WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 |   ...   | 24 | 25 || 27 | 28 |   ...   | 39 |

«Традиция — текст — фольклор типология и семиотика Ответственный редактор серии С. Ю. Неклюдов Москва 2001 УДК 821 ББК 82.3 (2Рос-Рус) С 87 Художник М. Гуров В оформлении ...»

-- [ Страница 26 ] --

Героецентричность волшебной сказки приводит, таким образом, к тому, что семантические признаки, с помощью которых производились классификация персонажей и описание их межсюжетных трансформаций, оцениваются с точки зрения их отношения к герою и оказываются ценностными индикаторами его движения от негативного состояния к позитивному. Статус любого действующего лица в одной или нескольких семантических сферах оценивается как «свой» или «чужой», «высокий» или «низкий» по отношению к статусу, который занимает герой. При этом позитивной или негативной оценке может быть подвергнут любой из статусов. Например, «ведовство»

невесты расценивается как позитивное качество мудрой жены героя и как негативное — у колдуньи. Если Баба-яга в одних сказках действует как похититель детей, а в других как даритель, то это целиком зависит от того, в каком статусе она находится по отношению к герою: в первом случае она «чужая», во втором — оказывается в «родственных» отношениях с героем (Яга-теща) или является «пограничным» персонажем, дающим герою временное пристанище.

Эта особенность волшебной сказки делает структуру персонажей способной к внутри- и межсюжетным трансформациям и дает возможность семантически однотипным фигурам исполнять в сюжете самые разнообразные роли (например, мать-даритель, мать-вредитель, мать-жертва и т. д.), что, естественно, значительно увеличивает вариативность сказочных коллизий.

Итак, для внутрисюжетного функционирования персонажа важным оказывается не только то, какую роль он выполняет, но и то, какими семантическими признаками он наделен, поскольку именно они соответствуют тем конфликтам, в которых данный персонаж принимает участие. Именно они обыгрываются в сюжете, задавая тем самым формы коллизий. Убийство, поборение, изведение связаны с такими признаками, как сильный/слабый, живой/мертвый, цельный/расчлененный; изгнание, заточение — с признаками бездомный, свободный/пленный; обладание, получение, похищение — с такими, как богатый/бедный, хозяин/слуга и т. д.

Семантические признаки персонажа не только определяют характер сказочных коллизий, они могут меняться по ходу сюжета в силу того, что персонаж представляет собой пучок признаков, т. е. является многосоставным образованием, легко распадающимся и столь же легко комплектующимся в новое. Эта особенность структуры персонажа делает ее удобной для функционирования по законам сказочного повествования, так как она оказывается хорошо приспособленной для работы в условиях сюжета, построенного на ритмах потерь и приобретений.

Ср.: «1. Царь дает удальцу орла. Орел уносит удальца в иное царство (171).

2. Дед дает Сученке коня. Конь уносит Сученко в иное царство (132). 3. Колдун дает Ивану лодочку. Лодочка уносит Ивана в иное царство (138). 4. Царевна дает Ивану кольцо. Молодцы из кольца уносят Ивана в иное царство (156)» [Пропп 1969, с. 23].

Ср.: «Сказочник совершенно свободен в выборе номенклатуры и атрибутов действующих лиц. Теоретически свобода здесь полнейшая... Надо, однако, сказать, что народ и здесь не слишком пользуется этой свободой. Подобно тому как повторяются функции, повторяются и персонажи» [Пропп 1969, с. 102]. Некоторые достаточно стабильные корреляции см. на с. 68 — 72 наст. изд.

Ср. замечание П. Г. Богатырева, отметившего отрыв сказочной фантастики от конкретных верований, который приводит к тому, что «сверхъестественные и фантастические существа, являющиеся героями русских сказок, такие, как Кощей Бессмертный, Змей Горыныч, Баба-яга и другие, не играют никакой роли в народной русской демонологии. Напротив, ее обычные персонажи — леший, водяной, домовой — лишь изредка вводятся в сказки... Эти персонажи появляются в сказках лишь для замены легендарных древних персонажей; такая замена к тому же ограничивается именем персонажа, основные черты которого обычно не модифицируются» [Богатырев 1971, с. 287].

«Так, конь переносит героя за тридевять земель, но то же достигается при помощи ковра-самолета или сапог-скороходов... Конечно, есть специфические помощники и специфические предметы, которые не могут быть взаимозаменяемы. Но отдельные случаи не нарушают принципа морфологического родства их»

[Пропп 1946, с. 173].

Ср.: «...Значимость имени персонажа и, следовательно, его метафорической сущности развертывается в действие, составляющее мотив; герой делает только то, что семантически сам означает» [Фрейденберг 1936, с. 249].

