WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 |   ...   | 64 | 65 || 67 | 68 |   ...   | 80 |

«ГРАНИ РОССИЙСКОГО САМОСОЗНАНИЯ Империя, национальное сознание, мессианизм и византизм России W. Bafing Москва 2010 УДК 008 + 32.019.5 + 316.6 + 323.1 + 930.1 + 930.85 ...»

-- [ Страница 66 ] --

Недоразвитые вестготы, гунны и остготы не могли спокойно терпеть существование византийской сверхдержавы с её высокомерием, развитой культурой и древними политическими традициями. Византия столетиями вызывала зависть западных народов, которая, в конце концов, нашла выход в разграблении Константинополя крестоносцами в 1204 году и основании Латинской империи.

Стоит вспомнить, что вестготский вождь Аларих получил от императора Аркадия должность magister militum per Illiricum – главнокомандующего Иллирика. Гуннский вождь Аттила, став королём, не удовольствовался увеличением дани от Феодосия II, но потребовал также титула magister militum. Остготский вождь Теодорих получил от Льва I титул консула, а после завоевания Италии обращался к императору Анастасию с просьбой признать его королём. Король франков Хлодвиг также удостоился звания консула 436. Из этих примеров видно, что в период раннего средневековья византийские императоры считались единственными легитимными преемниками Римской империи Цезарей, именно с их помощью варварские вожди пытались придать легитимность своей власти. После разделения Империи западная её часть была затоплена великим переселением народов, которым впоследствии суждено было стать основоположниками уникального и враждебного Византии западноевропейского мира.

С течением времени, вместе с утратой восточных владений в высших кругах византийского общества появился целый ряд прозападно настроенных политических деятелей. Прежде всего, к ним можно отнести Мануила I Комнина (1118–1180 гг.), а затем и императоров династии Палеологов. Все они больше ориентировались на Запад, чем на Восток. Но если в последние века существования империи эта ориентация объяснялось фактической безвыходностью положения перед лицом турецкой угрозы, то во времена правления Мануила византийское западничество обрело характер ценностной дезориентации общества, подавляющая часть которого отчаянно сопротивлялась западным веяниям, несмотря на прозападные настроения правящей элиты.

Лемёрль П. История Византии // На перекрёстке цивилизаций. Москва: Издательство «Весь Мир», 2006. С. 34–37.

После четвёртого крестового похода можно было понять цену заверениям папы римского и западных правителей в поддержке, но неумолимость турецкой экспансии продолжала толкать последних византийских императоров к сближению с Западом. Показательны поездки, предпринятые императорами Мануилом II и Иоанном VIII по странам Запада с целью получения помощи от латинян. Византия шла на бесконечные уступки, передала всю торговлю в руки Венеции и Генуи, в 1439 году была подписана, третья по счёту, Флорентийская уния, но никакой действенной помощи так и не поступило. Политика папы и западных государств предстаёт в эту эпоху возмутительным идеологическим лицемерием в духе экспорта революции СССР или экспорта «демократии» США в XX – начале XXI веков. «Принято считать, – писал Поль Лемёрль, – что с политической точки зрения ослабление Византии вызвано расколом: он помешал ей найти на Западе поддержку, в которой Константинополь нуждался, например в борьбе против турок. Но рассуждение о том, что Запад обязательно ответил бы на призыв Востока – лишь гипотеза, причём весьма сомнительная» 437.

Антагонизм между Западом и Византией лучше всего характеризуют два высказывания. Одно принадлежит Петрарке:

«Турки – враги, но раскольники-греки хуже, чем враги», второе – мегадуке Луке Нотаре: «Лучше увидеть, как в Константинополе царствует тюрбан турок, чем митра латинян» 438. И Нотара (несмотря на собственную трагическую участь) в итоге оказался прав: «Вступив в Константинополь, Мехмед II, торопившийся дать отпор своему злейшему врагу – папе римскому, незамедлительно предоставил большие полномочия вселенскому патриарху, духовному главе самой распространённой в то время религии в империи» 439.

Последние века истории Византии наглядно демонстрируют объективное существование «столкновения цивилизаций» – восточной, православной Византийской и Западноевропейской.

Примечательно, что, судя по всему, мусульмане делили христиан на восточных и западных, отличали румийцев – римлян, то есть византийцев, от франков. (В российской и западноевропейской Там же. С. 101.

Кицикис Д. Османская империя. С. 119.

