WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 39 |

«Традиция — текст — фольклор типология и семиотика Ответственный редактор серии С. Ю. Неклюдов Москва 2001 УДК 821 ББК 82.3 (2Рос-Рус) С 87 Художник М. Гуров В оформлении ...»

-- [ Страница 6 ] --

В рамках настоящей статьи авторы не ставили себе целью детальное семантическое описание сказочной мифологии. Это задача более подробного исследования. Здесь же мы рассмотрим строение системы семантических различительных признаков в парадигматике, приведем некоторые соображения относительно взаимоотношения между этими признаками в синтагматике; наконец, сюда же вплотную примыкает семантический анализ системы сказочных dramatis personae. Что же касается описания других, не затронутых в настоящей статье сфер сказочной мифологии (анализ семантического содержания реалий и объектов в сказке), то эта работа еще впереди. Отметим, впрочем, что динамический, активный характер сказочного мира, в центре которого находится судьба героя, естественным образом подсказывает обратиться прежде всего к семантике коллизий. С этим связан тот факт, что набор семантических различительных признаков, вводимый в настоящем разделе, ориентирован в основном на описание семантики коллизий, связанных с героем, и менее связан с характеристикой предметного мира сказки.

В работах К. Леви-Строса [Lvi-Strauss 1958; Lvi-Strauss 1964 — 1971], Вяч. Be. Иванова и В. Н. Топорова [Иванов, Топоров 1963, с. 88—158; Иванов, Топоров 1965], А. Ж. Греймаса [Graimas 1963, р. 51 — 66] семантический анализ ориентирован как раз на выявление специфики статической мифологической парадигматики. Одним из достижений этого анализа является показ того, что смысл мифа несводим к смыслу, извлекаемому из простого соположения событий, о которых повествуется в мифе. Смысл мифа обладает относительной (в известных пределах) свободой от конкретного сюжета повествования. Недаром в мифологическом творчестве различных народов центральное место занимает не отдельное, замкнутое в себе повествование с законченным сюжетом, а более мелкое образование — эпизод. Первоначально отдельные эпизоды, объединяясь в некоторое целое, дают текст, организованный в сюжетном отношении довольно слабо и чисто формально. Тем не менее подобное объединение (в котором отдельные блоки могут даже меняться местами) всегда представляет собою уже внесобытийную смысловую структуру (ср. цикл о Вороне у североамериканских индейцев и палеоазиатов). В рамках этой структуры сюжетнохронологическая последовательность организуется в мифе гораздо более свободно.

В трудах названных авторов обосновывается возможность описания семантики мифа при помощи набора бинарных различительных признаков.

Указывается, что генетически подобный набор восходит к глобальной классификационной системе, основывавшейся на дуальном принципе и характеризовавшей способ описания мира у первобытных народов. Различные народы могли избирать в качестве противоположных членов оппозиции самые разнообразные признаки (ср. различные цветовые и пространственные оппозиции в мифологии), однако общий набор, повидимому, был неизменным. Признаки описывали весь окружающий мир в самых разнообразных кодах, включавших, разумеется, все пять органов чувств, а задача редукции разнообразных явлений до небольшого числа противопоставлений выполнялась таким образом, что один и тот же объект мог быть описан при помощи различных семиотических кодов. Так возникало важнейшее для первобытной мифологии ощущение изначального и глобального единства мира. Естественно, что набор подобных признаков включал в себя в качестве основных координат оппозиции, характеризующие своеобразную мифологическую «физику» и «механику»: сухое/влажное, сырое/вареное, свежее/гнилое, верхнее/нижнее, твердое/мягкое и т. п. Наличие этих противопоставлений в парадигматике тесно связано с этиологизмом в самой структуре текста.

В классической русской волшебной сказке с ее актуальной жанровой условностью основные семантические противопоставления, как только что указывалось, в основном привязаны к сюжетным, событийным коллизиям.

Разумеется, и здесь можно обнаружить (особенно в реликтовых сюжетах типа AT 300 — 301, 550 — 551 и др.) глобальные представления, подобные мифическим. При этом, однако, набор основных смысловых противопоставлений отличается от мифических; кроме того, для сказки, в отличие от мифа, характерна определенная направленность семантической динамики.