Об особенностях набора семантических оппозиций в волшебной сказке в отличие от основных смысловых противопоставлений в мифах см. выше, с. 33 — наст. изд.

Ср.: «...природа персонажа в ее этически неоднозначных проявлениях определяет его имя, заменяющее внешнее описание, и это имя становится семантически чрезвычайно значимым. Узловые семантические характеристики, заложенные в названии, могут быть явными или существовать в виде его "внутренней формы", то есть либо в виде скрытых и не выраженных непосредственно смысловых свойств, либо в виде признаков, проявляющихся лишь в процессе разного сюжетного функционирования» [Неклюдов 1972, с. 200].

Например, превращенная в уточку героиня возвращает себе прежний облик после того, как ее дети-утята поют под окном обманутого мужа грустную песню, из которой тот узнает о подмене (Аф. 265). Белая уточка не обязательно называется матерью, тем не менее материнство — обязательный признак героини этих сказок.

Подробнее об особенностях внешнего облика персонажей фольклора, и в частности волшебной сказки, см.: [Неклюдов 1972, с. 194-204].



О Сказки о герое-малолетке, таким образом, легко выделяются в совершенно обособленную группу, для которой канонизированный конец «воцарения и свадьбы» не обязателен. Эти сказки содержат и другие моменты, отличающие их от прочих волшебных сказок: герой здесь часто прибегает к хитрости, вообще говоря, не характерной для волшебных сказок; место испытания ограничено относительно «близким» лесом, а не «далеким» тридесятым царством; испытания, которым подвергается герой-малолетка, также носят достаточно специфический характер. Это в первую очередь задача вернуться в родительский дом, избежав угрозы быть съеденным лесным демоном (Ягой, Медведем). Каннибалистические намерения основных антагонистов героя-малолетки в сказках типа AT 327 противостоят проглатыванию мальчика с пальчик спасителем (волком) в сказках типа AT 700 как условию его возвращения домой.

Ср., однако, «умные» и «глупые» звери в животной сказке.

Отношения между дедом (дедушкой), бабкой (бабушкой) и внуком, внучкой не составляют коллизий. Эти термины спорадически употребляются для обозначения нечистой силы (дедушка-сатана, черти — его внуки — Аф. 153; дедушкаводяной и его внуки-черти — Аф. 151; Морской царь — дедушка заморской королевны, испытывающей героя — Аф. 136) или отмечают отношения между чудеснорожденным героем и родителями его матери (Медведка именуется внуком и называет дедушкой отца своей матери Репки — Аф. 141; Наздей попов внук — чудесный герой, родившийся у поповой дочки от мертвой головы — Аф. 143). В последнем случае речь идет о чудесном герое и его приемных родителях.

Помимо прямых в сказке иногда фигурируют коллатеральные родственники (тетка, дядя, племянник, племянница), но эти отношения имеют столь же периферийное значение, как и отношения внуков с дедом и бабкой.

Удачливый солдат в роли героя более характерен для новеллистической сказки.

Как «хитрая наука» интерпретируется сказкой и способность принимать различные облики, превращаться в животных (Аф. 208, 249 и др.). Отданный учиться «ремеслу» к мастеру (под маской которого обычно скрывается колдун), герой овладевает именно умением маскироваться.

Этот «прямой» порядок выдерживается в подавляющем большинстве сюжетных типов, исключая, пожалуй, ряд сказок, в которых героями являются малолетние дети, движение которых замыкается возвращением из «леса» в «дом».

Есть и другие варианты редуцированных форм, например сказка «КрошечкаХаврошечка», где пространственные перемещения осуществляются в границах «изба поле богатый дом».

Показательно, что если «дом» находится в лесу или в ином царстве, т. е. выступает в вариантах лесная избушка, лесной дом, дворец, то живущие в нем персонажи последовательно наделяются признаками семейного статуса: у Яги оказывается дочь Ягишна, у лешего или Морского царя — дочери, у орла — сестры.

Ср.: «...уж молодец-удалец на свою землю пробрался и ее (ведьму. — Е. Н.) не опасался: сюда она скакать не смела...» (Аф. 171).

Ср. принадлежащее мужику засеянное поле, которое «закрыто», огорожено и составляет часть «своего» царства; вторжение в него чудесной кобылицы, Жарптицы и других «волшебных воров» расценивается как вредительство, разорение, расхищение.

Ср.: обнаруженную царскими охотниками в дупле дерева героиню (Свиной чехол) называют «чудом чудным, дивом дивным» (Аф. 290).

