WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 39 |

«Традиция — текст — фольклор типология и семиотика Ответственный редактор серии С. Ю. Неклюдов Москва 2001 УДК 821 ББК 82.3 (2Рос-Рус) С 87 Художник М. Гуров В оформлении ...»

-- [ Страница 12 ] --

Таким образом, обогащение мира персонажей происходит за счет рационализации мифического и мифологизации семейно-социального аспектов оппозиции свой/чужой. Приведенные примеры иллюстрируют изменчивость реального сказочного материала, зыбкость границ между выделяемыми нами классами и одновременно наглядно показывают пути, используемые сказочником для создания многообразного и вариативного мира персонажей волшебной сказки.

Структура сказочных перемещений обнаруживает удивительное единообразие и находится в соответствии с сегментированием сказочного текста — пространственным, временным и ситуационным12. Основания же для сегментирования содержатся в самом сказочном тексте.

Сказочный сюжет легко разложим на ряд конфликтных эпизодов, соединенных своеобразной «промежуточной тканью», которая представляет собой консервацию финального для данного эпизода действия: «Мартынка согласился и без устали три лета и три зимы на попа работал; пришел срок к расплате, зовет его хозяин...» (Аф. 131); «Трое суток лежало тело Ивана купеческого сына по чисту полю разбросано; уже вороны слетались клевать его» (Аф. 209); «Идет он дорогою, идет широкою, идет полями чистыми, степями раздольными и приходит в дремучий лес» (Аф. 224).

Не менее четким выглядит и пространственное членение, если учесть, что переход персонажа из одного места в другое всегда влечет за собой развитие или изменение ситуации. Временнбе же сегментирование в целом совпадает с ситуационным. Начало и завершение эпизода зачастую бывает отмечено указанием на определенный временной интервал: «На другой день увидал царь Марью-царевну и стал с ума сходить по ее красоте неописанной. Призывает он к себе бояр, генералов и полковников» (Аф.

213); «На третий день посылает убогий меньшего сына. Семен малый юнош сел под мостом и слушает» (Аф. 259); «Время к ночи подходит, отвели ему комнату рядом с тою, в которой королевны почивали» (Аф. 298).

Комплексное применение всех трех принципов сегментирования убеждает в том, что пространственное по масштабу меньше временного [Fischer 1966], а таким образом — и ситуационного. В рамках ситуационновременного сегмента располагается несколько пространственных, причем это расположение производится по достаточно строгим принципам.

Соединительный характер действия (чаще всего — путь к месту нового события, сон, временная смерть и т. д.), которое консервируется в интервале между двумя сегментами, позволяет условно отнести его как к концу первого сегмента, так и к началу второго. В этом случае структура эпизода предстанет перед нами в следующем виде: отлучка (к месту события) — событие — возвращение (домой, к месту ночлега, на стоянку, во временное жилище и т. д.)13.

Отсюда возникает постоянная необходимость устроить для персонажа подобную стоянку, временное жилище и т. д. Если действие протекает вдали от дома, он обретает его в избушке Бабы-яги, где можно переночевать во время долгого пути; в специальной комнате, которую ему отводят во вражеском царстве и куда он удаляется после прохождения очередного тура испытаний; за печкой, куда он прячется, ожидая прихода хозяев таинственного лесного жилища; у бездетных стариков, у бабушки-задворенки, живущей на территории вражеского мира и готовой дать приют герою; у дворни (садовника, повара) вражеского царя, где до поры до времени скрывается еще никем не узнанный герой, и т. д.: «...увидал славный большой дом; входит в переднюю комнату — в той комнате стол накрыт, на столе краюха белого хлеба лежит. Он взял нож, отрезал ломоть хлеба и закусил немножко; потом влез на печь, заклался дровами, сидит — вечера дожидается» (Аф. 215); «Иван купеческий сын выбрал лучшее место в городе, поставил дом и лавки и завел большой торг; а как все по хозяйству устроил, вздумал жениться на Настасье Прекрасной...» (Аф.

229); «Попросился он к бедной старушке на квартиру... Старуха пустила его» (Аф. 197).

