WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 |   ...   | 28 | 29 || 31 | 32 |   ...   | 39 |

«Традиция — текст — фольклор типология и семиотика Ответственный редактор серии С. Ю. Неклюдов Москва 2001 УДК 821 ББК 82.3 (2Рос-Рус) С 87 Художник М. Гуров В оформлении ...»

-- [ Страница 30 ] --

Позитивная серия — это С1 С2 С3. Метка — узнавание коррелирует с выведыванием — выдачей как вид сообщения (С1 Vs 1). Обличение — трансфигурация противостоит подвоху — пособничеству как обнаружение силы героя (С1 Vs 2). Кроме того, и получение волшебного средства противостоит лишению героя героической энергии, выраженной функцией пособничества (non С2 Vs ). Вредительству соответствует в позитиве наказание вредителя, но недостача преодолевается не только ее прямой ликвидацией, но также свадьбой, компенсирующей недостачу героя (С3 Vs 3).

Греймас обращает внимание на то, что все следствия испытаний (получение волшебного средства non с2, ликвидация недостачи non с3 и узнавание non с1), а потому и сами испытания направлены на преодоление вредоносных результатов отчуждения. Главным результатом описанной редукции функций Греймас считает выделение парадигматических структур и выявление возможности двойного анализа — семического и семантического, что ведет к двум уровням значений. Не ограничиваясь этим, Греймас пытается (с помощью структурного анализа, одновременно синтагмати- ческого и парадигматического, пользуясь леви-стросовским методом корреляций и его теорией медиации) проникнуть в самую суть волшебной сказки как целого, в ее общий смысл. Диахронически (синтагматически) инициальная серия коррелирует с финальной С А: в мире без законадоговора (А) ценности (C) перевернуты; восстановление ценностей открывает путь для восстановления закона. Ахронически возможна корреляция :А : С, означающая, что отсутствие и наличие общественного договора так же соотносятся между собой, как отсутствие и наличие ценностей. По мнению Греймаса, правая часть формулы выражает индивидуальную сферу обмена ценностями, альтернативу «отчужденного» человека и человека, пользующегося полнотой ценностей. Левая же часть не только выражает договорную организацию общества, но и постулирует наличие индивидуальной свободы, проявляющейся в нарушении запрета.

Таким образом, как бы устанавливается двойная корреляция между свободой личности и отчуждением, отказом от свободы личности и установлением порядка. Восстановление порядка необходимо для реинтеграции ценностей. Испытание — борьба является, по Греймасу, не только синтагматически промежуточным членом между и С А, но посредником, трансформирующим структуру Испытание осуществляет операцию отрицания негативных членов и замещения их позитивными. Испытание оказывается функциональным, динамическим и антропоморфическим выражением сложной значимой структуры, включающей и негатив и позитив. Медиативность F выражается и в отсутствии к нему функциональной пары. Действия героя в ходе испытания свободны, заключают в себе выбор и необратимость (черты, определяющие историческую деятельность человека); этому соответствует отсутствие импликативной связи между А и F, их объединение только через следствие. Таким образом, обнаруживается медиативная роль сказки в целом. Она разрешает противоречия между структурой и поступками, непрерывностью и историей, обществом и личностью. В анализе мифа (на примерах индейцев-бороро, взятых из книги Леви-Строса «Сырое и вареное») Греймас стремится использовать свою интерпретацию пропповского анализа сказки для того, чтобы выявить не только парадигматику, но и синтагматику мифа. Он исходит из обязательного негатива в первой половине сказки и позитива во второй (дихотомия временной протяженности рассказа до — после).

В первой половине основным темам предшествует вступительная часть, а во второй с основными темами коррелирует заключительная часть. Но вступительная и заключительная части остаются за пределами основного тематического корпуса. Греймас делит повествовательные функции на три категории: договорные, действенные (т. е. испытания) и отъединительные (т. е. уходы и возвращения). Кроме того, Греймас предлагает выделить две повествовательные манеры — «обманчивую» и «правдивую».

Идя по стопам В.Я. Проппа, Греймас сопоставляет более или менее самостоятельные фрагменты повествования с функциями и с дистрибуцией ролей между персонажами в рамках эпизода. Это дает ему возможность проследить механизм перемены ролей того же самого персонажа, что оказывается очень существенным для понимания общего смысла сюжета.

Так, например, в анализируемом мифе бороро сын, совершивший кровосмешение и навлекший на себя гнев отца, в конце концов оказывается положительным героем и его месть отцу за преследования вызывает сочувствие. Греймас трактует этот переход как смену ряда «договорных» функций (задержка «договора», его разрыв, появление нового «договора», т. е.