Сказка направлена не на изображение и объяснение состояния мира и его изменений в результате деятельности героя, а на показ состояния героя и изменения этого состояния в результате успешного преодоления им бед, несчастий и препятствий. Волшебная сказка поэтому, во-первых, оперирует прежде всего теми оппозициями, которые существенны для характеристики взаимодействия героя с его антагонистами, во-вторых же, она трактует сами оппозиции гораздо более субъективно, чем миф. В сказке, в отличие от мифа, семантические оппозиции задаются не как всеобщие координаты-классификаторы, а как ценностные индикаторы движения от отрицательного состояния к положительному. В мифе противоположные члены оппозиции характеризуются их корреляцией с другими мифологическими оппозициями, задаваемыми альтернативными кодами (например, женское эквивалентно сырому, левому, нижнему, нечетному и т. п.). В сказке же каждому члену противопоставления приписывается постоянная положительная или отрицательная оценка (часто этического порядка):

«наше царство» характеризуется как положительное, а «чужое царство», откуда прилетает змей, — как отрицательное5.

Минимальное значение в сказке имеют вышеуказанные «физические» и «механические» смысловые противопоставления, широко представленные в мифах.

На центральное место в сказке выступает преломленная в ценностном плане магистральная мифологическая оппозиция свой/чужой. Эта оппозиция сохраняет фундаментальное значение как в мифе, так в эпосе и сказке. В мифе и архаической эпике это противопоставление отграничивает человеческий мир, субъективно совпадающий с границами племени, от иных миров, представляющих стихийные силы природы и иноплеменников в виде демонических хтонических существ.



В сказке эта оппозиция является центральной, потому что она моделирует соотношение героя с его врагами. К ней сказка прибавляет другие ценностные оппозиции — добрый/злой, высокий/низкий и т. п., которые в архаических мифах не играли существенной роли.

При этом «старая» оппозиция свой/чужой по сравнению с мифом испытывает определенный сдвиг в сторону противопоставления сил враждебных и дружественных герою. Но если контраст своего и чужого тесно связан с мифологической статикой, то насквозь динамичная сказка вносит сюда свои поправки. Поэтому исконно, мифологически чужие могут оказаться дружественными герою, особенно когда его обижают свои: лесные демоны в сказках архаического типа (AT 327) преследуют попавших к ним во власть мальчиков или девочек, а в более «новых» сказках (с доминированием семейных конфликтов) могут поддержать бедную падчерицу, гонимую мачехой.

Фундаментальная оппозиция свой/чужой проецируется в сказке на различные плоскости, по-своему интерпретируется различными кодами. В мифическом коде свой/чужой осознается как человеческий/нечеловеческий, в чисто родовом — как родной/неродной.

Оппозиция человеческий/нечеловеческий на макрокосмическом уровне локализуется в виде противопоставления своего и иного царства, а на микрокосмическом уровне — как контраст дома и леса. Иное царство — всегда далекое, лес со всеми своими ужасами относительно близок (см.

табл. 2). Макрокосмический уровень представлен в героических сказках (O M), а микрокосмический — в сказках о лесных приключениях детей (S M).

макрокосмический микрокосмический свое царство / иное царство Из иного царства — подземного или надземного — прилетает змей или другие аналогичные существа (Ворон Воронович, Вихрь, Кощей), лес населен такими демоническими персонажами, как Баба-яга, Медведь (хозяин леса), Леший.

Коллизия родной/неродной развертывается прежде всего в плане преследования мачехой падчерицы в сказках типа SFM и SF Мачеха в мифе нерелевантна, так как в настоящем родовом обществе при классификаторской системе родства сестры матери и жены отца принадлежат к классу матерей, и обычное право, традиция и привычка предписывают им заботу, в большей или меньшей мере, о всех, кто принадлежит к классу их детей. Само понятие мачехи исторически могло возникнуть только в связи с нарушением эндогамии и добыванием жен за пределами родов, с которыми существовал освященный традицией брачный обмен.

Поэтому мачеха — сугубо чужая и ей часто придаются черты ведьмы, например в исландских сказках, где овдовевшему королю против его воли привозят новую жену «с острова» или «полуострова»6. Мачеха дурно обращается с падчерицей, эксплуатирует ее, изводит, с этой целью изгоняет в лес во власть лесных демонов, которые иногда мыслятся ее родичами.

Из всего вышесказанного ясно, что оппозиция свой/чужой и ее деривативы в основном характеризуют отношения между вредителем и его жертвой, сопоставляют вредителя и героя. Другие фундаментальные оппозиции в сказке, сопоставляющие героя и ложного героя, — это оппозиции низкий/высокий, добрый/злой, скромный/нескромный. Контраст свой/чужой определяет исконную природу героя и вредителя, в то время как эти оппозиции скорее указывают на типичные проявления героя, на его атрибуты.