Подобная закономерность является универсальной. Она может быть прослежена как в траектории перемещений каждого персонажа, так и в «суммарной» траектории перемещений всех персонажей в каждом отдельном тексте. Это становится возможным, поскольку в сказке отсутствует одновременность перемещений разных персонажей (исключая, впрочем, ситуации сопутствия и погони). Если приводится в движение один персонаж, то другой должен быть усыплен, умерщвлен, заточен, заколдован и т. д. В качестве иллюстрации приведем схематический разбор сказки «Волшебное кольцо» (Аф. 190), несколько упростив ее сюжет — не учитывая двух-трех второстепенных эпизодов, а также повторения ситуаций в рамках троичности (см. табл. 10)14.

Таким образом, перемещения связывают между собой отдельные эпизоды как сегменты общего повествования. Перемещения «присоединяют»

(и «отсоединяют») героев и отчасти других персонажей (в принципе менее мобильных) друг к другу и к различным ситуациям, включая их практически в эти ситуации. Такая ситуативность перемещений является результатом жесткой пространственной локализации в сказке большинства персонажей, многие из которых прямо восходят к мифологическим «хозяевам».

Разнообразные превращения (действительные или мнимые, с помощью магии или маскировки) несомненно являются аналогичными перемещениям ситуативными функциями и также играют существенную роль в механизме развертывания повествования.

Превращения обычно предшествуют основному испытанию (Е) и следуют за ним: Иванушка-дурачок влезает в одно ухо коня и вылезает из другого в виде красивого и бравого юноши, допрыгивает до царевны, выполняя тем самым свадебное испытание, а затем снова превращается в сопливого запечника, прикрывая грязной тряпицей звезду на лбу (метку царевны); Золушка танцует в подаренном волшебницей красивом наряде, а потом принимает обычный вид. В аналогичных превращениях (переодеваниях) Свиного Кожушка и Золотоволосого юноши, наоборот, временно скрывается первоначальная красота. Как уже указывалось, превращения служат, в частности, средством перехода от «низкого» состояния к «высокому» и наоборот. Они могут совершаться и насильственно — в порядке вредительства путем заколдования. Вредитель сам может прибегнуть к превращению для облегчения обмана («подвоха») — и то и другое в рамках '. Либо после основного испытания, либо после дополнительного все, кто притворяется, сбрасывают маску, все, кто был заколдован, — расколдовываются.



В результате расколдования происходят иногда важные сюжетные сдвиги. Расколдованные героини из помощников и даже вредителей (их демонизм был результатом колдовства) превращаются в прекрасных царевен, брак с которыми — истинная награда герою (L’). Герои и героини, каков бы ни был их первоначальный статус, в финале превращаются в красавцев, а вредители или подмененные жены обнажают свои безобразные или демонические черты, т. е. истинное торжествует над ложным.

Превращения иногда изоморфны перемещениям: например, возвращение из иного царства влечет временное низкое обличье героя и т. п. Кроме того, цикл превращений в рамках эпизода (ситуативно-динамического сегмента) строится, как правило, по той же схеме, что и цикл перемещений, и обычно — параллельно с ним. Если герой покидает свое временное или постоянное жилище для совершения подвига и затем возвращается туда, то, подобно этому, а зачастую одновременно с этим, он приобретает (обычно путем трансформации или демаскировки) богатырскую внешность и после совершения подвига снова возвращается в исходное состояние.

Как уже неоднократно отмечалось, все — от системы оппозиций, организующих сказочный мир, до структуры каждого эпизода, обязательно включающего в себя акцию и реакцию, — распадается на два парных элемента, имеющих, так сказать, противоположные знаки. Есть основания полагать, что эта закономерность имеет более глубокое внутреннее обоснование и может рассматриваться как одно из проявлений общего организующего принципа, стоящего в известном смысле над сюжетным инвариантом сказки, над ее динамической структурой вообще, над статической картиной сказочного мира. Случаи же его нарушения воспринимаются как вторжение чужеродных образований и рождают эффект перехода к другим жанрам. Этот принцип можно определить как принцип сказочного баланса.

Именно его универсальность позволяет проиллюстрировать механизм его действия почти на каждом наудачу взятом примере.

Одно из наиболее общих и существенных проявлений принципа сказочного баланса — гармонизирующая направленность сказки, возможно, унаследованная ею от мифа, с тем, пожалуй, отличием, что гармонизация здесь распространяется в основном на личную биографию героя, только через которую она влияет и на все окружающее, тогда как в мифе — в соответствии с его общим пафосом — эта гармонизация имеет глобальный, всеобщий (космогонический, социальный) характер.

Сказочное действие направлено к установлению личного благополучия героя, его нормального статуса — к получению царевны и полцарства.

