WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 39 |

«Традиция — текст — фольклор типология и семиотика Ответственный редактор серии С. Ю. Неклюдов Москва 2001 УДК 821 ББК 82.3 (2Рос-Рус) С 87 Художник М. Гуров В оформлении ...»

-- [ Страница 2 ] --

В архаическом повествовательном фольклоре господствует известный синкретизм: сказка еще окончательно не отделена от мифа, ее разновидности только начали дифференцироваться, значительное количество сказок сохранило отчетливые реликты мифа. Многие сюжеты прикреплены к популярным мифическим персонажам, ибо только такие персонажи обладают в глазах представителей родо-племенного общества необходимой свободой самодеятельности. В сказках часто встречаются зачины, формализующие отнесение действия к мифическим временам первотворения, к тому времени, «когда звери еще были людьми» (или, наоборот, люди — зверьми), и концовки этиологического характера. По мере трансформации мифа в сказку этот финальный этиологизм все больше оттесняется перипетиями основного сюжета и приобретает орнаментальный характер, но границы долго остаются весьма зыбкими. Терминология аборигенов обычно делит повествовательный фольклор на две большие группы, условно соотносимые с мифом и сказкой (лымныл и пыныл — у чукчей, адаох и малеск у цимшиан, хвенохо и хехо у дагомейцев и т. п.) по принципу сакральность/несакральность и строгая достоверность/нестрогая достоверность. Однако можно назвать множество примеров десакрализованных мифов. Кроме того, согласно этим критериям вместе с мифами в одну группу порой попадают исторические предания. Интерпретация фольклорных произведений средой очень сильно колеблется от племени к племени, от одной группы населения к другой (эзотеричность и экзотеричность).

Но очень часто, — и это, по-видимому, самое главное, — сказки в известной мере остаются мифами и функционально: они, например, одновременно объясняют возникновение каких-либо черт рельефа, повадок животных или календарных циклов, санкционируют известные ритуалы и правила поведения, развлекают и восхищают слушателя благородными подвигами или хитрыми проделками своих героев. Подобное синкретическое сосуществование мифа и сказки, между прочим, обязывает нас, используя опыт К. Леви-Строса и его школы, разработать методику комплексного изучения структуры мифа-сказки сразу в различных аспектах, в частности — в сочетании анализа повествовательных синтагматических механизмов и глубинной этнографической символической парадигматики.

Задача эта очень сложна и не предлагается для решения в рамках данной статьи. Сейчас для нас важно другое — подчеркнуть отсутствие структурных различий между мифом и сказкой в рамках архаического фольклора.

На отсутствие таких различий в фольклоре американских индейцев указывал и А. Дандес в своей монографии [Dundes 1964], а также Э.К. Кёнгас и П. Маранда в работе «Структурные модели в фольклоре» [Kngs, Maranda 1962]. А. Дандес прав в том, что миф и сказка у индейцев для нас могут быть различимы только в зависимости от того, идет ли речь о потере (недостаче) и приобретении «коллективных» (в том числе космических огня, света, небесных светил, пресной воды, ритуалов) или «индивидуальных» ценностей1.

Становление классической сказки о животных (уже отделившейся от этиологических мифов, но еще не превратившейся в чисто аллегорическую нравоучительную басню) происходит в период разложения первобытной культуры, а формирование классической волшебной сказки — далеко за ее пределами. Классическая волшебная сказка (объект структурологического изучения В.Я. Проппа) полностью отдифференцирована от мифа. Мифологическое мировоззрение здесь превратилось в форму сказки, в которой фантастические лица и предметы действуют в известной мере вместо героев, добывают утерянные сказочные ценности, восстанавливают нарушенную справедливость и т. д.

Очень существенно, что сказочная фантастика в основном уже оторвана от конкретных племенных верований (связь с сохранившимися суевериями осуществляется в быличках) и приобрела условно-поэтический характер.

Соответственно и правила поведения героя в сказке определяются не магическими предписаниями, страхом перед различными духами-хозяевами, ритуальными и обычно правовыми нормами, а гораздо более отвлеченными социально-нравственными идеалами и довольно формальными моделями поведения, порой приобретающими характер своеобразных «правил игры». Этот момент, по-видимому, упустил из вида К. Леви-Строс, обвинив В.Я. Проппа в формализме.