новой фазы «игры согласий и отказов») и обмен ролей между отцом и сыном в результате двойной трансформации: отец из подателя и субъекта становится получателем и вредителем, а сын — наоборот.

Главный теоретический пафос исследователя состоит в выяснении взаимоотношений и взаимопроникновений дискурсивной и структурной изотопии, т. е. сопоставление повествовательных диахронических множеств с определенными трансформациями глубинного содержания. Для раскрытия содержательных единств привлекаются мифологический словарь и ряд культурно-этнографических кодов (естественный, пищевой, сексуальный и т. д.). Между кодами в свою очередь устанавливаются сложные корреляции. При этом обнаруживается промежуточность в характеристике героев, соответствующая их посреднической роли между мифологическими полюсами, в конечном счете — между жизнью и смертью (по Леви-Стросу). На этой стороне анализа Греймаса в рамках статьи о структуре сказки нет возможности останавливаться.



Исследования Греймаса заслуживают серьезного внимания. Особенно следует одобрить его стремление практически установить между синтагматическими функциями парадигматические отношения, наметить несколько групп и типов функций, жестко увязать анализ синтагматики с динамикой перераспределения ролей между конкретными персонажами сказки, движением сказочных ценностей. Ему удалось правильно определить ключевую роль сказочных испытаний как средства разрешения конфликтных отношений путем трансформации негативной ситуации в положительную. Однако логическое углубление теории В.Я. Проппа и сама логическая стройность достигаются ценою ряда явных натяжек и не свободны от схоластичности. Это во многом объясняется отрывом разысканий Греймаса от конкретных фольклорных текстов; он оперирует функциями В.Я. Проппа как исходными данными, без какой-либо оглядки на интерпретируемый материал. Можно ли, например, видеть в получении волшебного средства пару к пособничеству героя вредителю? Пособничество — это естественная реакция на подвох и соответствует правилам поведения героя, а не актам получения сказочных ценностей. Если уж строить семантические «четверки» из двух парных функций, то подвох — пособничество есть негативный вариант предписания — акцептации, ибо в обоих случаях речь идет о невозможности героя отказаться от выполнения просьбы.

Столь же натянуто сопоставление подвоха — пособничества с обличением — трансфигурацией. Верно, что подвох — пособничество находится к выведыванию — выдаче в отношении оппозиции сила — сообщение (точнее бы сказать, действие — слово). Поэтому семантическая четверка, естественно, может быть построена так:

(вредитель-герой) ———————————— —————— —————— (даритель-герой) Вся четверка композиционно соотносится с первой частью сказки и отражает противоположность между действиями, ведущими к беде (недостаче) и действиями, в результате которых начинается противодействие Но при этом между отдельными функциями инициальной и финальной серий явно нет конкретных соответствий, есть только общий контраст между атмосферой несчастья в начале и благополучия в конце. Кроме того, обе эти серии практически могут отсутствовать почти полностью, поскольку сказка иногда начинается сразу с вредительства или недостачи (не случайно В.Я. Пропп выделил некоторые функции в предварительную часть) и кончается основным испытанием. Дополнительное испытание и соответствующие функции (вроде обличения, трансфигурации, наказания антагониста) составляют необязательный второй ход волшебной сказки.

Таким образом, концепция Греймаса строится в значительной мере на необязательных элементах сказки и потому не может претендовать на фундаментальность. Для Греймаса очень важна оппозиция между свадьбой и нарушением запрета, которую он трактует как нарушение и восстановление договора. Но нарушение запрета — это опять-таки необязательная функция из предварительной части, а вторжение антагониста само по себе можно, конечно, трактовать как нарушение некоего гармонического миропорядка, но не общественного договора. В сказках о добывании невест и чудесных предметов нет и нарушения миропорядка. Исключительно в сказках богатырского типа, где герой спасает общину от демонического вторжения антагониста, можно рассматривать свадьбу, хотя бы очень отдаленно, как награду герою за восстановление миропорядка (но не договора). Но эти сказки богатырского типа как раз отчетливо сохраняют следы мифа с его интересом к космическим масштабам и коллективным судьбам.

