WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 |   ...   | 46 | 47 || 49 | 50 |   ...   | 80 |

«ГРАНИ РОССИЙСКОГО САМОСОЗНАНИЯ Империя, национальное сознание, мессианизм и византизм России W. Bafing Москва 2010 УДК 008 + 32.019.5 + 316.6 + 323.1 + 930.1 + 930.85 ...»

-- [ Страница 48 ] --

Мечты о «новом слове», «призвании», «выходе в мировую ширь» и т.д. России имели в своей основе невысказанное предположение, что Россия совершенно бедна содержанием и ещё ничего великого не создала и не сказала. Это всё то же неверие в себя, завуалированное низкопоклонство перед Западом, предвзятость. Русские философы и публицисты не хотели довольствоваться тем, что уже есть, не видели и, зачастую неосознанно, принижали достижения государства и русской культуры – мешал европеизм, от влияния которого не могли отделаться даже славянофилы. По большому счёту, совершенно неясно, чего они ждали, какого «нового слова», «какой мировой шири»? Можно понять восхваление государства и мечты об имперском будущем, как это было у немцев, но русская философия была насквозь пропитана мистическим, эсхатологическим духом, в результате чего спор о сущности русской идеи стал совершенно бесполезен из-за слишком большого количества противоречивых и, как правило, субъективных мнений, основанных, за редкими исключениями, на чём угодно, только не на здравом анализе, в результате чего русские авторы зачастую не видели цивилизационной цельности России, её оформленности, которая была незаметна по причине западных наслоений и виделась гораздо лучше издалека, извне, с того же Запада, чем изнутри. И сегодня, рассматривая подходы к анализу русской идеи и составляющих русской национальной и культурной идентичности в работах российских и зарубежных авторов, нельзя не отметить, что некоторые зарубежные исследователи, например, Арнольд Тойнби, Фернан Бродель, Самуэль Хантингтон, намного более здраво и беспристрастно подходят к рассматриваемому вопросу, дают сжатые, чёткие, информативные характеристики Российской цивилизации, которые бывает очень сложно найти в объёмных произведениях зачастую предвзятых (пусть и неосознанно) российских авторов. Наглядно и сжато определил истоки отличий Российской цивилизации от Западноевропейской С. Хантингтон: «Россия практически совсем или в малой степени испытала на себе влияние основополагающих феноменов Западной цивилизации: римского католицизма, феодализма, Возрождения, Реформации, заморской экспансии и колонизации, Просвещения и возникновения национального государства. Семь из восьми … особенностей Западной цивилизации – религия, язык, отделение церкви от государства, власть закона, социальный плюрализм, представительные органы власти, индивидуализм – практически полностью отсутствовали в российском опыте. Единственным возможным исключением является классическое наследие, которое, однако, пришло в Россию через Византию, вследствие чего достаточно сильно отличалось от того наследия, которое Запад напрямую перенял у Рима. Российская цивилизация стала продуктом местных корней Киевской Руси и Москвы, значительного византийского влияния и длительного монгольского правления. Эти влияния сформировали общество и культуру, имеющие мало общего с культурой и обществом, развившимися в Западной Европе под влиянием совершенно других сил» 351.

Ответом на идентификационный кризис царской России предреволюционных лет и послереволюционное переосмысление русской истории явилось возникшее в 20-е – 30-е годы XX века в эмигрантской среде евразийское движение, зародившееся в качестве реакции против критики, которой подвергалась постреволюционная Россия на Западе и в среде белой эмиграции.

Евразийство: геополитический аспект российского Опираясь на геополитические выводы Н.Я. Данилевского, В.О. Ключевского и С.М. Соловьёва, евразийцы предложили модернизированную триаду российской ментальности: «православие – самодержавие – народность» трансформировалось в «централизацию – дисциплину – самопожертвование».

Евразийцы дали единственную развёрнутую геополитическую версию русской идеи. Географический детерминизм, концепция «месторазвития» (термин, введённый в научный оборот Г.В. Вернадским и П.Н. Савитским), позволили представителям русской эмиграции не дробить Россию во времени и не отрекаться от неё, несмотря на революцию, так как основополагающим фактором развития российского общества признавалось не православие, а геополитическое положение страны. Географический детерминизм дополнялся приматом культуры над политикой – цивилизационным подходом Н.Я. Данилевского. История России, её социальная структура, государственность и обычаи определены географией и спецификой Евразии как особого геополитического пространства, поскольку, как отмечал Н.С. Трубецкой:

«всякое государство жизнеспособно лишь тогда, когда может Huntington S.P. The Clash of Civilizations and the Remaking of World Order.