Только на основе потери сказочной фантастикой всякой этнографической конкретности возможна вполне сознательная установка на вымысел в развитой волшебной сказке. На вымысел как на главную особенность сказки смотрят Э.В. Померанцева и многие другие сказковеды. Установка на вымысел ярко проявляется в зачинах и концовках. Зачины обычно подчеркивают неопределенность времени и места действия (в противоположность мифам и первобытным сказкам), а концовки (часто с помощью применения категории невозможного) намекают на то, что сказка — это небылица. Структура и функция инициальных и финальных формул волшебной сказки стали предметом интересных исследований крупнейшего румынского фольклориста М. Попа [Pop 1968] и молодого румынского ученого Н.

Рошияну [Рошияну 1967]. В классической волшебной сказке, в отличие от первобытной, особую специфическую роль играет семейная тема: в семейной оболочке выступают в значительной мере уже чисто социальные конфликты, проявляется характерная для сказки идеализация социальнообездоленного (отмечена еще А. Н. Веселовским [Веселовский 1940]; специально семейная социология волшебной сказки рассматривается в монографии Е. М. Мелетинского [Мелетинский 1958]). Семейные (социальные) мотивы часто выступают в качестве обрамления более архаического (мифологического) ядра сюжета.



Указанные особенности классической формы волшебной сказки являются необходимыми предпосылками для созревания ее структуры. Структура классической волшебной сказки, возникшая исторически, во многом отлична от структуры первобытного мифа и первобытной синкретической сказки. Эти различия становятся совершенно очевидными не только при анализе самого материала, но и при сопоставлении произведенных по единой методике морфологических описаний классической и архаической сказок в трудах В. Я. Проппа и А. Дандеса, хотя анализ здесь не выходит за рамки синхронии2. Мы не можем согласиться с А. Ж. Греймасом, который пытается распространить на миф несколько препарированную пропповскую модель сказки [Greimas 1966a, р. 28 — 29].

Первобытный миф-сказка представляет собой как бы своеобразную метаструктуру по отношению к классической волшебной сказке, а эта последняя обнаруживает наличие довольно жестких структурных ограничений, неизвестных первобытному фольклору. В первобытных мифахсказках все синтагматические звенья достаточно обособлены и структурно равноценны. Действие может начаться как с потери, так и с приобретения.

Весь ход повествования чаще завершается приобретением, но в принципе может кончиться и потерей. Между отдельными эпизодами нет иерархии.

Различные объекты поисков и борьбы героев, как правило, выступают в своей абсолютной ценности и не являются исключительно средством для приобретения других ценностей. В классической волшебной сказке отдельные звенья включены в иерархическую структуру, в которой одни испытания являются необходимой ступенью для других, одни сказочные ценности — лишь средством для добывания других. Действие большей частью начинается с беды (недостачи) и обязательно кончается избавлением от беды и приобретением некоторых ценностей. Типичный счастливый конец — женитьба на царевне и получение в придачу полцарства. Соответственно сказочная женитьба оказывается как бы высшей ценностью, а всякого рода чудесные предметы (не всегда, но большей частью) выступают лишь в качестве инструмента основного успеха.

Эта особенность классической волшебной сказки отчетливо обнаруживается при сопоставлении со сходными сюжетами в архаических формах повествования. В синкретических мифахсказках как раз наоборот — тема женитьбы была второстепенной, а добывание мифических (космических) и ритуальных объектов или приобретение духов-хранителей (предшественников сказочных помощников) стояли на первом плане. Например, в весьма архаическом древнескандинавском мифе (пересказанном Снорри Стурлусоном в так называемой «Младшей Эдде», нач. XIII в.) о похищении священного меда мудрости и поэзии богом Одином (вероятно, прототипом был миф о добывании демиургом пресной воды) любовная связь Одина и хранительницы священного меда Гуннлёд была только средством добраться до оберегаемых ею сосудов с медом.

