ООО Центр рекламы Лоцман, 2013. 173 с. Редакционная коллегия:Богданов В.Л. (гл. редактор) – начальник архивного управления Курской обл., Елагина Н.А. – директор ОКУ Госархив...»

«М1. Общенаучный цикл М1.Б. Базовая часть Аннотация рабочей программы дисциплины М1.Б.1. История и философия науки Общая трудоемкость дисциплины – 5 зачетных единиц, 180 часов. Цели освоения дисциплины Дисциплина История и философия науки предназначена для подготовки магистров по направлению 111100 - Зоотехния. Цель дисциплины: философия науки есть самосознание культуры, выраженное в форме рефлексии над наукой, поэтому ее конечной целью является не наука как таковая, а человек, осуществляющий...»

«МУЗЕЙ АНТРОПОЛОГИИ И ЭТНОГРАФИИ ИМ. ПЕТРА ВЕЛИКОГО (КУНСТКАМЕРА) ЛАВРОВСКИЙ СБОРНИК Материалы Среднеазиатско Кавказских исследований ЭТНОЛОГИЯ, ИСТОРИЯ, АРХЕОЛОГИЯ, КУЛЬТУРОЛОГИЯ 2006–2007 Санкт Петербург 2007 1 Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-150-3/ © МАЭ РАН ББК 63.5 Л13 Рецензенты: канд. истор. наук А.В. Курбанов; канд. истор. наук, доц. кафедры Центральной Азии и Кавказа...»

«ІІпМІеС Кваша, Григорий. Принципы истории Предисловие автора Новая наука - теоретическая история - началась с изучения простой и известной каждому школьнику последовательности дат из российской истории XX века: 1905 год революция, 1917 - революция, 1929 - год большого перелома, 1941 - война, 1953 смерть Сталина, 1965 - начало косыгинской реформы, 1977 - конец реформы, начало застоя, 1989 - первые свободные выборы, распад соцлагеря. Теперь в распоряжении новой науки учение о трех мирах (Восток,...»

«РАЗДЕЛ II ТРАДИЦИОННАЯ, АЛЬТЕРНАТИВНАЯ И НАРОДНАЯ МЕДИЦИНА В АРМЕНИИ: МИФЫ, ЗАБЛУЖДЕНИЯ И РЕАЛЬНОСТЬ Три оружия есть у целителя – растение, нож и слово. Авиценна ТРАДИЦИОННАЯ И АЛЬТЕРНАТИВНАЯ МЕДИЦИНА (основы, история, методы) Не следует краснеть, чтобы заимствовать у народа средства, служащие к его излечению. Гиппократ Авакян М.Н. Современная медицина, также, как и медицина натуральная, своими истоками уходит в работы древних врачевателей, но за последние столетия их развитие шло разными...»

«2 Книга уникальна еще и тем, что А.А. Чибилев сам неоднократно становился руководителем таких экспедиций в наше время. Мне в некоторых из них приходилось быть участником, о чм подробно изложил в своих мемуарах С думой о прошлом и будущем во второй части с названием Вместе с Географическим обществом. В экологическом путешествии остановимся на тех из них, которые ближе всего к проблемам обеспечения сегодня и завтра населения Оренбуржья и Оренбурга пресной водой и поддержания нормальной экологии....»

«ГЛОБАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ЧЕЛОВЕЧЕСТВО ПЕРЕД ГЛОБАЛЬНЫМ ЭКОЛОГИЧЕСКИМ ВЫЗОВОМ Вебер А. Б. д. и. н., главный научный сотрудник Института социологии РАН. E-mail: veber@gorby.ru Статья посвящена актуальным проблемам взаимодействия природы и общества в условиях современной глобализации. Значительное внимание уделяется истории вопроса, исследованиям зарубежных и отечественных ученых в этой области, приводится обширный фактический материал. Основная тема тесно переплетается с одной из самых актуальных...»

«МИровоззренИе славянофИлов ИсторИя И будущее россИИ Москва Институт русской цивилизации 2008 А. Д. Каплин. Мировоззрение славянофилов. История и будущее России. Отв. ред. О. Платонов. М., Институт русской цивилизации, 2008. – 448 с. В книге доктора исторических наук А.Д. Каплина исследуются зарождение, становление и развитие мировоззрения славянофилов, сформулировавших в своих трудах основы русской идеологии, в течение более чем 1000 лет составлявшей духовный фундамент Государства Российского....»

«РАДЛОВСКИЙ СБОРНИК Научные исследования и музейные проекты МАЭ РАН в 2011 г. Санкт-Петербург 2012 Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-235-7/ © МАЭ РАН УДК 39 ББК 63.5 Р15 Утверждено к печати Ученым советом МАЭ РАН Радловский сборник: Научные исследования и музейные проекты МАЭ РАН в 2011 г. / Отв. ред. Ю.К. Чистов. — СПб.: МАЭ Р15 РАН, 2012. — 464 с. ISBN 978-5-88431-235-7 В...»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.