WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |

«ИЛ. Голосенко СОЦИАЛЬНО-ОРГАНИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ Д.А.ДРИЛЯ И ЕЕ МЕСТО В ИСТОРИИ РОССИЙСКОЙ с о ц и о л о г и и Рубрика 'Классика российской социологии предлагает читателю ...»

-- [ Страница 1 ] --

социологии

КЛАССИКА РОССИЙСКОЙ

ИЛ. Голосенко

«СОЦИАЛЬНО-ОРГАНИЧЕСКАЯ» ТЕОРИЯ Д.А.ДРИЛЯ

И ЕЕ МЕСТО В ИСТОРИИ РОССИЙСКОЙ с о ц и о л о г и и

Рубрика 'Классика российской социологии» предлагает читателю фрагменты некоторых работ ДА. Дриля. и частности, это страницы сочинений «Преступ­ ность и преступники. Уголовно-психологические этюды* (СПб.. 1895) и гБродяжество и нищенство и меры борьбы с ними» (СПб.. 1899). Аналитическая и анто­ логическая части дополняются избранной библиографией наиболее важных тео­ ретических работ ДА. Дриля.

Размышляя в 1916 г. о специфике вклада соотечественников в социальную на­ уку, Б.А. Кистяковский справедливо отметил, что русский научный мир может по праву гордиться тем, что его представители ранее других осознали плодотворные возможности использования широкой социологической точки зрения во многихдисциплинах — истории первобытной культуры, антропологии, политической эконо­ мии, психологии и других именно как новую теоретическую возможность, перспек­ тиву в сравнении с традиционными подходами. У нас часто, еще с конца X I X века, первопроходцами такого подхода в сфере правоведения называли Н. М. Коркунова и С. А. М у р о м ц е в а, но не менее значимым среди них был профессор Дмитрий Анд­ реевич Д р и л ь ( 14 марта 1846 — 1 ноября 1910), явившийся общепризнанной гла­ вой русской ветви позитивной уголовно-антропологической школы, сочинения ко­ торой привлекали то восторженное, то полемическое внимание социологов, пра­ воведов и врачей разных стран на рубеже X I X - X X веков*.

* Создатель школы Ч. Ломброзо и его многочисленные последователи в разных странах в первую очередь применили антропологический подход к исследованию преступления, отсюда и обозначение школы как уголовно-антропологической, но со временем выяснилось, что спектр социальных про­ блем, изучаемых ею, шире чисто уголовных, и тогда появилось более короткое и, вероятно, более правильное обозначение — антропологическая школа. Во всяком случае, такой знаток истории соци­ ологии, как П. Сорокин, использовал последнее название.

Журнал социологии и социальной антропологии. 2002. Том V. № I. Несколько ш т р и х о в к портрету Д р и л я О детских и юношеских годах жизни Дмитрия Андреевича сохранилось очень мало воспоминаний. Известно, что он родился в семье потомственныхдворян, отдаленные предки которых вышли некогда из Малороссии. Бабка по отцу была пленной турчан­ кой, а мать Дриля, в девичестве Загоскина, приходилась родной племянницей знаме­ нитому создателю русского исторического романа. Семья владела несколькими не­ большими поместьями в тульской и рязанской i-уберниях, но к числу рачительных хозяев не относилась, и состояние постепенно таяло. Родители безуспешно пыта­ лись исправить ситуацию и мало обращали внимания на детей, которые росли забро­ шенными, без ласки и внимания. С т е х п о р, как признался своему сыну Дмитрий А н ­ дреевич, он не мог равнодушно видеть детскую заброшенность и страдания, при встре­ че с ними у него всегда возникали картины его печального детства. Таким образом, характерные для Дриля черты «печальника» обездоленных детей и взрослых стали складываться у него еще в раннем детстве 11, с. Ill — I V ].

Выступая в Актовом зале Психоневрологического института в 1910 г. на поми­ нальном собрании в честь декана юридического факультета Д.А. Д р и л я, один из строителей уголовной социологии в России профессор С.К- Гогель отметил, что все, кто близко и долго или случайно и мимоходом соприкасались с покойным на много­ численных путях его разнородной деятельности, уносили впечатление встречи с глубоко симпатичной личностью, спокойной и незлобивой, душевно готовой по­ мочь всякому действительно нуждающемуся в совете или поддержке. А между тем самого Дмитрия Андреевича жизнь баловала редко и неоднократно посылала не­ заслуженные лишения за один большой и непростительный, с русской точки зре­ н и я, недостаток — ему было свойственно не только «сметь свое суждение иметь», но и упорно защищать его 12, с. 13).

