WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 |   ...   | 14 | 15 || 17 | 18 |   ...   | 41 |

«Ховард Зер Восстановительное правосудие: Новый взгляд на преступление и наказание Howard Zehr Changing Lenses A NEW FOCUS FOR CRIME AND JUSTICE A Cristian Peace Shelf ...»

-- [ Страница 16 ] --

Оценка исторических форм правосудия Правосудие, существовавшее до нынешней эпохи, традиционно рисуется как мстительное и варварское в противовес более рациональному и гуманному подходу современного правосудия. Совершенно очевидно, что эта картина слишком примитивна и мрачна. Однако не стоит предаваться ностальгии по ушедшему золотому веку: общинное правосудие имело и серьезные недостатки. Методы установления виновности в спорных делах были произвольными, неточными и не предоставляли никаких гарантий. Наиболее успешно эта форма правосудия действовала среди равных; когда же преступники находились в подчиненном положении, правосудие могло быть субъективным и жестоким.

Общинное правосудие возлагало тяжелое бремя и на плечи пострадавших, так как следствие но делу полностью зависело от их инициативы и, возможно, денежных средств.

Что же касается наказаний за особо тяжкие преступления, то они могли быть поистине варварскими.

И тем не менее, урегулирование конфликтов путем переговоров и компенсаций, конституирующих общинное правосудие, являет собой альтернативное понимание существа преступления и правосудия — вот что имеет значение. Традиционные теории правосудия признавали, что вред наносится определенным людям, что вовлеченные лица должны стоять в центре разрешения конфликта и что возмещение ущерба играет первоочередную роль.

Общинное правосудие ставило на первое место поддержание добрых отношений, примирение. Тем самым, форма общинного правосудия гораздо точнее отражала подлинное положение вещей при преступлении, чем наша «просвещенная» парадигма.

Традиционное правосудие часто характеризуют как правосудие возмездия. Однако наказание было лишь одним из многих возможных вариантов решения дела и часто воспринималось как неудача, отступление от идеала. Общинное правосудие предлагало куда более широкий спектр решений, нежели современная карательная парадигма. Во всяком случае стоит пересмотреть наши взгляды на традиционное правосудие и отрефлектировать его возможности как относительно возмездия, так и примирения.

Революция права В средневековой Европе не существовало системы уголовного права в той форме, как мы его себе представляем сегодня. Не было писаных кодексов, квалифицирующих определенные действия как преступления и предписывающих соответствующие наказания.

Дела обычно велись непрофессионалами. Политические и судебные власти выступали в определенной им роли, но она была достаточно ограниченной. Существовало несколько видов судов, однако они руководствовались, в основном, положениями общинного правосудия. К судам прибегали крайне неохотно.

В одиннадцатом и двенадцатом веках начались, однако, некоторые изменения, которые заложили основу абсолютно новому подходу к преступлению и правосудию.

Потребовались века, прежде чем эти изменения достигли зрелости, тем более, что они были встречены яростным сопротивлением со стороны многих. Лишь в девятнадцатом веке новая модель правосудия одержала окончательную победу. Однако эта метаморфоза — столь затянувшаяся и часто игнорируемая историками — стала тем, что историк права Гарольд Д.

Берман обозначил как «революцию права» (6).

Политические власти предшествующих эпох были вынуждены создавать «законы», опираясь на понятия и практику местных обычаев. В период позднего средневековья они заявили свое право на создание новых и отмену старых законов: и обычаи стали вытесняться официальными, писаными кодексами, вобравшими в себя новые принципы. К восемнадцатому и девятнадцатому векам были разработаны специальные своды кодифицированного права, затрагивавшие особую категорию конфликтов и видов причинения вреда, определяемых как преступления.

Новые аргументы и процедуры открыли государству возможность большего вмешательства и инициативы по определенным категориям дел. На европейском континенте появились прокуроры, представляющие интересы государства. В Англии мировые судьи, будучи ограниченными в полномочиях, тем не менее действовали от имени государства. Для некоторой категории дел суды постепенно сменили роль пассивных посредников на более активную: они взяли в свои руки инициативу по возбуждению дела и по собиранию доказательств.

