WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 41 |

«Ховард Зер Восстановительное правосудие: Новый взгляд на преступление и наказание Howard Zehr Changing Lenses A NEW FOCUS FOR CRIME AND JUSTICE A Cristian Peace Shelf ...»

-- [ Страница 4 ] --

Помимо потребности в возмещении ущерба* и информации пострадавшие нуждаются в выражении и признании своих чувств: гнева, страха, боли. Хотя нам довольно тяжело выслушивать подобные признания и хотелось бы, чтобы пострадавшие испытывали более приемлемые для нас чувства, мы должны согласиться, что эти переживания – вполне естественная реакция человека на насилие. По сути дела, гнев следует признать закономерной стадией страдания, которую не так легко преодолеть. Страдание и боль – неотъемлемая часть преступления, пострадавшим необходимо выразить эти чувства и быть услышанными. Пострадавшим нужна аудитория, чтобы поделиться своими чувствами и переживаниями и даже просто рассказать свою историю. Им важно, чтобы их правда была услышана и признана другими.

Пострадавшим необходимо снова обрести ощущение полноценности. Поскольку уверенность в личной автономии украдена преступником, жертвы испытывают потребность вернуть сознание собственной независимости. В частности это предполагает и дополнительные меры по защите своего дома. Так, нередко большое значение придается новым замкам и охране; чтобы уменьшить риск, пострадавшие могут даже изменить образ своей жизни. В той же мере им важно знать, как движется их дело, либо быть непосредственно причастными к его разрешению. Им необходим выбор, и уверенность, что этот выбор вполне реален.

Особую роль играет для пострадавших потребность в безопасности. Они хотят быть уверенными в том, что подобное никогда больше не повторится ни с ними, ни с кем другим.

Они хотят убедиться, что в этом направлении предприняты определенные шаги.

И, наконец, все это пронизано общей потребностью, которую можно назвать стремлением к справедливости. В отдельных случаях эта потребность может выразиться в требовании мести. Однако желание мести может оказаться результатом столкновения с отрицательным опытом правосудия, когда справедливость не была восстановлена.

Стремление к справедливости настолько фундаментально, что в случае его неудовлетворения исцеление может оказаться недостижимым.

Опыт восстановленной справедливости имеет несколько измерений, которые отчасти я уже осветил. Пострадавшие нуждаются в подтверждении того, что случившееся с ними несчастье было незаслуженным, несправедливым. Им необходимо выговориться, описать все, что с ними произошло, поделиться переживаниями. Они нуждаются в слушателях, которые поняли бы их. Специалисты, работающие с женщинами, ставшими жертвами бытового насилия, определили эту потребность в следующих терминах: «открыть правду», «нарушить молчание», вынести сор из избы», «не преуменьшать».

К опыту восстановления справедливости относится и сознание того, что предпринимаются конкретные шаги по исправлению совершенного зла и предотвращению возможных рецидивов. Как было подчеркнуто, пострадавшие могут требовать возмещения ущерба не только ради восстановления своего материального благополучия, но и для морального подтверждения, содержащегося в самом признании, что было совершено зло и предпринята попытка его исправить.

Справедливость – это положение вещей, но одновременно и опыт. Справедливость должна совершиться так, чтобы пострадавший испытал ее как нечто реальное.

Пострадавшим недостаточно, когда их лишь уверяют, что делу уделено должное внимание.

Им важно, чтобы их информировали и хотя бы по некоторым вопросам советовались с ними, вовлекали в процесс правосудия.

Преступление может разрушить уверенность, в которой человек нуждается в первую очередь, - уверенность в осмысленности мира. Соответственно, путь к исцелению лежит через поиск смысла происходящего. Шесть вопросов, о которых мы вели речь, подразумевают поиск смысла. Для жертв преступления потребность в справедливости имеет особое значение, так как по словам философа и историка Михаила Игнатьева, концепция справедливости задает смысловую рамку, позволяющую понять значение пережитого опыта (4).

Попробуем кратко резюмировать наши размышления.

Во-первых, переживания жертвы преступления могут быть очень болезненными.

Причина тому - в разрушении того, что имеет витальное значение для человека:

представления о себе как автономной личности в осмысленном и предсказуемом мире, а также веры в добрые отношения с другими.

Во-вторых, первое утверждение относится не только к жертвам таких видов насилия, как убийство и изнасилование, которые большинством из нас считаются серьезными преступлениями, но и таких, которые общество относит на второй план: бытовое насилие, ограбление, вандализм, автомобильные кражи.

