WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 39 |

«Традиция — текст — фольклор типология и семиотика Ответственный редактор серии С. Ю. Неклюдов Москва 2001 УДК 821 ББК 82.3 (2Рос-Рус) С 87 Художник М. Гуров В оформлении ...»

-- [ Страница 3 ] --

Предварительное испытание и получение чудесного средства в классической волшебной сказке играют очень большую роль в частности потому, что герой волшебной сказки — персонаж уже совершенно не мифический и не обладает от природы магической силой. Правда, волшебная сказка знает героев чудесного происхождения, но само это чудесное происхождение — результат того, что родители героя добыли чудесное средство. Следует заметить, что герои чудесного происхождения, имеющие силу за счет благоволения духов-дарителей к их родителям (иногда после прохождения родителями некоторого испытания), сами редко подвергаются серьезным предварительным испытаниям, что только подтверждает наш тезис. Любопытно, что то же самое имеет место, когда даритель — родич. В архаическом фольклоре очень часто герой не имеет мифических предков, но проходит специальный искус, своего рода посвящение, в результате которого он приобретает духа-помощника или магические силы. Возможно, что сказочное предварительное испытание генетически и связано с инициацией. Впрочем, ритуалы инициации были прообразом и для некоторых основных испытаний (особенно с решением трудных задач), и для целых сюжетов (например AT 327 — о группе мальчиков, попавших к людоеду). Впрочем, некоторые мотивы предварительного испытания, возможно, восходят к простому акту принесения жертвы духу. Но нас в данном случае интересует не генезис сам по себе, а структурные различия между архаической синкретической мифологической сказкой и классической волшебной сказкой.

Прохождение посвящения раз и навсегда давало герою известную власть над духами, своего рода шаманское, колдовское могущество, которого сказочный герой обычно лишен. Выдержанное предварительное испытание дает в руки герою некий чудесный инструмент для решения одной конкретной трудной задачи. Сказка знает, правда, и универсальных помощников, но эти универсальные помощники часто уже совсем заменяют героя, а их деятельность обычно ограничена определенными рамками (во всяком случае, она прекращается после достижения конечной сказочной цели). Кроме того, предварительное испытание имеет характер не сурового ритуального искуса, а проверки некоторых качеств героя или знания им довольно элементарных норм поведения. Герой должен проявить доброту, скромность, сообразительность, вежливость, а чаще всего — знание своеобразных правил игры, о чем мы уже упоминали выше и к чему еще вернемся впоследствии.

В предварительном испытании герой обнаруживает свои истинные качества и тем заслуживает получение чудесного средства, а в основном испытании он уже пользуется готовыми средствами, которые практически действуют за него.

Однако именно такое действие с помощью чудесной силы и составляет главный подвиг, который является подвигом не из-за богатырского напряжения сил (как в эпосе), а благодаря достигнутому результату — ликвидации недостачи, избегания беды, добывания объекта поисков.

Специфической для волшебной сказки является двойная оппозиция предварительного и основного испытаний (отсутствующая или, во всяком случае, нерелевантная в архаическом фольклоре): средство противостоит цели, проверка правильности поведения — сказочному подвигу. Основные испытания и достижения сказочной цели вырастают на пьедестале предварительного испытания и добывания сказочного средства. Указанная оппозиция составляет основу структуры волшебной сказки на сюжетном уровне.

В сказке очень часто (хотя не всегда) имеется еще дополнительное испытание на идентификацию героя. Герой, совершивший подвиг и добывший главный сказочный объект, должен теперь доказать, что совершил его именно он, а не его старшие братья (сестры), спутники или другие лица, на то претендующие. Сюда относятся такие мотивы, как демонстрация отрезанных языков змея истинным змееборцем (самозванец показывает головы змея), как появление героя из подземного царства в день свадьбы спасенной царевны с соперником-самозванцем, как различные способы напоминания о себе подмененной или забытой невесты, как примеривание хрустальных башмачков Золушке и ее сводным сестрам. В сферу дополнительного испытания входят (при отсутствии самозванцев) и «поиски виноватого» (т. е. соблазнителя хранительницы живой воды), и розыски героя, выдержавшего брачные испытания или спасшего царевну, а затем убежавшего или скрывшегося под личиной (золотоволосый юноша в колпаке, Иванушка-дурачок, завязавший тряпицей звезду на лбу, и т. п.).

