WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 |   ...   | 33 | 34 || 36 | 37 |   ...   | 39 |

«Традиция — текст — фольклор типология и семиотика Ответственный редактор серии С. Ю. Неклюдов Москва 2001 УДК 821 ББК 82.3 (2Рос-Рус) С 87 Художник М. Гуров В оформлении ...»

-- [ Страница 35 ] --

Персонажем, как и у В.Я. Проппа, считается существо (или даже предмет), которое способно к проявлению собственной инициативы. Каждая диада проходит по крайней мере через некоторые из следующих диадных моментов:

1) конституирование диады, т.е. установление связи между персонажами (например, сын султана заявляет о своем намерении жениться на дочери нищенки);

2) функционирование диады (например, эпизоды, описывающие действия супружеской пары: вместе есть, веселиться и т.п.);

3) ряд кризисов: кризис конституирования, кризис функционирования и общий кризис диады, которые различаются по тому, в какой момент возникает напряженность в отношениях между персонажами;

4) разрушение диады, когда связь между персонажами прерывается как в результате кризиса, так и при отсутствии кризиса (например, в случае смерти одного из персонажей).

Авторы рассматривают текст сказки как последовательность ситуаций, которые определяются разрушением старой диады или конституированием новой. Для выявления смысла сказки необходимо, по мнению авторов, выявить взаимодействие диад в тексте, а также сравнить, как проявляются моменты одной и той же диады в разных ситуациях. С помощью эмпирически выделенных категорий (кто, где, с какой целью, когда, как и т.п.), значимых лишь в рамках диад, а также операции сокращения синонимов (например, обеспечивать едой может раскрываться как оставить немного чечевицы и как приказать слугам накрыть на стол) авторы делают попытку, с одной стороны, выявлять динамику текста без обращения к его значению и, с другой стороны, выявлять смысл сказки как иерархию различных семантических кодов.

С. Фотино и С. Маркус в статье «Грамматика сказки» исследуют повествовательную структуру румынских сказок. Для исследования авторы используют не собственно нарративные элементы, а механизм построенных на их основе порождающих грамматик в смысле Хомского и бесконечного продолжения сказочных текстов. В статье приводится анализ сказок различных типов: волшебной сказки, бытовой сказки, анекдота. Конечная цель работы — «наметить возможность для примирения принципа полисемии художественного текста с требованиями научного анализа этого текста» [Фотино, Маркус 1985, с. 275].

Предлагается порождающий механизм для некоторых румынских сказок, а также построение бесконечного продолжения этих сказок, которое могло бы прояснить их структуру. «Порождающая грамматика... реализует бесконечное продление текста, которое подтверждает данное прочтение сказки.... Каждой сказке приписывается множество грамматик — факт, который мы попытаемся иллюстрировать анализом соответствующих примеров» [Фотино, Маркус 1985, с. 276].

Первым этапом анализа является описание сказки в виде последовательности сегментов-событий (для каждого текста своих). С помощью операций семантического приравнивания, сокращения и объединения сегменты-события преобразуются в нарративные сегменты. Последние описывают повествование в достаточно общем виде, что позволяет выяснить строение сказки и обнаружить явления повторяемости, симметрии и т.п. Выделенные единицы представляют собой достаточно высокую степень абстракции и во многом зависят от типа прочтения, принятого читателем. В качестве примера рассмотрим анализ одного из вариантов сказки «Золушка», в котором после свадьбы падчерицы и царского сына наличествует продолжение, состоящее из попытки ложной героини выдать себя за жену принца, последующего узнавания и восстановления брака. В этой сказке авторы выделяют следующие нарративные сегменты: состояние неблагополучия, приготовление к узнаванию, узнавание и состояние благополучия. Отметим еще раз, что принятое авторами деление сказок на нарративные единицы — не самоцель, а всего лишь средство; при сравнении различных сказок сравниваются не они, а механизмы, порождающие сказку.

Как уже говорилось выше, для каждой сказки можно построить несколько грамматик, порождающих ее, причем гипотетические продолжения сказки будут отличаться для каждой грамматики в зависимости от того, какое видение структуры сказки лежит в ее основе.

