WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 41 |

«Ховард Зер Восстановительное правосудие: Новый взгляд на преступление и наказание Howard Zehr Changing Lenses A NEW FOCUS FOR CRIME AND JUSTICE A Cristian Peace Shelf ...»

-- [ Страница 11 ] --

При том, что уголовный процесс сосредоточен на вопросах виновности и ответственности подсудимого, он еще стремится распространить ответственность за окончательное решение суда на систему правосудия в целом, в то же время отрицая нашу общую ответственность за преступления. У тех, кто принимает ключевые решения (адвокаты, прокуроры, судьи, должностные лица службы пробации*), формируется образ защитника закона, выполняющего свой долг; и такие взгляды поощряются. Им внушают, что ответственность за исход дела лежит на «системе». Это означает, что свою личную ответственность за результаты судебного разбирательства «вершители» правосудия могут отрицать; их ограждают от возможности увидеть нечто общее между собой и преступником, увидеть в преступнике такого же человека.

Рената Мор в своей работе, посвященной уголовному праву Канады, точно подметила:

«Каким же образом мы осуществляем наказание? Таким, что ни одно конкретное лицо не может взять на себя ответственность за ограничение свободы другого лица. Система уголовного правосудия...

хитро разработана в виде рада автономных подразделений. Те, кто предъявляют обвинение, те, кто вступают в прения по этому делу, те, кто выносят приговор и приводят этот приговор в исполнение, — все это разные люди, мало или почти совсем не связанные как между собой, так и с обвиняемым. У нас есть даже специальное слово, подчеркивающее особую изолированность судей. После того, как они исполнили свои функции по вынесению приговора, они становятся "functus". Это означает, что им не стоит или даже не следует... более отягощать себя мыслями и беспокойством о тяжести наказания, которое они наложили на человеческое существо. Таким образом весь процесс обеспечивает ежедневное совершение насилия над другими, при том, что ни один человек не несет личную ответственность за это» (6).

Наказание по заслугам и страдание Как только виновность установлена, в игру вступает другое положение, определяющее процесс правосудия. Мы считаем, что преступник должен «получить по заслугам». Преступник должен получить то, что ему причитается. Правосудие должно свести счеты, «зуб за зуб». Преступление порождает нравственный долг, который должен быть выплачен, правосудие — это процесс установления равновесия. Как если бы во вселенной существовало некое метафизическое равновесие, нарушенное преступлением и требующее восстановления.

Такая концепция правосудия в большей мере имеет дело с абстрактными категориями, нежели с конкретным ущербом. Она исходит из того, что для восстановления равновесия необходимо именно наказание и что меру наказания можно рассчитать для каждого конкретного случая. Официальные лица сферы уголовной юстиции видят свою задачу в определении соответствующей меры наказания. Преступников пытаются убедить, что, неся наказание, они выплачивают свой долг обществу.

Однако преступники с трудом соглашаются с тем, что таким образом они «выплачивают свой долг обществу». «Расплата» — понятие в высшей степени абстрактное, и нет очевидного для всех момента, который был бы признан как момент окончательного погашения долга. Расплата приносит мало пользы обществу. Больше того, даже стоит обществу денег. Говоря преступнику: «Ты обидел кого-то, так теперь мы, обидев тебя, восстановим равновесие», — мы только увеличиваем количество зла в мире.

Виновность и наказание — два кита, на которых держится система правосудия. За страдание, причиненное другим, люди должны пострадать. Только причинение страданий может восстановить равновесие.

Давайте называть вещи своими именами. Когда мы говорим о наказании, то фактически ведем речь о причинении страданий, причем преднамеренном. Нильс Кристи помог нам увидеть, что уголовный закон на самом деле является «законом страданий», поскольку представляет собой детально разработанный механизм, позволяющий отмерить «справедливые» дозы страдания (7).

Обычно мы стараемся скрыть эту сторону дела. Наша культура стремится избежать реальности страданий. Мы попытались изгнать из нашего сознания смерть и передали заботу о ней профессионалам. Мы прибегаем к эвфемизмам: мы, скорее, «отходим с миром», чем умираем (8).