Если в основном испытании речь часто идет о добывании сказочных ценностей из мифического иного мира, от чудесных существ и т. п., то в дополнительном — о своего рода распределении добытых или наличных ценностей внутри своей общины, в своем царстве или семье. Идентификация обычно непосредственно предшествует награде героя. В тех случаях, когда дополнительному испытанию предшествует вредительство ложных героев, получается особый второй тур повествования.

В сказках с семейными коллизиями основные и дополнительные испытания часто совпадают. При наличии всех трех членов дополнительное испытание находится в зависимости от основного, а основное — от предварительного, т. е. сказка в целом предстает как некая трехступенчатая иерархическая композиционная структура. Разумеется, в рамках этой структуры встречаются повторения и особенно утроения отдельных ступеней, но суть от этого не меняется.

В символической записи будем передавать все испытания вариантами буквы Е, а.сказочные ценности L и соответственно их потери через. Для выделения предварительного испытания и его результата воспользуемся греческим алфавитом. Обозначим предварительное испытание через е, основное через Е, дополнительное через Е'. Действия вредителя или даже самого героя (нарушение запрета, «поддача» на подвохи), ведущие к беде или к недостаче, могут быть условно интерпретированы как своего рода испытание с обратным знаком. Если мы соответственно обозначим потерю или недостачу как, чудесное средство, полученное от дарителя в результате предварительного испытания (чудесный предмет, помощник, совет) через, ликвидацию недостачи вследствие основного испытания — через L, конечную сказочную цель через L', то получим следующую формулу:



где = f(), a E' = f(L).

Таким образом, волшебная сказка на наиболее абстрактном сюжетном уровне предстает как некая иерархическая структура бинарных блоков, в которой последний блок (парный член) обязательно имеет положительный знак. Иерархизм состоит в том, что лишь блоки и EL всегда обязательно присутствуют в любой волшебной сказке, причем между ними имеется сюжетно значимое противопоставление. Предварительная же часть может быть значительно редуцирована и сведена до одного мотива. Дополнительное вредительство и дополнительное испытание в значительной мере факультативны.

Бинарная структура, открытая еще В.Я. Проппом, не навязывается сказке извне, а вытекает из самой природы жанра. Бинарность лежит как в основе больших синтагматических блоков (испытание — приобретение или потеря сказочных ценностей), так и любых поступков (действие — противодействие, стимул — реакция). Поэтому все функции выступают парами в форме АВ, ab,, L.

Выделение указанных бинарных блоков (больших синтагматических единств) открывает путь для решения тех задач синтеза, которые имел в виду К. Леви-Строс в своей рецензии на «Морфологию сказки» В.Я. Проппа [Levi-Strauss 1960]. К. Леви-Строс предлагает открыть за относительным разнообразием функций большее постоянство, представив одни функции как результат трансформации других (объединить инициальную и финальную серии функций, битву с трудной задачей, вредителя с самозванцем и т. п.), заменить последовательность функций схемой операций типа Булевой алгебры. Очень интересная попытка такого рода была сделана и последователем К. Леви-Строса — А.Ж. Греймасом [Greimas 19666]. Он также выделяет в синтагматике волшебной сказки серию испытаний, но не считает испытание синтагматическим блоком, специфичным именно для сказки.

А. Ж. Греймас противопоставляет две синтагматические серии функций — инициальную негативную, выражающую вредоносное отчуждение (нарушение договора), и финальную позитивную, которая знаменует реинтеграцию, восстановление ценностей и закона. Негативная серия включает, по А. Ж. Греймасу, такие пропповские парные функции, как выведывание — выдача, подвох — пособничество и вредительство — недостача.

Метка — узнавание из позитивной серии коррелирует, по его мнению, с выведыванием — выдачей как вид сообщения, а обличение — трансфигурация противостоит подвоху — пособничеству как обнаружение силы героя. Кроме того, получение волшебного средства противостоит лишению героя героической энергии, выраженному функцией пособничества. Вредительству соответствует в позитиве наказание вредителя, но недостача преодолевается не только ее прямой ликвидацией, но также свадьбой, компенсирующей героя.

Однако предлагаемые А.Ж. Греймасом корреляции вызывают возражения. Можно ли, например, в пособничестве героя вредителю видеть пару к получению волшебного средства! Первое относится к сфере поведения героя, а второе — к актам получения сказочных ценностей. Натянутым нам кажется и сопоставление подвоха — пособничества с обличением — трансфигурацией. Как раз между отдельными функциями инициальной и финальной серии явно нет конкретных соответствий, есть только общий контраст между атмосферой несчастья в начале и благополучия в конце. Кроме того, обе эти серии могут почти полностью отсутствовать, поскольку сказка иногда начинается сразу с вредительства или недостачи (не случайно В. Я. Пропп выделил некоторые функции в предварительную часть) и кончается основным испытанием, т. е. тем, что В. Я. Пропп называет борьба — победа или задача — решение.