В континентальной Европе стиль работы судов сменился с обвинительного на следственный. Теперь суды взяли на себя ответственность за вынесение обвинений, собирание фактов, определение исхода дела, при этом информация часто держалась в секрете. В Англии обвинительная модель продержалась дольше, благодаря роли присяжных и сохранению частной формы иска. Но и здесь представители государства заняли место граждан в ведении «уголовных» дел*.

Характер приговоров по таким делам начал претерпевать изменения — предпочтение стало отдаваться не примирению, а наказанию. Штрафы, поступающие в государственную казну, заменили возмещение ущерба пострадавшим. Пытки стали использоваться не только в качестве наказаний, но и как судебный метод добывания показаний. Доля участия пострадавшего постепенно уменьшалась.

Изменения эти произошли не вдруг, не в один день государство захватило судебные полномочия, представители государства внедрялись в обвинительный процесс постепенно.

Так, взяв на себя функцию расследования, государство, в конце концов, стало обвинителем.

К 1498 году французский закон установил, что король или королевский прокурор являются стороной во всех делах. Начав с претензии на участие в делах, государство, в конце концов, потребовало и полного главенства.



Государственные юристы прибегали ко множеству юридических приемов и аргументов — новых и старых — чтобы оправдать вмешательство государства. В обвинительном процессе дела обычно возбуждались жертвой или ее родственниками.

Только для особых случаев некоторые законодательства оставляли место для «чрезвычайного» преследования со стороны суда или государства. Гак, например, во Франции четырнадцатого века принятие судом дела к рассмотрению предполагало наличие разного рода оснований. Обычно таким основанием было предъявление иска обвинителем.

Однако в случаях очевидности правонарушения (если преступник захвачен с поличным) или наличия «гласа народа» (когда и преступление, и преступник были широко известны общественности), суд мог вмешаться при отсутствии конкретного обвинителя. Законом было предусмотрено и возбуждение дела по доносу. В подобных ситуациях существовали и реальные обвинители (жертвы), но они оставались в тени, играя лишь незначительную роль.

Как это часто бывает, меры, которые первоначально предназначались для чрезвычайных случаев, постепенно стали применяться повседневно (7).

Введение таких правовых мер подкреплялось еще и новой концепцией. Корона стала претендовать на роль миротворца. От такого заявления был лишь один шаг до утверждения, что, если нарушается порядок, жертвой оказывается государство. Неудивительно, что в таком процессе роль и нужды реальных жертв были забыты.

Роль канонического права Вполне закономерно, что развитие новой централизованной правовой системы происходило в условиях ожесточенной борьбы за власть. Борьба за господство велась как внутри религиозных и мирских структур, так и между ними. Это в значительной мере отразилось на том, как отправлялось правосудие. Развитие канонического права — закона Католической Церкви — сыграло в этой борьбе ключевую роль.

На протяжении первых веков христианства Церковь была децентрализована.

Постепенно появилось несколько соперничающих центров, каждый из которых претендовал на определенное влияние. В результате в лоне церкви возникли проблемы внутренней дисциплины. Первоочередной задачей папства на протяжении Средних веков было укрепление его авторитета в Церкви. Одновременно папство было вовлечено в борьбу за власть, претендуя на статус равный или превосходящий статус светских правителей.

Как раз к этому времени начали складываться централизованные государства с теми же претензиями. Они тоже нуждались в укреплении власти в пределах своих владений, стремясь подчинить себе и другие центры влияния, включая Церковь. Таким образом, и религиозные, и светские правители одновременно искали новые обоснования и средства укрепления своей власти. Законы позднего периода Римской империи стали как раз таким инструментом, во-первых, для Церкви, и во-вторых, для государства.

На протяжении республиканской эпохи римской истории преступление оставалось, в первую очередь, делом общины или частных лиц, государство пользовалось лишь ограниченными правами. С возникновением империи, однако, были разработаны законы, которые признавали и расширяли роль государства в законодательной деятельности и отправлении правосудия.

