WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 109 |

«ОТ СОЛДАТА ДО ГЕНЕРАЛА Воспоминания о войне Том 8 Москва Академия исторических наук 2007 1 ББК О 80 От солдата до генерала. Воспоминания о войне. Том 8. — М.: Академия ...»

-- [ Страница 5 ] --

Никто ещё ничего толком не понял, но все быстро оделись, кое-как перекусили и бегом в парк - выгонять машины из гаражей, а затем - в поле, на танкодром. Там были вырыты ямы, идущие под наклоном вглубь на 2-2,5 метра. В них мы прятали машины - один только кузов торчал. Итак, время - около часов утра, никаких команд. Вдруг над нами с северо-востока летят самолёты! Мы пригляделись - с красными звёздочками.

Наши! Слава Богу, наши. И тут внезапно раздаётся взрыв и от здания нашей школы, я это отчётливо вижу, остались лишь торцовые стенки. Дело в том, что рядом со школой был огромный топливный склад. И чтобы всё это не взлетело на воздух, нам дали команду о срочной погрузке горюче-смазочных материалов. Большой толпой машины в склад не пускают, грузят по пять-шесть. Наконец-то все машины загрузили и приблизительно в 3 часа дня выехали на дорогу, ведущую в Житомир. В Житомир приехали поздно, а оттуда сразу, без перерыва и отдыха, нас направили в Киев.

Приехали в Киев поздно ночью, а там везде патрули стоят, ехать дальше нельзя. Мы выключили свет, а чтобы хоть как-то ориентироваться в кромешной тьме города, у нас на кузове был прямоугольник белого цвета. Так моя машина не могла столкнуться с впереди идущей. Уже начало светать, когда мы оказались на северной стороне города. В Броварях в туманном утреннем лесу разгрузились. Нам выдали долгожданный сухой паёк, мы покушали и тут же получили новое задание: срочно отправляться под Житомир, в двадцати километрах от которого находился огнесклад. Ехали мы за снарядами для дальнобойных орудий (от 125 мм и выше). Нас было много, около ста пятидесяти машин в колонне. Командир отделения автотранспортного взвода тогда сказал: «Если только услышите сирену, то немедленно выезжайте из склада, бросив, что бы то ни было!». Погрузив снаряды, мы уехали из Житомира, а по пятам за нами двигались немцы с танковой колонной. Я решил, что ехать по асфальту нельзя, и повёл свои колонны полевыми дорогами. Отъехали от склада мы всего пять километров и вдруг в складе - вой сирен, а вслед за воем - взрывы. Да такие страшные!

Поехали в Житомир и в Киев, где нас встретили и рассказали, куда везти боеприпасы. Так я выполнил первое боевое задание.

А дальше было так. Однажды мы получили задание - в Чернигов на эвакуацию складов продовольствия. Ехали мы через Прилуки (вторая половина июля 1941 года). В Прилуках мы загрузились боеприпасами, нам вверили представителя сапёрной части, и мы отправились в Чернигов. Подъезжаем и видим, что Чернигов уже вовсю обстреливают немцы. Наши солдаты даже подорвали водокачку, чтобы врагам не досталась наша вода. Что нам оставалось делать? Мы остановились в восемнадцати километрах от Чернигова, в Дубовязовке. Всю ночь просидели кто в машинах, а кто в близлежащих домах, где собрались бабульки и всё поют-поют... Рано утром, в 3: повезли груз. И вдруг, откуда ни возьмись, нашу колонну встречают немцы! Мы быстро разворачиваемся. Я ехал в середине колонны, поэтому сначала ничего не понял: что за стрельба? Почему машины идут навстречу? Бежали мы далеко, до самых Сум. И только в лесу, под Сумами, мы разгрузили эту взрывчатку. Вся загвоздка была в том, что сухой паёк был выдан нам всего на один день, а ехали-то мы уже почти двое суток! Переждали-переждали и отправились на Прилуки.

Кручу баранку и вдруг вижу, что нам навстречу движутся машины, а на ветровом стекле у каждой - номер «35». Наши!

Наши! Мы их тормозим, спрашиваем, что да как. Оказывается, немцы бросили танковый десант на Прилуки и всем дана команда: срочно уходить на восток, кто какой дорогой сумеет.