Эти оппозиции, в отличие от свой/чужой, специфически сказочные, они слабо проявляются в сказках героико-мифического толка.

Добрый/злой и скромный/нескромный — это нравственная характеристика героя истинного и ложного (а не вредителя-антагониста), причем характеристика прямая, исходящая из тождества видимости и сущности.

Доброта и скромность героя проявляются главным образом в предварительном испытании дарителем: герои выкупают или освобождают зверей, помогают нищим старикам, выбирают скромный дар.

Оппозиция низкий/высокий не прямая, а парадоксальная (обратная):

большей частью имеются в виду либо видимость персонажей, не соответствующая их внутренней сущности, либо внешний статус, который преодолевается героикой. В ходе сюжета низкое оказывается лишь маской героя (и сущностью ложного героя), и с помощью волшебных сил оно меняется на высокое состояние в финале.

Оппозиция низкий/высокий может выступать в плане личном или социальном. Личное в свою очередь в духовном аспекте реализуется как оппозиция глупый/умный, а в телесном — как оппозиция уродливый/красивый.

Социальное также выступает в двух формах — как сословное (оппозиция крестьянский/царский) и семейное (младший/старший) (см. табл. 3).

глупый / умный уродливый/ краси- крестьянский / царский младший / старший Оппозиция низкий/высокий маркирует образ героя, не подающего надежд (unpromising hero). Он — дурачок, грязный запечник, крестьянский сын, притом младший. Глупость его, обычно мнимая, проявляется в пассивности и чудачески-бессмысленных поступках (невыгодная покупка или мена, выбор худшего). Его низкая видимость противостоит нормальной внешности старших братьев, его низкий социальный статус контрастирует с высоким статусом царского зятя, каким он неожиданно становится после прохождения свадебных испытаний. Низкий статус героя может быть органическим, и тогда в финале происходит его чудесное превращение. Низкая видимость может быть и результатом надевания личины (свиной кожушок, повязка золотоволосого юноши, грязная тряпица на лбу, в японской сказке — кожа старухи, в тюркских сказках — нарочитое временное превращение в «лысого паршивца» и т. п.) — тогда в финале личина снимается. Золушка, смывающая сажу и появляющаяся в красивых платьях — это сугубо рационализированный вариант.

В сказке, в отличие от мифа, оппозиция человеческий/нечеловеческий (звериный) иногда подчиняется оппозиции низкий/высокий, так что звериный жених или герой звериного происхождения начинает трактоваться как низкий. Даже по своему социальному статусу Иван — сын лошади, коровы или собаки, один из трех братьев-змееборцев — оказывается третьим после Ивана-царевича и Ивана-кухаркина сына.



Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 39 |
 

Похожие работы:

«Составитель: учитель истории и обществознания Победина Н.Л. ПОЯСНИТЕЛЬНАЯ ЗАПИСКА Рабочая программа по обществознанию составлена на основе образовательного стандарта среднего (полного) общего Федерального государственного образования 2012 года, Примерной программы среднего (полного) общего образования. Предлагаемая рабочая программа составлена к линии учебников Л.Н. Боголюбова, Ю.И. Аверьянова, Н.И. Городецкой и др.; под редакцией Л.Н. Боголюбова, издательства Просвещение, 2010 г. Рабочая...»

«Деньги и власть или 17 историй успеха Жизнь, деятельность и деловые секреты величайших в мире сверхбогачей. Психологические портреты Полный справочник испытанных стратегий богачей и сверхбогачей 2004 г. Москва 2 УДК. Полный справочник ББК. испытанных стратегий богачей и сверхбогачей Д. Д– Добротворский И.Л. Деньги и власть или 17 историй успеха. Психологические портреты. Москва, 2004. ISBN. Кому сегодня не известны Ford, Apple Computer, Microsoft? А что мы знаем о людях, их создавших? Чем...»

«МАТЕРИАЛЫ IV МЕЖДУНАРОДНЫХ СТАХЕЕВСКИХ ЧТЕНИЙ ТОМ I 1-2 ОКТЯБРЯ 2009 г. Елабуга 2009 2 МАТЕРИАЛЫ IV МЕЖДУНАРОДНЫХ СТАХЕЕВСКИХ ЧТЕНИЙ. ТОМ I Печатается по решению РедакционноУДК ББК издательского Совета ЕГПУ Протокол № 36 от 3.09.2009 года Издание выполнено в рамках научно-исследовательского проекта № П 319 Концептуализация микроисторических исследований при изучении российского провинциального города Федеральной целевой программы Научные и научно-педагогические кадры инновационной России на...»