После VI века эти законы были большей частью утеряны, хотя и не полностью забыты. Обнаружение в конце одиннадцатого века рукописей законодательства Юстиниана* вряд ли стоит считать случайным **. Сторонники Папы Римского, да и светские власти, видимо, в течение какого-то времени пытались найти нечто подобное. Римское право, заново открытое в одиннадцатом веке, стало фундаментом канонического права, ставшего основой церковного порядка. Позже его положения были адаптированы и светскими властями всей континентальной Западной Европы, а также оказали некоторое влияние на английскую правовую систему.

Проанализировав законодательство Юстиниана и его последующую адаптацию, Берман отмечает, что оно радикально отличалось от обычного права, представляло собой самостоятельный правовой массив, который в средние века был унаследован от далекой по времени и культуре цивилизации и привнес новые существенные элементы в европейскую правовую систему.

Кодекс Юстиниана был тщательно отрегулированной, рациональной, то есть основанной на строгой логике и фундаментальных принципах, систематизацией правового материала римского права. Не опираясь на местные обычаи и исторические предания, он стоял особняком. Поэтому он предоставлял центральной власти полную свободу в создании новых и отмене старых «законов», тем самым обеспечивая власть «правомочной» основой для вмешательства в любые дела. Отчасти привлекательность римского права для центральных властей заключалась как раз в той чрезвычайно важной роли, которую оно им предназначало.

Итак, римское право было представлено писаным законом, основанным на принципах, свободных от местных традиций. Оно было снабжено методом сопоставления норм и разработки новых законов (т.е. схоластикой)*. В результате появилась реальная возможность не только систематизации и распространения римского права, но и его изучения и преподавания независимо от государственных границ. Универсальный характер римского права позволяет объяснить его притягательность и почти мгновенное распространение в большей части западноевропейских университетов.

На основе римского права Церковь создала сложную систему канонического права — первую современную правовую систему. Это было революционное преобразование.

Каноническое право снабдило папство серьезным оружием в борьбе за господство как внутри Церкви, так и во взаимоотношениях со светскими политическими властями.

Предоставив центральной власти право на самостоятельное уголовное преследование, каноническое право создало основу как для борьбы с ересью, так и со злоупотреблениями в среде духовенства. Крайним выражением этого нового подхода стала Инквизиция, которая позволила представителям папства охотиться на еретиков и посредством пыток извлекать показания и сводить счеты.

Частное лицо уже не рассматривалось как главная жертва. При Инквизиции жертвой оказался весь моральный порядок, а центральные власти были его защитниками.

Совершенное зло более не было вредом, который следует загладить. Оно стало грехом.



Pages:     | 1 |   ...   | 14 | 15 || 17 | 18 |   ...   | 41 |
 



Похожие работы:

«КОНТИНЕНТАЛЬНЫЙ РИФТОГЕНЕЗ, СОПУТСТВУЮЩИЕ ПРОЦЕССЫ Материалы Второго Всероссийского симпозиума с международным участием и молодежной научной школы, посвященных памяти академиков Н.А. Логачева и Е.Е. Милановского Иркутск, 20–23 августа 2013 г. Том 1 CONTINENTAL RIFTING, ACCOMPANYING PROCESSES Proceedings of the Second All-Russia symposium with international participation and training school for young scientists, dedicated to the memory of academicians N.A. Logatchev and E.E. Milanovsky Irkutsk,...»

«Рецензенты: Ольга Леонтьевна Бутто, кандидат филологических наук, старший преподаватель кафедры зарубежного регионоведения и дипломатии Владимир Игоревич Колесов, заведующий сектором истории и этнографии Краснодарского краевого историко-археологического музея-заповедника им Е.Д. Фелицина. Составители: Оксана Алексеевна Перенижко, кандидат исторических наук, доцент кафедры дипломатии Кубанского государственного университета О.А. Перенижко Александр Сергеевич Евтушенко, кандидат исторических...»