Итак, Ахтырка (июль 1941 года). Я в лесочке оставляю свой транспорт, который за мной шёл, а сам еду в Ахтырку, чтобы достать хоть что-то из питания. От леса, метрах в двухсот пятидесяти, есть дома, и я решил поехать туда. Смотрю, из-за угла выезжает... чёрная «Победа»! (А на «Победах» тогда только начальство разъезжало.) ко всему прочему, на ней написан номер «35». Останавливается, из дверки мне машет рука: стой! Да, точно. Полковник. Говорит, что наш полк в беде, и все движутся в сторону Ахтырки. Такое уж время - каждый бережёт себя. Возьмите, говорит, указатели, гвозди и дощечки.

На дощечках написан только номер «35», больше ничего. Полковник приказал мне прибивать дощечки так, чтобы показать дорогу: тащить весь полк ко мне в лес. Но кушать-то до сих пор нечего! Я заехал к коменданту города и попросил хоть что-то съестное. Он же мне ответил, что ничего, кроме сыра, у него нет. Хлеба нет, - зато сыра завались, представляете?! У нас у самих сыр тоже был - полмашины. Ну, что ж, делать нечего. Развернулся и поехал в лес, к ребятам. К вечеру появились первые машины нашего полка, ехавшие по нашим указателям. Подъезжает машина нашего старшины, я у него спрашиваю: «Хлеб есть у тебя?» Есть. Я сказал, чтобы он брал, сколько захочет сыра, а хлеб раздал ребятам. Тогда у нас появился хлеб, сыр и сахар. Всё.

Так как моего командира взвода убили, командир роты назначил меня командиром взвода. Какое задание получу - такое и выполняю. Поехали под Воронеж, в Рождественскую Хаву, но пока доехали до Воронежа, потеряли очень много машин.

Поэтому остались в резерве тридцать седьмой отдельной автомобильной бригады.

В двадцатых числах декабря 1941 года со всего полка собрали 65 лучших машин и отправили в Новый Оскол, на обслуживание 21-й армии. Меня, как старшего по званию, здесь сделали старшиной роты, который, как известно, должен отвечать за пищевое снабжение, одежное обеспечение, за здоровье людей и прочее. Мне пришлось организовать кухню. В одном из домов мы нашли большую плиту и огромный котёл, который вмазали в неё. В этой «посуде» мы готовили первое, а на второе мы варили в кастрюлях. Лично я ходил на пункт обеспечения продовольствием. Там выдавали то, что было: хлеб, крупы, соль, рыбу, колбасу.



В конце декабря отправились в Астрахань, где 28-я армия проходила расформировку. 31 декабря 1941 года освобождали Элисту, 14 января - Дивное. Ростов я не брал, так как вблизи Маныча, на реке, у меня заглохла машина. Я заводил машину, стоя по пояс в ледяной воде, завёл и доставил груз. Капитан приказал выдать мне новые валенки, штаны, портянки. Было уже темно, часа три-четыре вечера. Я пришёл в гараж, где ремонтировали машины. Осведомился, как здесь мои «ласточки», закурил с ребятами по папироске, сделал две затяжки и чуть не упал. Солдаты испугались, подняли меня, отвели в дом. Я лежал, не мог подняться, была высокая температура, даже есть ничего не хотелось. Когда стало немного легче, я отправился на склад в расположение батальона. Там было велено ещё полмесяца никуда не выезжать. Так я и провалялся до 16 апреля в госпитале. Только в мае я начал выезжать на задания.

В Новом Осколе мы прожили как раз до 16 апреля года. 16 апреля возвратились обратно в Рождественскую Хаву, расположение основной части. От полка осталось мало техники и людей, поэтому его расформировали, создав два батальона: 132-й и 37 ОТБ. В середине мая наш батальон №37 получил задание оказать помощь нашим войскам под Харьковом (Изюм-Барвенковское направление). Но там мы попали под ужасный обстрел. Патрули говорили, что дальше ехать нельзя, а я и мой друг Новиков Евдоким Ильич решили отъехать подальше от этой злосчастной дороги. Подъезжаем к оврагу, внизу которого виднеется ручей. Но овраг очень крутой, почти в 45 градусов, весь покрытый травой. Ильич включает первую скорость, не надеется на тормоза и спускает машину к ручью.

Я за ним. Ручей внизу застлан хворостом, поэтому мы без особого труда переправились через него. Таким образом, мы переправили 14 машин. Всё это было под Изюмом.

В июле 1942 года мы погрузили штабы Юго-Западного фронта и перевезли через Дон, переправившись в Вёшенской.

