WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 |   ...   | 27 | 28 || 30 | 31 |   ...   | 39 |

«Традиция — текст — фольклор типология и семиотика Ответственный редактор серии С. Ю. Неклюдов Москва 2001 УДК 821 ББК 82.3 (2Рос-Рус) С 87 Художник М. Гуров В оформлении ...»

-- [ Страница 29 ] --

Леви-Строса интересует в основном мифологическая «логика», поэтому он начинает с мифа, связывает функции только по вертикали, пытаясь из сопоставления вариантов мифа выявить его парадигматику. Структурная модель Леви-Строса нелинейна. Историческое различие мифа и сказки для Леви-Строса нерелевантно, не имеет принципиального характера. К анализу сюжета некоторое отношение имеет его медиативная формула в той мере, в какой она пытается схватить «перевертывание» ситуации в финале и «спиральность» развития. Но эта особенность сюжета в более конкретной форме уловлена В.Я. Проппом: герой не только ликвидирует недостачу (для чего он сам или его чудесные помощники вынуждены «негативно» действовать по отношению к вредителю — двойственность леви-стросовского члена b), но создает некую новую ситуацию и приобретает дополнительные сказочные ценности4.

В рецензии Леви-Строса на «Морфологию сказки» заключаются и общая высокая оценка труда В.Я. Проппа, и ряд критических замечаний и творческих предложений. Критика эта не удивительна в свете того, что было выше выяснено относительно различия подходов этих двух крупнейших исследователей, ищущих решения проблемы с противоположных концов. Леви-Строс понимает свой спор с В.Я. Проппом как спор «структуралиста» с «формалистом». Ему кажется, что русский ученый отрывает форму от содержания и сказку от мифа, пренебрегает этнографическим контекстом, пытается создать грамматику без лексики, забывая о том, что фольклор как специфический феномен, отличный от других языковых явлений, — это слова слов, одновременно и словарь, и синтаксис, и т. п.

Следствием этого он считает сведение В.Я. Проппом всех сказок к однойединственной. Леви-Строс предлагает открыть за относительным разнообразием функций большее постоянство, представив одни функции как результат трансформации других (объединить инициальную и финальную серии функций, битву с трудной задачей, вредителя с самозванцем и т.

д.), заменить последовательность функций схемой операций типа Булевой алгебры (группа трансформаций малого количества элементов). В сказочных персонажах он предлагает видеть медиаторов, связывающих противоположности типа мужской — женский, высший — низший и т. д.

Мысль Леви-Строса о возможности интерпретации отдельных функций как результата трансформации той же сущности очень интересна и плодотворна, однако такое рассмотрение лучше производить после суммарного морфологического анализа, а не вместо него.

Все многообразие связей между функциями трудно установить до выделения самих функций, а выделению функций должно предшествовать строгое разбиение повествования на синтагмы, следующие друг за другом во временном линейном ряду. В противном случае и установление связей между функциями, и группировка их в пучки, и угадывание символического значения таких пучков, и выделение парадигм неизбежно будет содержать в себе большую дозу произвольности, не выйдет за пределы догадок, пусть весьма остроумных и во многом верных.

В.Я. Пропп рассматривал свой синтагматический анализ как введение и к истории сказки, и к изучению «совершенно особой логической структуры сказки, что подготовляло изучение сказки как мифа» (см. с. 7 первого издания), т. е. как раз того, к чему призывает Леви-Строс. Анализ синтагматической структуры не только необходим в качестве первой ступени изучения общей структуры сказки, он непосредственно служит поставленной В.Я. Проппом цели — определить специфику сказки, описать и объяснить ее структурное единообразие. Поэтому сведение всех волшебных сказок к одной — не ошибка В.Я. Проппа, а условие достижения поставленной цели. Упрек в пренебрежении этнографическим контекстом несправедлив и может быть объяснен только незнакомством Леви-Строса с «Историческими корнями волшебной сказки». Замечание Леви-Строса о том, что не хватает контекста, «а не исторического прошлого», вызывает возражения потому, что он упускает из виду историчность самого контекста, т. е. принципиальное историческое различие мифа и сказки как двух ступеней в истории повествования, находящихся в отношениях «предок — потомок», имеющих свою специфику. Леви-Строс сам признает, что в сказке ослаблены противопоставления и транспозиция темы, большая возможность игры, свобода замены. Но это не просто легкое ослабление, а результат развития сказочного вымысла и известного отрыва сказочной фантастики (уже в значительной мере условно-поэтической) от конкретной этнографии, от верований и ритуальных предписаний, жестко ограниченных рамками определенной (как в этническом, так и в стадиальном плане) культуры. Не только сказочные образы, но и правила поведения сказочных персонажей гораздо условней, в гораздо большей степени принимают характер правил игры, чем это имеет место в мифе. А новые моральные и эстетические критерии сказки уже качественно отличны от однозначных этнографических моделей поведения и интерпретации окружающего мира.

