WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 17 |

«Д. Л. СПИВАК ИЗМЕНЁННЫЕ СОСТОЯНИЯ МАССОВОГО СОЗНАНИЯ Гарт-Курсив Фонд Ленинградская галерея Текст публикуется в авторской редакции Спивак Д. Л. Изменнные состояния ...»

-- [ Страница 3 ] --

Тем не менее сведения о том, что служба генерала Рогозина постоянно готовит для президента обширные справочно-информационные материалы с использованием явно оккультной терминологии никогда не были официально опровергнуты или оспорены в судебном порядке (С. Пархоменко 1995). Отметим также, что генерал вошел в состав так называемой Избирительной комиссии — фактического штаба „команды Ельцина“ на президентских выборах 1996 года. Черты правдоподобия сохраняет и сообщение „Комсомольской правды“ (18. 06. 92) о том, что президент принял из рук Джуны орден древней ассирийской богини Бау, культ которой принадлежит к достаточно эзотерическому направлению.

Сила „мистического“ электората очевидна. Слабость его состоит в психологической тяге значительной его части к слабой власти и известной вседозволенности. Попытка навести в стране порядок подтолкнет эту часть к другим, более решительным „дестабилизирующим“ лидерам. Есть известные основания полагать, что начало этого процесса отразилось в статистике, внеся вклад в неожиданный успех партии В. В. Жириновского на выборах 1993 года.

Что касается выборов осени 1995 года, то на них блок Е. Давиташвили выступал отдельно, получив менее процента голосов избирателей. До появления подробных социологических исследований осенних выборов, следует лишь напомнить, что перевод предпочтений из области бессознательного (либо слабо осознанного) в область сознательного выбора не является ни простым, ни сам собой разумеющимся.

Более подробный прогноз поведения этой группы требует особой, более обширной работы. Для нашей цели пока достаточно сделать вывод, что достаточно сильный иррациональный фактор по сути встроился в самое русло современной российской политики.

Специфика кризиса Мы обсудили лишь три из целого ряда факторов. Список их не закрыт; неизвестно, можно ли это сделать вообще. Есть достаточные основания полагать, что и они — лишь достаточно внешние проявления, симптомы более глубоких сдвигов. Нельзя отрицать и заметной неоднородности факторов. К примеру, большинство аналитиков сразу укажет на фактор 3 („мистика“) как результирующий два других („страх“ и „апатия“), но впрочем, не только их.

Однако общее заключение вполне однозначно: перед нами — симптоматика острого кризиса общества — кризиса, захватывающего не просто финансовую, или экономическую, или социально-политическую системы, но и наиболее глубинные, базовые представления общества в целом.

Поль Бурдье сделал бы здесь заключение о перевороте всего пространства „социальной типологии“, включая его символическую размерность; Ролло Мей — о разрушении фундаментального общественного мифа, „мифоклазме“; тема эта достаточно часта у теоретиков нашего века (ср. А. Г. Здравомыслов 1994; Д. Файнстайн и С.

Криппнер 1988: 226).

С другой точки зрения кризис наших дней просматривается и через такие показатели, как динамика нервно-психических заболеваний, а также самоубийств. Как известно, индексы такого рода результируют сдвиги значительного числа биосоциальных факторов, и, в свою очередь, провоцируют их нарастание. Поэтому было бы неосторожно пройти мимо них, не посвятив им хотя бы беглого внимания.

Общая тенденция тут ясна, и в общем схожа с другими странами, прошедшими в XX веке фазу острого социально-экономического кризиса. Больных неврозами и расстройствами личности (в первую очередь психопатиями) у нас достаточно много — рубеж 30% численности всего населения был пройден в конце 1980-х годов. Согласно оценке видного отечественного валеолога И. И. Брехмана, в „третьем состоянии“, промежуточном между здоровьем и болезнью, в восьмидесятые годы находилось 50-80 (в зависимости от региона) процентов городского населения СССР (1982: 51). Девяностые годы привели к повышению и этих достаточно тревожных цифр.

Что же касается суицидов, то „порог кризиса“, помещаемый специалистами на цифре примерно 20 самоубийств на каждые 100 тысяч населения в год, был пройден примерно в это же время. Уже в начале 1990-х годов, Россия вышла по этому показателю на пятое место в мире по списку ООН.

Сама структура списка, кстати, на удивление интересна, и заслуживает короткого отступления. Так, непосредственно предшествующие России второе-четвертое места в нем занимают такие страны, как Финляндия, Венгрия и Эстония.

