WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 39 |

«Традиция — текст — фольклор типология и семиотика Ответственный редактор серии С. Ю. Неклюдов Москва 2001 УДК 821 ББК 82.3 (2Рос-Рус) С 87 Художник М. Гуров В оформлении ...»

-- [ Страница 8 ] --

В сюжетах, где основное — борьба человеческого с нечеловеческим, медиация между этими двумя началами может осуществляться, как уже указывалось, за счет того, что герой сам в себе иногда сочетает черты человека и сверхъестественного существа (реликтовый признак, сближающий этот тип сюжета с архаическими мифами); таковы Иван Быкович, Медведко, таковы и многочисленные чудесные (тотемные) женыпомощницы, принимающие на себя многие функции героя.

Далее, из нечеловеческого иного царства часто берутся жены, сами эти царства в свернутом виде могут доставляться в наше царство («Три царства — медное, серебряное и золотое») и т. п. Но основное, с нашей точки зрения, заключается в том, что и в этом сюжетном типе, и в волшебной сказке вообще человек в принципе все время находится в теснейшем контакте с нечеловеческим, но в отношениях не вражды, а помощи, дружбы и т. п. Все чудесные помощники происходят именно из нечеловеческого мира. Отсюда и возможность появления амбивалентных персонажей типа Бабы-яги или Морского царя, которые могут быть как вредителями (причем в некоторых сказках это вредительство — абсолютное, без тени положительного), так и дарителями.

Представляется, что семантически нет никакой разницы между дружественными и враждебными представителями нечеловеческого — и те и другие обитают либо в лесу, либо в ином царстве, и те и другие часто зооили зооантропоморфны. Различие между ними чисто функциональное:

есть главный враг героя (и его возможная свита) и есть остальные, которые могут быть как нейтральны, так и нейтрально-враждебны или дружественны — в зависимости от сюжета.

Соответственно в типе сюжетов о борьбе человеческого против нечеловеческого основная задача героя в некотором смысле — это нахождение в мире нечеловеческого (к которому принадлежит и вредитель) таких посредников, медиаторов, которые помогли бы ему нейтрализовать отрицательные моменты в нечеловеческом и актуализировать его положительные стороны, переведя их в сферу человеческого (получение из иного царства невест, богатств, волшебных средств, расколдование и т. п.).

В сюжетах, описывающих коллизию высокое/низкое, медиация носит отличный от предыдущего характер: здесь проявляется конфликт между видимостью и сущностью. Оппозиция высокого и низкого не является противопоставлением двух непримиримых начал. При этом в русской волшебной сказке характеристика высокого и низкого отличается некоторой амбивалентностью, которая и создает возможность медиации: низкое представляется как явно негативное состояние, из которого желательно выйти. Совершенно очевидно, что Иванушка-дурачок или Емеляпростофиля в конце сказки переходят в высокое состояние (женятся на царевнах и получают полцарства) не просто в силу сюжетных условностей:

они получают то, что им хочется иметь. Однако нежеланное низкое и желаемое высокое состояния имеют и некоторые собственные характеристики: низкое во всех отношениях ближе герою, чем высокое. Низкое тесно коррелирует со своим, а высокое — с чужим. Поэтому персонажи, населяющие область высокого — царь, министры, генералы да зачастую и сама невеста, — имеют явно отрицательные характеристики: глупость, злой нрав, спесь и пр. Таким образом, создается ситуация, в которой герой, осуществляющий своею судьбой медиацию между миром высокого и миром низкого, часто имеет парадоксальные черты. Исходно «низкий» герой часто бывает отмечен и некоторыми реликтовыми чертами, роднящими его с персонажами низкого плана из архаического фольклора — тотемические черты, связь с очагом, золой, пеплом, неподвижность и т. п. Часто, однако, эти признаки осмысляются как видимость, скрывающая истинную «высокую» сущность, которая, собственно говоря, и дает герою право проникнуть в мир высокого. Выражается она либо посредством трансформации исходно «низкого» героя в «высокого» по ходу сказки (Иван-дурак, превращающийся в сказочного царевича при помощи Сивки-бурки), либо посредством возвращения исходно «высокого» героя, превращенного в «низкого», в первоначальное состояние.

