WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 109 |

«ОТ СОЛДАТА ДО ГЕНЕРАЛА Воспоминания о войне Том 8 Москва Академия исторических наук 2007 1 ББК О 80 От солдата до генерала. Воспоминания о войне. Том 8. — М.: Академия ...»

-- [ Страница 3 ] --

По выздоровлении был зачислен в 84-ю отдельную стрелковую бригаду морской пехоты. Ею командовал генералмайор Козырь. С мая 1942 года мы находились в обороне. В это время нас передали в 11-ю армию под командование генерал-лейтенанта Морозова Василия Ивановича. В конце июля начале августа 1942 года несколько бригад, в том числе и нашу, перебросили на Северный Кавказ. Эшелон проходил через Тамбов. Но долго насладиться духом малой родины, конечно, не удалось. Была возможность лишь выйти на перрон. По приезде в Астрахань нас переправили на теплоходе «Колхозник»

через Каспийское море в Махачкалу. Оттуда и начались бои за Северный Кавказ. Потом мы вошли в состав 777-го стрелкового ордена Александра Невского Севастопольского полка 227ой стрелковой дивизии. Полком командовал Волынский Иосиф Исаакович, подполковник; дивизией - генерал-майор Преображенский.

На Кавказе был дважды ранен в боях. 9 марта 1943 года солдат, шедший впереди меня, наступил на мину нажимного действия. Осколок повредил мне мягкие ткани правой ноги.

Пришлось три недели до 2 апреля пролежать в медсанроте бригады.

Другое ранение, в грудь, а с ним и контузию, получил спустя полгода, в начале осени, что заставило покинуть боевых товарищей до седьмого октября 1943 года. Оправившись, возвратился в свой полк перед тем, как часть десантом переправилась в Крым в составе Отдельной Приморской армии, в которой служил до августа 1944 года. В конце ноября 1943 года меня назначили начальником штаба батальона.

Здесь, 11 февраля 1944 года, был ранен в четвертый раз.

Осколок попал в правое бедро. Лечился в медсанбате до марта 1944 года. Участвовал в освобождении Керчи, Феодосии, Симферополя, Ялты, Севастополя, после чего дивизию перебросили на 2-ой Украинский фронт, командовал которым Малиновский Родион Яковлевич. Там, как раз, проходила Ясско-Кишеневская операция. Освобождали румынские города Бакэу, Онешти, венгерские - Дербецен, Сольнок, Будапешт, чехословацкие - Брно, Прагу, где и встретили день Победы. Но для нас война продолжалась до 11 мая 1945 года.

Затем через Чехию, Германию, Польшу, Белоруссию и Россию отправили в город Чойбалсан, что на территории Монгольской народной республики, где в составе войск Забайкальского фронта освобождали город Мукден в августе 1945 года.

В это время я командовал стрелковой ротой.

Демобилизовался в сентябре 1946 года из города Красноярска, где остановилась наша часть, в звании капитана. Прибыл по месту рождения и был назначен заместителем директора Волчковской средней школы по военно-физическому обучению.

Имею боевые награды.

В июне 1943 года награжден медалью «За отвагу»

(№667677).

В октябре 1943 года - орденом Отечественной войны II-й степени (№75912).

В мае 1944 года - орденом Красной Звезды (№616561).

В мае 1945 года - орденом Красной Звезды (№1506887).

15 мая 1945 года награжден медалью «За оборону Москвы» указом Президиума Верховного Совета СССР от 1 мая 1945 года.

Представлен к награде медалью «За освобождение Праги»

указом Президиума Верховного Совета СССР от 9 июня года.

10 марта 1946 года награжден медалью «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.»

указом Президиума Верховного Совета СССР от 9 мая года.

6 августа 1946 года награжден медалью «За победу над Японией» указом Президиума Верховного Совета СССР от сентября 1945 года.

10 мая 1948 года награжден медалью «За взятие Будапешта» указом Президиума Верховного Совета СССР от 9 июня 1945 года.

Награжден орденом Отечественной войны I-й степени (1425609) указом Президиума Верховного Совета СССР от марта 1985 года.