Согласно уровню социально-экономического развития, особенностям истории и политического устройства они относятся к разным группам, а потому и по статистике суицидов не должны были бы располагаться рядом. Скажем, Финляндия должна была бы оказаться где-то неподалеку от Швеции, а Эстония — поблизости от Латвии.

Но все три страны оказались неожиданно слишком близки. Следовательно, здесь стоит расширить круг возможных объяснений, и обратить внимание на то, что во всех них преобладают народы финно-угорского происхождения.

В этих условиях можно пойти и дальше, вспомнив, что русское население Ленинградской области и нашего Северо-Запада в целом в сущности не так давно ассимилировало достаточно крупный массив местного прибалтийско-финского населения.

На протяжении последних столетий этот массив составлял примерно 10 процентов населения российского Северо-Запада; в некоторых районах старого Петербурга его доля могла подниматься до 12-15% за счет приехавших на время из пригородов (М. Энгман 1989; Л. В. Выскочков 1989). До этого в течение почти тысячелетия развивался тот тип взаимоотношений, которые специалисты характеризуют как славянско-финский культурно-бытовой симбиоз (ср. Финны в Европе 1990: 8-9).



Элементы такого контакта в принципе могут быть прослежены по данным антропологических и генетических исследований, несмотря на тот факт, что население Петербурга по крайней мере дважды за последний век обновлялось.

Дело в том, что результате событий 1917-1920 годов, город потерял около двух третей своих жителей (Р. Пайпс 1993: 188). Что касается событий блокады, то есть оценки, согласно которым за 900 дней город утратил до трех четвертей своих жителей (Д.

Жеребов 1994). Данные по блокаде еще подлежат детальной проверке; более подробные библиографические указания см. в книге: А. Р. Дзенискевич, В. М. Ковальчук, Г. Л.

Соболев, А. Н. Цамутали, В. А. Шишкин (1985: 317-318).

Впрочем, на данные этого плана есть свои коррективы. К примеру, этнографы отмечают, что за время событий 1917-1920 годов, численность петроградских эстонцев, не убавилась, а возросла, и практически вдвое (А. Д. Дридзо 1987: 15). Одним словом, у историков еще много работы по уточнению этих, надо признаться, тяжелых цифр.

Поэтому не отрицая того неоспоримого факта, что события времен как первой, так и второй мировой войны произвели существенные изменения в демографическом составе Петербурга и Северо-Запада в целом, мы полагаем возможным обсуждать проблему более широкой, чем это принято полагать, наследственной обусловленности таких проявлений нынешнего кризиса, как суициды, и на материале Петербурга, и области.

Возвращаясь к основному предмету этого раздела, мы можем таким образом заметить, что и два новых показателя, привлеченных нами, также указывают на разворачивающийся кризис. Однако приравнять его к любому типичному общественному кризису XX века, и на том кончить дело было бы неосторожно.

Процессы такого рода подготавливаются достаточно долго, и обладают известной инерцией. Поэтому два-три десятилетия для них — не такой долгий срок, но должны хотя бы в некоторой степени приниматься в расчет. Между тем именно на этом промежутке статистика дает любопытные сбои.

Если говорить о нервно-психических заболеваниях, то перед Великой Отечественной войной они встречались, как и следует ожидать, довольно редко — примерно у 5% всего населения страны. Дальше была война. Потом кривая пошла вверх, достигнув уровня почти 25% в конце 1950-х годов. Такой динамики невротизации населения и следовало ожидать на основании общих соображений. Мы не останавливаемся здесь на параллельном ряде событий в истории страны: читателю не составит труда припомнить их самостоятельно.

Дальше нужно бы было ожидать плавного роста, переходящего в обвал 1990-х годов. Но кривая пошла на убыль, достигла достаточно низкого уровня 10% в 1970-х годах, и только после этого снова повернула наверх (см. А. Якимовский 1993). В данном случае мы пользуемся недавно опубликованными московским Центром психического здоровья, ранее по большей части закрытыми данными; при этом, как и в случае суицидов, в целях оперативности ссылаемся в числе прочих и на цифры, переданные специалистами средствам массовой информации.

Для правильного понимания такой динамики нужно учесть общие закономерности заболеваемости в XX веке, уже установленные на статистически доказательных выборках.

Частота неврозов как правило растет, заметно в военное время, но очень быстро — и в мирное.

