WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 |   ...   | 74 | 75 || 77 |

«Б И Б Л И О Т Е К А А Л Е К С А Н Д Р А П О Г О Р Е Л Ь С К О Г О С Е Р И Я С О Ц И О Л О Г И Я П О Л И Т О Л О Г И Я СОЦИОЛОГИЯ ВЕЩЕЙ СБО Р Н И К С ТАТЕ Й П ОД Р Е Д А ...»

-- [ Страница 76 ] --

Woolgar, S. (1988) Knowledge and Reexivity: New Frontiers in the Sociology of Science, London: Sage.

ВМЕСТО ЭПИЛОГА

Мой английский был любезно исправлен Дуаной Фулвайли.

Я также благодарен Изабель Стенжерс и Грэхему Гармену Альбене Яневой, архитектору-исследователю Что пошло не так? Поначалу идея выглядела совсем неплохо: было забавно, оригинально и поучительно использовать слово «конструктивизм» для характеристики тех исследований науки и техники, которыми я занимался. Лаборатории действительно выглядели гораздо интереснее, будучи описанными как стройплощадки, а не как темные подземелья, где хранятся мумифицированные законы науки. И прилагательное «социальный» также поначалу казалось очень удачно выбранным, поскольку я и мои коллеги помещали почтенную работу ученых в горячую ванну культуры и общества, с тем, чтобы снова вдохнуть в нее молодость и жизнь. Однако все пошло вкривь и вкось: мне пришлось со стыдом соскребать слово «социальный» из подзаголовка «Жизни лаборатории»2, как изображения Троцкого стирались с фотографий парадов на Красной площади. Что же касается слова «конструктивизм», то и его как будто невозможно спасти — ни от фурий, спуПервая публикация: The Promises of Constructivism Chasing Technoscience.

Martix for Materiality / Ed. by Ihde D., Selinger E. Indianapolis: Indiana University Press, 2003. P. 27–46. Мы искренне признательны автору за комментарии и пояснения, облегчившие перевод и редактуру данного текста — Прим ред.

2 Речь идет о первой нашумевшей книге Брюно Латура (написанной в соавторстве со Стивом Вулгаром) «Жизнь лаборатории: социальное конструирование научных фактов» (1979). Уже во втором издании книги (1984) из ее названия было удалено слово «социальный». Так начался «крестовый поход» Латура за «спасение конструктивизма от социальных конструктивистов». — Прим. ред.

щенных с цепи «научными войнами», ни от детрита, образовавшегося после «деконструкции» — этого нового Аттилы, чьи лошади не оставляют ничего на своем пути. Все, к чему я стремился — а именно связать реальность и конструкцию единой движущей силой, обозначенной одним единственным термином, — рухнуло, как плохо спроектированный самолет. Времена изменились: сейчас, чтобы доказать свою благонадежность, нужно присягнуть на верность «реализму», который определяется как противоположность конструктивизма. «Выбирайте! — ревут защитники храма. — Или вы верите в реальность, или вы примкнули к конструктивистам».

И все же в данной работе я преследую цель спасти конструктивизм.

Я хочу раскрыть надежды, спрятанные в этом сбивающем с толку концепте, надежды — одновременно эпистемологические, моральные, политические, а, быть может, и религиозные. Моя позиция состоит в том, что конструктивизм мог бы стать нашей единственной защитой от фундаментализма (последний я определяю как тенденцию отрицать сконструированность и опосредованность сущностей, чье публичное бытование тем не менее обсуждается). Переговоры о достижении жизнеспособного общего мира возможны среди конструктивистов, но совершенно невозможны, если за столом переговоров оказываются фундаменталисты, причем не только религия служит прибежищем для фанатизма: природа, рынки и «деконструкция»

в не меньшей мере подпитывают воображение зелотов. Между войной и миром стоит определение «конструкции» — таков, по меньшей мере, мой довод.

Для начала стоит рассмотреть все ошибки, заложенные в понятии «конструкции». Затем, когда перечень будет составлен, мы сможем решить, имеет ли смысл чинить этот концепт или лучше отказаться от него навсегда.

Первая ошибка наиболее распространена, и ее легче всего исправить.