Награжден орденом «Знак почета» (№499605) указом Президиума Верховного Совета СССР от 23 июня 1966 года, медалью «50 лет Вооруженных Сил СССР» (23 февраля 1968 года), медалью «За доблестный труд в ознаменование 100-летия со дня рождения Владимира Ильича Ленина» (14 апреля года), орденом Трудового Красного Знамени (№677092) указом Президиума Верховного Совета СССР от 8 апреля года, юбилейной медалью «Тридцать лет победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.» (6 мая 1975 года), юбилейной медалью «60 лет Вооруженных Сил СССР» (20 февраля 1978 года), юбилейной медалью «Сорок лет победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.» (5 мая 1985 года), медалью «Ветеран труда» (10 июня 1986 года), юбилейной медалью «70 лет Вооруженных Сил СССР» (23 февраля 1988 года), юбилейной медалью «50 лет победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», медалью Жукова, медалью «В память 850-летия Москвы».

Дорогами войны прошли и мои братья. Алабичев Александр Ильич, лейтенант, командир артиллерийской батареи, был на войне с первого дня до победного. Боевой путь: Смоленск - Москва - Белоруссия - Кенигсберг. Награжден орденом Отечественной войны II степени, орденом Красной Звезды, медалями «За отвагу», «За оборону Москвы, «За взятие Кенигсберга», «За победу над Германией». Был ранен. Умер июля 2001 года.

Алабичев Степан Ильич был призван в армию в 1940 году.

Боевой путь: Южный фронт - Сталинградский фронт - 2-ой Украинский фронт. Во время войны с Японией служил на Забайкальском фронте. Награжден медалями «За боевые заслуги», «За оборону Сталинграда», «За победу над Германией», «За победу над Японией». Умер 31 августа 1982 года.

На войне погиб наш отец Алабичев Илья Миронович. Его призвали в начале 1942 года. Долгое время от него не было писем. На одно из наших писем пришел ответ от командира части, где служил отец: «Адресат выбыл. Доставить невозможно». Причина сразу стала понятна.



На поле брани погибли мои двоюродные братья Казинский Тимофей Сергеевич и Миленин Григорий Иванович, дядя Алимов Иван Григорьевич.

После войны было необходимо устраивать личную жизнь.

В 1947 году я женился на однокласснице Маше Андреевой;

она проработала учителем около сорока лет. С ней мы вырастили двух дочерей и сына, которые окончили Избердеевскую среднюю школу имени Героя Советского Союза Володи Кораблина в Петровке Тамбовской области с золотыми медалями. Смерть жены в 1990 году стала неизбывным горем для всей семьи.

В 1954 году окончил областную партийную школу, которая приравнивалась к учительскому институту.

В 1959 году с должности второго секретаря Волчковского райкома партии по настоятельной просьбе парторганизации местного колхоза и с согласия обкома КПСС был избран председателем колхоза имени Коминтера с девятнадцатью населенными пунктами и восемью тысячами гектаров пашни, где проработал шесть лет. В 1961 году заочно окончил Высшую партийную школу при ЦК КПСС. В 1966 году обком направил меня на должность директора крупного откормочного совхоза «Ким» Никифоровского района. Должность эта материально хорошо поощрялась, но кадрами распоряжалась партия, и в том же году меня избрали первым секретарем Петровского райкома КПСС, где зарплата стала на треть меньше.

Здоровье, подорванное фронтом и нелегким трудом в мирное время, значительно ухудшилось. Из-за длительной болезни стало не под силу исполнять должностные обязанности.

Как-то секретарь Тамбовского обкома партии Василий Ильич Черный, человек добропорядочный, говорит мне: «Заботы ты обкому пять лет не давал, теперь мы обязаны о тебе позаботиться». И меня перевели в аппарат обкома на должность инструктора в отраслевой отдел. Год настойчиво лечился, здоровье несколько улучшилось. И в 1973 году меня утвердили членом партийной комиссии при Тамбовском обкоме партии. С этой должности и ушел на пенсию в 1988 году.