исторической традиции представителей Западной Европы во взаимоотношениях с Византией традиционно называют латинянами, в арабской – франками (Franj, Faranj, Faranjat, Ifranj, Ifranjat), а крестовые походы – Франкскими нашествиями) 440.

Многовековой период сосуществования друг с другом научил восточных христиан понимать мусульманских соседей. Последним императорам приходилось периодически вступать в союзы с мусульманами и даже отправлять своих дочерей в гаремы султанов. Византийцы и турки привыкли друг к другу, лучше понимали друг друга, в отличие от не имевших столь длительного опыта сосуществования нетерпимых латинян. Разница цивилизационного контекста между латинянами и византийцами привела к непримиримой, хотя часто и не формализованной, заретушированной пониманием стратегического значения Византии в качестве заслона на пути мусульманской угрозы, христианской риторикой и обменами посольств, вражде. Петрарка не без оснований считал греков большими врагами, нежели турок. Византийцы знали чего ожидать от турок, но железный поток франков был для них непредсказуем, неуправляем, разрушителен и намного более враждебен.

Палеологи искали на Западе поддержки против турок, но духовенство и большая часть православного населения, культурное самосознание византийского общества не могли мириться с зависимостью от Запада.



Православная Византия является поучительным примером взаимоотношений враждебных друг другу цивилизаций и иллюстрирует важность понимания людьми своей культурной, цивилизационной идентичности.

В многовековой истории России чётко прослеживается затемнённая кризисом национальной и культурной идентичности социокультурная преемственность развития общества. Однако в условиях отсутствия идеологических предпосылок для дальнейшего развития русского мессианизма, накопившейся в обществе усталости не только от десятилетий реформ, но и от неосуществившихся глобальных русских проектов, в современном российском обществе уже не возникает характерных для дореволюционной России мощных интеллектуальных движений западников и славянофилов, хотя данное мировоззренческое разделение всё Foreword // Maalouf A. The Crusades through Arab Eyes. London: SAQI, 2006.

ещё существует. Вместе с царской Россией исчезли мечты о панславизме. Крушение СССР покончило с грёзой коммунистического интернационала. Все эти и многие другие события не оставили российскому обществу былого простора для постановки вопроса о национальном самосознании в контексте принадлежности к Востоку или Западу. За исключением небольшого числа прозападно настроенной интеллигенции общество всё больше сосредотачивается на себе.

1990-е годы ознаменовались распространением в российском обществе кризиса национальной идентичности, расширением возможностей для поиска новых источников самосознания.

Однако к концу XX века в эволюции духовной сферы российского общества стали проявляться новые тенденции. Так, массовая культура, политическая и экономическая практика отражают всё возрастающую ностальгию по СССР и его прошлому. Таким образом, одним из ключевых оснований и составной частью новой формирующейся российской идентичности становится советское наследие наряду с возрождающимися ценностями, которые были присущи Российской империи.

XX век привёл к сглаживанию православной идентичности России и истощению русского мессианизма, который сегодня предстаёт в виде постимперского синдрома, становится доставшимся в наследство от прошлого остаточным явлением, что позволяет сделать предположение о возможности вступления России XXI века на прагматический путь новой национальной и культурной идентичности, не питающей бесплодные экспансионистские проекты.

В результате постоянной необходимости отвечать на вызовы извне России пришлось ускоренными темпами модернизироваться, применять для освоения обширных пространств достижения технически более развитых государств, сохраняя при этом традиционные, исторически сложившиеся формы государственной организации, необходимые для сохранения целостности страны. Необходимость принимать инновационность Запада, сохраняя собственные традиции, привела к расколу общественного сознания, кризису национальной и культурной идентичности, который впоследствии попыталась преодолеть советская власть посредством искусственного конструирования надцивилизационной и наднациональной идеологии, которая какое-то время удовлетворяла нуждам модернизации общества, но затем перестала им отвечать, следствием чего стал распад СССР и углубление кризиса национального самосознания. При этом российское общество столкнулось с теми проблемами общественного развития, с которыми сталкивалась Россия до революции, но которые были сняты в СССР – прежде всего, необходимость встроиться в мировой рынок и обрести новую идентичность, как культурную, социальную, так и политическую.