«Т.А. Круглова В.К. Яцунский и И.Д. Ковальченко: истоки научного сотрудничества Многие выдающиеся ученые, осознавая ответственность пе­ ред будущим науки, заботятся о подготовке достойной смены. Успех в этом деле зависит от разнообразных факторов, среди которых следует назвать творческую одаренность ученика. Если говорить об академике И.Д. Ковальченко (1923—1995), то он был, без сомнения, талантливым студентом. Иван Дмит­ риевич поступил на исторический факультет МГУ им. М.В. Ломоносова в 1947...»

«УТВЕРЖДАЮ Проректор по научной работе А.Ф.Крутов _ 2011 г. РАБОЧАЯ ПРОГРАММА ДИСЦИПЛИНЫ Психология субъекта познания (ОД.А.04; цикл ОД.А.00 Специальные дисциплины отрасли науки и научной специальности основной образовательной программы подготовки аспиранта по отрасли 19.00.00.- Психологические науки, специальность 19.00.01 – Общая психология, психология личности, история психологии) Самара 2011 Рабочая программа составлена на основании паспорта научной специальности 19.00.01 – Общая...»

«Итоги Второй мировой войны: жертвы, праведники, освободители и палачи 14 и 15 марта 2010 Стенограмма 15 марта 2010 года Пленарное заседание Илья Альтман, к.и.н., сопредседатель Центра Холокост (Россия) Холокост в контексте истории Второй мировой войны: источниковедческие и историографические аспекты Доброе утро, дорогие друзья! Для меня большая честь открыть пленарное заседание нашей конференции и выступить с темой, которая, с моей точки зрения, очень важна для того, чтобы мы определили то...»

«Ю. Е. Березкин АФРИКА, МИГРАЦИИ, МИФОЛОГИЯ Ареалы распространения фольклорных мотивов в исторической перспективе Санкт-Петербург Наука 2013 Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_04/978-5-02-038332-6/ © МАЭ РАН УДК 39(6) ББК 63.5 Б48 Рецензенты: д-р филол. наук В.Ф. Выдрин д-р филол. наук Я.В. Васильков Березкин Ю.Е. Африка, миграции, мифология. Ареалы распространения фольклорных мотивов в...»

«60-летию Великой Победы посвящается ЮБИЛЕЙ ВЕЛИКОЙ ПОБЕДЫ: канун возрождения и развития российского патриотизма ВОЛГОГРАД, 2005 Авторский коллектив: А.Н. Вырщиков, д.п.н., профессор (руководитель), М.М. Загорулько, д.э.н., профессор, М.Б. Кусмарцев, к.п.н., доцент, Е.А. Рыжов, Б.Г.Усик. Под общей редакцией : Рецензент: Ю.П. Квятковский, директор Российского государственного военного историко-культурного центра при Правительстве Российской Федерации (Росвоенцентр) Данное научное издание...»

«Методические аспекты изучения математики Замечательные кривые Мочалина Виктория Сергеевна, 7 кл., МБОУ Лицей №1 г. Кунгура Пластинина Мария Игнатьевна, учитель математики МБОУ Лицей №1 Пермь. 2012. Содержание. Введение.. 1. 3 Кривые и их разновидности.. 2. 5 2.1. Циклоида.. 5 2.2. Эпициклоиды и гипоциклоиды.. 7 2.3. Спираль Архимеда.. 9 2.4. Синусоида.. 10 2.5. Кардиоида и улитка Паскаля.. 12 2.6. Эллипс.. 14 2.7. Конус. Конические сечения.. 16 2.8. Парабола.. 21 2.9. Гипербола.. 23 2.10...»

«СТРАНЫ АРАБСКОГО ВОСТОКА ГЛАЗАМИ РОССИЙСКОЙ МОЛОДЕЖИ Материалы Молодежного форума, проведенного в рамках Хакимовских чтений Россия и арабский мир: история и современность Уфа 2012   УДК 327 ББК 66.4(2Рос),9(5),0 С83 Редакционная коллегия: Ю. Н. Дорожкин, д-р филос. наук, проф., проректор по научной работе БАГСУ; И. В. Фролова, д-р филос. наук, руководитель НИЦ ПУиГС БАГСУ; Л. И. Газизова, канд. полит. наук, начальник ОГМС НИЦ ПУиГС БАГСУ С 83 Страны Арабского Востока глазами российской молодежи...»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.