Будучи беззаветно предан истине и процессам ее обнаружения, он был исследо­ вателем, как говорится, от Бога, но казенный мир Министерства народного про­ свещения просто не понял и не принял его оригинальных идей. Более того, в его психо-социологических взглядах на преступность находили что-то «опасное», по­ этому ему долгое время не пришлось читать лекции по этому предмету ни в одном из русских университетов. Запрет был снят в конце его ж и з н и, когда научный авто­ ритет Дриля получил международное признание. Вынужденный сменить, по злой иронии судьбы, желанную академическую среду на чиновничий мир, в который он оказался погруженным почти на всю жизнь, он и там не раз нарушал сложившиеся шаблоны служебной мысли и действия, поэтому административный строй видел в нем всегда « ч у ж а к а », аутсайдера, стремясь лишь к эксплуатации его безбрежной эрудиции. Его многосторонняя общественная деятельность всегда носила альтруи­ стический характер и сталкивалась с препятствиями и непониманием. Однако всем этим житейским невзгодам он противопоставлял дисциплинированное душевное равновесие, основанное на глубоко продуманном выборе главной жизненной цен­ ности — служения людям, которое может окончиться только вместе с жизнью. И просто поразительно, как упорно и с каким достоинством Дриль нес свою тяжелей­ шую моральную ношу в житейской и общественной повседневности, далекой от его идеалов.



М н о г и е студенты и профессора М о с к о в с к о г о университета 70 — начала 80 гг.

X I X в. оставили самые благоприятные воспоминания о новейших для того времеИ.А. Голосенка. «Социально-органическая» теория ДА. Дриля...

ни, как правило, позитивистских западноевропейских веяниях в своей «альма ма­ тер» [ 3 |. В этом отношении М о с к о в с к и й университет был безусловно наиболее пе­ редовым среди других русских университетов той поры, несмотря на извечное со­ противление всему новому преподавательской рутины и казенщины.

М. М. Ковалевский вспоминал, что в 1870-е годы в Московском университете сложилась плеяда новых молодых профессоров-экономистов, филологов, истори­ ков и других обществоведов, которые были увлечены теориями эволюционизма, сравнительно-историческим методом и социологическим позитивизмом. « И з всех научных дисциплин, занимающихся проявлениями общественности, одно только уголовное право коснело в прежней рабской зависимости от метафизики» [ 4, с. 430].

Как иронизировал Ковалевский, студенты заучивали многообразные определения наказания в духе категорического императива И. Канта или диалектики Гегеля, по которой право объявлялось тезисом, преступление — антитезисом, а наказание или восстановление права обозначалось как отрицание отрицания. Необычайная отрешенность этих формул от жизни нарушалась только водной области кримино­ логии — тюрьмоведении, которое задавалось мыслью не только наказания пре­ ступника путем изоляции от общества, но и перевоспитания его, что немыслимо без изучения его психологической природы и социальных факторов преступности.

«То, что было сколько-нибудь живого в среде университетских ревнителей крими пологий, готовилось поэтому посвятить себя ТЮрЬМОВедению. В числе этих моло­ дых ученых самым ж и в ы м, увлекающимся и увлекающим своим примером других являлся Дмитрий Андреевич Д р и л ь » | 4, с. 4 3 9 ]. Он сразу присоединился к позити­ вистскому кружку М. М. Ковалевского, С.А. Муромцева и Ю. С. Гамбарова, созда­ телей « М о с к о в с к о г о юридического общества», где состоял также научным секре­ тарем. Общество имело специальный орган «Юридический В е с т н и к », в котором Д р и л ь активно печатался.

Дриль поступил на юридический факультет Московского университета в 1868 г.

и с третьего курса с увлечением знакомится с западным позитивизмом и социоло­ гией. В 1873 г. блестяще заканчивает университет, остается при нем для ПОДГОТОВ­ КИ к профессуре и в соответствии с требованиями этой процедуры получает воз­ можность отправиться в научную командировку за границу. Из поездки он вынес неожиданное для многих отечественных специалистов, погрязших в штудировании и толковании старозаветных нормативных текстов, мнение — ближайшими союз­ никами юриспруденции и криминологии в понимании проблем преступности явля­ ются конкретные науки, изучающие процессы человеческого вырождения, или, как он сам их называл, «человеческого оскуднения», и общая наука — социология.

Это мнение сформировало основное направление его дальнейшей научной работы.