Рассмотрим порождение сказки «Золушка» и соответственно различные варианты прочтения ее смысла. На описанном выше уровне абстракции рассматриваемый вариант сказки предстает, по мнению авторов, в виде двойного повторения следующей последовательности: состояние неблагополучия — приготовление к узнаванию — узнавание — состояние благополучия. Для этого варианта авторы предлагают две порождающие грамматики, первая из которых допускает любое количество повторений данной последовательности, а вторая предполагает, что первое (и каждое нечетное) вхождение последовательности обозначает временный характер достигнутого благополучия, а второе (и каждое четное) — установление окончательного благополучия.

Очевидно, что подобное прочтение предполагает более сложное строение сказки. Этот факт естественным образом отражается и на сложности порождающей грамматики. Вообще, «ограничения по симметрии... определяют возрастание сложности порождающего механизма данного текста»

[Фо-тино, Маркус 1985, с. 310].

По мнению авторов статьи, «порождающая типология обеспечивает не только единый и, по существу, глобальный способ сравнительной оценки структуры народных повествований», но помогает в то же время понять глубокую связь между тенденциями к симметрии и к повторениям — «этим двум основам любого народного нарратива... По контрасту с очевидностью, по контрасту с общепринятой интуицией, которая стремится уравнять эти два типа тенденций, данная работа доказывает, что тенденции к симметрии приводят к усложнению структуры порождающих механизмов, отражающих тенденции к повторению. Значительную роль играют здесь числа с символическим значением, как, например, число 3; такие числа увеличивают синтаксическую симметрию семантических признаков, что приводит иногда к усложнению порождающих механизмов» [Фотино, Маркус 1985, с. 313].



Недостаток этой интересной попытки создать чисто формальный критерий для анализа сказок, как указывают и сами авторы, состоит в том, что на начальном этапе такого анализа, а именно при выделении сегментовсобытий и дальнейшем их отождествлении, уровень субъективности достаточно высок, и это не позволяет с уверенностью пользоваться данным критерием или создать надежную классификацию по указанному признаку.

В рассмотренных выше работах авторы идут от синтагматического анализа к парадигматическому и семантическому, сначала тем или иным способом выделяя единицы для анализа текста, а затем изучая законы, по которым эти единицы группируются, а также прочитываемый при помощи этих законов смысл сказки. Б. Холбек в своей монографии «Интерпретация волшебной сказки» пытается, напротив, изучить влияние парадигматических законов строения русской волшебной сказки на последовательность сказочных действий [Holbek 1987]. Он применяет в своем исследовании, вслед за Мелетинским и его коллегами [Мелетинский, Неклюдов, Новик, Сегал 1969; Мелетинский, Неклюдов, Новик, Сегал 1971; Новик 1975; Мелетинский 1969; см. также наст, изд.], принцип семантических оппозиций, основанный на использовании трех базовых оппозиций: низкий — высокий (по социальному положению), мужской — женский и молодой — взрослый4.

Начальная и конечная ситуации волшебной сказки по всем трем оппозициям противопоставлены друг другу. В начале сказки герой занимает низкое социальное положение: в семье его положение подчиненное по отношению к старшим, или у него нет семьи, т. е. он не является взрослым;

наконец, он не имеет брачного партнера. Иными словами, начальная ситуация характеризуется тем, что положение героя определяется как соответствующее точке: низкий, мужской (для женской сказки соответственно женский) и молодой в терминах указанных оппозиций.

Конечная ситуация представляет собой противоположную картину: герой добился высокого положения, он является взрослым, т.е. прошел обряд инициации, имеет собственную семью. Иными словами, его положение описывается как: высокий, женский (для женской сказки — мужской;

значение такого перехода см. ниже), взрослый.

В дальнейшем сказка разбивается на ряд эпизодов, каждому из которых соответствует собственная оппозиция или система оппозиций. Так, «предварительному испытанию» в терминах Мелетинского и его коллег соответствует переход героя из положения молодой в положение взрослый, а похищение принцессы антагонистом описывается как противопоставление взрослого и мужского молодому и женскому. Узнавание героя (дополнительное испытание) соответствует переходу героини-невесты из положения молодой в положение взрослой, поскольку в этом эпизоде она отвергает жениха, предложенного ей родителями, т. е. ложного героя, и делает собственный выбор, и т.п. Различным типам волшебных сказок соответствует различный порядок передвижения героев по координатам, обозначенным данными оппозициями. В этой модели передвижение по оси женский — мужской обозначает, конечно, не смену пола, а встречу, любовь и свадьбу героя и героини.