Таким образом, для упрека в формализме по адресу В.Я. Проппа вдвойне нет оснований. В.Я. Пролп сам ответил Леви-Стросу в послесловии к итальянскому переводу [Propp 1966, s. 201 — 229]. Он разъяснил, что «Морфология сказки» — первая, но неотъемлемая часть его сравнительно-исторических штудий волшебной сказки, что отсутствие единой терминологии, а также пропуски и ошибки в английском переводе невольно препятствовали правильному пониманию некоторых его положений. Кроме того, он совершенно справедливо указал, что его специально интересовал не миф, а сказка волшебная и анализ сюжета, композиции, жанра (в отличие от Леви-Строса), а такой анализ немыслим в полном отвлечении от развертывания повествования во времени.



Все это, разумеется, отнюдь не лишает смысла те задачи, которые выдвигает Леви-Строс. И как раз исследование В.Я. Проппа дает необходимый твердый базис для дальнейшего углубления структурного анализа повествовательного фольклора. Не удивительно, что после знакомства ученых Запада с классическим трудом В.Я. Проппа буквально ни одно из исследований структурных моделей фольклора не могло обойтись без этого труда, не опираться на него.

Во французской науке, где структурализм особенно распространен, заслуживает внимания прежде всего цикл работ А.Ж. Греймаса. В статье «Описание значения и сравнительная мифология» [Greimas 1963] он пытается исключительно методами Леви-Строса осветить разыскания Ж.

Дюмезиля по сравнительной мифологии. Он считает, что мифемы, вопреки видимости рассказа, связаны парадигматическими узами и что примерная формула мифа такова:

(две оппозиции связаны глобальной корреляцией).

Рассматривая ряд мифических тем (общественный договор, добро и зло, безмерность и др.) в различных мифологиях, Греймас выявляет некоторые семантические оппозиции в роли дифференциальных признаков (благодетельный — зловредный, дух — материя, мир — война, интегральный — универсальный) и представляет одни мифологические концепции как трансформации других.

В статьях «Русская народная сказка. Функциональный анализ» [Greimas 1965], «Элементы теории интерпретации мифического рассказа» [Greimas 1966a], а также в соответствующих частях «Структурной семантики» [Greimas 19666] Греймас использует английский перевод книги В.Я. Проппа даже для разработки некоторых аспектов лингвистической семантики. Он пытается синтезировать методику В.Я. Проппа и методику Леви-Строса, синтагматику и парадигматику за счет обработки схемы В.Я. Проппа средствами современной логики и семантики.

В своем анализе сказки Греймас берет за основу В.Я. Проппа, дополняя и «поправляя» его с помощью теории Леви-Строса, а в анализе мифа, наоборот, исходит из Леви-Строса, дополняя его В.Я. Проппом.

Структурная модель действующих лиц разработана Греймасом на основе сопоставления схем В.Я. Проппа и Э. Сурьо и выглядит следующим образом:

В подателе объединены пропповские отправитель и отец царевны, в помощнике — чудесный помощник и даритель; получатель в сказке якобы слит с героем, который одновременно является и субъектом. Объект — царевна. Помощника и противника Греймас при этом считает второстепенными действующими лицами, связанными с обстоятельствами. Это — лишь проекция воли к действию самого субъекта. Оппозиции податель — получатель, по мнению Греймаса, соответствует модальность знать, помощнику — противнику — модальность мочь, а субъекту — объекту — модальность хотеть. Желание героя достигнуть объекта реализуется на уровне функций в категории поисков (quest).

