WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 |   ...   | 25 | 26 || 28 | 29 |   ...   | 39 |

«Традиция — текст — фольклор типология и семиотика Ответственный редактор серии С. Ю. Неклюдов Москва 2001 УДК 821 ББК 82.3 (2Рос-Рус) С 87 Художник М. Гуров В оформлении ...»

-- [ Страница 27 ] --

Из мотивов исходил акад. А.Н. Веселовский [Веселовский 1940], о котором В.Я. Пропп упоминает в своей книге с величайшим уважением. Сюжеты А.Н. Веселовский рассматривал как комбинации мотивов, их соотношение он при этом представлял чисто количественно; большой процент повторяющихся мотивов он объяснял наличием заимствования, миграции.

Позднее о мотивах как носителях повторяемости в сказке писали К.

Шпис, Фридрих фон дер Лайен [Spiess 1924; Leyen 1925] и др. Из сюжета как основной и естественной единицы фольклора исходил Антти Аарне, создатель международного каталога сказочных сюжетов, и финская («историко-географическая») школа в целом. Сюжет выступает постоянной единицей в изучении сказки в известной монографии одесского ученого P.M. Волкова [Волков 1924].

На первых страницах «Морфологии сказки» В.Я. Пропп, энергично полемизируя со своими предшественниками, показывает, с одной стороны, делимость и мотивов и сюжетов, а с другой — отсутствие четких граней и обоснованных критериев для установления границ сюжета, для уверенного различения самостоятельных сюжетов и сюжетных вариантов. И сюжеты и мотивы, несмотря на их повторяемость, по мнению В.Я. Проппа, не объясняют специфического единообразия волшебной сказки. Как это ни парадоксально на первый взгляд, они составляют переменные, вариативные элементы сказки. К этому следует добавить, что само соединение мотивов в сюжете (точнее говоря, их группировка, распределение в нем) зависит от специфической для сказки постоянной композиционной структуры1.

Одновременно с В.Я. Проппом или даже немного раньше задачи структурно-морфологического изучения выдвигались А.И. Никифоровым в очень содержательной статье [Никифоров 1928] (написана в 1926 г.). Его интересные наблюдения были сформулированы в виде нескольких морфологических законов. Это — закон повторения динамических элементов сказки в целях замедления и усложнения его общего хода; закон композиционного стержня (сказка может быть одно- и двухгеройная, два героя либо равноправны, либо нет); наконец, «закон категорической или грамматической формовки действия». А.И. Никифоров предлагает рассматривать отдельные «сказочные действия» и их объединение по образцу словообразования в языке. По его наблюдениям, можно выделить «префиксальные сказочные действия» (с широкими возможностями замен), «корневые»

(почти не варьируемые), «суффиксальные» и «флективные». А.И. Никифоров очень близко подходит к концепции В.Я. Проппа в своем тезисе о том, что постоянной является лишь функция персонажа, его динамическая роль в сказке. Главный персонаж, по мнению А.И. Никифорова, является носителем функции биографического порядка, а «вторичные персонажи»

— авантюрно-осложняющего порядка (т. е. помощи герою, препятствий ему или функции объекта его домогательств). Любопытно, что предлагаемая А.И. Никифоровым схема буквально предвосхищает «структурную модель деятелей» в «Структурной семантике» А.Ж. Греймаса [Greimas 1966б].

Группировка частных функций главного персонажа и вторичных персонажей в некоторое количество комбинаций составляет, по А.И. Никифорову, основную пружину сказочного сюжетосложения. Эти и другие его мысли очень плодотворны, но, к сожалению, не были развернуты в систематическое исследование сказочной повествовательной синтагматики, как это сделано В.Я. Проппом. Кроме того, у А.И. Никифорова не всегда достаточно четко разделяются уровни (сюжетный, стилистический и т. п.), И наконец, сами структурные принципы не были у него столь четко противопоставлены атомистическим концепциям, как это имело место в работе В.Я. Проппа, который убедительно показал, что специфика волшебной сказки оказалась заключенной не в мотивах (не все, но многие сходные мотивы волшебной сказки можно найти и в других жанрах), а в неких структурных единицах, вокруг которых мотивы группируются. В.Я. Пропп проанализировал последовательный ход событий в волшебных сказках из сборника Афанасьева и нашел, что этот ход во многом совпадает, хотя мотивы там самые разнообразные.