Другие же волшебные сказки в большей мере сосредоточены на индивидуальных судьбах, на компенсации невинно гонимых, социально обездоленных и т. п. Их коллективное значение обнаруживается только через сопереживание, сочувствие герою, на место которого легко поставить самого себя. Здесь сказывается недооценка Греймасом (так же как и ЛевиСтросом) специфических качественных отличий мифа и сказки. Эта недооценка проявляется и в том, что Греймас считает возможным применять к мифам схему, в основе которой лежит анализ специфической морфологии волшебной сказки. Ни категория испытания в целом, ни специально первое «квалифицирующее» испытание не характерны для мифов, нерелевант- ны в мифах. Поэтому исследования Греймаса при всей их методической ценности нуждаются в очень серьезных коррективах.

Если Греймас переносит на миф выводы В.Я. Проппа, касающиеся волшебной сказки, то Клод Бремон стремится извлечь из анализа В.Я.

Проппа общие правила развертывания всякого повествовательного сюжета [Bremond 1964; 1966; 1967]. Кроме того, в отличие от Греймаса Бремон сосредоточен не на мифологическом контексте сказки, а на самой логике повествования, не на парадигматических оппозициях, а на синтаксисе человеческих поступков. Он придерживается мнения, что функция (которую он относит к тому же уровню, что и В.Я. Пропп) действительно является «повествовательным атомом», а из группировки таких атомов и складывается рассказ.

Элементарной последовательностью Бремон считает триаду из трех функций, соответствующих трем фазам, обязательным для всякого процесса. Первая из них открывает саму возможность процесса в форме соответствующего поведения или предвидимых событий, вторая реализует эту возможность, а третья завершает процесс, достигая каких-то результатов соответствующего события (поступка). Однако в отличие от В.Я. Проппа Бремон считает, что каждая фаза вовсе не влечет за собой в обязательном порядке наступления следующей фазы, всякий раз возможны как актуализация некой возможности, цели, так и отсутствие такой актуализации. На первый план выдвигаются определенные альтернативы и выбор, который делается героем и автором. Элементарные последовательности группируются в сложные. При этом возможны несколько конфигураций, условно обозначенных им как «из конца в конец», «чересполосица», «скобка». События дихотомически делятся на улучшения идеградации.

Бремон анализирует целый ряд таких последовательностей и дает им определенные наименования (задача, договор, ошибка, ловушка и т. п.).



Pages:     | 1 |   ...   | 28 | 29 || 31 | 32 |   ...   | 39 |
 

Похожие работы:

«МАТЕРИАЛЫ ПО ИСТОРИИ АБХАЗИИ СОВЕТСКОГО ПЕРИОДА ССР АБХАЗИЯ В ПЕРВОМ ДЕСЯТИЛЕТИИ (1921-1931 годы) Деревня. Сельское хозяйство Сборник документальных материалов Том I Сухум – 2012 ББК 63-3 (5.Абх)614 К 92 Утверждено Ученым советом Абхазского института гуманитарных исследований им. Д.И. Гулиа АН Абхазии Составитель: Куправа А. Э., доктор исторических наук, профессор, академик АН Абхазии Рецензент: Салакая С. Ш., кандидат исторических наук, доцент Научный редактор: Авидзба А. Ф., кандидат...»

«3иновий Савельевич Шейнис Максим Максимович Литвинов: революционер, дипломат, человек Книга посвящена жизни и деятельности М. М. Литвинова, члена партии с 1898 года, агента Искры, соратника В. И. Ленина, видного советского дипломата и государственного деятеля. Она является итогом многолетних исследований автора, его работы в советских и зарубежных архивах. В книге приводятся ранее не публиковавшиеся документы, записи бесед автора с советскими дипломатами и партийными деятелями: А. И. Микояном,...»

«СОДЕРЖАНИЕ ЮРИСПРУДЕНЦИЯ ОБЩИЕ ГУМАНИТАРНЫЕ И СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ДИСЦИПЛИНЫ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ КОМПОНЕНТ ПЕРЕВОДЧИК В СФЕРЕ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ КОММУНИКАЦИИ НЕМЕЦКИЙ ЯЗЫК ФРАНЦУЗСКИЙ ЯЗЫК ФИЗИЧЕСКАЯ КУЛЬТУРА ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ИСТОРИЯ КУЛЬТУРОЛОГИЯ ПОЛИТОЛОГИЯ РУССКИЙ ЯЗЫК И КУЛЬТУРА РЕЧИ СОЦИОЛОГИЯ ФИЛОСОФИЯ НАЦИОНАЛЬНО-РЕГИОНАЛЬНЫЙ КОМПОНЕНТ ЛОГИКА ЭКОНОМИКА МИРОВАЯ ЭКОНОМИКА. МЕЖДУНАРОДНАЯ ЭКОНОМИКА ЛАТИНСКИЙ ЯЗЫК ПРАВОВАЯ РИТОРИКА 1 КНИГООБЕСПЕЧЕННОСТЬ САРАТОВСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ЮРИДИЧЕСКОЙ АКАДЕМИИ...»