Гуннлёд дает своему возлюбленному выпить три глотка меда, который он потом уносит и выплевывает в селении богов-асов. Так объясняется происхождение священного меда. Даже в гораздо более близком к сказке мифе о возвращении молодильных яблок и богини Идун, похищенных великаном, асов явно в первую очередь интересуют яблоки, дарующие молодость (подробнее об этом см.: [Мелетинский 1968]). Известная сказка о живой воде и молодильных яблоках (AT 551)3 очень близка по сюжету указанным мифам о священном меде и молодильных яблоках, а также многочисленным первобытным мифам о добывании пресной воды, всяких элексиров и т. п. Она явно восходит к подобным сюжетам генетически. Но какова разница! В сказке герой должен похитить живую воду, не тронув ее хранительницы Царь-девицы. Из-за того, что герой все же не удержался и позарился на ее красоту, конь задел струну на стене и вызвал погоню. Живая вода добыта не благодаря, но вопреки любовной связи с ее хранительницей. Да и само добывание живой воды оказывается только прелюдией к свадьбе с чудесной красавицей. В волшебно-героических сказках о змееборстве, о возвращении похищенных змеем царевен (AT 300 — 303) все неизбежно ведет к свадьбе, тогда как в соответствующих архаических прообразах речь шла об очищении земли от хтонических чудовищ или о возвращении шаманом похищенных душ.

В сказках выдвижение на первый план брачной темы и цели, как видим, явно приводит к известному насилию над традиционными сюжетами. Так, русская сказка о Морозке, одаривающем падчерицу, мотивирует отправку бедной девушки в лес выдачей замуж. Баба-яга пытается привлечь юношей своими невестами-дочерьми и т. п. Древнейший сказочномифический сюжет о чудесной жене, приносящей благополучие и покидающей мужа из-за нарушения табу, а впоследствии дающей тотемное начало новому роду (AT 400), удержался в классической волшебной сказке за счет того, что главный интерес был перенесен на поиски исчезнувшей невесты и воссоединение с нею после ряда брачных испытаний, которым подвергает героя ее отец. Сказка эта, в отличие от большинства других, начинается не с потери, а с приобретения чудесной жены, но это первоначальное приобретение совершенно отодвинуто последующей потерей, и, кроме того, оно воспринимается — по аналогии с другими сказками — как приобретение помощника, поскольку чудесная красавица в дальнейшем сама выступает в роли помощника при прохождении героем основных испытаний. В сказках о приобретении, потере и возвращении диковинок (AT 560 и последующие номера) тоже делается акцент не на первоначальном добывании диковинок (как в мифе), а на их потере и новом обретении после испытаний. Кроме того, вместе с диковинками герой в конце концов получает и царевну.

Для классической волшебной сказки чрезвычайно характерно предварительное испытание героя, завершающееся получением помощника или чудесного средства, благодаря которым он с успехом выходит впоследствии из основного испытания. Открытие этого важнейшего звена в композиции волшебной сказки принадлежит В. Я. Проппу. Выделяя это звено как самостоятельное, В. Я. Пропп даже возражал против того, чтобы видеть здесь аналогию с другими испытаниями (борьба — победа и задача — решение).



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 39 |
 

Похожие работы:

«ЭЛЕКТРОННЫЙ 2011 ВЫПУСК СОДЕРЖАНИЕ В.Ю. Морозов, к.и.н., доцент ЧЕРНАЯ АРХЕОЛОГИЯ, БЕЛАЯ АРХЕОЛОГИЯ И НУМИЗМАТИКА 3 С.Э. Зубов, к.и.н. Н.А. Лифанов, к.и.н. ИССЛЕДОВАНИЯ КУРГАННО-ГРУНТОВОГО МОГИЛЬНИКА МАЛАЯ РЯЗАНЬ I НА ТЕРРИТОРИИ САМАРСКОЙ ЛУКИ В 2009-2010 ГГ. 12 П.В. Ломейко, В.А. Скарбовенко РАСКОПКИ ПОСЕЛЕНИЯ ГУБИНО НА Р. ТИШЕРЕКЕ В СЫЗРАНСКОМ РАЙОНЕ 15 П.В. Ломейко, В.А. Скарбовенко РАЗВЕДОЧНОЕ ОБСЛЕДОВАНИЕ БОРСКОГО РАЙОНАВ 2009 ГОДУ: ПО СЛЕДАМ ВОСТОЧНЫХ ЭКСПЕДИЦИЙ В. В. ГОЛЬМСТЕН 17 Л.С....»

«Пятые Муромцевские чтения Орел 2013 ББК 63.3(2) К 65 К 65 Конституция 1993 года и российский либерализм: к 20-летию российской конституции / Сборник научных статей. Орел: Издатель Александр Воробьев, 2013. – 336 с. ISBN 978-591468-141-5 В настоящий сборник научных статей вошли материалы пятых Муромцевских чтений. Они преимущественно посвящены месту и роли отечественного либерализма в национальном конституционном законотворчестве и приурочены к 20-летию действующей российской конституции....»