Что касается синтагматических функций, то Греймас их прежде всего сильно сокращает в числе (вместо тридцати одной остается двадцать) за счет их объединения по парам (пользуясь указанной В.Я. Проппом бинарностью функций). При этом каждая пара мыслится связанной не только импликацией (одна функция влечет за собой появление другой в синтагматическом ряду S non S), но и дизъюнкцией (S Vs non S) как неким парадигматическим отношением, независимым от хода развертывания сюжета, от линейной синтагматической последовательности. Парные функции (обозначенные прописными буквами) Греймас в свою очередь пытается представить в виде семантической корреляции двух пар — негативной и позитивной:

Негативную серию двойных функций Греймас связывает синтагматически с начальной частью сказки (нагромождение бед — отчуждение), а позитивную серию — с концом сказки (их ликвидация и награждение героя).

Завязка и развязка, обрамляющие обе эти серии, трактуются как своего рода нарушение договора (что ведет к бедам) и восстановление договора.

В середине сказки оказывается ряд испытаний, каждое из которых в свою очередь начинается с заключения договора по поводу предстоящего испытания и включает также борьбу с противником и следствие успеха героя.

Греймас устанавливает определенное соответствие между структурой испытания и структурной моделью действующих лиц: основной коммуникации (податель — получатель) соответствует договор, оси помощник — противник соответствует борьба, а достижению желанного объекта — следствие (результат) испытания. В первом испытании (квалификация героя для решающих испытаний) податель выступает в роли противника, а во втором (главном) испытании и третьем (приносящем славу) соблюдается точное соответствие функций и деятелей. По трем осям (передача сообщения, силы, желаемого объекта) группируются и остальные функции.

Наконец, уточняя схему перемещений героя, Греймас вместо уходов и приходов отмечает присутствие или отсутствие героя, исходя из того, что отсутствие имеет известный мифологический смысл.

В соответствии с указанными принципами Греймас следующим образом преобразует схему В.Я. Проппа:

где: А — договор (приказ — акцептация), F — борьба (нападение — победа); С — сообщение (отправление — получение); р — присутствие; d — быстрое передвижение.

Нарушение договора (в завязке) — А есть парная функция (запрет — нарушение, a Vs (non а), коррелирующая с заключением договора — А (приказ — акцептация, a Vs non а). Окончательное восстановление договора в развязке есть свадьба (податель передает получателю-субъекту желанный объект поисков). А1 есть посредничество — начало противодействия, А2 — это первая функция дарителя — реакция героя, А3 — задавание задачи герою в последнем испытании. Инициальная негативная серия 1 2 3 соответствует пропповским выведыванию — выдаче, подвоху — пособничеству и вредительству — ликвидации недостачи и распределяется по трем осям: сообщение, т. е. вопрос-ответ (1), сила (2 — речь якобы идет о лишении героической энергии) и объект желания (3 — ликвидация недостачи есть добывание царевны).



Pages:     | 1 |   ...   | 27 | 28 || 30 | 31 |   ...   | 39 |
 

Похожие работы:

«Нухинское созвездие Москва, 2009 г. 2 Нухинское созвездие Моей маме Осиповой Нине Васильевне посвящаю 3 От автора. Мелькают дни, один за другим. Стремительно проносятся годы, уходят десятилетия. Сменяются эпохи и приходят новые поколения. Время течет быстро и неумолимо. Его не остановить. Далеко позади осталось детство – заветный край, куда так хочется вернуться хоть ненадолго. Несбыточная сладкая мечта. Нет туда дороги. Остатся только одно – вспоминать и писать. Писать о людях, которые...»

«ОТ БАТАЛЬОНА ДО АРМИИ БОЕВОЙ ПУТЬ Том 1 Куропатков Е.П., Сухенко И.П., Фролов С.С., Иванов В.П. БОЕВОЙ ПУТЬ 196-й ГАТЧИНСКОЙ КРАСНОЗНАМЁННОЙ СТРЕЛКОВОЙ ДИВИЗИИ Москва Академия исторических наук 2007 1 УДК 94 ББК 63.3(2)722.78 ISSN 1995-0489 (Print) О 11 ISSN 1995-0497 (Online) От батальона до армии. Боевой путь. Том 1. - М.: Академия исторических наук, 2007. – 509 с. ISBN 978-5-903076-08-6 (т.1) ISBN 978-5-903076-07-9 В настоящем томе публикуются материалы по истории боевого пути 196-й...»

«Кафедра Микроэкономика Кафедра Макроэкономика Кафедра Экономическая история и история экономических учений Кафедра Макроэкономическое регулирование УТВЕРЖДАЮ Проректор по магистратуре и аспирантуре Л.И. Гончаренко _ _ 2014 г. Программа вступительного экзамена в аспирантуру по направлению 38.06.01 Экономика профиль Экономическая теория МОСКВА 2014 Программа вступительного экзамена в аспирантуру по направлению 38.06.01 Экономика профиль Экономическая теория – М.: Финансовый университет, 2014. –...»