Исследователь обнаружил, что постоянными, повторяющимися элементами волшебной сказки являются функции действующих лиц (общим числом тридцать одна: отлучка, запрет и нарушение запрета, разведка вредителя и выдача ему сведений о герое, подвох и пособничество, вредительство (или недостача), посредничество, начинающееся противодействие, отправка, первая функция дарителя и реакция героя, получение волшебного средства, пространственное перемещение, борьба, клеймение героя, победа, ликвидация недостачи, возвращение героя, преследование и спасение, неузнанное прибытие, притязания ложного героя, трудная задача и решение, узнавание и обличение, трансфигурация, наказание, свадьба). Не все функции налицо всегда, но число их ограниченно и порядок, в котором они выступают в ходе развертывания действия сказки, неизменен. Неизменным оказался и набор ролей (числом семь), между которыми определенным образом распределяются конкретные сказочные персонажи со своими атрибутами. Каждый из семи действующих лиц (т. е. ролей), а именно антагонист (вредитель), даритель, помощник, царевна или ее отец, отправитель, герой, ложный герой, имеет свой круг действий, т. е. одну или несколько функций. Таким образом, В.Я. Пропп разработал две структурные модели — одну (временная последовательность действий) — более обстоятельно, другую (действующие лица) — более бегло. Отсюда и два различных определения В.Я. Проппа для волшебной сказки («рассказ, построенный на правильном чередовании приведенных функций в различных видах» и «сказки, подчиненные семиперсонажной схеме»). Круг действий (т. е. дистрибуция функций по ролям) ставит вторую модель в зависимость от первой — основной. Именно отказ от изучения по мотивам в пользу изучения по функциям дал возможность В.Я. Проппу перейти от атомизма к структурализму.



Первая и важнейшая операция, которую В.Я. Пропп проделывает с текстом, — это его разбиение, сегментация на ряд последовательных действий. Исходя из этого «содержание сказки может быть пересказано в коротких фразах, вроде следующих: родители уезжают в лес, запрещают детям выходить на улицу, змей похищает девушку и т. д. Все сказуемые дают композицию сказок, все подлежащие, дополнения и другие части фразы определяют сюжет» (с. 103). Здесь подразумевается конденсация содержания в ряде коротких фраз; далее эти фразы обобщаются в том смысле, что каждое конкретное действие подводится под определенную функцию, название которой представляет собой сокращенное и обобщенное обозначение действия в форме существительного (отлучка, подвох, борьба и т. п.). Выделенный фрагмент текста, содержащий то или иное действие (а тем самым и соответствующую функцию), можно, пользуясь современной терминологией, назвать повествовательной синтагмой. Все функции, следующие друг за другом во времени, составляют своего рода линейный синтагматический ряд. Некоторые отступления от постулированной В.Я.

Проппом последовательности функций он считает не нарушением последовательности, а частичным введением обращенной последовательности.

Не все функции обязательно присутствуют в одной сказке, но в принципе одна функция влечет за собой (имплицирует) другую. В некоторых случаях, когда функции, по выражению В.Я. Проппа, «выполняются совершенно одинаково» в силу «ассимиляции одной формы с другой», точное узнавание функции устанавливается только по ее последствиям. В качестве примера ассимиляции функций В.Я. Пропп приводит некоторые случаи уподобления первоначальной отсылки героя отправителем и трудной задачи, а также примеры испытания героя вредителем и дарителем. В.Я. Пропп всячески настаивает на том, чтоб первая функция дарителя (например, выбор героем коня у Яги) и трудная задача вредителя (например, выбор невесты — дочери Водяного из двенадцати девиц) не смешивались. Это требование, как мы еще дальше увидим, имеет очень глубокий смысл, ибо оппозиция этих двух функций (предварительного испытания, дающего в руки герою волшебное средство, и основного испытания, приводящего к ликвидации недостачи) самым субстанциональным образом связана со спецификой волшебной сказки как жанра. В.Я. Пропп, правда, не выдвигает такого тезиса, но его анализ наводит на эту мысль.

