WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 17 |

«Д. Л. СПИВАК ИЗМЕНЁННЫЕ СОСТОЯНИЯ МАССОВОГО СОЗНАНИЯ Гарт-Курсив Фонд Ленинградская галерея Текст публикуется в авторской редакции Спивак Д. Л. Изменнные состояния ...»

-- [ Страница 12 ] --

Достоинство и смирение Оба принципа, представленные в предшествующем изложении как противостоящие, как правило, не вводятся в общественно-политической и религиознофилософской литературе непосредственно, но проводятся через наборы присущих им понятий. Формулируя очень схематично, можно сказать, что для „западного“ понимания ближе понятие достоинства человека, для „восточного“ — смирения (в дальнейшем изложении мы вернемся к этому положению, и пересмотрим его).

Оба термина принадлежат „психологии народов“, и в конкретной реализации, тем более — в выборе слов отдельно выбранных для сравнения текстов, могут воплощаться в очень близких понятиях. Однако в динамике различие принципиально. Говоря образно, сторонники достоинства видят естественное и желательное движение человека в поднятии с колен и расправлении плеч. Сторонникам смирения видится оптимальным скорее склонение головы, и преклонение колен. Совмещение обоих по причинам, не требующим особой аргументации, не вполне удобно.

Оба круга понятий в принципе не могут не находить себе известного продолжения и в общественных понятиях. Общество может более или менее соответствовать одному из таких предпочтительных направлений или по крайней мере признавать его ценность, — либо напротив, испытывать его неудобство, и стремиться его преобразовать. На этом уровне возможно очень большое разнообразие стратегий, что подтверждается и историческим материалом.

При переходе от одного типа к другому, в особенности быстром и не вполне добровольном для „молчаливого большинства“, напряжение в коллективном подсознании может достигнуть весьма значительного градуса, и опрокинуть построенные на рациональных посылках надежды реформаторов. Думается, что здесь нет большого смысла подводить мораль: примеры очевидны, а в некоторой степени и перед глазами.

Смирение и круг близких к нему понятий глубоко вросли в мировосприятие „Pax Orthodoxa“ — греко-православного мира, а в большой степени — и наследующих ему культур. Следует подчеркнуть, что исходно эта группа понятий имела психотехническое происхождение, или по крайней мере была в самые отдаленные времена радикально переосмыслена, и положена в основание практик изменения сознания, принятых в Восточной Европе.

Мы подразумеваем учение исихазма, восходящее к аскетическим практикам монашества Египта, Палестины и Малой Азии IV-VII веков, кодифицированное в знаменитой Филокалии, включенное в форме паламизма в состав официальной доктрины православной церкви в XIV столетии, и сохранившее это положение по сие время. В последние годы эта доктрина привлекает все возрастающее внимание исследователей, и рассмотрена в целом ряде содержательных публикаций. Это позволяет нам обозреть ее поле самым конспективным образом, выбирая лишь те ориентиры, без учета которых выработка верного взгляда на смирение не представляется возможной.

Элементы богословия Одним из определяющих вопросов религии является бытие Божие, предполагающий целый спектр вытекающих отсюда первоочередных проблем, касающихся Его доказательства, далее — познаваемости, проявлений и прочих теологических материй. Экскурсы в область теологии и истории религии представляют собой достаточно характерную примету трансперсональных исследований, в принципе тяготеющих к привлечению опыта традиционных культур. В данном случае такое обращение оправдано задачей установления трансперсональных коррелятов „северовосточного проекта“.

Позиция исихазма в указанном вопросе отличается заметной последовательностью.

Здесь отклоняются такие доказательства бытия Божия, как гносеологическое („я могу прямо познать бога“), символическое („я могу познать бога через его творения “), строго-психотехническое („я могу познать бога, занимаясь правильными аскетическими упражнениями“), магическое („я могу принудить бога сделать то, что мне нужно [вне зависимости от того, познаваем ли он]“), а с ними и прочие, более замысловатые.

Вместо них исихазм утверждает то, что Бердяев определил в свое время как „онтологический реализм“: „Я не могу ни познать Бога, ни достичь Его, но могу слиться с Ним, телом и духом“. Определение справедливо: по типу такая демонстрация бытия Божия действительно является строго-онтологической. „Я человек“, — говорил один из видных предтеч этого учения Василий Великий, — „но имею задание стать богом“ (цит.