Неловкость, которую мы обычно испытываем при мысли о причиняемом страдании, осложняется своего рода табу, наложенным обществом на месть как возможный мотив наших действий. Это, в свою очередь, усиливает стремление скрыть их истинную природу и мотивы.

Нам не нравится страдание и месть, и уж во всяком случае, мы не хотим, чтобы о нас думали как об их источнике, и следовательно, мы всячески затушевываем их. Но совершая «правосудие», мы делаем именно это: причиняем страдания в ответ на преступление.

Мы передаем исполнение наказания в руки профессионалов, чтобы оно было вне поля нашего зрения. Мы затемняем его истинный характер, прибегая к разнообразным терминам и рациональным объяснениям. Мы предпочитаем говорить об «исправительных учреждениях», а не о тюрьмах, о «персонале исправительных учреждений», а не об охране.

Мы изобретаем множество доводов в пользу причинения страданий. То мы прибегаем к наказанию во имя перевоспитания, то как к возможной реабилитационной мере. Часто мы наказываем, с тем чтобы предотвратить новое преступление, удержать, запугать преступника («индивидуальное устрашение»), а также страхом подобных последствий отбить охоту и у потенциальных преступников («всеобщее устрашение»). Мы причиняем страдания в целях предупреждения преступности, даже не задаваясь вопросами, а каковы результаты реализации подобного подхода и насколько он вообще срабатывает.



Мы причиняем страдания, не утруждая себя вопросом, насколько нравственно заставлять страдать одного человека ради потенциального устрашения другого. Мы причиняем страдания, несмотря на то, что они могут не иметь никакого отношения к нуждам пострадавшего и вообще не отвечать на проблемы, связанные с преступлением. Как говорит Джон Лампен из Северной Ирландии, мы причиняем страдание, потому что нас научили думать, что в унижении и страдании суть правосудия и что зло должно сдерживаться жестокостью, а не любовью и пониманием (9).

Ирония в том, что эта аксиома уголовного правосудия — необходимость причинения страданий — может вступить в противоречие с исходным положением — необходимостью установления виновности. Из-за страха перед наказанием подсудимые неохотно признаются в совершенном преступлении. Поскольку карательные последствия чрезвычайно серьезны, правосудие нуждается в разработанной системе мер по защите прав обвиняемого, что, в свою очередь, создает трудности в установлении истины. Судьи, как и присяжные, могут оказаться не слишком склонными к осуждению, когда потенциальное наказание в их глазах чересчур сурово.

Господство концепции заслуженного наказания и причинения страданий указывает на то, что преступники оказались в мире, живущем по закону «зуб за зуб». Это, в свою очередь, лишь подтверждает жизненный опыт и мировоззрение многих из них: зло должно наказываться посредством того же зла, обидчик всегда заслуживает мести. Многие преступления совершались людьми, «наказывающими» свои семьи, соседей, знакомых.

Исследования по высшей мере наказания не смогли доказать, что угроза смертного приговора удерживает людей от совершения преступлений. По некоторым данным, пример смертного приговора кого-то может даже спровоцировать на убийство (10). Очевидно, урок, который некоторые потенциальные преступники извлекают из данной ситуации, заключается не в том, что убийство само по себе есть зло, но что тот, кто совершает зло, заслуживает смерти. Аксиома, что преступники должны получить по заслугам (а наказание — это именно то, что они заслужили), может стать уроком, отличным от того, который мы хотели бы преподать.

Уже давно всеми признано, что в основу современного уголовного законодательства положена угроза наказания для нарушителей закона. Специалисты по государственному праву отмечают, что суть государства сводится к «легитимной» монополии на насилие. Как отмечает политический философ Д.В. Мор, институты и методы права — скорее часть порочного круга насилия, нежели способ вырваться из него (11).

Первоочередной задачей нашего судебного процесса является установление виновности, а когда она установлена — назначение наказания. Однако, следуя традиции Римского права, правосудие в большей степени определяется как процесс, нежели результат (12). Форма преобладает над содержанием: если все судебные процедуры и правила соблюдены, считается, что справедливость восторжествовала.

Со всей очевидностью демонстрируют это апелляционные суды США. Только в особых случаях решения суда могут быть обжалованы из-за неправильного решения или обнаружения новых фактов. В основном, апелляционные жалобы подаются в связи с процедурными нарушениями. Апелляционный суд не исследует содержание показаний как таковых.