С помощью тех же оппозиций автор предлагает описывать и действующих лиц: к примеру, невеста — это молодая женщина, занимающая высокое положение. По мнению Холбека, синтагматическое строение сказки подчинено парадигматическому, т. е. различные эпизоды, описывающие перемещение по тем или иным осям координат, могут в некоторых пределах меняться местами (ср. отмеченные В.Я. Проппом случаи немотивированной отправки из дома и получение волшебного помощника до того, как происходит начальное вредительство), в то время как порядок функций, описывающих то или иное конкретное перемещение, остается неизменным.

Интересным опытом использования механизма порождающих грамматик для построения парадигматической модели мифа является монография Иры Бюхлер и Генри Селби «Формальное изучение мифа» [Buchler, Selby 1968]. Под мифом в данной работе, как и в трудах К. Леви-Строса, понимается не столько отдельное повествование, сколько множество всех реальных и потенциальных вариантов. Целью работы является изучение системы семантических оппозиций получившегося «метамифа» с помощью модели, имитирующей «обучающегося ребенка».

Вслед за Леви-Стросом авторы рассматривают мифологическую систему как язык, который обладает следующими чертами:

1) Базовые элементы этого языка являются составными единицами.

2) Каждая такая единица (мифема), являясь частью языка, в то же время входит в систему более высокого порядка.

3) Мифема состоит из отношений. Каждая мифема является не отдельным отношением, но комбинацией или узлом отношений.

4) Миф — это некоторое предложение, составленное из мифем. Комбинация мифем задает значение мифа.

5) Предметом рассмотрения являются не изолированные отношения, но их узлы или пучки.

Если миф — это язык, или если миф имеет строение, сходное со строением языка, то можно установить соответствие между теорией Леви-Строса и теорией порождающих грамматик Хомского. Авторы уверены, что здесь есть нечто большее, чем простая аналогия, хотя и не доказывают это положение. Синтаксическая теория мифологической системы должна:

(1) содержать способ различения входных сигналов (предложений), т. е.

система должна отличать, является ли рассматриваемый текст мифом;

(2) содержать способ представления структурной информации, т. е. некий семантический язык описания мифов;

(3) содержать начальную область ограничения класса возможных правил преобразования;

(4) давать представление о том, как каждое такое правило соотносится с каждым предложением;

(5) предлагать критерий выбора одной гипотезы, или последовательности преобразований, заданных правилом (3), из нескольких.

Полученная модель сопоставима с моделью, построенной Н. Хомским для естественного языка [Хомский 1962].



Pages:     | 1 |   ...   | 33 | 34 || 36 | 37 |   ...   | 39 |
 

Похожие работы:

«О ПРОИСХОЖДЕНИИ ЧУВАШСКОГО НАРОДА С Б О Р Н И К СТ А ТЕ Й ЧУВАШСКОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВ© ЧЕБОКСАРЫ - 1957 СОДЕРЖАНИЕ От редакции... A. П. Смирнов. Археологические памятники Чувашии и про­ блема этногенеза чувашского н а р о д а Б. А. Серебренников. Происхождение чуваш по данным языка Н. А. Андреев. Данные языка к вопросу о происхождении чуваш.... П. В. Денисов. Данные этнографии к вопросу о происхожде­ нии чувашского народа B. Д. Димитриев. Некоторые исторические данные к вопросу...»

«АРИФ ЮНУСОВ АЗЕРБАЙДЖАН В НАЧАЛЕ XXI ВЕКА: КОНФЛИКТЫ И ПОТЕНЦИАЛЬНЫЕ УГРОЗЫ Баку - 2007 5 Издание осуществлено Институтом мира и демократии при финансовой поддержке Фонда Фридриха Эберта. Публикация выражает личное мнение автора. За содержание книги Фонд Фридриха Эберта не несет никакой ответственности. Редактор: доктор исторических наук, профессор Рауф Гусейнов (Национальная Академия наук Азербайджана) ISBN 9952-8052-0-9 В монографии, подготовленной автором на основе многолетних полевых...»

«МЕДИАОБРАЗОВАНИЕ В США, КАНАДЕ И ВЕЛИКОБРИТАНИИ 2 Федоров А.В., Новикова А.А., Колесниченко В.Л., Каруна И.А. Медиаобразование в США, Канаде и Великобритании. Таганрог: Изд-во Кучма, 2007. 256 c. В монографии рассматриваются вопросы истории, теории и методики медиаобразования (то есть образования на материале средств массовой коммуникации – телевидения, прессы, радио, кинематографа, видео, интернета и т.д.), медиаграмотности, медиапедагогики в США, Канаде и Великобритании. В приложении...»

