WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS


Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |

«В ПОМОЩЬ ПРЕПОДАВАТЕЛЯМ Л. Е. ГРИНИН ТЕОРИЯ, МЕТОДОЛОГИЯ И ФИЛОСОФИЯ ИСТОРИИ: ОЧЕРКИ РАЗВИТИЯ ИСТОРИЧЕСКОЙ МЫСЛИ ОТ ДРЕВНОСТИ ДО СЕРЕДИНЫ XIX ВЕКА * Лекция 3. ...»

-- [ Страница 6 ] --

Орозия. Особенно важно для Византии с ее государственной церковью, что Орозий проповедовал возможность единения светской власти и церкви (возможности просвещения и симфонии) в отличие от Августина, резко противопоставлявшего государство и церковь в теории двух градов. И в этом можно увидеть вторую особенность византийской общественно-исторической мысли по сравнению с западноевропейской – гораздо более тесную ее связь с государством 43. Третьей особенностью было то, что сильная приверженность античной традиции сочеталась со слабым заимствованием достижений других культур (в то время как европейцы многое переняли от арабов, а те в свою очередь – из античного наследия, у индийцев, персов и т. д.). Это происходило также от чувства культурного превосходства, что в некоторых отношениях не позволяло византийским мыслителям подняться на новый уровень, как это произошло в Европе, а в чем-то вело к консервации традиционных тем и проблем.

Первый этап в развитии византийской историографии, как уже сказано, приходится на IV–VI вв. Второй этап – это VII–XII вв.

В этот период основным жанром становится всемирно-историческая хроника, которая основывалась на библейской версии человеческой истории от сотворения мира. Но как теоретический уровень анализа событий, так и уровень критического метода источников были низкими, хронисты широко использовали всевозможные Иными словами, тот дуализм в мировоззрении, который формулировался Августином как противоположность между градом земным и градом небесным, в Византии не имел столь сильного звучания. Это вполне объяснимо, так как в Европе дуализм церкви и государства существовал в реальной жизни в течение полутора тысяч лет: сначала выражался в гонениях на церковь, а потом, после падения Западной Римской империи, – в слабости европейских государств, феодальной раздробленности, когда католическая церковь обеспечивала духовно-организационное единство Европы; наконец, в XI в. началась борьба за инвеституру и верховенство между папами и императорами (светской и духовной властью). А потом, в период Реформации, государство в ряде стран подчинило себе церковь. В Византии, хотя отношения между церковью и государством не всегда были безоблачными, в целом церковь выступала как государственная и потому поддерживала светскую власть, по крайней мере, имелась концепция разделения сфер полномочий светской и духовной властей.

легенды и баснословные рассказы, не отделяя их от достоверных сведений. Однако в Х в. происходит новый подъем традиции античной интеллектуальной культуры. Ведущими тенденциями этого периода становятся компилятивное использование античных произведений и соединение античных идей с идеологией христианства. А в XI–XII вв. византийская историография переживает подъем:

появляется ряд выдающихся авторов, которые создали яркие произведения, выходящие за рамки канона всемирно-исторической хроники, в том числе историко-мемуарного характера.

В Византии, как и в Западной Европе, главными жанрами историографии были хроника и история, которые сильно различались между собой 44. Но, как и в Европе, постепенно шел поиск возможностей синтеза обоих жанров. Одним из тех, кто сумел преобразовать хронику в историю, был крупнейший историк Михаил Пселл (1018 – ок. 1078 или ок. 1096), автор «Хронографии». «Хронография» посвящена столетнему периоду византийской истории (976– 1077) и является одним из наиболее заметных памятников исторической мысли второго этапа византийской историографии. Каждая глава сочинения Пселла посвящена определенному императору, фигура которого оказывается уже не просто одним из звеньев времени, как в хрониках, а предметом биографического повествования. Сам Пселл – один из самых интеллектуальных византийских писателей – в значительной мере осознавал особенности своего творческого метода. В его представлении любой человек – существо противоречивое, изменчивое и непостоянное, и задачу свою он видел в том, чтобы эту противоречивость и изменчивость изобразить 45. Как отмечает А. Л. Шапиро (Шапиро 1993: 53), здесь мы видим заметное продвижение в методе исторического портрета по сравнению с тем, что делали Тацит и другие римские писатели.

