WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 |   ...   | 44 | 45 || 47 | 48 |   ...   | 80 |

«ГРАНИ РОССИЙСКОГО САМОСОЗНАНИЯ Империя, национальное сознание, мессианизм и византизм России W. Bafing Москва 2010 УДК 008 + 32.019.5 + 316.6 + 323.1 + 930.1 + 930.85 ...»

-- [ Страница 46 ] --

Рассматривая российское общество с разных позиций, авторы «Вех» пришли к заключению об отсутствии в русской интеллигенции западной дисциплины и целеустремлённости. Поверхностное, внешнее принятие западных концепций не привело к их осмыслению и развитию. Принятие образованным обществом западных правовых норм на деле не привело к появлению работ в области права, которые приобрели бы широкое общественное значение 342. Не только широкие народные массы, но и образованное русское общество оказалось неготовым к действительному, живому восприятию сознания своих прав и обязанностей. Декларации приверженности правам личности и правовому государству не претворялись в жизнь. Отсутствие правовых традиций, интереса к истории права и соответствующей литературы привели к тому, что интеллигенция «не была даже в состоянии вполне отчётливо осознавать всю бездну бесправия русского народа. Не было теоретических формул, которые определяли бы это бесправие» 343.

Русскому народу испокон веков было свойственно стремление к организации на общинных принципах. При этом вырабатывались устойчивые традиции восприятия правовых и неправовых деяний. Однако эти народные правовые воззрения не были записаны, оставались обычаем. Русские интеллигенты, «ходившие в народ», могли, по мнению Б.А. Кистяковского, на основании изучения народных обычаев переосмыслить их в правовых нормах современного государства. Однако этого не было сделано. Правосознание русской интеллигенции оказалось «на стадии развития, соответствующей формам полицейской государственности» 344.

Максимализм оценок и социальный мессианизм русской интеллигенции приводил к тому, что она скорее проповедовала свои собственные ценности и идеалы, нежели была готова внимательно прислушиваться к особенностям и строю народной жизни.

Представители народничества скорее боролись за политический Кистяковский Б.А. В защиту права (Интеллигенция и правосознание) // Вехи.

С. 169–202.

Там же. С. 182.

Там же. С. 190.

идеал, «новое право», а не «за право» в собственном смысле этого слова 345.

Проблема отсутствия правового сознания, отражённая автором «Вех», осталась актуальной и в России начала XXI века.

Отмечая ущербность правового сознания русской интеллигенции, Б.А. Кистяковский пришёл к мнению, что проблема правосознания усугублялась славянофильской традицией принижать значение права, которое, как полагали многие русские философы, слишком формально, узко для широкой души русского человека. С другой стороны, увлечение марксизмом привело ряд западников к мысли о том, что общинный характер психологии русского народа – залог успешного вступления в новую социалистическую эру, минуя все пройденные Западом стадии эволюционного развития общества.

Эволюционное развитие большей частью мыслителей не принималось, часто не понималось, так как с петровских времён привыкли перенимать у Запада всё готовое и разучились заниматься самоанализом. Ждали, когда Запад произведёт на свет наиболее передовую концепцию, и надеялись, не прикладывая большого труда по выработке своих решений, перенять «передовые» чужие. С другой стороны, нельзя отрицать догоняющего характера российской модернизации, постоянного отставания России от Западноевропейских стран и США, которое делало неприемлемым медленное эволюционное поступательное развитие из-за отсутствия времени и постоянной необходимости отвечать на угрозы извне. В результате заторможенность процесса социальных реформ, апатия и желание социального чуда большей части умеренной интеллигенции привели к революции и режиму, готовому не говорить, а делать, причём делать несмотря ни на какие жертвы и в максимально сжатые сроки. Западной передовой концепцией, модернизировавшей Россию, стал марксизм, но прививать этот марксизм на русской почве взялись совсем другие, очень решительные люди, утопившие в крови страну и всю предшествовавшую 1917 году интеллигентскую невнятность.

Русскую интеллигенцию нельзя обвинять во всех бедах России, она сама – результат стечения обстоятельств. Но нельзя отрицать внутреннюю, хотя и отрицаемую преемственную связь между русской интеллигенцией и большевистской революцией.

Максималистский подход: «всё, или ничего», эсхатологические настроения, когда если невозможно достичь максимума, то о достижении минимума можно и не думать в той же мере был большевистским, в которой он был интеллигентским до революции.