Когда люди слышат слово «конструкция», они подменяют его выражением «социальная конструкция», означающим, что конструкция сделана из социального материала. Считают, что наподобие Трех Поросят, построивших дома из соломы, из дерева и из камня, сторонники социального конструктивизма занимаются определением ингредиентов, компонентов, строительных материалов, из которых сделаны факты. И поскольку Злой Волчище, дунув, разрушил поросячьи домики из соломы и дерева, но не каменный дом, полагают, что социальные конструктивисты выбрали материал слишком непрочный, и что самый легкий ветерок сорвет крышу с их сооружения. У здания науки, вам докажут, твердые стены фактов, а не хрупкие подпорки социальных связей. Но такую теорию строительства приписывают социальным конструктивистам только их враги. Я никогда не встречал социального конструктивиста, который бы заявил, что здание науки построено на песке, а его стены сделаны из воздуха.

Слово «социальное», неважно, насколько оно неопределенно — Ян Хакинг, к которому я позже обращусь, тщательно классифицировал разновидности конструктивизма — обозначает не «тип материи»

в сравнении с другими видами материалов, а процесс построения любой вещи, включая факты (Hacking 1999). Дома не падают на землю, как пирожки с неба, а факты, как и детей, не приносят аисты. Три Поросенка построили дома разной прочности, но все они были строителями и, кроме того, работали вместе или соревнуясь друг с другом:

то есть, здесь имел место общий и коллективный процесс. Именно на этот процесс, а не на различные материалы, из которых сделаны вещи, указывает понятие «социальной конструкции». Зачем называть этот процесс «социальным»? Просто потому что он коллективный, требующий сложной координации многих умений и навыков.

Как только слово «конструкция» преуспеет в метафорическом отнесении к строительству, строителям, рабочим, архитекторам, каменщикам, подъемным кранам, бетону, залитому в опалубку под лесами, тогда станет понятно, что речь идет не о прочности получаемого конструкта, а о множестве гетерогенных ингредиентов, о долгом процессе и тонкой координации, необходимых для достижения результата. А итог будет настолько основателен, насколько получится.



К сожалению, это первое прояснение ничего не решает, и его не достаточно, чтобы спасти концепт конструкции от осуждения. Невозможно отыскать в исследованиях науки откровенных социальных конструктивистов, которые доказывали бы, что вещи состоят «из»

или «в» социальных связях. Но существует множество тех (большинство из них попало в список Хакинга), кто считает, что само общество, его властные отношения, его принуждение, его нормы и его законы служат каркасом, структурой, твердым основанием и фундаментом, таким прочным, всеохватным и организованным, что он действительно способен устоять перед Волком, если тот попытается его опрокинуть. Речь теперь идет не о том, что здание фактов на самом деле построено из более мягкого материала социальных связей, а о том, что мягкие и поверхностные связи, обеспеченные законами, культурой, средствами массовой информации, верованиями, религиями, политиками, экономиками, «в действительности» сделаны из более твердого материала, принадлежащего социальному каркасу силовых отношений. Таков обычный способ, посредством которого общественные науки и культурологические исследования объясняют устойчивость любой вещи: вещи устойчивы не по причине внутренней прочности строительного материала, из которого они якобы сконструированы, а по той причине, что их зримые фасады подпирает прочный стальной каркас общества. Например, закон не обладает своей собственной прочностью, он просто добавляет «легитимность» тайной силе власти. Законы, предоставленные своим собственным механизмам, — не более чем тонкий слой краски, покрывающей отношения господства3. То же самое касается религии. А также массовой культуры, рыночных отношений, и, конечно, политики. Любая вещь сделана из одного и того же материала: всеохватного, непреложного, всегда-уже-имеющегося, всемогущего общества. Большинство примеров, рассмотренных Хакингом, иллюстрируют эту логику — социальный конструктивист гордо восклицает: «Вы наивно полагаете, что закон, религия и т. д. устойчивы сами по себе, но я покажу вам, что в действительности они состоят из общественных отношений, которые бесконечно более прочны, долговечны, однородны и могущественны, чем труха и солома, скрывающая их структуру наподобие завесы, маскировки или тайника». Чаще всего те, кто гордится своим релятивизмом, являются социальными реалистами.