London: Simon & Schuster, 2002. P. 139–140.

осуществлять те задачи, которые ставит ему географическая природа его территории» 352. Исходя из этого положения, переосмыслению подверглись основания русской государственности.

Евразийцы осуществили ревизию истории России. Не в Киевской Руси видели они начала русского государства, а в евразийской империи Чингисхана, объединившего под своей властью большую часть России. Такой подход произвёл революцию в устоявшихся взглядах традиционной историографии, вследствие чего признание исторической России фактической преемницей государства Чингисхана – вопрос дискуссионный. Однако аргументация евразийцев заслуживает большого внимания и достаточно основательна.

Татары помогли русским князьям добиться самодержавия, стали фактором, способствовавшим исчезновению удельной родовой системы владения русской землёю. Татаро-монгольское нашествие часто называют одной из причин, якобы присущей российскому обществу гражданской пассивности, или, более грубо, рабской психологии. Но если присмотреться к татаромонгольскому игу внимательнее, легко обнаружить, что несмотря на принесённые им бедствия, возросшее налоговое бремя и периодические карательные экспедиции, Россия продолжала самобытно развиваться, успешно воевала со Швецией, Ливонским орденом, Литвой, колонизировала новые территории и самозабвенно предавалась княжеским усобицам. Таким образом, винить татаро-монгольское нашествие в кардинальной трансформации российской ментальности было бы неверно. Конечно, иго наложило свой отпечаток на стиль мышления людей, (вызванное игом изменение понятий о чести и справедливости Николай Михайлович Карамзин отмечал уже у летописцев XIII столетия 353 ), но кроме ига существовали другие, основополагающие факторы.



Прежде всего, демографический и географический. Видимо, в силу этих причин в полном курсе лекций по русской истории Василия Осиповича Ключевского так сравнительно мало места было уделено татарам. Ключевский писал о влиянии татарского ига:

«Ордынские ханы не навязывали Руси каких-либо своих порядков, довольствуясь данью, даже плохо вникали в порядок, там действовавший. Да и трудно было вникнуть в него, потому что в Трубецкой Н.С. Наследие Чингисхана. С. 224.

Карамзин Н.М. История государства Российского. Кн. 2. Т. 4. С. 107.

отношениях между тамошними князьями нельзя было усмотреть никакого порядка… Если бы они были предоставлены вполне самим себе, они разнесли бы свою Русь на бессвязные, вечно враждующие между собою удельные лоскутья… Власть хана давала хотя призрак единства мельчавшим и взаимно отчуждавшимся вотчинным углам русских князей… Власть хана была грубым татарским ножом, разрезавшим узлы, в какие умели потомки Всеволода III запутывать дела своей земли» 354.

Исходя из переоценки влияния татаро-монгольского нашествия, принятия туранско-татарской концепции русской истории князя Н.С. Трубецкого, евразийцы пересмотрели традиционный взгляд на роль русского византизма. Согласно евразийской теории, монгольское нашествие расширило российский умственный горизонт, дало России понятие о величии государственной идеи, которую русские приняли, трансформировав её в психологически приемлемую форму православного царства с византийской идеологической основой. «Татарская государственная идея, – писал Трубецкой, – была неприемлема, поскольку она была чужой и вражеской. Но это была великая идея, обладающая неотразимой притягательной силой. Следовательно, надо было во что бы то ни стало упразднить её неприемлемость, состоящую в её чуждости и враждебности; другими словами, надо было отделить её от её монгольства, связать её с православием и объявить её своей, русской. Выполняя это задание, русская национальная мысль обратилась к византийским государственным идеям и традициям и в них нашла материал, пригодный для оправославления и обрусения государственности монгольской. Этим задача была разрешена. Потускневшие и выветрившиеся в процессе своего реального воплощения, но всё ещё сквозящие за монгольской государственностью, идеи Чингисхана вновь ожили, но уже в совершенно новой, неузнаваемой форме, получив христиансковизантийское обоснование. В эти идеи русское сознание вложило всю силу того религиозного горения и национального самоутверждения, которыми отличалась духовная жизнь той эпохи; благодаря этому идея получила небывалую яркость и новизну и в таком виде стала русской» 355.