Хроники писались малообразованными монахами и были обращены к непритязательной аудитории; истории создавались хорошо образованными светскими писателями и адресовались не менее образованному читателю; хроники описывали всю историю человечества от сотворения мира, истории – главным образом события, близкие к периоду жизни автора; хроники представляли собой создание византийского времени и были родом средневекового китча, истории, напротив, продолжали линию античного историописания и т. д.

(См. подробнее: Долинин, К. А., Любарский, Я. Н. Повествовательные структуры в византийской историографии / Я. Н. Любарский // Византийские историки и писатели. – СПб.:

Алетейя, 1999. – С. 355–371.) 178 Философия и общество 2/ Михаил Пселл, возводя события истории к воле божественного провидения, в то же время считал необходимым исследовать их земные причины и результаты. Подобно наиболее глубоким античным исследователям, он не ограничивал объяснение внешнеполитических поражений своей страны иноземными нашествиями, а старался обнаружить признаки разложения Византии в периоды ее расцвета. «Дом рушится уже тогда, – писал он по этому поводу, – когда гниют крепящие его балки» 46.

В XI–XII вв. возобновляется и жанр историй, в которых основное внимание уделяется событиям, очевидцем которых был их создатель, авторской оценке персонажей и явлений. В частности, грандиозным жизнеописанием императора Алексея I Комнина является написанная его дочерью Анной Комниной (1083 – ок. 1155) «Алексиада».

Третий, завершающий период византийской истории (до 1453 г.) не породил новых оригинальных явлений. Завершением византийской историографии стало создание ряда сочинений, посвященных истории завоевания Константинополя турками и падению империи.

ДРЕВНЕРУССКАЯ И РУССКАЯ ИСТОРИЧЕСКАЯ

ТРАДИЦИЯ

Русская общественно-политическая и историческая литература имеет немало общих черт с западноевропейской, поскольку а) обе опирались на непререкаемый авторитет Священного Писания;

б) у обеих были общие истоки философско-исторической мысли как в античности, так и в произведениях ранних христианских писателей; в) отсюда провиденциализм, использование библейских образов, описание чудес и т. п.; г) история в обеих традициях мыслилась как всемирная, история одного народа (в частности, и древнерусского) описывалась как часть всемирной истории (такова была традиция уже в «Повести временных лет»); д) немало общего было в жанрах, методологии, тематике (взаимоотношение политической и церковной власти; борьба с внешними врагами; ответственность власти и т. п.), представлениях о задачах истории.

Основными особенностями (помимо, естественно, историкоэтнографических различий между славянами и германскими нароЦит. по: Шапиро 1993: 53.

Л. Е. Гринин. Очерки развития исторической мысли дами), повлиявшими на формирование философско-исторической мысли на Руси и в допетровской России, были: 1) принятие христианства от Византии, в результате чего в связи с расколом церкви в XI в. православная Русь оказалась оторванной от Западной Европы культурно; 2) монголо-татарское господство окончательно отделило Русь от Европы и существенно изменило политический строй Руси и ее государственную идеологию; 3) постоянная борьба со степью и кочевниками усилила в русской литературе идею объединения страны, необходимости крепкой центральной власти, необходимости подчинения ей; 4) церковь на Руси не противопоставляла себя государству, как католическая, не претендовала на первенство. Отсюда в отличие от западноевропейской традиции слабость идеи дуализма.

Особенности русской исторической литературы:

1) летописание называют основным и наиболее универсальным типом древнерусской литературы, и таковым оно оставалось вплоть до XVI в.; 2) летописание велось в русских землях с XI по XVIII вв. и представляло собой погодные записи об отдельных событиях. Эти записи были, как правило, краткими, ограничивались формальной фиксацией произошедшего; 3) дошедшие до наших дней летописи представляют собой не исходные тексты, а летописные своды, составлением которых занимались многие авторы, продолжавшие их все новыми записями; 4) летописные своды были более комплексным жанром, чем европейские хроники, так как историческое повествование о прошлом переплеталось в нем с задачами религиозного, дидактического и прагматического характера;

летописи могли произвольно расширяться за счет текстов или устных преданий, доступных отдельным авторам или редакторам;

5) поскольку древнерусские летописцы продолжали своды из поколения в поколение, русские исторические произведения имели менее выраженный индивидуальный характер, чем в Европе, хотя авторы некоторых произведений и известны; 6) у русских летописцев по сравнению с европейскими авторами в целом более ярко выражены политические и менее активны религиозно-провиденциалистские аспекты.