В-третьих, отмечается значительное сходство в реакции на события со стороны пострадавших, несмотря на различия в их характерах, а также обстоятельствах и видах преступлений. Некоторые состояния, такие как страх и гнев, почти универсальны, и, похоже, стадии восстановления для разных жертв примерно одинаковы.

И последнее. Оказавшись в положении жертвы, люди начинают испытывать потребности, удовлетворение которых может ускорить процесс исцеления. У тех же, кто остался без должного внимания, восстановительный процесс затруднен и нередко остается незавершенным.

Ответ на данную ситуацию Исходя из сказанного было бы вполне логичным, чтобы жертвы преступления оказались в центре судебного процесса и основное внимание фокусировалось на их потребностях. Думается, пострадавшим есть что сказать по поводу предъявляемого обвинения, а их потребности могли бы быть учтены при окончательном решении дела. По крайней мере, можно бы было ожидать, что им сообщат, когда преступник будет обнаружен, и далее будут держать в курсе дела. Однако в большинстве случаев этого не происходит:



пострадавшие почти ничего не знают о том, как ведется их дело, и ведется ли вообще. Чаще всего о них вспоминают лишь как о свидетелях. Им редко сообщают об аресте преступника.

Только в тех случаях, когда это предписано законом, суд предпринимает усилия для информирования пострадавших о ходе дела или привлекает их для участия лишь на последних стадиях процесса. Эта ситуация была довольно ярко проиллюстрирована участницей одного семинара, который я как-то помогал проводить. Когда я рассказывал о положении жертв преступлений - их страданиях, нуждах, их невключенности в процесс «правосудия» - сидевшая в последнем ряду женщина поднялась и сказала: «Вы правы. Я как-то сама оказалась жертвой квартирного ограбления. В другой раз на меня напали на темной улице. Ни в том, ни в другом случае меня не поставили в известность и не спросили моего мнения до тех пор, пока дела чуть было не прошли через суд. И знаете что? Я сама прокурор! Мой собственный персонал не стал меня информировать». Можете представить, чего следует ожидать нам с вами.

Пострадавшие начинают все это понимать вскоре после того, как заявят о правонарушении. Они часто удивляются, обнаружив, что уголовное преследование может продолжаться или прекращаться безо всякого учета пожеланий жертвы и что их мало информируют о деле.

Такое отношение к пострадавшим не только не принимает во внимание их потребностей, но, напротив, наносит дополнительный ущерб. Многие говорят о «вторичном ущербе», причиненном персоналом органов уголовной юстиции и самой судебной процедурой. Центральным здесь является вопрос власти над собственной жизнью.

Преступление лишает человека чувства уверенности в том, что он способен управлять своей жизнью – это один из наиболее унизительных аспектов в положении жертвы. Вместо того, чтобы вернуть эту уверенность, правовая система, отнимая у пострадавших право участия в решении собственного дела, причиняет им дополнительный вред. Вместо оказания помощи, правосудие наносит новые раны.

В США было принято федеральное законодательство в поддержку начатых во многих штатах программ, обеспечивающие помощь и компенсации жертвам преступлений. Эти программы позволяют жертвам тяжких преступлений против личности (и лишь в строго определенных случаях) подавать прошение о возмещении понесенных расходов. Там, где они приняты, программы обеспечивают консультации у психоаналитиков и некоторые другие виды поддержки. Лидером в разработке локальных программ помощи жертвам стала Англия; в программах участвуют волонтеры, оказывающие помощь и содействие в течение всего судебного процесса и в период реабилитации (5).

Все эти меры играют важную роль, знаменуя начало нового этапа в отношении общества к проблемам пострадавших. К сожалению, эти усилия остаются пока в зачаточном состоянии, это лишь капля в море, если сравнить ее с тем, что еще предстоит сделать.

Пострадавшие все еще остаются на периферии уголовного процесса, представляя собой «бесплатное приложение» к преступлению.

То, что мы до сих пор не принимаем жертв преступлений всерьез, оставляет нам в наследство страх, подозрительность, гнев и чувство вины. Это ведет к постоянной и все возрастающей жажде мести. Способствует созданию негативных стереотипов (как еще можно думать о преступнике, если нет возможности встретиться с ним лично?). И эти стереотипы способствуют еще большему недоверию, инспирируя расизм и классовую вражду.