Дополнительное испытание, как мы знаем (и соответственно функции вроде обличения, трансфигурации, наказания антагониста), составляет возможный второй ход волшебной сказки. Таким образом, концепция А. Ж.

Греймаса в значительной мере строится на необязательных элементах сказки и потому недостаточно фундаментальна. Для него очень важна оппозиция между свадьбой и нарушением запрета, которую он трактует как нарушение и восстановление договора. Но нарушение запрета — это опять-таки необязательная функция из предварительной части, а вторжение антагониста можно, конечно, трактовать как нарушение некоего гармонического миропорядка, но не общественного договора.

Пропповские функции, по нашему мнению, не связаны в столь жесткую семантическую систему, как это представляется А. Ж. Греймасу, но они легко группируются по указанным выше бинарным блокам. В. Я. Пропп сам обратил внимание на дистрибутивную тождественность борьбы — победы (БП) и задачи — решения (ЗР). Эти две функции несомненно являются алломорфами основного испытания, представляя собой богатырский и чисто сказочный варианты. Обозначим их в наших целях другими символами, а именно A1B1 и А2В2. Но и чудесное перемещение к цели, и магическое бегство, тоже строго различные дистрибутивно (до и после борьбы) и прямо противоположные по направлению и смыслу, суть динамические, присоединительные элементы основного испытания. Обозначим их как ab и соответственно. Такая форма записи ясно подчеркивает оппозицию между этими двумя элементами. Для того, чтобы герой мог добраться до места, где находится объект его поисков, он должен прибегнуть к волшебной помощи () — например, воспользоваться крылатым конем. Точно так же обстоит дело и с собственно магическим бегством, выражающимся в бросании чудесных предметов, которые превращаются в препятствия. Аналогично и возвращение героя верхом на орле, которого приходится под конец кормить собственным мясом. Этот мотив типичен для второго тура повествования — для дополнительного испытания. В ряде сказок испытание даже ограничивается этими чудесными перемещениями, обходясь без борьбы и выполнения трудных задач.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 39 |
 

Похожие работы:

«ХРОНИКА II ВСЕРОССИЙСКИЙ ФЕСТИВАЛЬ НАУКИ НА СОБСТВЕННОЙ ПЛОЩАДКЕ ЛГПУ 12-14 октября 2012 года Липецкий государственный педагогический университет (ЛГПУ) в рамках II Всероссийского фестиваля науки проводил Фестиваль науки на собственной площадке, подробная программа проведения которого выложена на сайте ЛГПУ, на сайте ЛГПУ выложена также программа мероприятий Фестиваля науки, запланированных на 18-19 октября 2012 года факультетом физической культуры и спорта ЛГПУ. В соответствии с программой...»

«9 785981 245787 САЙМОН ДАНСТЕН ДЖЕРАРД УИЛЬЯМС СЕРЫЙ ВОЛК Бегство Адольфа Гитлера Сенсационное историческое расследование Тайна, которую скрывали более шестидесяти лет Пять лет путешествий и исследований на трех континентах Несколько сотен документов и свидетельств Одна книга, которая все объясняет Хотите знать всю правду? Данстен С., Уильямс Д. Серый Волк. Бегство Адольфа Гитлера / Саймон Данстен, Джерард Уильямс — М.: ООО Издательство Добрая книга, 2012. — 432 с., 40 отд. л. ил. ISBN...»

«На всю оставшуюся жизнь (К 65-летию Великой Победы) Издательство ГОУ ВПО Дальневосточный государственный медицинский университет Хабаровск 2010 УДК 61 (09с19) ББК 5Г Б 772 Бойко Т.А. Б 772 На всю оставшуюся жизнь (к 65-летию Победы). – Хабаровск: Издательство Дальневосточного государственного медицинского университета, 2010. – 184 с. ISBN 978-5-85797-183-3 Книга посвящена 65-летию Победы советского народа в Великой Отечественной войне и разгрому милитаристской Японии, который стал завершающим...»