С ранней юности писал стихи, но не издавал их вплоть до 2004 года. Издаваться в порядке очереди всегда было непросто, а использовать служебное положение считал для себя недопустимым. Сомневался и в достоинстве литературных опытов, что не прошло в некоторой степени и до сих пор. Да и не хотел услышать насмешливые упреки: «Нашел, чем заниматься». В то время это было возможно. В 2004 году вышел мой первый сборник «Дорога длиною в жизнь». (Алабичев И. И.

«Дорога длиною в жизнь.», Тамбов, ООО «Издательство «Юлис», 2004 г., 192 с.).

В одном из стихотворений я искренне говорю:

К печати готовится второй сборник стихотворений под названием «Однолюб», куда войдут произведения, написанные как в юности, так и сравнительно недавно. Есть мысль обратиться к прозе, где главное место займут, конечно, воспоминания о страшных днях Великой Отечественной войны, которые для каждого из ее участников священны.

А земля-то ведь наша!..

К воспоминаниям о военных днях и годах я всегда отношусь очень осторожно. Во-первых, потому, что, как я написал в одном из стихотворений, Во-вторых, если воспоминания основаны не на документах или дневниковых записях ветерана, а только на том, что сохранила человеческая память, надо учитывать, что со временем многое забывается. Да к тому же война, как говорится, не игрушка. Страх ее туманит и глаза, и разум. Поэтому обобщать и делать масштабные выводы о событиях военного времени я не хочу и не могу.

На войне, конечно, всякое бывало. В большинстве своем наши воины сражались беззаветно, в меру умения и сил, а порой и сверх того. Но встречались и трусы, и предатели Родины, и бездарные командиры. Я могу это утверждать, потому что был на фронте три года и двести дней, и на западе, и на востоке. Большую часть все на переднем крае, да еще и в пехоте. Полагаю, что у пехотинцев больше других была возможность узнать правду о войне; тяжелее, чем им, никому не было. И я так говорю вовсе не потому, что «каждый кулик свое болото хвалит». Как-то сами собой у меня сложились стихи о пехоте:

И чего только не пришлось пережить! Но почему-то есть эпизоды, которые всплывают в уме особенно часто, глубоко запали в душу и крепко держат память до сих пор.

Помню, дело было в феврале 1943 года. Наша воинская часть преследовала отступающего противника в районе станицы Кореновская (ныне город Кореновск, Краснодарского края). Тогда я был командиром взвода в радведроте 84-й бригады морской пехоты. Перед нами поставили задачу: выйти на соприкосновение с немцами и зафиксировать их местоположение. Задание, прямо сказать, для разведки простое, потому и шли мы без особого напряжения, да и погода была повесеннему теплая. Мы и не заметили, как где-то сбоку проскочил и оказался впереди нас заместитель командира нашей бригады. Стоя в машине под прикрытием сарая, он смотрел в бинокль. Когда мы подошли к машине, он пренебрежительно сказал:

- Эх вы, разведчики! - а мне говорит:

- Вон там, на пригорке, заметны немецкие окопы. Идите, возьмите языка и доложите об исполнении. Потом машина развернулась и ушла в обратном направлении.

Мы вышли на окраину селения, а впереди - абсолютно ровное поле с небольшим пригорком, на котором действительно виднелись окопы, но никакого движения не замечалось.

Идти небольшой группой, а со мной было два отделения, белым днем, в открытом поле брать языка, конечно, было равносильно самоубийству, речь шла о жизни не одного человека.

Приказали, может, и сгоряча. Но приказ есть приказ.

Я обратился к ребятам, как это было у нас принято, с вопросом: кто пойдет первым? В ответ последовало гробовое молчание. Ведь все понимали гибельность нашего положения.

Но вдруг рядовой Лисюнин, кстати, наш земляк из Знаменского района, и говорит:

- Ребята, а земля-то ведь наша! И кроме нас ее все равно освобождать некому. Я пойду, товарищ лейтенант. - И хор голосов:

- Все пойдем!

Оценив обстановку, я приказал изготовиться и подал команду: «Огонь!» Какие-либо другие действия были бессмысленны. В ответ на наши автоматные очереди немцы тут же начали ружейно-пулеметную стрельбу. Завязалась перестрелка.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 109 |