Тот факт, что в русской волшебной сказке медиация транспонируется в поведение героя, находит отражение не только в содержании, но и форме этого поведения. И здесь все три рассмотренных сюжетных типа объединяются вместе. Речь идет о принципиально производном характере поведения большинства персонажей, выступающих в функции героя (за исключением богатырских сказок, где сам герой может быть медиатором уже не по поведению, а по своей форме). Герой в сказке действует как бы вслепую — его направляют помощники, испытатели и пр. Пассивный характер поведения свойствен и героям-медиаторам архаического фольклора. В волшебной сказке эта пассивность, отключение волевого начала показывает, что противостоящие друг другу семантические поля существуют как объективные данности, независимые от воли деятеля. Тот факт, что герой помещается на соответствующее место между членами оппозиции как бы извне, свидетельствует о медиативном характере его поведения.

Говоря о медиации, мы уже отчасти затронули взаимоотношение между противоположными членами оппозиций в синтагматическом плане. Поскольку речь идет о тексте, встает проблема его сегментации, ибо заранее неясно, какие фрагменты будут соответствовать семантическим коллизиям, связанным с противоположными членами выделенных оппозиций. Если рассматривать текст на чисто языковом уровне, то можно констатировать, что его минимальным значащим отрезком, отражающим взаимодействие противоположных семантических сфер, будет взаимодействие между двумя dramatis personae (либо между персонажами, либо между персонажем и семиотически релевантным объектом — чудесным средством и т. п.). Семантический анализ на этом, низшем уровне тесно связан с семантической идентификацией персонажей (каждый из них представляется как пучок семантических признаков), а также с подробной семантической классификацией типов взаимодействия между персонажами.

Последнее представляет собою задачу, граничащую с чисто лингвистическим семантическим анализом. Поэтому здесь могут оказаться весьма полезными методы структурной семантики, выработанные в последних исследованиях И. А. Мельчука, А. К. Жолковского и Ю. Д. Апресяна [Жолковский, Мельчук 1967; Апресян 1966]. Разумеется, сказковед не может просто заимствовать семантические определения слов, полученные указанными авторами. С одной стороны, их работа еще далека от завершения, а с другой — подобные общеязыковые определения для наших целей окажутся чрезмерно сложными: искомые слова помещались бы в контекст, слишком широкий для сказки. Поэтому перед исследователем стоит задача, опираясь на методы структурной языковой семантики, разработать семантику специфического подъязыка сказки. В силу ограниченности круга сказочных действий задача эта будет, по-видимому, проще, чем общеязыковый семантический анализ. При этом определения действий будут отличаться от того, что имело бы место в общеязыковом семантическом словаре.

Запись результата семантического анализа на низшем уровне выглядела бы в виде высказывания типа xRy, где х и у — персонажи, a R — запись связки, репрезентирующей класс воздействий. Естественным требованием к набору связок следует считать его ограниченность и замкнутость. Связки должны будут включать элементарные предикаты, а также их определители типа отрицания, каузирования и пр. Соответственно самые различные материальные действия будут представлены как аллоформы некоего предиката R. Поиск набора предикатов должен, разумеется, основываться на анализе семиотической релевантности действий относительно структуры сюжета. Подробное расписывание реальных сказочных ситуаций в терминах семантики взаимодействий — задача весьма трудоемкая и в настоящей статье не ставилась. Поэтому полный список возможных сказочных предикатов еще не определен, а их исчисление не произведено.

Однако задача описания взаимодействия между семантическими элементами может ставиться не только для самого низшего уровня. Подобное рассмотрение осуществимо и для более абстрактного общесюжетного уровня, который соответствует уровню больших синтагматических единств в функциональном плане. Тогда текст сегментируется уже не на минимальные значимые отрезки, но рассматриваются фрагменты, соответствующие элементам,,,, Е, L, Е' и L' Многочисленные реальные действия, осуществляемые персонажами, здесь группируются, «сгущаются», а количество предикатов, по-видимому, уменьшается по сравнению с уровнем минимального взаимодействия.