Собственно говоря, герой почти всегда отмечен определенной ущербностью (он — либо младший брат, либо сирота, либо дурак, либо бедняк), которая иногда субъективно совпадает с исходной недостачей или бедой, являющейся завязкой сказочного сюжета. С этой точки зрения в волшебной сказке действует принцип обязательной компенсации обездоленного, причем подобная компенсация находится в соответствии с самой ущербностью в ее количественном и качественном выражении. Отсутствие или ослабление начальной обездоленности героя свидетельствует о переходе к близким жанрам — к богатырской или новеллистической сказке.

Хотя импульс, приводящий в действие сказочный сюжет, далеко не всегда относится непосредственно к герою, одной только ликвидацией «общественной» недостачи (например, убийством демонического существа, терроризирующего коллектив, возвращением похищенной царевны) сказка закончиться не может — гармонизация еще не достигнута. Необходимо, чтобы это получило свое завершение и выражение в биографии героя — надо уничтожить самозванцев, сменить «низкую» внешность на «высокую», получить царевну и полцарства.

Редукция, ослабление матримониального элемента (и в связи с этим — невозможность достигнуть абсолютного «сказочного благополучия») также смещает жанровые границы: перед нами опять-таки сюжет богатырской сказки или героического эпоса (ср. былинные сюжеты типа «Илья Муромец и Калин-царь» или «Илья Муромец и Идолище»). Кроме того, отмеченная закономерность связана с «конусо-образностью» сказки — разные завязки приводят к одному и тому же финалу.

Финальное нарушение дает концовки типа: «...и остался князь-княжевич Иван-королевич один со своею охотою век доживать, один горе горевать, а стоил бы лучшей доли» (Аф. 205), диссонирующие с общей тональностью волшебной сказки и являющиеся переходным звеном к сказке новеллистической.

Но если финальное нарушение баланса (при единообразии сказочного финала вообще) не может иметь большого количества вариантов, то с инициальным нарушением баланса дело обстоит значительно сложнее.

Обязательное завершение сказки свадьбой имеет почти столь же характерную симметричную конструкцию в начале — описание семейной ситуации, отсутствие которой указывает на переход к авантюрноновеллистическим сюжетам (ср. сказки, где главный герой — безродный парень, «стрелец-молодец», охотник, окончивший службу, или дезертировавший солдат, матрос)15 Можно даже сказать, что в определенном смысле волшебная сказка начинается с нарушения семейной ситуации, а заканчивается построением новой. При этом тип инициальной семейной ситуации настолько важен, что до известной степени он программирует и определенный сюжетный тип.



Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 39 |
 

Похожие работы:

«Р О С С И Й С К А Я ГЛ У Б И Н К А — М О Д Е Л И И М Е ТО Д Ы И З У Ч Е Н И Я МОСКВА — 2012 ББК У04 УДК 338:91 Утвержден к печати Ученым Советом Института географии РАН Российская глубинка — модели и методы изучения. Сборник статей. — М., Эслан, 2012 г. — 464 с. В сборник вошли материалы ХХIX ежегодной сессии экономико географической секции МАРС, прошедшей в г. Пенза в июне 2012 г. Глубинка — понятие, в которое даже неискушенный человек вкла дывает свое представление, это не строго научный...»

«ДАЦАН РИНПОЧЕ БАГША РЕЛИКВИИ И ХУРАЛЫ издание второе Улан-Удэ Издательство дацана Ринпоче Багша 2010 Геше-лхарамба Тензин Лама Дацан Ринпоче Багша. Реликвии и хуралы Улан-Удэ, издательство дацана Ринпоче Багша, 2010. Книга состоит из трёх частей. В первой части описана деятельность досточтимого Ело Ринпоче, подробно излагаются история создания и содержательный смысл объектов поклонения. Во второй и третьей – значение больших и малых хуралов, проводящихся в дацане на благо всех живых существ....»

«БЕЛОРУССКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ФИЛОЛОГИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ КАФЕДРА РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ УЧЕБНО-МЕТОДИЧЕСКИЙ КОМПЛЕКС по курсу История русско литературы XVIII века Специальность: Русская филология Автор-составитель: доцент И.И. Шпаковский 1 Этот электронный документ был загружен с сайта филологического факультета БГУ http://www.philology.bsu.by доц. И.И.Шпаковский История русской литературы XVIII века (Отделение “Русская филология”. Список произведений, обязательных для текстуального...»