По-видимому, острее всего жертва переживает невозможность оставить все в прошлом, поставить точку. Когда пострадавшие не чувствуют должного внимания и их потребности остаются неудовлетворенными, им тяжело забыть случившееся. Часто жертвы преступлений рассказывают о случившемся так, будто это было только вчера, хотя реально произошло много лет назад. За много лет ничто не помогло им преодолеть потрясение.

Напротив, пережитое и образ преступника все еще владеет ими, не давая желаемого освобождения.

Нанесенный вред не ограничивается одними пострадавшими, его испытывают на себе их друзья и все те, кто знает о трагическом происшествии. Не затянувшиеся раны жертвы отравляют общину нарастающими чувствами подозрительности, страха, гнева и уязвимости.

То, что нам не удается удовлетворить потребности пострадавших, вовсе не значит, что мы никогда не упоминаем о жертвах преступлений в ходе судебного процесса или в прессе.

Напротив, мы произносим их имена всякий раз, когда идет речь о мерах, применяемых к подсудимому, независимо от того, чего на самом деле хотят пострадавшие. По сути же, мы почти ничего не делаем для них, несмотря на все разглагольствования. Мы не прислушиваемся к их чувствам и потребностям. Не стремимся вернуть даже часть того, что ими утрачено. Не позволяем принять участие в решении собственного дела. Не помогаем в процессе исцеления. Даже не сообщаем им о новых данных, полученных в ходе расследования.

В этом вся ирония и трагедия ситуации: те, кто более всего пострадал, не принимаются во внимание. Как мы позже увидим, в нашем привычном понимании проблемы преступления пострадавшему не отводится даже скромного места.

(1).Сейчас становится доступным множество сведений о переживаниях жертв преступлений. Особенно значимыми я считаю Morton Bard and Dawn Sangrey, The Crime Victim’s Book (New York: Brunner-Mazel, 1986), 2d ed., а также Shelley Neiderbach, Invisible Wounds: Crime Victims Speak (New York: The Hayworth Press, 1986) and Doug Magee, What Murder Leaves Behind: The Victim’s Family (New York: Dodd, Mead and Co., 1983).

Важную помощь мне оказала Шарлотта Халлингер, соучредитель организации «Родители убитых детей».

(2) Шарлотта Халлингер, соучредитель организации «Родители убитых детей» и сама жертва преступления, выявила четыре типа поведения друзей по отношению к жертвам преступлений.

Избавитель. Страх заставляет его искать быстрые решения. Вместо того, чтобы слушать, он дает советы, которые только увеличивает зависимость. Он с трудом предоставляет жертве возможность выговориться. Ему тяжело видеть, как человек мучается и чувствовать к себе беспомощным, поэтому он пытается поставить все на свои места.

Враждебный помощник. Страх раздражает его. Он испытывает потребность обвинить во всем жертву.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 41 |
 



Похожие работы:

«ПРОГУЛКИ ПО ТУЛЕ ТУЛА 2003 ББК: 81.411.2-923 Прогулки по Туле: Пособие по русскому языку / Л.А.Константинова, Т.Д.Маликова, Н.Г.Ненилина, Е.П.Щенникова, С.Г.Внуковская, С.А.Юрманова; Тул.гос.ун-т. – Тула, 2003. – 50 с. ISB N Основная цель пособия – подготовить студентов к чтению страноведческих текстов, выработать и закрепить навыки владения лексикой и синтаксисом публицистического стиля в устной и письменной речи, навыки монологической речи. Тексты позволяют иностранным студентам познакомиться...»

«Две стороны работы с источником Загадки истории, Тайны истории – расхожие заголовки популярных изданий. Но не только их одних: вполне строгие научные работы иногда тоже не гнушаются использовать подобные определения в своих названиях. В самом деле, прошлое содержит в себе еще так много непознанного и удивительного, странного и загадочного, что от таких эпитетов бывает довольно трудно отказаться. Впрочем, и сами документы прошлых эпох задают порой такие головоломки, решение которых напоминает...»

«А. Е. Снесарев ФИЛОСОФИЯ ВОЙНЫ 82 ПРОГРАММА ПО Ф И Л О С О Ф И И В О Й Н Ы I. В В Е Д Е Н И Е. Вступительное пояснение. Смысл кафедры. Положение дела в Европе. Краткое понятие о философии, как научной дисциплине. Философия науки. Примеры: философия права и философия математики. Содержание и определение философии войны. Наименование предмета. Исторический очерк. Характеристика источников. II. ВОЙНА, КАК ОСНОВНОЕ ПОНЯТИЕ В ПРЕДМЕТЕ ФИЛОСОФИИ ВОЙНЫ. А. Война в людских суждениях. Их сбивчивость и...»