«Игорь ЮРГЕНС, Сергей КУЛИК ВЕЧНЫЕ СПУТНИКИ: РОССИЯ И ЕВРОПА В МЕНЯЮЩЕМСЯ МИРЕ Москва 2013 УДК 327 ББК 66.4(2Рос) Ю66 Авторы благодарят за помощь в подготовке книги замечательного русского писателя С. Ю. Рыбаса и своего коллегу и соратника Р. Б. Ромова Ю66 Юргенс И., Кулик С. Вечные спутники: Россия и Европа в меняющемся мире. – М.: Экон-информ, 2013. – 254 с. ISBN 978-5-9506-0993-0 Что означал для России европейский выбор в прошлом, что дал он нам в настоящем, как способен повлиять на наше...»

«ФЕНЕЛЛА НА СЦЕНАХ ИМПЕРАТОРСКИХ ТЕАТРОВ FENELLA AT THE IMPERIAL THEATRES Аннотация. Статья написана на основе доклада, прочитанного в рамках международной конференции Русско-французские музыкальные диалоги (Келдышевские чтения–2012, Государственный институт искусствознания). Опера Д.-Ф.-Э. Обера Немая из Портичи (Фенелла) рассматривается в контексте литературных, художественных и театральных интересов русской публики XIX–XX веков. Впервые в научный обиход вводятся факты, позволяющие по-новому...»

«О. Ю. Анцыферова ИЗВИВЫ ФЕМИНИСТСКОГО ЛИТЕРАТУРОВЕДЕНИЯ1 (Материалы к спецкурсу) Сейчас уже невозможно представить полную картину современной научной мысли без учета феминизма. Его изучение необходимо еще и потому, что феминистская парадигма неизбежно приводит нас к осмыслению ключевых для современного научного знания проблем (изгнанничество, молчание, статус тела, природа желания и т. д.). Современному литературоведу невозможно рассматривать творчество женщин-писательниц без знания того, чт и...»

«Директор ГКИ И.Б. Батуева ( д.и.н., профессор) Зав. кафедрой культурологии В.К. Назаров (к.п.н., доцент) 1. Цель основной образовательной программы (ООП) Целью разработки ООП является методические обеспечение реализации ФГОС ВПО по данному направлению. 2. Направление 033000 – Культурология Степень (Квалификация): 033000.68. – Магистр культурологии 3. Характеристика профессиональной деятельности выпускника ООП 3.1. Область профессиональной деятельности магистров по направлению подготовки 033000...»

«Музей Евреи в Латвии УТРАЧЕННОЕ СОСЕДСТВО: Евреи в культурной памяти жителей Латгалии Материалы экспедиций 2011–2012 годов Москва 2013 The Moscow Center for University Teaching of Jewish Civilization “Sefer” Museum “Jews in Latvia” NEIGHBORSHIP LOST: Jews in the Cultural Memory of Contemporary Latgale Moscow 2013 Редколлегия: С. Амосова (отв. ред.), Е. Кузнецова, И. Ленский, А. Шаевич Издание осуществлено при финансовой поддержке The AVI CHAI Foundation Genesis Philanthropy Group (в рамках...»

«ЦЕНТРАЛЬНЫЙ МОСКОВСКИЙ АРХИВ-МУЗЕЙ ЛИЧНЫХ СОБРАНИЙ ПУТЕВОДИТЕЛЬ Издательство Главного архивного управления города Москвы Москва 2008 ББК 79.3я2 Ц 38 Утверждено Редакционным советом Главного архивного управления города Москвы Председатель В.А. Маныкин Одобрено Научно-методическим советом архивных учреждений Центрального федерального округа РФ Одобрено Научно-методическим советом Главного архивного управления города Москвы Председатель М.М. Горинов Редакционная коллегия: М.М. Горинов...»

«Мирча ЭЛИАДЕ ОЧЕРКИ СРАВНИТЕЛЬНОГО РЕЛИГИОВЕДЕНИЯ PATTERNS IN COMPARATIVE RELIGION, 1958 (TRAITE D’HISTOIRE DES RELIGIONS, 1949) М.: Ладомир, 1999. — 488 с. Перевод с английского Ш.А.Богиной, Н.В.Кулаковой, В.Р.Рокитянского, Г.С.Старостина Предисловие Жоржа Дюмезиля Послесловие и комментарии В.Я.Петрухина АНОНС Фундаментальная монография Мирчи Элиаде по истории религий обобщает данные этнологии, сравнительного религиоведения и мифологии. От анализа конкретного материала, связанного с...»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.