по И. М. Концевичу 1990: 48). „Становятся и сами богами по благодати“, — продолжили исихасты XIV века, согласно кивая бородами (цит. по Г. М. Прохорову 1968: 92).

Остановившись на таком „простом“ определении, они по сути поставили себя в довольно сложное положение. Ведь далее нужно было развернуть свое доказательство в ряды строго согласованных категорий и умозаключений, а трудность такой задачи (и в частности, построения подразумеваемой ею антропологии и теодицеи) трудно преуменьшить.

Тем не менее, она была решена вполне, и не без технического изящества. Из понадобившегося для этого религиозно-философского аппарата имеет смысл выделить три антиномии, краеугольные для предмета нашего рассмотрения:

I. Онтологическая граница между Богом и человеком непроходима. Вместе с тем, она проходима для божественных энергий (далее отсюда развертывается далеко идущая и остроумная доктрина энергий, на которой мы здесь не будем особо останавливаться);

II. Нисходя, божественные энергии предполагают встречу с поднимающимися навстречу им человеческими энергиями. Так формируется мост, единственно способный привести человека к спасению. По благодати, мост является прочным и надежным. В то же время, он принципиально незакрепляем, и может рухнуть в одно мгновение под ногою сколь угодно опытного адепта (отсюда берет начало другая важная область — доктрина синергии, то есть сотрудничества божественных и человеческих энергий в деле налаживания такого моста);



III. Аскет обязан строго упорядочивать свои энергии, без чего о достижении синергии нечего и говорить. Вместе с тем, появление в его сознании любого впечатления, тем более — суждения сразу стирает все достигнутое, и начинать приходится заново.

Недоверие к собственным даже благим помыслам и порывам уже упоминавшийся нами современный американский теолог С. Роуз полагает „самым существенным христианским свойством“ (1991: 32). В этом отношении его передача восточной традиции вполне адекватна. Отсюда здесь в старину начиналась обширная область доктрины покаяния, также существенная для пути, размеченного традицией.

Для того чтобы пройти по нему, адепту нужно было совместить делание и недеяние, мышление и безмыслие, движение и покой. На то было выработано особое искусство, и называлось оно смирением. В нашей речи это слово уже порядочно стерлось, и выглядит как обозначение ни к чему не обязывающего качества.

Не так было в старину, когда укрепление духа сравнивали с возведением здания. В известном наставлении авва Дорофей описал ход этих работ. Перечислив строительные материалы, он подчеркнул, что „цементом все соединяющим служит смирение, без которого ни одно доброе дело не есть добродетель и без которого нельзя спастись“ (цит.

по И. М. Концевичу 1990: 15). Привести другие цитаты в этом же духе было бы нетрудно;

тут авва стоял на твердой почве своей традиции.

Соответственно его сложности, управление смирением полагалось в этой среде трудным, а иногда и прямо опасным делом. Считалось, что высвобождаемые им энергии могут быть настолько сильны, что обращение с ними можно сравнить разве что с поездкой на тифоне. У древних греков так звалось чудище о сотне драконьих голов;

считалось, что оно было заточено под землей, и его рывки производят землетрясения.

Позднее это слово стало применяться вообще к природному бедствию, чаще всего — урагану или тайфуну (само сравнение принято возводить к Иоанну Лествичнику).

К сказанному нужно добавить, что разные системы помещали смирение на разных местах. Так, у такого знаменитого исихаста „петербургского периода“, как Игнатий Брянчанинов, смирение поставлено после правосудия, но перед духовным видением (1905:

55). Напротив, в системе такого раннего автора, как монах Исайя, смирение вводилось как перед вопиянием сердца, так и стойкостью в безмолвии (П. Успенский 1877: 143).

Как это часто случается в аскетике, мельчайшие различия здесь существенны, и их стоило бы детально обсудить. Мы ограничимся только констатацией того факта, что смирение полагалось в самом центре учений о сущности и путях переустройства личности на «христианском Востоке. Обращаясь к современности, нужно заметить, что занятия смирением пока не представляются ведущим авторам особенно актуальными. Достаточно обратиться к нео-исихазму, разрабатываемому в последние десятилетия таким влиятельным автором, как С. С. Хоружий. Наше внимание сразу обращается к тому факту, что смирение вводится в систему первоочередных понятий, но не самостоятельно, а через обусловливающую его категорию агапе, то есть духовной любви.