Ключевский В.О. Русская история. Полный курс лекций. Кн. 1. С. 378–379.

Трубецкой Н.С. Наследие Чингисхана. С. 242–243.

В работах евразийцев русский византизм обрёл характер внешней оболочки, глубинным содержанием которой признавались неосознанные татаро-монгольские влияния, наилучшим образом способствовавшие государственному строительству Руси.

Евразийство отошло от пестуемых дореволюционной русской философией идей универсальности православия и мессианства русского народа, чего ему не могли простить представители старшего поколения русских философов, которых возмущало столь большое внимание, уделяемое евразийством татаромонгольским влияниям. Н.А. Бердяев в этой связи писал: «Евразийцы любят туранский элемент в русской культуре. Иногда кажется, что близко им не русское, а азиатское, восточное, татарское, монгольское в русском. Чингис Хана они явно предпочитают Св. Владимиру. Для них Московское царство есть крещёное татарское царство, московский царь – оправославленный татарский хан» 356. Революция положила конец русскому философскому идеализму. Н.А. Бердяев имел все основания обвинять евразийцев в материализме, узком реализме и отречении от традиций русской религиозной философии.

Несомненная заслуга евразийства состояла в том, что, активно вводя в свой категориальный аппарат термин «Евразия», они дали России цельность бытия, которую у неё отнимали славянофильско-западнические дискуссии о России как ВостокоЗападе, что лишало её внутренней цельности, разрывало между Востоком и Западом, которые невозможно соединить. Рассмотрение России в качестве России-Евразии обогатило гуманитарное знание новым плодотворным подходом, многое объяснившим и внутренне непротиворечивым.

Лев Николаевич Гумилёв следующим образом охарактеризовал евразийский подход к проблеме социокультурной трансформации российского общества: «Мы должны прежде всего осознать традиционные границы – временные и пространственные – нашей этнической общности, чётко понять, где свои, а где чужие. В противном случае мы не можем надеяться сохранить ту этносоциальную целостность, которую создавали наши предки при великих князьях и царях московских, при петербургских императорах. Если мы сумеем эту целостность сохранить, сумеем Бердяев Н.А. Евразийцы // Евразийский вестник. Книга Четвёртая. Берлин, 1925.

восстановить традицию терпимых, уважительных отношений к формам жизни близких нам народов – все эти народы останутся в пределах этой целостности и будут жить хорошо и спокойно» 357.



Pages:     | 1 |   ...   | 46 | 47 || 49 | 50 |   ...   | 80 |
 

Похожие работы:

«РАБЫ ЦАРЯ В ЕГИПТЕ ЭПОХИ СРЕДНЕГО ЦАРСТВА (Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук) В документах Среднего царства как-то вдруг, неожиданно, становится заметным социальный слой, называемый рабами царя. Довольно прозрачное название слоя обещает немало историку египетского общества, но до сих пор проблема рабов царя казалась неразрешимой из-за крайней скудости и однообразия материала. Такой, в действительности, она бы и была, если б среднеегипетские...»

«Оружие особого рода Биобиблиографический сборник, издание 2-е, дополненное Валуйки 2011 ББК К63.372.278 О 71 Составитель Е.В. Приснякова, заведующая сектором краеведения; М.В. Котова, библиотекарь сектора краеведения Ответственный за выпуск Л.В. Чиж, директор МЦБ Валуйского района О 71 Оружие особого рода. Н.Ф. Ватутин: биобиблиографический сборник, изд. 2-е, доп. / Межпоселенческая центральная библиотека Валуйского района, сектор краеведения; сост. Е.В. Приснякова, М.В. Котова. – Валуйки,...»

«Сергей Бурьянов Религия на выборах в России Фактор отношений государства с религиозными объединениями в федеральном избирательном цикле 2003 - 2004 года МОСКВА 2005 УДК 2 ББК 86 Автор выражает благодарность кандидату юридических наук Каневскому Константину Геннадьевичу за помощь в работе над книгой Бурьянов Сергей Анатольевич Религия на выборах в России. Фактор отношений государства с религиозными объединениями в федеральном избирательном цикле 2003-2004 года. Вступительная статья...»