«Политическая история Финляндии 1809-2009 Осмо Юссила Сеппо Хентиля Юкка Невакиви Политическая история Финляндии 1809-2009 ВЕСЬ М ИР Издательство Москва 2010 У Д К 321 Б Б К 63.3 Ю 88 И здан и е осущ ествлено при содействии М инистерства иностранных дел Ф инляндии. Второе издание книги на русском языке подготовлено на основе первого русского издания (О. Ю ссила, С. Хентиля, Ю. Невакиви. Политическая история Ф ин лянди и. 1 8 0 9 -1995. М.: Издательство Весь Мир, 1998), с включением всех...»

«ФИЛОСОФИЯ ЗДОРОВЬЯ Москва 2001 УДК 113 ББК 15.12 Ф 56 Редколлегия: О.Е.Баксанский И.К.Лисеев, Л.В.Фесенкова, Ю.В.Хен, А.Т.Шаталов (отв. редактор) Рецензенты: доктор филос. наук Ю.В.Сачков, доктор филос. наук В.И.Аршинов Философия здоровья. — М., 2001. — 242 с. Ф 56 Публикуемый труд посвящен философскому осмыслению проблемы здоровья в историческом и современном контекстах развития знания, анализу космоцентричных, теоцентричных, антропоцентричных и социоцентричных концепций, определе нию их места...»

«ОБ ИЗДАТЕЛЬСКОМ РЕПЕРТУАРЕ ТИПОГРАФИИ Л.А. ГРЕБНЕВА В СТАРОЙ ТУШКЕ О жизни и д е я т е л ь н о с т и Л.А. Гребнева, яркого представителя культурнейших слоев старообрядчества рубежа XIX-XX вв. писалось нема­ 1 ло. Однако и его судьба, и творческое наследие таят в себе еще много не­ познанного. На протяжении почти 20 лет одним из важнейших занятий Л.А. Греб­ нева было книгоиздание для своих одноверцев, старообрядцев федосеевско­ го согласия, сначала нелегально в д. Дергачи Уржумского уезда...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ НАУКИ ТИхООКЕАНСКИЙ ИНСТИТУТ ГЕОГРАФИИ ДАЛЬНЕВОСТОЧНОГО ОТДЕЛЕНИЯ РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК  RUSSIAN ACADEMY OF SCIENCES FAR EASTERN BRANCH INSTITUTE OF HISTORY, ARCHAEOlOgY AND ETHNOgRApHY OF THE pEOplES OF THE FAR EAST pACIFIC gEOgRApHICAl INSTITUTE Historical and geograpHical investigation oF nortH paciFica: problems and perspectives oF interdisciplinary syntHesis materials of the young scientists conference vladivostok, 22-24 april 2013...»

«DER SEEKRIEG 1939—1945 Stuttgart 1954 Фридрих Руге ВОЙНА НА МОРЕ 1939—1945 ПОЛИГОН • АСТ Санкт-Петербург • Москва MCMXCVIII ББК 68 Р 82 Настоящая книга является одним из первых трудов по истории второй мировой войны, в котором дается описание событий на всех морских театрах в период 1939—1945 гг. Книга написана на основе документов и материалов, значительная часть которых неизвестна российскому читателю. Автор использовал также воспоминания ряда руководящих деятелей германского флота —...»

«Программа курса Окружающий мир Пояснительная записка Предметная область Естествознание, обществознание реализуется средствами интегрированного предмета Окружающий мир. В содержание курса интегрированы естественнонаучные, обществоведческие, исторические знания о человеке, природе, обществе, что соответствует федеральному компоненту государственного стандарта начального общего образования. Интеграция в курсе основных содержательных блоков Человек и природа, Человек и общество, Правила безопасной...»

«Средняя ожидаемая продолжительность жизни при рождении Раздел из книги Российские реформы в цифрах и фактах, http://refru.ru Продолжительность жизни населения Важным демографическим показателем является средняя ожидаемая продолжительность жизни человека при его рождении (обозначим ее СОПЖ). Все мы живем один раз, но продолжительность жизни конкретного человека на Земле зависит от того, в какой стране и в какую историческую эпоху ему удалось родиться. По продолжительности жизни людей, по...»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.