Разница заключалась в действиях и том обстоятельстве, что большевистский дискурс был целостным и решительно агрессивным. Лидеры партии смогли подавить все инакомыслящие течения и проводить целенаправленную и решительную политику без оглядки на рефлексию образованных классов, которые были уничтожены или в максимальной степени изолированы от воздействия на принятие государственных решений и народные массы.

Прискорбные свойства русской интеллигенции – исторический и правовой нигилизм можно было бы простить, если бы при этом подавляющая её часть не апеллировала к Западу, у которого нужно было учиться не просто поверхностным перенятием модернизации, моды, интеллектуальных течений, но прежде всего учиться чувству права и чувству истории. Не декларировать превосходство Запада и российскую отсталость, а изучать Запад на самом деле, а не на уровне красивых публицистических фраз. Увлечение Западом оказалось совершенно диспропорциональным нуждам России. Запад стал своеобразной самоценностью, «землёй святых чудес» (как говорил Достоевский), которая поглощала всё внимание образованного общества, Россию же практически не изучали.



Авторы «Вех», оценки которых по многим вопросам расходились, пришли к общему выводу о духовной незрелости, ведущей свою родословную от петровских реформ русской интеллигенции, её студенческом максимализме и основанной на недостатке знаний, культуры, образования, наивной и воинственной самоуверенности, исторической несостоятельности, одной из основных причин которой являлось незнание и нежелание знать, непонимание важности изучения русской истории.

«Вехи» подвели итог и вынесли приговор деятельности образованного русского общества по преодолению культурной расколотости России. В целом жёсткое облечение интеллигенции в «Вехах» стало констатацией бесплодности её усилий и притязаний, попыткой осмысления причин её неудач.

Все приведённые веховцами против интеллигенции соображения демонстрировали в первую очередь подавляющее влияние государственного аппарата России на все сферы жизни общества, когда задачи самосохранения и выживания государства подчиняют себе все остальные мотивы. Даже не осознавая исторических причин всёподавляющей роли государственного аппарата Российской империи, русская интеллигенция постоянно чувствовала эту выше неё стоящую мощь, и это чувство приводило в отчаяние, вызывало апатию или ожесточение против государства.

Террористические акты против чиновников, обилие анархических и революционных движений, рост межнациональных противоречий и ожесточение против государственного аппарата, как со стороны западников, так и со стороны славянофилов в конце XIX – начале XX века выявили тупик прежних постановок вопросов и способов их решения. В целом интеллигенция как русский культурный феномен оказалась контрпродуктивной. Неприятие государства и отсутствие в её (интеллигенции) рядах консенсуса по основным вопросам вектора развития России, культурная обособленность и отсутствие чувства родины и истории сделало из русской интеллигенции класс, который оказался не в состоянии ответить на вызовы времени и решить те задачи, которые сам перед собой ставил.

По своему историческому нигилизму советская интеллигенция может считаться достойной преемницей интеллигенции дореволюционной. Октябрьскую революцию 1917 года можно рассматривать как закономерный итог предшествовавшей деятельности радикальной интеллигенции. В отношении же к истории разница заключалась в том, что большевики вымарывали и переписывали страницы предшествовавшей истории сознательно, так же как это когда-то делали французские революционеры, в то время как интеллигенция просто ей пренебрегала под впечатлением блеска западноевропейской науки и модернизации. Стоит уточнить, что, говоря об истории, я имею в виду чувство её в образованных классах и более широких слоях населения, а не историческую науку как таковую. Полное небрежение к своей истории на протяжении почти 300 лет до 1917 года, и 70 лет фальсификации, которая не могла положительно повлиять на историческое самосознание после 1917 года, – такова многовековая особенность и основная проблема русского или российского самосознания.

Учитывая эти особенности отношения к национальной истории, можно сказать, что в СССР господствовал исторический цинизм, а до революции наблюдался исторический нигилизм.