«ДОКУМЕНТЫ ПО ИСТОРИИ Документы по истории православной церкви на Беларуси ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВ И НА Б ЕЛАРУСИ Д63 XVIII — XX вв. в ф ондах государственных архивов РесXVIII — XX ВВ. Беларусь: Меж архив. справ. / Авт.-сост. публики О. А. Добычина и др. — Мн.: БелНИИДАД, 2003. — 284 с. В ФОНДАХ ГОСУДАРСТВ ЕННЫХ АРХИВОВ РЕСПУБЛИКИ Б ЕЛАРУСЬ ISBN 985-6099-90-0 М ежархивный...»

«Рекомендательный указатель литературы Календарь знаменательных и памятных дат г. Сортавала выходит ежегодно с 2008 года. Настоящий выпуск содержит перечень дат на 2013 год. Его цель - обратить внимание на наиболее значительные и интересные даты из истории экономической и культурной жизни г. Сортавала. Даты расположены в прямом хронологическом порядке по месяцам. В конце перечня выделен раздел Даты без указания числа и месяца, где освещены события, хронология которых установлена лишь в пределах...»

«К ИСТОРИИ ПАЛЕОНТОЛОГИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ В РОССИИ А.В. Шаповалов, Е.М. Тесакова Конец восемнадцатого века в России был ознаменован появлением интереса к литературе об ископаемых телах. Под ископаемыми тогда понимали практически все объекты природного происхождения, извлекаемые из земли. В языке с тех пор задержалось словосочетание “полезные ископаемые”, но, помимо этих полезных, оставались и другие — бесполезные, или палеонтологические остатки. Правда, слова “палеонтология” в то время тоже еще...»

«2013 год – юбилейный год в истории народного образования Хакасии. В этом году исполняется 150 лет первой школе Хакасии, которая возникла в селе Усть-Абаканском на улице Набережной в 1863 году. На 2013 год приходится юбилейные даты в истории старейших школ города Абакана. Правопреемница первой школы Хакасии, общеобразовательная школа №2, готовит ЮБИЛЕЙНЫЙ вечер, посвященный 150-летию первой школы. Исполняется 80 лет общеобразовательной школе №7 города Абакана, что расположена в районе Нижняя...»

«ПРОГРАММА по специальности 13.00.02 Теория и методика обучения и воспитания (по областям и уровням образования, литература) АВТОРЫ: Н. Е. Кутейникова Курсы по выбору: И. Г. Минералова, А. Б. Галкин, Е. Н. Суханкина, И. В. Труфанова Москва — 2012 2 ПОЯСНИТЕЛЬНАЯ ЗАПИСКА Методика преподавания литературы — одна из профилирующих дисциплин на филологических факультетах педагогических вузов. Данный курс основывается на достижениях педагогики и дидактики XVIII–XXI вв., методики преподавания...»

«2 УДК 929.28 ББК 63.2 (Рос. Тат.) Д 21 Эта книга посвящена нашему роду Даукаевых, предками которых были ханы, мурзы, имамы, мударрисы и просто порядочные, интеллигентные люди. Более подробно в книге описаны отдельные эпизоды жизни Даукаева Лукманхакима, его семьи: сыновей Ихиялглюма и Зиялглюма, дочери Хурлыгаина, биографические сведения о наших родителях: отца Наиба и матери Магзуры и об их детях. Первая часть книги описывает краткую историю татарских мурз, в.ч. мурз Даукаевых, о местах их...»

«.Горит и не сгорает Еврейская библиотека Объединенной Еврейской общины Украины Москва - Киев 2011.Горит и не сгорает Книга Ицхака Когана, раввина синагоги на Большой Бронной в Москве, — яркая, увлекательная мемуарная повесть о человеке, с юных лет живущем чаяниями и идеалами еврейского народа. Читая эти страницы, не перестаешь удивляться, как на долю одного человека, пусть и безусловного лидера, могло выпасть столько драматических событий, многие из которых стали знаковыми не только в жизни...»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.