С точки зрения перспектив структурного подхода исключительное значение имеет открытие В.Я. Проппом парности (бинарности) большинства функций (недостача — ликвидация недостачи, запрещение — нарушение запрета, борьба — победа и т. д.). Напомним, что В.Я. Пропп стремился к описанию структуры волшебной сказки в целом. Анализ велся на уровне сюжета (и отчасти системы персонажей) и привел к установлению некоей инвариантной сюжетной схемы, по отношению к которой конкретные сказки являются цепью вариантов. Однако «Морфология сказки» намечает и пути анализа отдельных типов, групп волшебных сказок (в рамках этого инварианта). В.Я. Пропп, например, обратил внимание на то, что две пары функций (Б — П и З — Р, т. е. борьба с вредителем и победа над ним, трудная задача и решение) почти никогда не встречаются в рамках одной сказки, но занимают в ряду функций примерно то же место. Мы бы теперь сказали, что Б — П и З — Р находятся в отношении дополнительного распределения. В.Я. Пропп считает, что действительно сказки с З — Р и с Б — П принадлежат к разным формациям. Далее, он предлагает выделять типы сказок по разновидностям обязательно присутствующих в любой сказке функций А (вредительство) или а (недостача). В связи с этим очень ценно и замечание (в другом месте книги) о двух формах начальной ситуации: с включением искателя и его семьи или жертвы и ее семьи. Для дифференциации сказочных типов полезным является и упоминание о параллелизме сказок с вредителем-змеихой и вредителем-мачехой. Эти замечания могут быть опорными пунктами для анализа типов волшебной сказки.

Выход «Морфологии сказки» в свет вызвал две положительные рецензии — Д.К. Зеленина в «Slavische Rundschau» (1929, № 4, p. 286-287) и В.Н. Перетца [Перетц 1930, с. 187 — 195]. В.Н. Перетц считал работу В.Я. Проппа развитием идей Гёте, Бедье и особенно А.Н. Веселовского, но одновременно подчеркивал оригинальность функционального анализа, предложенного молодым ученым, писал о том, что книга будит мысль. Наиболее интересны его замечания о том, что грамматика — это не субстрат языка, но его абстракция и что сомнительно вывести из описания сказочных функций ее праформу.

Более краткая рецензия Д. К. Зеленина в основном ограничена передачей главных положений В.Я. Проппа, но кончается выражением уверенности в том, что его методу предстоит большое будущее. Эти слова оказались пророческими. Однако до их осуществления прошло много времени. В — 40-х годах интерес к вопросам формы по различным причинам пошел на убыль в советском литературоведении.

Книга В.Я. Проппа, открывающая большие перспективы в анализе сказки и вообще повествовательного искусства, намного опередила структурно-типологические исследования на Западе. В вышедшей через год после «Морфологии сказки» монографии А. Йоллеса «Простые формы» [Jolles 1929] сказка еще трактуется как неразложимая жанровая монада, как исходная «простая форма», а жанровая специфика простых форм выводится из представлений, непосредственно заключенных в самом языке. Сказка, по А. Йоллесу, отвечает идеальному уровню желательного наклонения (оптатива). Соответственно легенда связывается с императивом, миф — с вопросительной формой2.

Новая жизнь книги В.Я. Проппа началась после выхода в 1958 г. в США английского перевода, потребность в котором была вызвана успехами структурной филологии и антропологии. В своем предисловии к американскому изданию С. Пиркова-Якобсон очень неточно аттестует В.Я. Проппа как ортодоксального и активного русского формалиста. Переход В.Я.



Pages:     | 1 |   ...   | 25 | 26 || 28 | 29 |   ...   | 39 |
 

Похожие работы:

«Официальное издание органов государственной власти Приморского края Полосатый рейд 22 августа — День Государственного флага Российской Федерации Уважаемые приморцы! Поздравляю вас с Днем Государственного...»

«Фазлаллах Рашид ад-Дин Огуз-Наме Перевод с персидского, предисловие, комментарии, примечания и указатели Р. М. ШУКЮРОВОЙ Баку Элм 1987 Печатается по постановлению Редакционно-издательского совета Академии наук Азербайджанской ССР Редактор академик 3. М. Буниятов Фазлаллах Рашид ад-Дин Огуз-наме. — Баку: Элм, 1987. — 128 с. Издание представляет собой комментированный перевод знаменитого тюркского эпоса Огуз-наме, в котором содержатся уникальные сведения о появлении и расселении огузов в...»

«А ПУТЬ И ДАЛЁК, И ДОЛОГ 40-летию окончания геологического факультета Иркутского государственного университета посвящается 1969–2009 УДК 549:552 (092) ББК Д33 А11 Печатается по решению редакционно-издательского совета Иркутского государственного университета Научный редактор проф. А. И. Сизых А путь и далёк, и долог / под ред. А. И. Сизых. – ИрА11 кутск : Изд-во Иркут. гос. ун-та, 2009. – 221 с. ISBN 978-5-9624-0361-8 Книга знакомит читателя с выпускниками геологического факультета Иркутского...»