Другой существенной модификацией при переходе к более абстрактному уровню является рассмотрение в качестве взаимодействующих членов не персонажей как пучков признаков, а самих признаков. Борьба Иванацаревича со Змеем или Кощеем в общесюжетном плане может рассматриваться как борьба человеческого начала с нечеловеческим, изведение падчерицы мачехой — как конфликт чужого (неродного) со своим (родным) и т. п.

Рассмотрим, какие предикаты можно выделить на общесюжетном уровне. Здесь следует отметить, что большая работа именно по семантическому анализу синтагматических отношений в фольклорном тексте была проделана в указанной работе Вяч. Вс. Иванова и В. Н. Топорова [Иванов, Топоров 1963], на которую настоящая попытка отчасти опирается.

В сюжетной динамике рассмотренные семантические оппозиции ведут себя по-разному. Коллизия свой/чужой в основном характеризует отношения героя и антагониста и разрешается через борьбу, победой своего над чужим. Кроме того, в ходе взаимодействия этих начал чужое может (особенно в начале сказки) доминировать над своим. Сказочная победа одного начала над другим — центральный момент во взаимодействии противоположных начал. Этот предикат, который мы в дальнейшем будем условно обозначать латинским сокращением dom, представляет такие сюжетные коллизии (вне зависимости от направленности действия), как убийство, поборение, причинение вреда, заточение, похищение, изведение, понуждение и пр.

Сама же борьба, равно как и другие действия, ведущие к dom (т. е. использование волшебного средства, выполнение трудной задачи, просто работа и т. п.), представлены в предикате сказочной «работы» (oper).

Оппозиция свой/чужой выступает не только в форме прямого борения полярных противоположностей. Прежде чем вступить в борьбу, они должны быть приведены в контакт друг с другом. Конфликт начинается, когда чужое вторгается в область своего или свое попадает в мир чужого. Эти действия персонажей, осуществляющиеся посредством их собственных перемещений, путем их похищения, переноса, а также и обратные им действия отсоединения, прекращения контакта в результате перемещений, представлены в предикате сказочного перемещения (mov). Перемещение «туда» — mov, перемещение обратно —.

Конфликт своего и чужого может быть вызван и изменением роли персонажа. Мачеха — не просто чужая, а чужая в роли своей, чужая, представляющаяся своей, ведьма в роли матери. Соответственно отец (или брат), преследующий с кровосмесительными, эротическими целями дочь (или сестру), — это свой, выступающий в роли чужого. То же самое следует сказать о матери-людоедке или о сестре-изменнице, пытающейся извести брата, посылая его на поиски звериного молока. Указанные случаи можно трактовать как аналог всевозможных сказочных превращений и объединить их с последними в один предикат (trans).

Выделенные предикаты функционируют и в других семантических оппозициях.



Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 39 |
 


Похожие работы:

«ООО Учпедкнига Заявки отправлять по адресу: 129075, г. Москва, ул. Аргуновская, д.6, к.2 кв. 235, Антонову Е.М. по электронной почте upkniga@mail.ru, Тел.факс (495) 152-67-71 сайт upkniga.ru Станулевич О.Е. Прайс-листы по стандартам, программам СПО, учебно-программной документации НПО и для подготовки рабочих на производстве - высылаем под заказ по электронной почте Склад: Москв, ул. Руставели, д.9А к.2, 2 подъезд 1 этаж (со двора) (тел 916-411-43-06) Стоимость отправки составит 20-30% от...»

«Анника Top Остров в море Издательство благодарит Шведский институт за поддержку, оказанную при издании этой книги. Издательство выражает благодарность за содействие сайту www.fennoscandia.ruwww.fennoscandia.ru(http://www.fennoscandia.ru/). САРЕ И РЕБЕККЕ ПРЕДИСЛОВИЕ Повесть Анники Тор Остров в море относится к тем еще довольно редким в современной России книгам, которые говорят детям о вещах, до недавнего времени считавшихся недоступными их уму или слишком тяжелыми для их психики. Само понятие...»

«АНТОЛОГИЯ ОШИБОК (Рецензия на коллективную монографию История Курганской области) Четвертый том Истории Курганской области. станет заметным явлением не только в нашем регионе, но и в целом в России. Неслучай­ но именно этой цитатой из предисловия к вышедшей в 1998 г. в Кургане коллективной монографии мы начали свою рецензию. С этим утвержде­ нием профессора Н. Ф. Емельянова трудно спорить уже потому, что по количеству ошибок, неточностей и опечаток это действительно выдаю­ щееся издание. Первый...»