Количество психозов в общем стабильно, как это и должно быть для эндогенных заболеваний. Некоторое повышение показателей здесь связано с изменением классификации психических расстройств, а также с увеличением продолжительности жизни психически больных, резким снижением показателей их летальности, и прочими факторами, приводящими к их „накоплению“ в обществе.

Что же касается психопатий, то темп их роста (нередко — и абсолютные величины) стабилизируется, а очень часто — и падает в годы войны, с тем чтобы снова резко повыситься после ее окончания (мы опираемся на классическое для отечественной социально-гигиенической литературы исследование Б. Д. Петракова 1972: 85).

Принимая во внимание эти закономерности, следует полагать, что раз в семидесятых годах больших войн или сравнимых потрясений у нас не было, то при суммировании данных по неврозам и психопатиям значительного падения теоретически не должно было быть. Даже учитывая достаточно своеобразную политику, сложившуюся в области советской психиатрии, нужно признать, что динамика нервно-психической заболеваемости таит еще существенные сложности.

В динамике самоубийств тоже есть своя специфика. Так, до середины 1980-х годов она неуклонно снижалась, достигла минимума к 1986 году, причем за предшествующие два года их абсолютное число снизилось почти на треть. Зато после этого начался неуклонный рост, сейчас уже приобретший характер лавинообразного процесса.

В недавнем интервью, ведущий отечественный специалист, профессор московского Суицидологического центра А. Г. Амбрумова дала на 1995 год оценку в 40-45 суицидов на 100 тысяч российского населения (причем для регионов типа Урала или Сибири она может достигнуть величины 50-56 суицидов). Цифры, надо сказать, впечатляющие, особенно на фоне примерно 3 на 100 тысяч, характерных для царской России (более подробно см. интервью, взятое Н. Фониной 1995).

Обратившись к долгосрочной статистике динамики суицидов за XX век, мы видим, что для нее скорее нехарактерны периоды резкого понижения. Если же они наблюдаются (характерный пример представляют Германия и Австрия после второй мировой войны), то такой скачок с большей вероятностью располагается через 10-15 лет по окончании „великих потрясений“ (Б. Д. Петраков 1972: 250).

Поскольку же таковых у нас во второй половине шестидесятых — начале семидесятых годов не наблюдалось, то и за этой областью нужно признать известную специфику. Приемы анализа материалов этого плана еще требуют детальной проработки.

Нельзя исключить и того, что публикация ранее закрытых данных внесет свои коррективы в наши расчеты.

Тогда придется дополнить список показателей рядом других, также проявляющих не вполне предсказуемую на основании общих соображений динамику. В целом же следует утверждать, что наш кризис обладает своими особенностями, и не может быть полностью объяснен простой ссылкой на Европу и общие закономерности развития индустриальных обществ (такой вывод представляется обоснованным и при учете современного понимания общего и особенного в психических эпидемиях, ср. И. И.

Щиголев, 1996: 4).



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 17 |
 

Похожие работы:

«справочник—путеводитель по 27145 Всемирному банку 27145 a guide to The World Bank THE WORLD BANK WASHINGTON, D.C. 27145 справочник—путеводитель по Всемирному банку ИЗДАНО ДЛЯ ВСЕМИРНОГО БАНКА Издательство Весь Мир Москва 2004 УДК 339.732.4 27145 ББК 65.268 П 90 Содержащиеся в издании выводы, интерпретации и суждения являются мнениями его авто ров и не обязательно отражают взгляды Совета исполнительных директоров Всемирного бан ка или правительств, которые они представляют. Всемирный банк не...»

«Выпускная аттестационная работа по I этапу программы ФИИ ЕУСПб: Концертный зал как специализированное здание. История появления и общие пути эволюции (до середины XX века) Слушателя 2 курса Крамера Александра Юрьевича Научный руководитель: Вадим Григорьевич Басс, канд. иск. Рецензент: Борис Аронович Кац, профессор, канд. иск. Санкт-Петербург 2009 Содержание Введение Глава 1. Первый концертный зал: рождение жанра Глава 2. Музыка и архитектура начала XIX века Глава 3. Гиганты: Crytstal Palace,...»