Рассмотрим основные характеристики нашего уголовного процесса.

Суть процесса в состязательности. Он предполагает и поощряет столкновение интересов сторон. Через регулируемый конфликт противостоящих интересов правда, в конечном счете, выйдет наружу, и интересы обеих сторон будут соблюдены. Подобная конструкция процесса предполагает существование непримиримых интересов и всячески способствует тому, чтобы таковыми они и оставались. Состязательное правосудие становится самореализующимся пророчеством.

Джералд Ауэрбах, анализируя вынесенные в США спорные судебные решения, красноречиво показывает, что такая процессуальная конструкция есть в высшей степени индивидуалистическая модель, построенная на принципе конкуренции. Она не только продукт раздробленного, конкурирующего общества, но еще и способствует процветанию в нем этих качеств (13).

У этой конструкции есть и свои сильные стороны, но по сути она не что иное, как модель борьбы, регулируемая дуэль. И отнюдь не случайно политики и вершители закона употребляют понятие «борьба с преступностью».

В США либералы и консерваторы отличаются друг от друга тем, на чем делается акцент, но и те и другие рассматривают правосудие как конфликт, регулируемый определенными правилами. Консерваторы в ориентации на то, что называют «контроль преступности», отдают предпочтение борьбе с преступностью (обратите внимание на терминологию!), а не правам обвиняемых. Либералы же особо акцентируют внимание на важности прав личности — модель «надлежащей правовой процедуры». Однако и те, и другие одинаково считают, что правосудие предполагает наличие борьбы между двумя враждующими сторонами, борьбы, регулируемой определенными правилами.

При такой значимости правил и процедур особое внимание уделяется равноправию как критерию правосудия. Цель в том, чтобы ко всем подсудимым применялись одинаковые стандарты. Следует, однако, подчеркнуть две специфические характеристики такого равноправия. Во-первых, речь идет в большей степени о намерении, а не о реальном положении вещей. В реальности даже приблизительное равноправие — как мы видим на примере расовой дискриминации при осуждении к лишению свободы и смертной казни — большая редкость. Однако правомерность подобных приговоров трудно ставить под сомнение, если нет возможности доказать, что с подсудимым обошлись преднамеренно несправедливо.

Правосудие изображается в виде богини с завязанными глазами и весами в руках.

Подчеркивается равенство всех людей в самом процессе правосудия, а не в фактических жизненных обстоятельствах. Процесс уголовного правосудия заявляет о своей полной беспристрастности в отношении к социальным, экономическим и политическим различиям, стараясь обращаться со всеми обвиняемыми, как если бы они были равны перед законом.

Культивируя ценность равного обращения с людьми неравными, уголовный процесс тем самым игнорирует и даже поддерживает существующее в обществе неравноправие. Как это ни парадоксально, но таким образом правосудие во имя равноправия способствует неравноправию.



Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 41 |
 



Похожие работы:

«Автор-составитель Чигрина А.И., канд.ист. наук. Содержание Введение Источники по генеалогии Этапы развития генеалогии Методика исследований Генеалогия дворян Непривилегированные рода Генеалогия в Башкирии Словарь терминов Введение В последние годы наблюдается всплеск интереса к генеалогии. Он отнюдь не случаен и обусловлен сложными процессами в обществе, переосмыслением исторической науки в целом и многими другими обстоятельствами. Стали доступными ранее закрытые архивные материалы. Усилилось...»

«Кто жил и мыслил, тот не может В душе не презирать людей; Кто чувствовал, того тревожит Призрак невозвратимых дней. А.С. Пушкин Евгений Онегин ВВЕДЕНИЕ 1. СТАРЬЕ БЕРЕМ Не знаю почему, но я всегда предпочитал старое новому. Я люблю свои старые вытертые штаны и свитера, старые книги, с потрепанными обложками, с замечаниями на полях и подчеркнутыми фразами на страницах. Я привыкаю к квартире или дому, в котором я живу и не хочу менять на новый, и больший, хотя так получилось, что иногда меняю. Так...»