« Н е юрист-догматик, — в с п о м и н а л С.К. Гогель, — подготовлялся в этихусловиях, а социолог, а то сострадание к " о с к у д н е н и ю ", которое составило на всю жизнь ос­ новной мотив... его деятельности, привлекло его внимание к той части социоло­ г и и, которая теперь называется "социальной патологией"» [ 2, с. 16]. Тут следует отметить, что в русской социологической литературе 7 0 — 8 0 - х гг. X I X столетия тер­ мин «социальная патология» возник в недрах социологического органицизма и его спутников и вслед за Спенсером употреблялся как обозначение сводного числа «за­ болеваний» социального организма в целом ( С. С Ш а ш к о в, А. И. Стронин, П.Ф. Л и лиенфельд и другие). Наиболее показателен в этом холистском толковании был Журнал социологии и социальной антропологии. 2002. Том V. № этюд Л. Е. Оболенского на тему: Что в обществе следует считать болезнями и как они влияют на жизнь общества [5, с. 5 7 — 7 6 ). С целью новой, не метафорической, а реалистической разработки термина Дриль в течение нескольких лет усиленно по­ сещал медицинский факультет родного университета, различные клиники и вра­ чебные лаборатории, изучая анатомию, физиологию и главное — психические от­ клонения в жизнедеятельности больного человека, который при определенных условиях мог стать преступником. М е ж д у тем школу органицистов потеснила дру­ гая позитивистская школа в лице Э. Дюркгейма н его последователей.

В отличие от социологизма Дюркгейма, трактовавшего социальную патологию ( а н о м и ю ) прежде всего как распад уз групповой солидарности и рост сомнения в принудительно-необходимом характере исполнения большинства социальных норм, Дриль в своем обосновании социологического реализма сделал объяснительный крен в антропологическую и, может быть, даже биолого-медицинскую сторону. Не случайно свою программную статью Дриль назвал «Преступный человек как по­ рочный организм» [ 6 ]. Самую сильную поддержку своим позитивистским стремле­ ниям изучать конкретную личность преступника Дриль обнаружил в новой уголов­ но-антропологической школе, создатель которой Ч. Ломброзо в 1871 — 1876 гг.

опубликовал журнальный вариант своего основополагающего труда «Преступный человек». А через три года Дриль начинает разработку своей версии этой ш к о л ы, критикуя многие ее крайности, вроде феномена атавизма или типологии « в р о ж ­ денных преступников», но высоко оценивая в ней дух «естественнонаучного» изу­ чения преступности с помощью «точных научных методов», распространяемых на сам факт преступного поведения, его условия и результаты, а также на субъектив­ ную, личностную сторону преступления.

Постепенно Дриль стал главой российской уголовно-антропологической ш к о ­ лы в новом ее толковании и именно в таком качестве получил популярность в науч­ ных кругах Запада. Он оказался плодовитым автором: множество статей, развива­ ющих и защищающих положение ш к о л ы, он печатает в разных изданиях — «Рус­ «Тюремном вестнике», «Сыне Отечества», «Русских ведомостях» и др. Исследуя участие русских ученых в философских и социологических журналах Франции к о н ­ ца XIX - начала XX вв., Н.В. Новиков указывает и на имя Дриля | 7, S. 70].



Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |
 

Похожие работы:

«направление подготовки 250100.62 - Лесное дело Присваиваемая квалификация (степень) Бакалавр Форма обучения Очная, заочная ФГБОУ ВПО ЧелГУ Аннотация к рабочей программе дисциплины “История” Общая трудоемкость дисциплины составляет - 3 зачетных единиц, общий объем часов в том числе: лекции - 36 самостоятельная работа- 72 Форма контроля - экзамен Семестр- 1 Содержание дисциплины: Предмет и методы исторической науки. Старый Свет в раннем средневековье (V – первая половина XIII вв.) Древняя Русь....»

«В Минске представлена книга, посвященная увековечению памяти жертв Холокоста Презентация документальной повести Николая Ильючика У памяти в долгу, посвященной увековечению памяти жертв Холокоста, прошла 28 ноября в Минском еврейском общинном доме. Автор книги — пастор церкви Религиозного объединения христиан веры евангельской в Республике Беларусь, командир подразделения спасателей, член Союза белорусских писателей и отец троих сыновей. 2 августа 2006 года он открыл у деревни Богдановка...»