Говоря о ней, автор подчеркивает: „В православной духовности этот аспект Agape связывается с понятием смирения: как замечает один чуткий духовный писатель, „самое, может быть, трудное в смирении, это смиренно не требовать от других любви к себе“ (С.

И. Фудель). Однако смысл этого важного понятия включает в себя много и других моментов, не связанных с Agape, и мы не будем сейчас пытаться дать его общее „синергийное определение“ (1994: 363).

Эта ссылка весьма любопытна: современный теолог осведомлен об обширности поля значений смирения в исихастской традиции, вполне признает его историческую и логическую важность, — но использование этого термина на данном этапе построения теории ему не близко. Такой образ мысли характерен для нашего времени.

Заметим, что и в обширной совокупности печатных и видеотекстов, созданных при подготовке к выборам 1995-1996 годов, места призывам к смирению почти не находилось.

Конечно, это — совсем другой уровень общественного сознания; может быть, переход, сделанный нами, кому-то покажется слишком резким. Однако нельзя отрицать, что цензуры как института пока в общем нет. Поэтому совсем небезынтересно обратить внимание на то, что же в первую очередь вырывается наружу из глубины коллективного подсознания.

Вырываются же оттуда призывы и к немедленному протесту, и к поддержанию стабильности любой ценой, и неприкрытая апелляция к жадности избирателей. Только ровного самообуздания, трезвости взгляда на жизнь, самоуглубленности пока меньше, чем можно было бы ожидать в стране, исторически принадлежащей к традиции смирения.

Такая тенденция характерна для избирательной кампании большинства партий и движений — от фундаменталистов до популистов.

Что же — остается заметить, что в этом случае солженицынское донкихотство с его „самоограничением“ было своевременным. По крайней мере оно кого-то заставило задуматься о вековых ценностях, и во всяком случае обратило внимание читающей публики на возможность и этого пути. В конечном счете этим и объясняется то место, которое мы посвятили здесь прослеживанию образа одного из его предшественников.

Часть 5: Политический исихазм. Достоинство. Запад и Восток.

Измененные состояния экономики Политический исихазм Итак, исходно смирение принадлежало индивидуальной аскетике. Однако пределами личности оно в принципе не было ограничено, и в итоге было перенесено и за ее пределы. На основании общих соображений, можно бы было ожидать такого переноса на какое-либо сообщество типа монастыря, а скорее всего — и такой центральной ценности, как мистический организм церкви.

Такая тенденция в исихазме действительно проявилась. Помимо того, в определенные периоды и лишь с некоторой долей преувеличения можно говорить и о распространении „искусства смирения“ на государственный организм в целом. Таким образом мы переходим в область так называемого политического исихазма, обсуждение которого в последние четверть века привлекло внимание серьезных специалистов.



Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 17 |
 

Похожие работы:

«1 - PETKAU STAMMBAUM Verfasst von Viktor Petkau Происхождение фамилии Петкау. Фамилия Петкау имеет много вариантов написания: Peterchkau, Paethkeau, Pthkeau, Paettkau, Pttkau, Paethkau, Pthkau, Paetkau, Ptkau, Pethaus, Patkau, Petkau. Эти варианты отображают историю семьи на фоне истории меннонитов, к которым они принадлежали. В записях церковной книги меннонитской общины Тигенгаген (Tiegenhagen) встречаем следующие варианты написания фамилии: Petkau, Ptkau, Pethkau, Ptckau, Peterckau 1). В...»

«Дэвид К. Престель Плоды провидения: языческая и священная история в Повести временных лет В статье предпринимается попытка рассмотреть провиденциализм (для которого используется более общий термин Heilsgeschichte, или история спасения), как продукт и результат рефлексии правящего класса воинов и книжников, как средство для утверждения собственной идентичности христианской Руси и ее отличия от окружающих народов. Летописец пытается показать, что, будучи избранными и благословенными Богом, Русь и...»

«Люди, нравы и обычаи Древней Греции и Рима Лидия Винничук Книга состоит из серии очерков, посвященных описанию быта, нравов и материальной культуры Древней Греции и Рима. Автор прослеживает все этапы развития Греции и Рима, их особенности, проводит сравнительный анализ. В результате возникает реальная и живая историческая картина. Книга снабжена иллюстрациями и списком источников. Оглавление ОТ ПЕРЕВОДЧИКА Открывая эту книгу, мы как бы входим в пестрый мир повседневности, быта, простых...»