«Аслан Авидзба Проблемы военно-политической истории Отечественной войны в Абхазии (1992-1993 гг.) Книга I Сухум 2013 ББК 63, 3(5Абх)64 А 20 Утверждено Ученым советом Абхазского института гуманитарных исследо­ ваний им. Д. И. Гулиа Редактор – А. Э. Куправа, доктор исторических наук, академик АНА Рецензент – В. М. Пачулия, кандидат исторических наук, полковник А. Ф. АВИДЗБА. Проблемы военно-политической истории Отечественной войны в Абхазии (1992-1993 гг.) Книга I. Сухум, 2013. –640 с. Работа...»

«НИЖНИЙ – МОСКВЕ СОСЕД БЛИЖНИЙ Путь мой из Москвы недалёк – в Нижний Новгород. Ведь известно в народе и пословицей издавна подтверждено: Нижний – Москве сосед ближний. 22 мая 2009 года, в день святителя и чудотворца Николая, по народному слову – на Николу Вешнего, повёз меня поезд древней русской дорогой через дивный город Владимир на восток, в славную Нижегородскую землю. Кругом красота: цветёт благоуханно сирень, зелёные шатры каштанов торжественно подняли к синему небу свои стройные нежные...»

«Письма русского путешественника: Нестор-История; Санкт-Петербург; 2008 ISBN 978-5-98187-242-6 Аннотация Эту книгу, одноименную с известным сочинением Карамзина, Владимир Буковский написал в 1979-80 годах. Однако по стилю это получилось нечто совершенно противоположное сентиментально-буколическим письмам классика екатерининской эпохи. Если Карамзин силился отыскать черты, сближающие Россию с Европой, то вся книга Буковского пронизана ощущением и осмыслением контраста между ними. В этой книги...»

«Проезжающие мимо небольшого села Рогачево, что в Дмитровском районе Московской области, обычно поражаются величием и красотой Никольского храма, расположенного в центре села. Откуда в этой глуши такое великолепие?, - спрашивают они местных жителей. Люди, впервые входящие в этот храм, нередко чувствуют, что у них от неожиданности закружилась голова при виде великолепных высоких сводов над головой. И все тот же вопрос: Почему в небольшом селе вдали от Москвы построен такой чудесный храм?. Узнать...»

«XXIV сессия Российского акустического общества, Сессия Научного совета по акустике РАН Нелинейная акустика УДК 534.22 В.П.Кузнецов О МЕТОДАХ РЕШЕНИЯ УРАВНЕНИЙ НЕЛИНЕЙНОЙ АКУСТИКИ Институт океанологии им. П.П.Ширшова Российской академии наук Россия, 117851 Москва,Нахимовский пр.,36 Тел. 8(499) 124-75 92, Fax: 8(499) 124-59 83 E-mail: vladkuz@ocean.ru В работе рассматриваются два метода получения приближенных решений уравнений нелинейной акустики. Основная идея первого метода состоит в разложении...»

«Аннотация Статья посвящена возможным направлениям совершенствования системы представления должностными лицами и их родственниками сведений о доходах, имуществе и обязательствах имущественного характера. Рассматривается история внедрения антикоррупционного декларирования в России, анализируются основные недостатки реализуемого подхода к регулированию, предлагаются рекомендации по реформированию системы декларирования. Статья подготовлена на основе доклада НИУ ВШЭ О развитии антикоррупционного...»

«3 07 / 2014 12.05–01.06 В РАЗА МОРЕ ЭКОНОМИЧНЕЕ, ИДЕЙ ДЛЯ ПЛЯЖА: ЧЕМ ОБЫЧНАЯ ЗУБНАЯ ПАСТА! коллекция стильных аксессуаров и модных Концентрированная купальников зубная паста +200% 75 мл арт. 1633 160 р....»

«Курс История технологического образования занимает важное место в системе подготовки учителя технологии. Освоение наследия прошлого расширяет научный кругозор, повышает педагогическую культуру учителя, содействует развитию его педагогических способностей и помогает творчески использовать накопленные знания. Одна из важнейших задач педагогического образования – обеспечить будущих специалистов знанием путей развития практики трудового обучения, осмысления целей, содержания, методов и организации...»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.