«г. Лангепас 2005 Светлой памяти родителей – Посвящаем: от реабилитированных детей, состоящих в Лангепасской городской общественной организации Возрождение репрессированных. ОГЛАВЛЕНИЕ: Введение Конституция победившего социализма. 6 Массовые репрессии 30-40-х годов. 7 Воспоминания репрессированных (с архивными документами) Заключение Приложения ВВЕДЕНИЕ Каждый поступок противодействия власти требовал мужества, несоразмерного с величиной поступка. А.Солженицын Мы умерли тому назад давно, И...»

«ПЕРВОПРОХОДЦЫ Очерки истории разведочных работ на нефть и газ в Нижневартовском районе в лицах Книга первая П освящ ае т ся 75-летию Нижневартовского района Банк культурной информации Екатеринбург 2003 ББК 84(2Рос=Рус)6-4 К59 Козлов В. К 59 Первопроходцы: Очерки истории разведочных работ на нефть и газ в Н ижневартовском районе в лицах. — Е кате­ ринбург: Банк культурной информации, 2003. — 540 стр. ISBN 5-7851-0441-5 О судьбах лю дей, п о св ят и вш и х свою ж и з н ь р азвед к е у н и к а л ь...»

«День 31, утро. Я полчаса изучаю тарифы на перелет до Израиля. В этом году мне необходимо туда попасть. Нельзя двенадцать месяцев жить по Библии и не совершить паломничества на родину священной книги. Я уже был в этой стране — в четырнадцать лет. Родители решили устроить нам путешествие в Израиль и Египет, и мы поехали на экскурсию. В нашу группу входили члены моей семьи, десятка два ортодонтов на пенсии и двадцатисемилетняя девица, которой пообещали тур для неженатых — так оно и было, если...»

«Э. М. Бартошевич, Е. И. Борисоглебский Свидетели Иеговы Москва – 1969 Издательство политической литературы Бартошевич Эдуард Михайлович Борисоглебский Евгений Иванович Б26 Свидетели Иеговы М., Политиздат, 1969. 216 с. (Б-ка Современные религии). Книга рассказывает о современном состоянии, идеологии, культе, вероучении секты свидетелей Иеговы, распространенной почти во всех странах мира. Авторы сообщают интересные факты, разоблачающие социальнополитическую демагогию руководителей секты,...»

«РАБОЧАЯ ПРОГРАММА Дисциплины правоведение Для бакалавров (магистров) 221700.62 Стандартизация и метрология направления подготовки Факультет, на котором проводится обучение Перерабатывающих технологий Кафедра – Разработчик экологического и земельного права Дневная форма обучения Заочная форма обучения Вид учебной работы Курс, Курс, Часов / з. е. Часов / з. е. семестр семестр Аудиторные занятия — 1 к.1 с. 50/1,36 Всего Лекции 1 к. 1 с. 20 Консультации практические занятия 1 к. 1 с. 30 (семинары)...»

«Отрывки из Писаний Баба и Бахауллы приводятся в этой книге в несравненных переводах Шоги Эффенди, Хранителя Веры Бахаи. Печатные источники указаны в ссылках и библиографии. Помимо этих переводов в книге много цитат из персидских рукописей. Они даны в авторском переводе, кроме особо оговоренных случаев, Все сноски кроме одной, принадлежат автору. Нумерация стихов Корана соответствует нумерации, принятой в арабском тексте, несмотря на возможные несоответствия в английских изданиях. Передача...»

«.Горит и не сгорает Еврейская библиотека Объединенной Еврейской общины Украины Москва - Киев 2011.Горит и не сгорает Книга Ицхака Когана, раввина синагоги на Большой Бронной в Москве, — яркая, увлекательная мемуарная повесть о человеке, с юных лет живущем чаяниями и идеалами еврейского народа. Читая эти страницы, не перестаешь удивляться, как на долю одного человека, пусть и безусловного лидера, могло выпасть столько драматических событий, многие из которых стали знаковыми не только в жизни...»

«АТЕИСТИЧЕСКАЯ ПРОПАГАНДА ГГ.1 В ХУДОЖЕСТВЕННОЙ 1950—1960-Х ЛИТЕРАТУРЕ К. А. КОЛКУНОВА Статья посвящена отражению антирелигиозной кампании 1950—1960-х гг. в художественной литературе и школьных программах того времени. Этот период интересен тем, что именно в 1950-е гг. возникает научный атеизм и институциональное советское религиоведение. Но поскольку оно еще находится в процессе становления, фактически влияние науки на атеистическую пропаганду весьма ограниченно. В ходе исследования мы...»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.