«Краснодар 2011 1 Брошюра выпущена Краснодарской краевой общественной организацией выпускников российских ВУЗов при поддержке Благотворительной организации Оксфам в России и посвящена 100-летнему юбилею празднования Международного женского дня 8 Марта. Истории рассказывают о судьбах женщин, об опыте решения экономических, климатических и психологических проблем. Как выжить во время войны, накормить семью в голодные годы, питаться в основном своими продуктами, верить в себя и любить жизнь и своих...»

«ЛАВРОВСКИЙ СБОРНИК МАТЕРИАЛЫ XXXIII СРЕДНЕАЗИАТСКО-КАВКАЗСКИХ ЧТЕНИЙ 2008–2009 гг. К столетию со дня рождения Леонида Ивановича Лаврова ЭТНОЛОГИЯ, ИСТОРИЯ, АРХЕОЛОГИЯ, КУЛЬТУРОЛОГИЯ Санкт-Петербург 2009 Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-157-2/ © МАЭ РАН УДК 39+902+94+008(470.6+51) ББК 63.5(2) Л13 Утверждено к печати Ученым советом МАЭ РАН Рецензенты:...»

«2 Opt.Intimo.com.ua, отдел опта: +380 (44) 562-53-42, +380 (67) 239-85-50 Свой бизнес История Victoria's Secret: Бизнес близкий к телу Это случилось в середине 70-х в Сан-Франциско (штат Калифорния), когда молодой человек по имени Рой Рэймонд, выпускник Стэндфордской школы бизнеса, решил приобрести своей жене подарок...»

«Бикини: роман: пер. с пол. В. Ермолы / Януш Леон Вишневский: АСТ, Астрель; Москва; 2009 ISBN 978-5-17-061687-9, 978-5-271-25042-2 Аннотация Новый роман Я.Л. Вишневского Бикини – это история любви немки и американца, которая разворачивается в конце Второй мировой войны. Героиня романа, Анна, красива, прекрасно говорит по-английски и мечтает о карьере фотографа. Могла ли она думать, что ее лучшими работами станут фотографии уничтоженного родного города, а потом ее ждет сначала кипящий жизнью...»

«Составители программы: Н.А. Гангур, доктор исторических наук, профессор, заведующая кафедрой теории и истории культуры; Л. Д. Щирикова, кандидат педагогических наук, доцент, заведующая кафедрой библиотечнобиблиографической деятельности; В.Н. Пазухина, кандидат педагогических наук, профессор кафедры общего библиографоведения и книговедения. Пояснительная записка Программа вступительного испытания по специальной дисциплине (направление 51.06.01 Культурология, профиль Библиотековедение, -...»

«ГРАЖДАНСКИЙ ПРОЦЕСС Курс лекций Васильев С.В. Гражданский процесс. Курс лекций. – Х.: Эспада, 2010. В работе изложено современное состояние и фундаментальные основы гражданского процессуаольного права Украины. Курс лекций подготовлен на основе исторических достижений науки гражданского процессуального права и опыта развития национального права. с учетом новейшего процессуального законодательства с использованием постановлений Конституционного Суда Украины, Верховного Суда Украины, постановлений...»

«Рабочая учебная программа по окружающему миру начального общего образования Программа разработана на основе Примерной программы по окружающему миру Федерального государственного образовательного стандарта общего начального образования (приказ Минобрнауки РФ № 373 от 6 октября 2009г.) Программа разработана на основе вторской программы Окружающий мир Плешаков А.А. УМК Школа России Москва Просвещение 2011г., Срок реализации программы 4 года. Москва 2011 год. ОКРУЖАЮЩИЙ МИР ПОЯСНИТЕЛЬНАЯ ЗАПИСКА...»

«Православное подполье в СССР Конспект по истории Истинно-Православной Церкви в СССР Терен Луцк – 2011 УДК 94(4)“19” ББК 63.3(2)6 Ш 96 Научный редактор: Ткаченко В. В., доктор исторических наук, профессор Шумило С. В. В катакомбах. Православное подполье в СССР. Конспект по стории Истинно-Православной Церкви в СССР. – Луцк: Терен, 2011. – 272 с. Книга посвящена драматической и малоисследованной теме – гонениям на Православную Церковь и формированию православного подполья в СССР. Автор анализирует...»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.