Несмотря на бесконечное переписывание истории в советский период, нельзя не отметить значительные попытки, предпринимавшиеся в СССР для стимулирования в обществе патриотизма – огромный массив патриотической исторической литераторы и кинематографии: сталинские фильмы «Пётр Первый» (1937–1938), «Александр Невский» (1938), «Суворов»

(1941), «Кутузов» (1943), «Иван Грозный» (1944), «Крейсер «Варяг» (1946), «Адмирал Нахимов» (1946), «Александр Попов»

(1949), «Мусоргский» (1950), «Ушаков» (1953). Все эти и многие другие фильмы и литературные произведения, наряду с коммунистической идеологией должны были питать национальное самосознание. На все эти попытки укрепления национальной идентичности новая советская интеллигенция ответила саркастическим анекдотом о том, что «Россия – родина слонов». Противопоставление себя власти и исторический нигилизм остались точно такими же, какими были у интеллигенции старорежимной.

Шестьдесят пять лет спустя после выхода в свет сборника «Вехи», в 1974 году, по инициативе А.И. Солженицына, русскими диссидентами был выпущен сборник «Из-под глыб», который сразу же после своего появления начал свою жизнь в самиздате.

Закономерно, что одной из статей этого сборника стала работа Солженицына «Образованщина», в которой феномен современной писателю советской интеллигенции рассматривался через призму сравнительного анализа взглядов, высказанных авторами «Вех» с советской действительностью 1970-х годов. Солженицын назвал «Вехи» «присланными из будущего» 346 – настолько актуальными они казались тогда. Такими же актуальными являются они и сейчас.

Прежде всего, актуальность «Вех» заключается в том, что, сопоставив особенности интеллигентского мировоззрения конца XIX – начала XX века при самодержавном строе и её мировоззрение советского и постсоветского периода, обнаруживаются Образованщина // Солженицын А.И. На изломах: Рассказы. Крохотки. Публицистика. С. 471.

одни и те же поразительно схожие черты: глубокое незнание собственной страны и культуры, непонимание важности этого знания и повсеместная европоцентричность и оценочность суждений.

Эта схожесть лика интеллигенции тем более удивительна, что весь ход истории России в XX веке должен был уничтожить эту преемственность мировоззрения. Недаром часто дискутируется вопрос о том, а есть ли она, эта «интеллигенция», – настолько неоднозначна оценка последствий российской истории XX века. Понимая неоднозначность определения слова «интеллигенция», А.И. Солженицын остановился на следующем его толковании: интеллигенция, это те, кто относит себя к её представителям, претендует ими быть, разделяет её образ мыслей и ценности.



Pages:     | 1 |   ...   | 44 | 45 || 47 | 48 |   ...   | 80 |
 

Похожие работы:

«Перевод с английского под редакцией З. Е. Самойловой Paul Goldberg The Final Act The dramatic, revealing story of the Moscow Helsinki Watch Group William Morrow and Company, Inc., New York, 1988 © 1988 by Paul Goldberg ISBN 5-98440-029-4 ПРЕДИСЛОВИЕ В конце семидесятых всему миру стали известны имена нескольких московских диссидентов — Юрий Орлов, Анатолий Щаранский, Еле­ на Боннэр, Александр Гинзбург, Анатолий Марченко, Виталий Рубин, Петр Григоренко. У них не было ни идеологии, ни...»

«П е р е в о д А. М. В о д е н а САНКТ-ПЕТЕРБУРГ НАУКА 2000 ББК 87.3 Г 27 Редакционная коллегия серии Слово о сущем Ю. В. ПЕРОВ {председатель), К. А. СЕРГЕЕВ, Я. А. СЛИНИН, В. М. КАМНЕВ Редактор издательства Н. А. НИКИТИНА Без объявления © Издательство 4Наука-, 1993 © Ю. В. Псроц, К. А. Сергеев, статья, 1993 15ВЫ 5-02-028169-7 Ю. В. Перов, К. А. Сергеев ФИЛОСОФИЯ ИСТОРИИ ГЕГЕЛЯ: ОТ СУБСТАНЦИИ К ИСТОРИЧНОСТИ Всякий, к т о сегодня берется что-то писать о философии Гегеля, н е и з б е ж н о...»

«Ф.Х.Кессиди ИДЕИ И ЛЮДИ: ИСЮРИКО-ФИЛОСОФСКИЕ И СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКИЕ ЭТЮДЫ Москва 2003 УДК 10(09) 87 ББК К 36 в авторской редакции к Кессиди Ф.Х. Идеи и люди: историко-философские и со­ 36 циально-политические этюды. М., 2003. - 228 с. в настояший сборник, составленный самим автором, включены статьи по античной философии и истории, написанные в разные rоды, и ряд статей, ПОС8яшенных проблемам современности. © Ф.Х.Кессиди, 2003 ISBN 5-201-02137-9 © ИФ РАН, 2003 Об авторе Феохарий Харлампиевич...»