«Более 200 сенсационных фотографий артефактов С ^П П Т Е Р Е^ППТЕР Erich von Daniken EVIDENCE OF THE GODS A Visual Tour of Alien Influence in the Ancient World A division of rteriS The Career Press, Inc. page Pompton Plains, NJ Ibooks Эрих фон Дэникен ДОКАЗАТЕЛЬСТВА СУЩЕСТВОВАНИЯ БОГОВ Более 200 сенсационных фотографий артефактов С^ППТЕР Москва Санкт-Петербург Нижний Новгород Воронеж Ростов-на-Дону • Екатеринбург Самара Новосибирск Киев - Харьков - Минск 2013 ББК 22.3 УДК 502.9 Д97 фон Дэникен...»

«Патрик Хили ВУЗЫ: БИТВА ЗА ПРОФЕССУРУ1 Сегодня университеты готовы практически на все, чтобы запо лучить именитого профессора, который мгновенно поднимет пре стиж заведения, привлечет крупных инвесторов и даже — ах, ну ко нечно! — немного попреподает. Профессор Найал Фергюсон — один из лучших молодых бри танских историков своего поколения, недавно вспыхнувший талант, способный с таким блеском повествовать о кейнсианской эконо мике и о политике Первой мировой войны, что даже нерадивые сту денты...»

«РАЗДЕЛ 5. Информационно-коммуникативные технологии (ИКТ) в обучении истории Из данного раздела вы узнаете: Каким образом и для чего используются ИКТ в обучении истории; Какие медиаресурсы можно привлечь при организации аудиторной и самостоятельной работы в процессе преподавания Новейшей истории России; Как органично включить медиаресурсы в учебный процесс. Широкое внедрение в школьный образовательный процесс современной компьютерной техники заставляет учителя совершенствовать методические...»

«Дон Файла, Нэнси Файлла СИСТЕМА: три ступени построения успешной MLM-организации Содержание Глава 1.Система: спонсируйте на расстоянии – это просто!. 3 Глава 2. Используйте аплайн и инвестируйте в свой бизнес. 13 Глава 3. Дистанционное спонсирование и поддержка (спонсирование по телефону и организация горячих сессий). 17 Глава 4. Урожай успеха: принципы, которые помогут Вам преуспеть в сетевом маркетинге.. 24 Глава 5. Как использовать значок стань хозяином своей жизни и пособие 45-секундная...»

«Станислав Куняев Поэзия. Судьба, Россия Книга 2.Есть еще океан НАШ СОВРЕМЕННИК Москва 2001 ББК 63.3(2)-3(2Рос-Рус) К91 Куняев С.Ю. К91 Поэзия. Судьба. Россия: Кн. 2..Есть еще океан.— М.: Наш современник, 2001.— 512 с, ил. ISBN 5-901483-04-9 (т.2.) ISBN 5-901483-04-9 ББК 63.3(2)-3(2(Рос-Рус) Двухтомник русского поэта Станислава Куняева объемлет более шестидесяти лет сегодняшней истории России. На его страницах читатели встретятся со многими знаменитыми людьми эпохи, вместе с которыми прожил...»

«275 ЛЕТ История Санкт-Петербургского университета в виртуальном пространстве http://history.museums.spbu.ru/ История Санкт-Петербургского университета в виртуальном пространстве http://history.museums.spbu.ru/ История Санкт-Петербургского университета в виртуальном пространстве http://history.museums.spbu.ru/ ьг. ЬБК 63.3 0-53 Олссич Н. 0 S3 Господин студент Императорского Санкт-Петербургского университета. — СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 1999. — 208 с. ISBN 5-288-02283-6 Герой книги —...»

«Письма русского путешественника: Нестор-История; Санкт-Петербург; 2008 ISBN 978-5-98187-242-6 Аннотация Эту книгу, одноименную с известным сочинением Карамзина, Владимир Буковский написал в 1979-80 годах. Однако по стилю это получилось нечто совершенно противоположное сентиментально-буколическим письмам классика екатерининской эпохи. Если Карамзин силился отыскать черты, сближающие Россию с Европой, то вся книга Буковского пронизана ощущением и осмыслением контраста между ними. В этой книги...»

«В книге в обобщенном виде излагается исторический путь Оренбуржья с древнейших времен до наших дней. В отличие от прежних подобных изданий в этом учебном пособии значительные события и факты освещаются в связи с деятельностью многих известных в истории края личностей. Книга адресована учителям и учащимся средних учебных заведений и студентам Оренбургской, Челябинской областей и Башкирии. ВВЕДЕНИЕ Оренбуржье - удивительный край. Мы любим его просторы, реки, раздольные степи и леса, бодрый...»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.