Афанасьев 1958 — Народные русские сказки А. Н. Афанасьева: В 3 т. М., 1958.

Богатырев 1971 — Богатырев П.Г. Вопросы теории народного искусства. М., 1971.

Неклюдов 1972 — Неклюдов С.Ю. Особенности изобразительной системы в долитературном повествовательном искусстве // Ранние формы искусства. М., 1972.

Пропп 1946 — Пропп В.Я. Исторические корни волшебной сказки. Л., 1946.

Пропп 1969 — Пропп В.Я. Морфология сказки. 2-е изд. М., 1969.

Фрейденберг 1936 — Фрейденберг О. Поэтика сюжета и жанра. Период античной литературы. Л., 1936 (переизд.: Фрейденберг О. Поэтика сюжета и жанра / Подгот. текста и общ. ред. Н.В. Брагинской. М., 1997).

ИЗ ИСТОРИИ СТРУКТУРНО-ТИПОЛОГИЧЕСКОГО

ИЗУЧЕНИЯ СКАЗКИ

СТРУКТУРНО-ТИПОЛОГИЧЕСКОЕ ИЗУЧЕНИЕ СКАЗКИ

В.Я. Проппа «Морфология сказки» была издана в 1928 г. Это исследование в некоторых отношениях намного опередило свое время: абсолютный масштаб научного открытия В.Я. Проппа стал очевиден только после того, как в филологические и этнологические науки внедрились методы структурного анализа. В настоящее время «Морфология сказки» — одна из самых популярных книг в мировой фольклористике. Она переведена на английский [Propp 1958; 1968] и итальянский [Propp 1966] языки, с сокращениями — на польский язык [Propp 1968], готовятся немецкий и румынский переводы.

В 20-х годах был очень силен интерес к проблемам художественных форм, в том числе и фольклорных; но только В.Я. Пропп довел изучение формы сказки до открытия ее структуры. Заслуживает внимания, что для В.Я. Проппа морфология как раз не была самоцелью, что он стремился не описанию поэтических приемов самих по себе, а к выявлению жанровой специфики волшебной сказки, с тем чтобы впоследствии найти историческое объяснение единообразию волшебных сказок. Рукопись, представленная автором в редакцию непериодической серии «Вопросы поэтики»

(издававшейся Государственным институтом истории искусств), первоначально включала дополнительную главу с попыткой такого исторического объяснения. Впоследствии эта глава, не вошедшая в окончательный текст, была развернута в обширное фундаментальное исследование «Исторические корни волшебной сказки» [Пропп 1946].

Изучая специфику волшебной сказки, В.Я. Пропп исходил из того, что диахроническому (историко-генетическому) рассмотрению сказки должно предшествовать ее строгое синхроническое описание. Разрабатывая принципы такого описания, В.Я. Пропп поставил перед собой задачу выявления постоянных элементов (инвариантов), наличествующих в волшебной сказке и не исчезающих из поля зрения исследователя при переходе от сюжета к сюжету. Открытые В.Я. Проппом инварианты и их соотношение в рамках сказочной композиции и составляют структуру волшебной сказки.

До В.Я. Проппа господствовали атомистические концепции: неразложимой повествовательной монадой считался либо мотив, либо сюжет в целом.



Pages:     | 1 |   ...   | 24 | 25 || 27 | 28 |   ...   | 39 |
 

Похожие работы:

«РАБОЧАЯ ПРОГРАММА дисциплины “История ветеринарии и введение в специальность” для специальности 110501.65 “Ветеринарно-санитарная экспертиза” факультет Ветеринарной медицины Ведущая кафедра терапии и фармакологии Объем дисциплины и виды учебной работы (час.) Дневная форма обучения Заочная форма обучения Вид учебной работы Курс, се- Курс, сеВсего часов Всего часов местр местр Лекции 18 I, 1 - Практические занятия - - - Лабораторные занятия 18 I, 1 - Семинары - - - Всего аудиторных заI, 1 - -...»

«Серия: Дни воинской славы России Отечественная Война 1812 года Информационно-библиографическое пособие Кемерово, 2008 ББК 63.3(2)47+91.9:63 Составитель: Зачинская О.В., главный библиограф cправочной службы ОНЛАЙНик Центральной детской библиотеки им. А. М. Береснева. Компьютерный дизайн: Аникина Н.И., зав. издательским отделом Центральной детской библиотеки им. А. М. Береснева. В рамках приоритетного регионального национального проекта Культура. Отечественная война 1812 года [Тест] :...»