«ИСТОРИЯ МИРОВОЙ КУЛЬТУРЫ Учебная программа курса по специальности 020600 Культурология Владивосток Издательство ВГУЭС 2005 ББК Учебная программа по дисциплине История мировой культуры составлена в соответствии с требованиями Государственного образовательного стандарта России. Предназначена для студентов специальности 020600 Культурология. Составитель: Преснякова Л.В., канд. искусствоведения, профессор кафедры культурологии Утверждена на заседании кафедры культурологии Рекомендуется к изданию...»

«КОСМИЧЕСКИЕ ОБИТАЕМЫЕ СТАНЦИИ В. В. ЧЕРНЫШЕВ ч - т КОСМИЧЕСКИЕ ОБИТАЕМЫЕ СТАНЦИИ Q) V НТВ I НИИ П р и б о р о с т р о е | Москва МАШИНОСТРОЕНИЕ 1976 ею 440 УДК 629.786.2 Чернышев В. В. 449 Космические обитаемые станции. М., Машиностроение, 1976. 160 с. с ил. В популярной форме книга знакомит читателя с проектируемыми и уже созданными космическими обитаемыми станциями различного назначения, с подготовкой космонавтов для работы на таких станциях. Описаны назначение, устройство и функционирование...»

«Москва Просвещение 2008 СОДЕРЖАНИЕ Предисловие 3 Введение 7 СЛАВЯНСКИЕ ПРОСВЕТИТЕЛИ КИРИЛЛ И МЕФОДИЙ 9 К Н Я Г И Н Я О Л Ь Г А 15 В Л А Д И М И Р С В Я Т О Й 29 Я Р О С Л А В М У Д Р Ы Й 47 В Л А Д И М И Р М О Н О М А Х 53 А Н Д Р Е Й Б О Г О Л Ю Б С К И Й 79 Я Р О С Л А В В С Е В О Л О Д О В И Ч 91 А Л Е К С А Н Д Р Н Е В С К И Й 115 И В А Н К А Л И Т А 137 Д М И Т Р И Й Д О Н С К О Й 159 С Е Р Г И Й Р А Д О Н Е Ж С К И Й 177 И В А Н I I I 193 АЛЕКСЕЙ АДАШЕВ. М И Т Р О П О Л И Т М А К А Р И Й...»

«Синопсис Автор: Иоганн Фохт-Вагнер Название: В Россию на свободные земли Жанр: Роман-эпопея в двух книгах: Предвестье графа Воронцова и Старый Адам Время действия: параллельно, в двух временных пластах, развиваются две сюжетные линии: XVIII — первая половина ХХ вв. (финальная точка — указ о депортации), история немецкого крестьянина Адама Вагнера, по приглашению императрицы Екатерины II отправляющегося колонизировать поволжские земли, его детей, внуков и правнуков, и конец 1980-х - 1990-е,...»

«в восстании Пугачева весьма своеобразны процессы участия народов. В нем участвовали не только русские крестьяне, рабочие, и городские люди, но казачество и нерусские народы. Советская историография достигла значительных результатов в разработке истории этого крупнейшего выступления народов в империи России. Литература по этой теме насчитывает сотни статей, брошюр, монографий, публикаций источников. 1 Издано фундаментальное исследование о восстании Пугачева, подготвленное коллективом авторов во...»

«Черепащук А.М., Чернин А.Д. Современная космология – наука об эволюции Вселенной Введение Лемэтр, которого я хорошо знал, сказал мне как-то, что когда он попытался обсудить с Эйнштейном возможность более точно представить себе начальное состояние Вселенной, чтобы понять, быть может, природу космических лучей, Эйнштейна это не заинтересовало. Это слишком похоже на акт творения, – сказал он Лемэтру, – сразу видно, что Вы священник. Это рассказ Ильи Романовича Пригожина из его выступления в 1979...»

«1 Проект Положение о порядке присуждения учёных степеней в Российской Федерации Проект Положения разработан Якушевым Александром Николаевичем, доктором исторических наук, кандидатом юридических и педагогических наук, профессором, заведующим кафедрой теории и истории государства и права НОУ ВПО Международный инновационный университет Высоковым Эдуардом Анатольевичам I. Общие положения 1. Настоящее Положение устанавливает нормативные основы правового регулирования присуждения учёных степеней в...»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.