Здесь мы получили команду - ехать под Сталинград строить его оборону. Приходилось возить все: и оружие, и продовольствие, и древесину, и кирпичи. И вот мы находимся уже в самом Сталинграде. Во второй половине августа батальон получил приказ о том, что нужно отобрать двадцать лучших машин и загрузить горючим. Горючее предназначалось вести на большую излучину Дона, где на поле боя осталось одиннадцать танков без горючего. Погрузили довольно-таки быстро, но ехать темно: ночь, все-таки. Мы переправились, нас встретил танкист и уверенно повел первую машину по дороге. Когда мы добрались до расположения корпуса, то я отдал одиннадцать машин танкистам, которые повезли горючее - каждый к своему танку. Немцы стреляют, конечно, но как-то тихо, ровно, робко. Вдруг, откуда не возьмись, танкист: «Дайте мне новую машину - радиатор пробило пулей!» Мы поехали вместе: я и танкист. Я привязываю буксир к пробитой машине, мы заправили танк; уже стало светать - дело к утру движется.

Едем. Я, за мной - гружёная подбитая машина, а нас «охраняет» танкист. Приехали, дозаправили оставшиеся танки, и моих ребят командир отпустил в часть. Я, было тоже, засобирался, а меня не пускают, так как нужно отогнать машины с горючим в лес и ждать там, замаскировавшись. Кругом растут осины, берёзы, ольха; рядом поляна. Эти наши восемь машин мы упрятали в такую тень, что ни один фашист не увидел бы нас сверху. Мы вышли с ребятами на поляну и улеглись с личным оружием в траве. А вокруг нас летают самолёты, уже второй раз бомбят Сталинград. (Пробомбили, а пролетают через нас).

Вдруг один опускается вниз, к нашей полянке, выпускает шасси, садится и видит нас - трава-то не очень высокая и густая там была. Видимо, стрелять ему уже было нечем, поэтому немец открыл боковую дверцу и злобно так грозит нам кулаком.

Я крикнул: «Стреляй!» И все начали стрелять. Самолёт перевернулся и запылал огнём. Наши танкисты видели всё это дело и доложили в 62-ю армию. В два часа дня у нас забрали остатки горючего, и я поехал домой. А дома уже все знают, какую мы «петрушку» с немцами заварили!.. Посмеялись тогда...

6 октября 1942 года нас перевели на левый берег Волги, где мы обслуживали все артиллерийские части - от центра Сталинграда до Красной Слободы. В неё (Красную Слободу) мы возили снаряды, а особенно часто - «катюши». Везу я както свой взрывоопасный груз в середине октября и вдруг - неожиданный налёт немцев. Я выскочил подальше от своей машины, так как жить хочется всем и всегда. Нашёл какую-то пологую ямочку, лёг туда, полевой сумкой прикрыл голову, а он (немец) всё бросает и бросает бомбы, внутри которых разрывные гранаты. Эти гранаты взрываются на высоте тридцати метров от земли, и огромное количество осколков разлетается во все стороны. Немудрено, что при выполнении этого задания я был ранен в ногу одним из многочисленных осколков. Рана была неглубокая, но очень вредная. Осколком пересекло большую подкожную вену. Первую перевязку мне сделали в госпитале 62-й армии, а потом продолжали лечить в своей санитарной части. Часть у нас была очень хорошая, капитаном медицинской службы была Тормыгина, не помню имяотчество, очень хорошая женщина. Неделю поперевязывали и разрешили выполнять задания.

В первых числах ноября на Сталинградский фронт прилетел начальник генерального штаба - Василевский. Он курировал все действия всех крупных соединений Сталинградского фронта. Главным и решающим оказалось то, что немного западнее Дона, с юго-западного направления, наше главное командование решило отрезать группу немецких войск в Сталинграде. Думали так: через Волгу эту группировку никак не пропустят, с флангов всё было хорошо прикрыто. С югозапада и с северо-запада продолжали продвигаться механизированные корпуса, скорость которых значительно увеличилась после приезда Василевского. 19 ноября в четыре часа утра у Волги поднялся такой артиллерийский обстрел, который даже в самых страшных снах сложно себе представить. С нашей стороны было 13500 орудий и миномётов, а с немецкой шёл страшнейший обстрел немцев. За Мамаевым курганом всё просто горело, громыхало и гремело. Два наших механизированных корпуса за два дня сомкнулись, так как со стороны Сталинграда немцы ничего не могли сделать.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 109 |