«-2Анна Ермановская 50 знаменитых загадок древнего мира Когда? Мы считаем дни и недели и то вздыхаем, как медленно тянется время, то удивляемся, как быстро оно несется. Молодые торопят жизнь, а старики жалуются на то, как быстро она пролетела. И все мы смотрим на календарь, который висит на стене или лежит в записной книжке. Календарь хоть и молчит, но управляет нашей жизнью – недаром мы и дня не можем прожить, чтобы на него не взглянуть. Может быть, правы те мыслители, которые считают календарь...»

«КАЛЕНДАРЬ ЗНАМЕНАТЕЛЬНЫХ И ПАМЯТНЫХ ДАТ ПО УСТЬ-ОРДЫНСКОМУ БУРЯТСКОМУ АВТОНОМНОМУ ОКРУГУ НА 2005 ГОД Библиографический указатель краеведческой литературы Усть-Ордынский 2004 г. Составитель: Л.Т.Хамируева Ответственный за выпуск: Л.А.Семенова Календарь знаменательных и памятных дат по Усть-Ордынскому Бурятскому автономному округу на 2005 год: Библиогр. указ. / УстьОрдын. окружная Нац. б-ка им.М.Н.Хангалова. Отдел краеведч. и нац. лит.; Сост. Л.Т.Хамируева; Отв. за вып....»

«Антология самиздата. Неподцензурная литература в СССР. 1950 е – 1980 е. / Под общей редакцией В.В. Игрунова. Соста витель: М.Ш. Барбакадзе. – М.: Международный институт гу манитарно политических исследований, 2005. – В 3 х томах, ил. Антология самиздата открывает перед читателями ту часть на шего прошлого, которая никогда не была достоянием официальной ис тории. Тем не менее, в среде неофициальной культуры, порождением которой был Самиздат, выкристаллизовались идеи, оказавшие колос сальное...»

«Биоразнообразие усадеб, старинных сел и других мемориальных объектов нуждается в специальном анализе. Лишайники как компоненты биомониторинга вызывают особый интерес. Лихенологические исследования старинных усадеб, исторических садов и парков, крепостных сооружений, проведенные в разных регионах России, подтвердили достаточно высокий уровень видового богатства и своеобразия лихенофлоры [1; 8; 9; 16-22; 33]. Удобным модельным регионом для изучения лишайников усадеб и других мемориальных объектов...»

«Последнее слово Бога: постигая Откровение Рэй С. Стеэдмен в соавторстве с Джеймсом Д. Денни Обложка : Рэй Стэдмен начинает свой комментарий следующими словами: Откровение Иоанна Богослова – самая страшная книга в Библии. И в то же время это одна из самых утешающих, ободряющих и радующих книг Библии. C характерной для него и скрупулёзностью доктор Стедмен проводит своих читателей через муки и радости последнего слова Бога. Книга Откровения долго оставалась загадкой для рядового читателя....»

«В   данной статье рассматриваются новейшие направления исследований истории взаимодействия общества и государства известного американского политолога и антрополога Дж. С. Скотта, представленные в его последней монографии Искусство неуправАлександр Михайлович Никулин — социолог,...»

«ТОМ 8. ЧЕРНОЕ МОРЕ СОДЕРЖАНИЕ (С.Б. Куклев, А.Р. Косьян, А.Д. Кочергин, Т.М. Подымова) Введение к Тому 8 1193 8.1 Оценка текущего состояния и проблем уникальных береговых ландшафтов Черного моря, степени их уязвимости к воздействию внешних факторов природного характера (Куклев С.Б., Косьян А.Р., Кочергин А.Д.) 1195 8.1.1 Общая характеристика побережья 1195 8.1.2 Метеорологическая характеристика 1196 8.1.3 Температура, соленость морской воды 1200 8.1.4 Структура прибрежных течений 1202 8.1.5...»

«С. Н. Мельник ПСИХОЛОГИЯ ЛИЧНОСТИ ВЛАДИВОСТОК 2004 г. ОГЛАВЛЕНИЕ АННОТАЦИЯ ВВЕДЕНИЕ МОДУЛЬ 1. ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ПСИХОЛОГИИ ЛИЧНОСТИ КАК РАЗДЕЛА ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ НАУКИ. ГЛАВА 1.1. ПСИХОЛОГИЯ ЛИЧНОСТИ: ВВЕДЕНИЕ В ДИСЦИПЛИНУ. 1.1.1. Краткая история исследований личности 1.1.2. Личность как предмет психологического познания 1.1.3. Психология личности как дисциплина. 1.1.4. Методология экспериментальных исследований личности. ГЛАВА 1. 2. ИНДИВИД, ЛИЧНОСТЬ, ИНДИВИДУАЛЬНОСТЬ 1.2.1....»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.