«Хозе Сильва Искусство торговли по методу Сильва Подробное описание практически успешного маркетинга с применением названного метода. Он является поистине волшебным способом жить, творить, работать. и торговать. Сегодня торговцы обязаны понимать психологию торговли, чтобы добиться успеха. Только так рождаются сверхзвезды коммерции. Первое издание этой книги на русском языке было осуществлено в 1996 г., второе - в 1997 г. Для широкого круга лиц, осваивающих рыночной бизнес. ВВЕДЕНИЕ На протяжении...»

«Иосиф Флавий. Иудейская война: Беларусь; Минск; 1991 ISBN 5-338-00653-7 Аннотация В первом своем сочинении, О войне иудейской, Иосиф Флавий по живым впечатлениям повествует о разрушении Иерусалима и о войне римлян с евреями, предпослав подробному рассказу об этом событии краткий очерк (1 и 2 книги) всего случившегося со времени взятия Иерусалима Антиохом Епифаном до отступления от Иерусалима Цестия Галла, правителя Сирии, и разгрома его войск иудеями. Иосиф Флавий Иудейская война Предисловие...»

«Аннотация 1922 год. Мир едва оправился от Великой войны. Египтология процветает. Говард Хартер находит гробницу Тутанхамона. По следу скандального британского исследователя Ральфа Трилипуша идет австралийский детектив, убежденный, что египтолог на исходе войны был повинен в двойном убийстве. Трилипуш, переводчик порнографических стихов апокрифического египетского царя Атум-хаду, ищет его усыпальницу в песках. Экспедиция упрямого одиночки по извилистым тропам исторических проекций стоит жизни и...»

«Повседневная жизнь польского национального меньшинства Веймарской республики: некоторые аспекты опубликовано в: Веймарская республика: история, историография, источниковедение. Межвузовский сборник научных трудов. Вып. 4. Иваново, 2008. С. 61-88. Одной из граней социально-исторического целого выступает история повседневной жизни. Мы исходим из того, что повседневная жизнь – это реализация образа жизни и мышления народа (индивида, некой группы людей) в определенном промежутке исторического...»

«Уважаемый читатель! Перед вами история жизни и уникальная система реабилитации Валентина Дикуля. Опыт этого мужественного человека вдохновляет многих начать новую жизнь, побуждает действовать. Однако, как бы ни было сильно ваше желание заниматься по этой системе, нельзя пренебрегать рекомендациями врачей. Советуем вам получить консультацию квалифицированного специалиста о целесообразности начала занятий и предпочтительном для вас режиме тренировок. Дополнительную информацию о самой системе, а...»

«СТАЛИНСКИЙ ПОРЯДОК (РАЗОБЛАЧАЯ АНТИСТАЛИНСКИЕ МИФЫ) Сигизмунд С. Миронин Содержание Введение Глава 1. Вождь и геополитика. Глава 2. Миф о Голодоморе 1933 года. Глава 3. Миф о Большом терроре 1937–1938 года. Глава 4. Миф о послевоенных гонениях на военноначальников. Глава 5. Миф о геноциде переселенных народов. Глава 6. Миф о роли Сталина в югославском инциденте в 1948 году. Глава 7. Миф о сталинском антисемитизме (дела ОЕК и врачей). Глава 8. Миф о Ленинградском деле. Глава 9. Миф о разгроме...»

«Это правдивая история, рассказанная автору принцессой Султаной. За словами автора стоят записки и дневники принцессы. Все человеческие трагедии, описанные в этой книге, имели &место в действительности. Мы позволили себе изменить некоторые имена и детали событий, чтобы обезопасить тех, кого в противном, случае можно было бы легко узнать. Решившись, наконец приступить к написанию этой книги, я не единожды перечитала записки и дневники, которые доверила мне Султана. Отбирая для книги события из ее...»

«Ошибка каузальности в социальной науке1 Аласдер Макинтайр Аннотация. В статье рассматривается проблема связи действий и верований. Автор показывает, что принятый в социальных науках подход, берущий свое начало в работах Юма и Милля и предполагающий выявление каузальных связей между верованиями и действиями, ошибочен. Вместо этого Макинтайр, исходя из разделения физического движения и человеческого действия, предлагает рассматривать связь верований и действиями с точки зрения тех описаний,...»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.