«Отчет о результатах и основных направлениях деятельности ГБУК Владимирская областная научная библиотека в 2013 г. Владимир, 2014 г. 2 Цели, задачи и показатели деятельности Целями работы являются ГБУК Владимирская областная научная библиотека: – создание условий для равной доступности информации и культурных благ в целях развития культурного и духовного потенциала каждой личности через организацию качественно новой системы библиотечноинформационного обслуживания населения области на основе...»

«мьюль В. Г. СТЕЛЬМАХ, В. А. ТИШКОВ, С. В. ЧЕШКО ТРОПОЮ СЛЕЗ И НАДЕЖД Книга о современных индейцах СШ А и Канады Москва Мысль 1990 ББК 63.5 С79 РЕДАКЦИИ ГЕО ГРА Ф И Ч ЕСК О Й ЛИТЕРАТУРЫ Рецензент Д. А. Л исоволик Оформление художника А. А. Кузнецова Стельмах В. Г. и др. Тропою слез и надежд: (Книга о современных С 79 индейцах СШ А и Канады) / В. Г Стельмах, В. А. Тишков, С. В. Чешко.— М.: Мысль, 1990.— 316 [1] с., [16] л. ил.: карт. ISBN 5-244-00330-5 П оистине притягательную славу созд ал а м...»

«ТОМСКИЕ МУЗЕИ Общественные, ведомственные и музеи предприятий, организаций Материалы к энциклопедии Музеи и музейное дело Томской области Под редакцией Э.И. Черняка, И.А. Сизовой Издательство Томского университета 2012 УДК 069_027.555(571.16) ББК 63.3(2)+79.1(2РОС–4ТОМ) Т56 Редакционная коллегия: Ю.К. Варга – сотрудник научно-инновационной лаборатории Современные экскурсионно-туристические технологии, Т.И. Ширко – к.и.н., научный сотрудник НОЦ Музей и культурное наследие, И.А. Сизова – старший...»

«IT'S ME О LORD DODD, MEAD AND COMPANY NEW YORK 1955 Перевод И. КУЛАКОВСКОЙ u К. ЧУГУНОВА Редактор H. БАННИКОВ Вступительная статья и подбор произведений Рокуэлла Кента А. ЧЕГОДАЕВА Заставки, рисунки на титуле и шмуцтитулах выполнены Року¬ эллом К е н т о м для американского издания 1955 года. В на­ стоящем издании инициальные буквицы в части заставок изменены. О РОКУЭЛЛЕ КЕНТЕ И ЕГО АВТОБИОГРАФИИ Рокуэлл Кент написал и издал свою большую автобиографию в 1955 году. Тогда ему было семьдесят три...»

«Под редакцией профессора В,И. Староверова Рекомендовано Министерством общего и профессионального образования Российской Федерации в качестве учебника для студентов высших учебных заведений, обучающихся по экономическим специальностям Москва • 1999 Главный редактор издательства Н.Д. Эриашвили Нартов Н.А. Геополитика: Учебник для вузов. — М.: ЮНИТИ, 1999. - 359 с. Цель одного из первых учебников по геополитике — дать студентам возможность понять и изучить новую для России науку, научно осмыслить...»

«1. Вводный Вводная Откуда мы знаем, как Археология, история, исторический источник урок. беседа. жили предки Что изучает Работа с современных народов, история оглавлен Роль археологических древнего ием и раскопок в изучении мира. введение истории Древнего мира. м Древние сооружения как источник наших знаний о прошлом. Представление о письменных источниках Знакомство с учебнометодическим комплексом. 2. Древнейши Комбин Понятие первобытные первобытные люди е люди ированн люди. Древнейшие люди;...»

«1 2 Землеустройство казахского населения в I трети XX века: из истории изучения проблемы Ибрагимова Г.Е. В настоящее время у нас в стране предпринимаются попытки найти пути экономического обновления, в том числе, и в аграрном секторе. Аксиальным вопросом, от разрешения которого зависит вся конъюнктура аграрного сектора, является земельный вопрос. Актуальные вопросы, касающиеся развития аграрного сектора, ставят на повестку дня ряд теоретических проблем, которые требуют своего разрешения...»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.