«Из предисловия к изданию 1997 года Предлагаемые вниманию читателя работы Иллариона Васильевича Чернышева Аграрно- крестьянская политика России за 150 лет и Крестьяне об общине накануне 9 ноября 1906 года впервые были опубликованы ограниченным тиражом почти 80 лет назад. Они давно стали библиографической редкостью и практически неизвестны научной общественности. Между тем, публикуемые в настоящем издании работы уникальны: в них представлено первое и, пожалуй, единственное систематизированное...»

«1. Миссия, стратегические цели и задачи университета Тульский государственный университет является динамичным, стабильно развивающимся образовательным, научным и культурным центром Российской Федерации. Основной целью своей деятельности считает получение и продвижение научных знаний, всемерное содействие: приращению знаний, обеспечивающих социально-экономический рост России; развитию и реализации кадрового, научного и производственного потенциала оборонной и других высокотехнологичных отраслей...»

«КАК ЭТО ДЕЛАЕТСЯ В ОДЕССЕ ЛИТЕРАТУРНО-МУЗЫКАЛЬНЫЕ ИСКАНИЯ НА БЕРЕГУ Берега реки Самбатион издано свободным братством сынов Моше, они же краснокожие израильтяне место издания не обозначено 5770 год от сотворения Человека, он же 2010 год европейского и 1431 год мусульманского летоисчислений 1 МЕЖУНИВЕРСИТЕТСКИЙ ЦЕНТР ЕВРЕЙСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ ЕВРЕЙСКОЕ АГЕНТСТВО В РОССИИ при поддержке фондов ICHEIC, CAF, Avi Chai САМБАТИОН-5. С четырех краев Земли КАК ЭТО ДЕЛАЕТСЯ В ОДЕССЕ. ЛИТЕРАТУРНО-МУЗЫКАЛЬНЫЕ...»

«э н с к у а к и и II ЗД \ Т К.1 |}С Т О О ТУ !Ь С !\ О Г О Г М 1 / (1 Ю.1 1 \ О Ч \ Г У |\ Перепечатка без разрешения Издательства Тульского Губисполкома, и позаимствования без указания источнина — воспрещаются. : Щ —. ХВВЯ. 1= = 1ъ 9 9 С Ь ~ -,сР л Пролетарии все* стран, соединяйтесь! ПО Т У Л Ь С К О М ^ V К Р Д |0. ГГ О (Г (Пособие для экскурсий). Г 1п ИЗД АТЕЛЬСТВО ТУЛЬСКО ГО ГУБИСПОЛКОМ ТУЛА. Гублит. № 377. _ _ Тираж 5000 экз. Хула, 1-я тип. Тулпечати, ул, Коммунаров, 42. П РЕД И С Л...»

«В.В. СОНИН ИСТОРИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА ЗАРУБЕЖНЫХ СТРАН Учебно-практическое пособие Владивосток Издательство ВГУЭС 2010 ББК 67.3 С 62 Рецензент: В.С. Михайлов, д-р юрид. наук, профессор Сонин В.В. С 62 ИСТОРИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА ЗАРУБЕЖНЫХ СТРАН: учебно-практическое пособие. – 4-е изд., перераб. и доп. – Владивосток: Изд-во ВГУЭС, 2010. – 92 с. Учебно-практическое разработано в соответствии с программой курса, а также требованиями образовательного стандарта России к учебной дисциплине История...»

«К ЧИТАТЕЛЮ заповеданный его основателями, соловецким насельниДосточтимый читатель держит в руках книгу, покам не были страшны ни козни невидимых супостатов, вествующую о многовековой истории Соловецкого мони нападения вооруженных иноплеменников, ни излонастыря. Особое внимание в ней уделено новейшему мы государственной политики, которая и в дореволюципериоду этой истории — возрождению обители в последонные времена порой оказывалась враждебна Церкви. ние двадцать лет. В этой части книга...»

«Саша Соколов Палисандрия Палисандрия (1985) – самый нашумевший из романов Саши Соколова. Действие Лолиты наоборот – как прозвали Палисандрию после выхода – разворачивается на фоне фантастически переосмысленной советской действительности. Саша Соколов. Палисандрия to whom it may concern кому положено (англ.) От биографа Внучатый племянник сталинского соратника Лаврентия БериивиДоме Массажа Правительства Палисандр Дальберг (XX-XXI вв.) прошел по-наполеоноввнук виднейшего сибирского прелюбодея...»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.