«ПОЯСНИТЕЛЬНАЯ ЗАПИСКА Программа разработана на основе Федерального государственного образовательного стандарта начального общего образования, Концепции духовно-нравственного развития и воспитания личности гражданина России, планируемых результатов начального общего образования. Изучение курса Окружающий мир направлено на достижение следующих целей: — формирование целостной картины мира и осознание места в нм человека на основе единства рационально-научного познания и эмоционально-ценностного...»

«СВЯТО-ТРОИЦКИЙ АНТОНИЕВО-СИЙСКИЙ МОНАСТЫРЬ Библиографический указатель Архангельск Поморский университет 2007 УДК 016:2 + 281.9(01) ББК 91.9:86 + 86.372я1 С24 Составители: М.А. Смирнова, З.В. Истомина Рецензент: кандидат исторических наук, профессор Поморского государственного университета имени М.В. Ломоносова А.А. Куратов Ответственные редакторы: архимандрит Трифон (Плотников), М.А. Смирнова Свято-Троицкий Антониево-Сийский монастырь : библиоС24 графический указатель / [сост.: М.А. Смирнова,...»

«Кафедра Конституционного права УЧЕБНО-МЕТОДИЧЕСКИЙ КОМПЛЕКС ДИСЦИПЛИНЫ Правовая система КНР Основной образовательной программы по специальности 030501.65 – юриспруденция Благовещенск 2012 2 ПРИНЯТЫЕ СОКРАЩЕНИЯ ВСНП – Всекитайское собрание народных представителей. ПК – Постоянный комитет ВСНП. ЦВС – Центральный военный совет ОПГП – Общие положения Гражданского права. КР – Китайская республика. СНП – совет народных представителей. КПК – Коммунистическая партия Китая. НПКСК – народный политический...»

«ИЗЛУЧАЮЩИЕ СВЕТ ТАЙНЫЕ ПРАВИТЕЛИ МИРА (,Эксмо,) Москва 2008 УДК 930.85 :2 ББК 63.5 : 86.2 Г20 PНILIP GARDINER and GARY OSBORN ТНЕ SНINING ONES Перевод с английского ГаловаА М., Галовой С. В., кандидата фuлалогuчес1CUX 1Ш)'к Оформление переплета Е. Савченко Гардинер Ф., Осборн Г. Г 20 Излучающие свет: Тайные правители мира/ Филип Гардинер, Гэри Осборн; [пер. А М. Голова, С. В. Головой). - м.: Эксмо, 2008. - 352 с.: ИЛ. - (Тайны древних цивилизаций). ISBN 978-S-699-28S42-6 эта книга увлекательное...»

«Василий Городецкий, Юрий Андреев, Виктор Толстиков Предпосылки создания практикума Эволюция Осознания или Мудрость древних в помощь современному человеку Книга написана по мотивам многосерийного аудиосериала Эволюция Осознания, который проходил в прямом эфире радио Тайна Мира. Все права на материалы книги принадлежат проекту Тайна Мира http://www.taynamira.ru Москва, 2011 год. 2 Описание практикума = http://www.taynamira.ru/products/evolyutsiya-osoznaniya-ves-praktikum-dvd-versiya?a=560...»

«Организация встреч с иностранными партнерами: рекомендации по дарению подарков Крупный успех составляется из множества продуманных и предусмотренных мелочей В.О. Ключевский, русский историк Деловые подарки являются скорее профессиональными Т.И. Рубцова жестами, чем предметами, выражающими личные чувства благодарности. Они могут быть поданы как возможность, УДК 174.4 улучшающая взаимоотношения в начале знакомства, или ББК 87.774 служить прощальным знаком в конце переговоров с клиенР-827 тами....»

«Аннотация О герое книги можно сказать словами из песни Владимира Высоцкого: У меня было сорок фамилий, у меня было семь паспортов, меня семьдесят женщин любили, у меня было двести врагов. Но я не жалею. Наум Эйтингон, он же Леонид Наумов, он же Котов, он же Том, родился в маленьком белорусском городе и за свою долгую жизнь побывал почти во всей Европе, многих странах Азии и обеих Америк. Он подготовил и лично провел уникальные разведывательные и диверсионные операции против врагов Советского...»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.