«Гэбриел Алмонд — один из выдающихся современных политологов, хотя здесь он выступает в качестве своеобразного хрониста. История западной политологии, написанная им в лицах, живо и с подробностями, интересна и сама по себе. Но российскому читателю эта история может быть интересна вдвойне: она не просто описывает опыт США и Западной Европы с их традициями, но и выявляет определенные общие закономерности. Важнейшая из них — это прямая связь между наукой о политике и самой политикой. Политология...»

«Учебно методический комплекс по курсу ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ Издательство СЗАГС 2004 Рассмотрено и утверждено на заседании кафедры 16 июня 2004 г., протокол № 10 Одобрено на заседании учебно методического совета СЗАГС Рекомендовано к изданию редакционно издательским советом СЗАГС Учебно методический комплекс подготовила ст. преп. Васильева Т. В. © СЗАГС, 2004 Выписка из образовательного стандарта ОПД.Ф.06.10. Экономическая история. Становление цивили зации как воспроизводящего хозяйства;...»

«1933 - 1945 Уничтожение евреев гитлеровцы окрестили окончательным решением еврейского вопроса. В окончательности проглядывает и возможный конец мира – уж очень успешно поставили нацисты на евреях опыт уничтожения людей людьми. Выяснилось: человечество самопожирается легко и лихо. Гитлер – Сталин – Хиросима – Чернобыль – сколько ещё возможностей прикончить себя? Прикончить. Порешить. Оба глагола одного корня со словами окончательное решение. Семантика ухмыляется, История усмехается. И даёт...»

«э н с к у а к и и II ЗД \ Т К.1 |}С Т О О ТУ !Ь С !\ О Г О Г М 1 / (1 Ю.1 1 \ О Ч \ Г У |\ Перепечатка без разрешения Издательства Тульского Губисполкома, и позаимствования без указания источнина — воспрещаются. : Щ —. ХВВЯ. 1= = 1ъ 9 9 С Ь ~ -,сР л Пролетарии все* стран, соединяйтесь! ПО Т У Л Ь С К О М ^ V К Р Д |0. ГГ О (Г (Пособие для экскурсий). Г 1п ИЗД АТЕЛЬСТВО ТУЛЬСКО ГО ГУБИСПОЛКОМ ТУЛА. Гублит. № 377. _ _ Тираж 5000 экз. Хула, 1-я тип. Тулпечати, ул, Коммунаров, 42. П РЕД И С Л...»

«БЕЗ УМОЛЧАНИЙ и Ф А ЛЬСИФ ИКАЦИЙ краткий курс Подлинная история РС ДРП -РК П (б)-ВК П (б). Краткий курс. Без умолчаний и фальсификаций.: Питер; СПб.; 2009 15В N 978-5-49807-254-8 Аннотация Скоро исполнится 70 лет со дня выхода в свет Краткого курса истории В К П...»

«XIV Андрей Марчуков Украина в русском сознании. Николай Гоголь и его время Мо с к в а 2 0 1 1 ББК 63.3(2)521-7 + 83.3(2Рус)1 УДК 94(470)18 + 882.09 М80 SELECTA серия гуманитарных исследований под редакцией М. А. Колерова В оформлении обложки использована картина А. А. Иванова Переправа Н. В. Гоголя через Днепр. 1845 Марчуков, А. В. М80 Украина в русском сознании. Николай Гоголь и его время. — М., 2011. — 294 с.: илл. — ISBN 978-5-91887-017-4 Эта книга — о нас с вами. О нашем культурном и...»

«Николай Иванович Крылов Сталинградский рубеж Крылов Николай Иванович Сталинградский рубеж Крылов Николай Иванович Сталинградский рубеж 1Так помечены ссылки на примечания. Примечания в конце текста Аннотация издательства: Выдающийся советский военачальник Маршал Советского Союза Н. И. Крылов многие годы работал над циклом мемуаров о беспримерной обороне трех городов-героев - Одессы, Севастополя, Сталинграда. Будучи активнейшим участником исторических сражений под стенами этих городов, он считал...»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.