«Ан-Ниффари КИТАБ АЛ-МАВАКИФ (фрагменты)* Предисловие История суфизма, рассмотренная под углом зрения формальных структур ее развития, показывает, что отношение учитель–ученик является одной из базовых структур передачи мистического знания и бытования в среде его духовных адептов. Так, понятие силсила, или духовная цепочка, по которой передается мистическое знание, является одним из важнейших понятий в суфизме. Неслучайно каждое суфийское учение, претендующее на некоторую значимость,...»

«Кейтлин Антрим Когда летом 2007 г. на дне Северного Ледовитого океана был установлен российский флаг, увенчавший Северный плюс, а ледовый покров уменьшился до рекордного уровня за всю историю наблюдений, западные СМИ запестрели громкими заголовками. Статьи под названием Таяние арктических льдов, Новая холодная война и Захват Арктики были сфокусированы на действиях России и подпитывали на Западе дух соперничества, ощущение конфликта и кризиса. Претензии России на арктическое дно и контроль над...»

«СОЧИНЕНИЯ в 13 томах Кострома 2006 558 А.И. Субетто СОЧИНЕНИЯ НООСФЕРИЗМ Том четвертый НоосферНое или Неклассическое человековедеНие: поиск осНоваНий кНига 2 К 70-летию автора Под редакцией доктора философских наук, профессора Льва Александровича Зеленова Кострома 2006 559 Субетто А.И. Сочинения. Ноосферизм. Том четвертый. Книга 2. Ноосферное или Неклассическое человековедение: поиск оснований/ Под ред. Л.А. Зеленова. – СПб. – Кострома: КГУ им. Н.А. Некрасова, Астерион, 2006. – 1000 с. ISBN...»

«Миллс Чарльз Райт. Социологическое воображение Миллс Чарльз Райт. М 60 Социологическое воображение// Пер. С англ. О. А. Оберемко. Под общей редакцией и с предисловием Г. С. Батыгина. - М.: Издательский Дом NOTA BENE, 2001. - 264 с. Книга известного американского социолога Ч. Миллса (1915 – 1962) издается в России впервые. Его публикации неизменно вызывали большой общественный резонанс. В данной работе, ставшей классической, автор выдвигает новые идеи по методологии исследования социальных...»

«Автор: Джо Витале Джо Ви тал е предс тавляе т. История об обезьяне, пишущей гипнотические тексты Обезьяна - автор Гипнотичеких текстов и Продвинутых гипнотических текстов номер один в мире. Обезьяна может написать беспроигрышное продающее письмо, рекламу или электронное сообщение, воспользовавшись украденным Гипнотическим файлом, новой электронной книгой Ларри Дотсона и моей. Единственное условие – обезьяна должна уметь читать. Я докажу вам это. Прямо сейчас я понятия не имею, как написать эту...»

«ЦЕРКОВНАЯ ИСТОРИЯ ЕВСЕВИЯ ПАМФИЛА КНИГА ТРЕТЬЯ 1 Таковы были события в Иудее. Святые же апостолы и ученики Спа­ сителя рассеялись по всей земле. Фоме, как повествует предание, выпала по жребию Парфия, Андрею — Скифия, Иоанну — Асия, там он жил, там в Ефесе и скончался; (2) Петр, по-видимому, благовествовал иудеям, рас­ сеянным по Понту, Галатии, Вифинии, Каппадокии и Асии. Под конец жизни он оказался в Риме, где и был распят головой вниз: он сам счел себя достойным такой казни. (3) Надо ли...»

«Предисловие автора Введение Глава 1. Вегетативная нервная система Несимпатичная симпатика На заметку Анатомия эмоций Парасимпатические сюрпризы На заметку Из стресса в стресс переходя. На заметку Вегетатика больна. На заметку Глава 2. Диагноз вегетососудистой дистонии А как все хорошо начиналось!. Историческая справка А теперь по кругу! Хороший конец Доктор, я болен?! На заметку Психологи поставили эксперимент. Глава 3. Мифы и реальность вегетососудистой дистонии Сердечные болезни На заметку...»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.