В период реформ 1990-х годов российское общество искало новых смыслов социального бытия в ставших доступными категориях демократии, прав человека, свободы слова, утилитарных ценностей общества потребления и недоступных прежде религиозных практик. Но к началу XXI века в российском обществе проявляются тенденции возврата к традиционным для Российского культурно-исторического типа социально-политическим практикам – тяготение к государственному патернализму, устранение от общественной жизни и сосредоточение на индивидуальных интересах.

Российский культурно-исторический тип социальноэкономического развития обладает собственной, уникальной, заданной географическими особенностями, структурой народонаселения и историей моделью развития, специфика которой заключается в цивилизационной (пусть и плохо осознаваемой) самодостаточности и кризисном характере социокультурных изменений.

Многовековой поиск «Русской идеи» является следствием порождённого догоняющей модернизацией кризиса национальной и культурной идентичности, продолжительной тенденцией, оказывающей влияние на социокультурную трансформацию современного российского общества. Можно говорить о глубинной преемственной связи в постановке вопроса о социальноидеологическом и философском содержании российского самосознания в дореволюционной и современной России.

Отвечая на вызовы глобализации, преодолевая кризис национального и культурного самосознания, преодолевая остаточные признаки постимперского синдрома, которые всегда наблюдаются в обществах, прошедших стадию пика военнополитического могущества и приучающихся существовать в новых для себя условиях национальной идентичности, лишённой мессианизма, но с опорой на свои культурные ценности и историческое наследие, Россия может выйти на путь эволюционного развития, отказавшись от характерной для неё в прошлом модернизации на основе революций, которые приводили к слому устоявшихся социальных связей и потрясениям социальной структуры.

Концептуальные основы исследования Никакой другой способ отбора и классификации Развитие общества настолько сложно и многофакторно, что дать всеобъемлющую теорию его развития невозможно, и, хотя подобные попытки осуществлялись неоднократно, всё очевиднее становится их тщетность и неоднозначность. Теории свойственно упрощать реальный мир, к тому же теории часто вульгаризируются, как это произошло с марксизмом. Чуть показавшись в одной теории, истина снова ускользает, раскрываясь в другой. Она антиномична и её элементы могут одновременно содержаться сразу в двух опровергающих друг друга теориях. Развитие научного знания, его осмысление в XX веке лишило человечество заносчивой самоуверенности всезнающего века XIX, поставило вопрос о «научности» и перестало искать «истину».



Pages:     | 1 |   ...   | 64 | 65 || 67 | 68 |   ...   | 80 |
 

Похожие работы:

«СУНЬ ЯТ-СЕН И ЧАН КАЙ-ШИ О ДРЕВНЕКИТАЙСКОМ ИДЕАЛЕ ВЕЛИКОГО ЕДИНЕНИЯ Мартынов Дмитрий Евгеньевич, кандидат исторических наук, доцент кафедры истории и культуры Востока Казанский (Приволжский) федеральный университет, Институт востоковедения, г. Казан, Россия dmitrymartynov80@mail.ru Статья посвящена восприятию древнекитайского идеала Великого Единения (Да тун) со стороны двух политических лидеров Китая первой половины ХХ в. – Сунь Ятсена и Чан Кайши. Сунь Ятсен рассматривал понятие utopia как...»

«ИНФОРМАЦИОННО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ СБОРНИК ПО ПРОФИЛАКТИКЕ КОРРУПЦИОННЫХ ПРАВОНАРУШЕНИЙ ИЗДАНИЕ СОВЕТА ФЕДЕРАЦИИ Общее руководство проектом А.А. Нестеренко, начальник Управления кадров и государственной службы Аппарата Совета Федерации Под общей редакцией П.А. Бакланова, заместителя начальника Управления кадров и государственной службы Аппарата Совета Федерации – начальника отдела кадрового учета и внутреннего контроля Авторский коллектив – заместитель начальника Управления кадров и государственной...»

«Виктор Савченко Авантюристы гражданской войны (историческое расследование) Еще не так давно легендарные революционеры и полководцы Дыбенко и Котовский украшали ряды героев гражданской войны. Но жизнеописания этих людей, построенные по классической советской схеме, являли собой лишь цепь недомолвок и фальсификаций. Автор знакомит читателей с биографиями 14 участников революции и гражданской войны. Тогда в одночасье по воле партии бандиты превращались в революционеров, уголовники становились во...»