«9 785981 245787 САЙМОН ДАНСТЕН ДЖЕРАРД УИЛЬЯМС СЕРЫЙ ВОЛК Бегство Адольфа Гитлера Сенсационное историческое расследование Тайна, которую скрывали более шестидесяти лет Пять лет путешествий и исследований на трех континентах Несколько сотен документов и свидетельств Одна книга, которая все объясняет Хотите знать всю правду? Данстен С., Уильямс Д. Серый Волк. Бегство Адольфа Гитлера / Саймон Данстен, Джерард Уильямс — М.: ООО Издательство Добрая книга, 2012. — 432 с., 40 отд. л. ил. ISBN...»

«Общая гигиена: Конспект лекций Юрий Юрьевич Елисеев Конспект лекций по общей гигиене представлен в соответствие с современными стандартами. В данном пособии четко даны основные понятия, благодаря которым студент сможет сформулировать ответ, а также за короткий срок переработать и усвоить важную часть информации. Не являясь альтернативой это пособие поможет успешно сдать экзамен по общей гигиене. Курс лекций будет полезен не только студентам, но и преподавателям. Коллектив авторов: Елисеев Ю....»

«Романтизм в Германии Ленинград ХУДОЖЕСТВЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА Ленинградское отделение 1973 Вступительная статья А. А ник ста Оформление художника Н. Васильева Берковский Н. Я. Б 48 Романтизм в Германии. Вступит, статья А. Аникста. JL, Худож. лит., 1973. 5 6 8 с. Книга выдающегося советского ученого Н. Я. Берковского посвящена целой литературной эпохе — истории романтизма в Германии. Автор рассматривает наиболее важные явления и темы немецкого романтизма, выделяя специально главы о творчестве...»

«Полнолуние этюды о литературе, искусстве и истории ImWerdenVerlag Mnchen 2007 © Борис Хазанов. 2007. Составлено автором специально для библиотеки ImWerden. 2 февраля 2007 года. Мюнхен. © Im Werden Verlag. Некоммерческое электронное издание. 2007 http://imwerden.de СОДЕРЖАНИЕ I Смысл и оправдание литературы Жабры и лёгкие языка Ветер изгнания Где ты была, киска Любимый ученик Старики Долой историю, или о том, о сём Ута, или путешествие из Германии в Германию Ответ на анкету газеты DIE ZEIT, 28...»

«Предисловие автора В этой книге — всё правда. От начала и до конца она написана в тюрьме. Если в ней и были исторические или социальные ошибки, то я их для большей достоверности не правил. У меня, естественно, не было ни энциклопедий, ни справочной литературы. Всё, что я имел — мои память, надежда на справедливость и железная воля. Написание книги помогало мне пережить этот кошмар и ежедневно отвлекало меня от грустных мыслей. Насколько это было возможно. Все люди живы духом, злым или добрым....»

«ООО Учпедкнига Заявки отправлять по адресу: 129075, г. Москва, ул. Аргуновская, д.6, к.2 кв. 235, Антонову Е.М. по электронной почте upkniga@mail.ru, Тел.факс (495) 152-67-71 сайт upkniga.ru Станулевич О.Е. Прайс-листы по стандартам, программам СПО, учебно-программной документации НПО и для подготовки рабочих на производстве - высылаем под заказ по электронной почте Склад: Москв, ул. Руставели, д.9А к.2, 2 подъезд 1 этаж (со двора) (тел 916-411-43-06) Стоимость отправки составит 20-30% от...»

«ИсторИя церквИ И археографИя Прот. П. И. Мангилев, Е. А. Полетаева ОПИСАНИЕ РУКОПИСНЫХ КНИГ БИБЛИОТЕКИ ЕКАТЕРИНБУРГСКОЙ ДУХОВНОЙ СЕМИНАРИИ (ЧАСТЬ 3) Публикация содержит подробное археографическое описание 17-ти рукописных кириллических книг XVII–XX вв. из библиотеки Екатеринбургской православной духовной семинарии. Ключевые слова: рукописная книга, библиотеки, археографическое описание, книжные памятники. Данное исследование продолжает ряд научных публикаций 1, посвященных изучению рукописей и...»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.