Возникновение и развитие летописания и общественноисторической мысли. Возникновение летописей связано со становФилософия и общество 2/ лением древнерусской письменной традиции, первоначально летописцы опирались на переводы византийских памятников, но позже летописание приобрело жанровую самостоятельность. О времени возникновения летописания в науке нет единого мнения, поскольку все дошедшие до нас летописи являются сводами, в состав которых вошли более ранние летописные своды. «Повесть временных лет», созданная в начале XII в., образует начало наиболее известных летописей XIV в. и последующих веков (Лаврентьевской, Ипатьевской и ряда других). Автором первой редакции «Повести временных лет» считают монаха Киево-Печерского монастыря Нестора.

До этого, возможно, в Киево-Печерском монастыре в 1070-х гг.

свод составлял монах Никон, а в 1090-х гг. – игумен Иван (см.:

Шапиро 1993: 59) В «Повести временных лет» начало происхождения древнерусского государства и великокняжеской власти описывается как добровольный договор славян и варяжских князей, добровольное подчинение населения Северной Руси, которое оказалось не в состоянии само обеспечить внутренний мир («порядок»), призванным варяжским князьям Рюрику и его братьям (862 г.). Достоверность этого факта и в целом проблема происхождения Русского государства стала в русской историографии с XVIII в. одной из важнейших и до сих пор является очень актуальной (об этом еще будет идти речь в лекции 8).

В период феодальной раздробленности особенность летописания заключалась в том, что патриотизм местный переплетался с патриотизмом общерусским, а преобладающий интерес к своей земле не исключал интереса к другим русским землям. Иными словами, общерусские мотивы не исчезали из сводов XII–XIII вв.

Можно выделить целый ряд идей и концепций, повторяющихся из произведения в произведение, составляющих своего рода каркас древнерусского политико-правового сознания. Это в первую очередь концепция единства Русской земли, которая становится особенно судьбоносной при описании того, как враги терзают ослабленную усобицами Русь. Представляя князя охранителем православной христианской веры, русские мыслители касались тем самым проблемы соотношения светской власти и церковной. Эта проблема была одной из главных в политической и правовой идеоЛ. Е. Гринин. Очерки развития исторической мысли логии Киевской Руси. Государственная деятельность представала при этом как служение Русской земле, а также началам правды, справедливости и добра, воплощенным в православной христианской религии.



Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |
 


Похожие работы:

«СИБИРСКИЙ ПОХОД АЛЕКСАНДРА МАКЕДОНСКОГО издание второе, дополненное Томск 2007 2 ББК Н.С. Новгородов Сибирский поход Александра Македонского. Издание второе, дополненное — Томск: Аграф -Пресс, 2007. — С именем Александра Великого связана величайшая загадка древности. Его возвращение из так называемой Индии сопровождалось огромными потерями и более всего напоминало бегство Наполеона из России. Однако Александр в глазах потомков остаётся победителем. Как же случилось, что он потерял 90 тысяч из...»

«Ольга Леонидовна Мяхар Дневник мага Я — дневник мага И. И. Антониуса. Редкого лентяя, но гениального волшебника — победившего василиска, воспитавшего дракона, подружившегося с принцем и спасшего целый мир! Не свой, к сожалению. Но все же. И если вы хотите вдоволь посмеяться, следя за необычайными похождениями моего хозяина, — милости прошу открыть меня. И я с удовольствием поведаю эту занимательную историю еще раз. Содержание ЧАСТЬ ПЕРВАЯ ЧАСТЬ ВТОРАЯ ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ, последняя....»