«Ирина Герасимова ЗАНЯТИЕ ВИЛЬНЫ РУССКИМИ В О Й С К А М И 8 А В Г У С ТА 1 6 5 5 Г. : С О П О С ТА В Л Е Н И Е Н А Р Р АТ И В Н Ы Х И Д О К У М Е Н ТА Л Ь Н Ы Х И С Т О Ч Н И К О В Аннотация. О захвате Вильны русскими войсками было известно в историографии, начиная с работ XIX века Ю. Крашевского и Г. В. Васильевского, использовавших для его воссоздания дневники шляхты и отписки русских воевод. В недавнее время появились новые источники, некоторые были опубликованы Л. В. Заборовским и Д. А....»

«ГЕЛИКОН ПЛЮС Александр Миронов ИСТИННОЙ ИСТОРИИ ИСТОКИ, или История как достоверный прообраз настоящего и будущего Санкт-Петербург Геликон Плюс 2008 УДК 800:27.247 ББК 81+86.37 М64 Автор выражает признательность за вольную и невольную помощь, оказанную ему при создании книги: Миронову Николаю Поликарповичу Мироновой Ольге Николаевне Носачёву Алексею Александровичу Петрову Вадиму Вадимовичу Петрову Михаилу Кирилловичу Ткаченко Алексею Константиновичу Трегубцу Евгению Васильевичу Миронов А. Н....»

«Вологда 2005 I ББК 63.3 (2-4Вол)-7 В 92 Редакционная коллегия: кандидат филологических наук С. Ю. Баранов, М. Е. Барышева, Н. Н. Белова, кандидат исторических наук Ф. Я. Коновалов, доктор исторических наук Б. Б. Конасов, А. Д. Коротаева, О. А. Наумова, И. А. Поздняков, доктор геолого-минералогических наук Д. Ф. Семенов, доктор филологических наук Г. В. Судаков (председатель) Авторы очерков, в том числе вступительных материалов к разделам, указаны в конце каждого отдельного очерка Художник — В....»

«ДУХОВНО-РЕЛИГИОЗНЫЕ ОСНОВЫ КАПИТАЛИЗМА ИД Кислород Москва, 2013 УДК 330.342.14-029:27 ББК 65.01 К 29 Катасонов В. Ю. К 29 Религия денег. Духовно-религиозные основы капитализма. — М.: Кислород, 2013 — 408 с.: с иллюстрациями. Предлагаемая книга впервые за сто с лишним лет с мо­ мента выхода в свет работ немецких социологов Макса Ве­ бера и Вернера Зомбарта возвращается к фундаментальному осмыслению религиозно-духовных корней современного ка­ питализма. Автор подвергает критическому анализу...»

«Андрей Топорков К 100-летию со дня выхода в свет книги В. Мансикки Uber russische Zauberformeln mit Berucksichtigung der Blut- und Verrenkungssegen1 Мы плохо знаем историю русской фольклористики. Еще в большей степени это суждение справедливо по отношению к исследованиям русского фольклора, проведенным зарубежными учеными. Проблема не только в том, что эти труды остаются мало известными до тех пор, пока не будут переведены на русский язык, но и в том, что они выполнены подчас в рамках иных...»

«ИЗУЧЕНИЕ ИСТОРИКО-КУЛЬТУРНОГО НАСЛЕДИЯ НАРОДОВ ЮЖНОЙ СИБИРИ Горно-Алтайск 2005 ББК 63.4 Изучение историко-культурного наследия народов Южной Сибири. Сборник научных трудов / Под ред. В.И.Соёнова, В.П.Ойношева. Горно-Алтайск: АКИН, 2005. 182 с. © В.И.СОЁНОВ, составление, оформление, макет, 2005 3 Чевалков Л.М. (г.Горно-Алтайск) АРХЕОЛОГИЧЕСКИЕ ПАМЯТНИКИ ДОЛИНЫ РЕКИ СЕМА Через долину реки Сема проходит Чуйский тракт, соединяющий Россию с Монголией – трасса весьма оживленная. Тем не менее, этот...»

«Посвящается 70-летию фармацевтического факультета Иркутского государственного медицинского университета Геллер Л.Н. Вехи истории : становление, формирование и развитие аптечной службы и фармацевтического образования Иркутской области Цикл лекций Иркутск-2010 Содержание Лекция 1. Становление медицинской и фармацевтической помощи Иркутской губернии 1.1. Состояние медицинской лекарственной помощи в дореволюционной Сибири и Иркутской губернии 1.2. Появление первых врачей-специалистов в Иркутске....»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.