«ESSENTIAL SACRED WRITINGS FROM AROUND THE WORLD Мирча Элиаде СВЯЩЕННЫЕ ТЕКСТЫ НАРОДОВ МИРА МОСКВА КРОН-ПРЕСС ББК 86.37 СОЕ Э46 Перевод с английского В. ФЕДОРИНА Оформление В. ОСИПЯНА Элиаде М. Э46 Священные тексты народов мира / Пер. с англ. В. Федорина. - М.: КРОН-ПРЕСС, 1998. - 624 с. - Серия Академия. ISBN 5-232-01036-0 Один из властителей дум образованной публики шестидесятых— семидесятых, Мирча Элиаде (1907—1986), был оригинальнейшим исследователем мифологических традиций человечества. Он...»

«Алексей Федорович Лосев, Аза Алибековна Тахо-Годи Платон. Аристотель Серия: Жизнь замечательных людей – 947 Платон. Аристотель (3-е изд., испр. и доп.): Молодая гвардия; Москва; 2005; ISBN 5-235-02830-9 Алексей Лосев и др.: Платон. Аристотель 2 Аннотация Читатели по достоинству оценили эту замечательную работу выдающегося философа XX века Алексея Федоровича Лосева и знаменитого филолога-античника Азы Алибековны Тахо-Годи: биографии написаны удивительно просто и ярко; учения трех величайших...»

«Утверждаю декан факультета географии и геоэкологии Е.Р. Хохлова 2010 г. УЧЕБНО-МЕТОДИЧЕСКИЙ КОМПЛЕКС по дисциплине ПРИРОДНЫЕ РЕКРЕАЦИОННЫЕ РЕСУРСЫ МИРА для студентов 1 курса очной формы обучения специальность 100201 ТУРИЗМ Обсуждено на заседании кафедры Составитель: физической географии и региональной геоэкологии 2010 г. ст. преподаватель Протокол № от С.Н. Кузнецова Зав. кафедрой _ О.А. Тихомиров Тверь 2010 Пояснительная записка Цели и задачи дисциплины: Цель освоения дисциплины: создание...»

«ПИСЬМА С ПЕРВОЙ МИРОВОЙ   2013 УДК 94(470+571) ББК 63.3(2)5 К78 Издано при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям в рамках Федеральной целевой программы Культура России (2012–2018 годы) Редакционная коллегия: д-р ист. наук Б.И. Колоницкий, д-р ист. наук Н.Н. Смирнов, д-р ист. наук А.Н. Чистиков Рецензенты: д-р ист. наук Е.М. Балашов и д-р ист. наук Т.М. Китанина Текст подготовлен к печати О.Ф. Краузе и Л.А. Булгаковой Краузе Фридрих Письма с Первой...»

«Отчет по мероприятию: Создание и внедрение инновационной образовательной программы Мониторинг и управление глобальными процессами в больших городах в рамках деятельности Московской кафедры ЮНЕСКО МГУ по глобальной проблематике НИМ 1. Общие вопросы изучения урбосферы как глобальной системы. Город как система: новые тенденции в городском планировании Москва 2011 1 Общие вопросы изучения урбосферы как глобальной системы. Город как система: новые тенденции в городском планировании Состав...»

«КНИГА ФАКТОВ УНИВЕРСИТЕТА КИМЭП, выпуск 7 СОДЕРЖАНИЕ Вступительное слово президента университета КИМЭП д-ра Чан Йан Бэнга Паспорт университета КИМЭП Правление Должностные лица университета История и достижения вуза Лицензии Аттестации Рейтинги Коротко об университете КИМЭП География университета КИМЭП: наши студенты География университета КИМЭП: наши преподаватели Празднование 20-летия университета КИМЭП Фотовыставка, посвященная 20-летию университета КИМЭП Буклет Истории успеха выдающихся...»

«1 2 3 СОДЕРЖАНИЕ 1. Пояснительная записка 4 2. Структура и содержание дисциплины: 10 2.1. Объем дисциплины и виды учебной работы 10 2.2. Тематический план лекций 11 2.3. Тематический план практических занятий (семинаров) 12 2.4. Содержание лекций 13 2.5. Содержание практических занятий (семинаров) 31 2.6. Критерии балльно-рейтинговой оценки знаний студентов 46 2.7. Самостоятельная работа студентов (аудиторная и внеаудиторная) 48 3. Учебно-методическое и информационное обеспечение дисциплины: 53...»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.