«Источники для изучения общественных настроений и культуры России ХХ века Нестор-История Санкт-Петербург 2009 УДК 94(47).084+001.812 ББК 63.2 Яров С.В. Источники для изучения общественных настроений и культуры России ХХ века. — СПб.: Нестор-История, 2009. — 430 с. ISBN 978-5-98187-366-9 В книге доктора исторических наук, профессора С. В. Ярова рассмотрены источники для изучения политических настроений и культуры российского общества века: документы государственных, партийных и профсоюзных...»

«Жуков Д. А. Ж86 Мы — переводчики. М., Знание, 1975. 112 с. (Прочти, товарищ!) Автор книги в увлекательной и доступной для широкого читателя форме разъясняет существо машинного перевода, описывает историю вопроса и на примере одного из научных коллективов показывает процесс создания алгоритма машинного перевода текстов с английского языка на русский. Дмитрий Анатольевич ЖУКОВ МЫ — ПЕРЕВОДЧИКИ Редактор В. М. Климачева Художник В. И. П а н т е л е е в Худож. редактор В. Н. Конюхов Техн. редактор...»

«Ваше имя впишется.золотыми буквами в нашу историографию, и Ваши труды будут настольными книгами у грузиноведов и тех, кто будет интересоваться исследованием истории отношений России с Кавказом и Востоком[1], - так писал русскому историку Михаилу Александровичу Полиевктову известный грузинский ученый, историк, академик Иванэ Джавахишвили. И эти слова не пустой звук. Полиевктов оказал огромное влияние на развитие исторических исследований в области взаимоотношений между Россией и Грузией. Между...»

«Каждая счастливая семья. Наталия Савкина КАЖДАЯ СЧАСТЛИВАЯ СЕМЬЯ. Светлой памяти дедушки и бабушки: Ивана Викен­ тьевича и Марии Семеновны Остроух, памяти их скончавшейся в лагере малолетней дочки, а также миллионов других семей, искалеченных и истреб­ ленных в годы большевистских репрессий Пострадал ли кто-то из родных Сергея Сергеевича Прокофьева в двадцатые годы? Кажется, впервые этой темы коснулся Святослав Сергеевич Прокофьев в нашей беседе в 1990 году [4]. Позднее старший сын Прокофьева...»

«Краткие очерки на тему недельного раздела Торы Нахум Пурер Эта электронная книга была создана автоматически из цикла публикаций http://toldot.ru/cycles/cycles_191.html на сайте toldot.ru. Недельная глава Берешит Содержание раздела Берешит бара Элоким эт, а-шамаимве-эт, а-арец. Вначале Б-г сотворил из ничего всю вселенную со всеми её параметрами и атрибутами, включая время. Процесс Творения продолжался шесть дней. В седьмой день Б-г отдыхал, создав духовную сферу под названием Шабат, которая...»

«Эта книга о том, как понять Украину. Через историю, через характер современных ее жителей, через прогулки и поездки по ней. Издание названо полным, так как не ограничивается только культурой и историей украинского народа, но и проводит проверенными маршрутами по городам и весям страны. Легко ориентируясь по картам-схемам, вы будете совершать реальное или воображаемое путешествие по Украине, параллельно читая интересные истории, связанные с различными ее местами. Вы узнаете много интересного о...»

«Вопрос 1. Философия, ее специфика и место в культуре. Философия – учение о мире в целом, об общих принципах и закономерностях его бытия и познания. При этом целостное понимание мира предполагается в связи с включенностью в него человека не только в качестве продукта природной и социальной эволюции, но как субъективного начала, обладающего способностью активного и сознательного воздействия на окружающий мир. Органическое соединение в философии двух начал – научно-теоретического и...»

«В Минске представлена книга, посвященная увековечению памяти жертв Холокоста Презентация документальной повести Николая Ильючика У памяти в долгу, посвященной увековечению памяти жертв Холокоста, прошла 28 ноября в Минском еврейском общинном доме. Автор книги — пастор церкви Религиозного объединения христиан веры евангельской в Республике Беларусь, командир подразделения спасателей, член Союза белорусских писателей и отец троих сыновей. 2 августа 2006 года он открыл у деревни Богдановка...»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.