То, что этот тип «интерпретации» фальсифицирует саму идею конструктивизма, исследования науки обнаружили довольно быстро (хотя здесь мне, видимо, следует говорить за себя). Во-первых, как можно с помощью якобы прочной субстанции социальных отношений объяснять факты природы? Разве факты, открытые социологами и экономистами имеют больше веса, чем факты, созданные химиками, физиками или геологами? Что-то непохоже. «Объясняющее», очевидно, не объясняет «объясняемого». Еще более важным представляется вопрос: возможно ли использовать однородный материал всесильного «общества» для рассмотрения потрясающего разнообразия науки и техники?

По меньшей мере, в нашем небольшом лагере исследователей науки и техники конструктивизм привел к формулировке программы, соверЭтот нормативный подход представлен в работе (Bourdieu 1986). Наиболее полную и авторитетную критику можно найти в работе (Favereau 2001).

шенно отличной от программы критической социологии. Наша цель была далека от попыток объяснить «прочные» факты естественной науки «непрочными» фактами социологии. Она определялась стремлением понять: как наука и техника поставляют ингредиенты, необходимые для сотворения и сохранения общества. Это был единственный способ вернуть слову «конструкция» одно из его исходных значений, подчеркнуть коллективный процесс создания прочных строений посредством мобилизации и координации разнородных элементов (Haraway 1999;

Pickering 1995; Rheinberger 1997; Knorr-Cetina 1999; Latour 1999a).

В двух вещах исследования науки не нуждались совершенно: они не собирались подменять то волнующее, что они открывали, гомогенным, никем не созданным, всеохватным, неподсудным «обществом», равно как и никем не созданной, всегда-уже-имеющейся, неподсудной «природой». Поэтому исследованиям науки пришлось воевать на два фронта. Во-первых, они сражались с критической социологией, наследниками которой их по ошибке считали (как будто исследования науки попросту применили социологический способ интерпретации, опробованный в сферах права и религии, к науке и технике). Вовторых, им пришлось выдержать натиск «фундаменталистов от природы», полагающих, что факты таинственным образом выпрыгивают из ниоткуда4. Если «социальное» означает материал, из которого сделаны «научные вещи» (этот взгляд, по моему глубокому убеждению, никто никогда не защищал), или некий крепкий каркас, обеспечивающий долговечность и прочность научных фасадов (как все еще верит большинство, включая Хакинга с его «социальными типами») — лучше обойтись вовсе без данного понятия. По этой причине я и стер прилагательное «социальное» из названия моей первой книги, оберегая чистоту слова «конструирование». Ведь благодаря исследованиям науки это слово стало обнаруживать свою связь со строительными метафорами — начали появляться «история», «прочность», «разнообразие», «неопределенность», «разнородность», «рискованность», «хрупкость» и т. д. Очевидно, «социальное» не относилось к материалу, из которого сделаны все прочие вещи (в чем их можно было бы критически обличить). Оно относилось к ассоциации источников множества относительно прочных компонентов. Социальные науки расЗдесь я не провожу различий между критической социологией и деконструктивизмом: деятельность первой направлена на крупные объекты, второй тяготеет к детализации; первая жертвует настоящим ради революции, второй приносит в жертву ревнивому богу настоящего все, включая революционные порывы.

сматривались не как науки о социальном, но как науки о гетерогенных ассоциациях (Tarde 1999; Latour 2002a).

Конструктивизм похож на слово «Республика»: чем больше прилагательных к нему добавишь — «социалистическая», «исламская» — тем хуже оно становится.



Pages:     | 1 |   ...   | 74 | 75 || 77 |
 

Похожие работы:

«Евгений Зайцев История Церкви АСД Издательство Источник жизни 2008 2 УДК 283/289 ББК 86.376 З12 Зайцев Е. В. З12 История Церкви АСД. — Заокский: Источ ник жизни, 2008. — 544 с. ISBN 5 86847 618 2 ББК 86.376 ISBN 5 86847 618 2 3 ПРЕДИСЛОВИЕ В 2006 году исполнилось 120 лет со дня основания первой общины адвентистов седьмого дня в России и ровно 100 лет со дня официального признания Церк ви АСД в Российской империи. К этим знаменатель ным датам и приурочено издание новой книги, по священной...»

«Редколлегия: Салаев Б.К. министр образования, культуры и науки РК, БадмаевА.В. кандидат филологических наук, доцент (отв.р ед. ), Джалаева A.M. кандидат исторических наук, доцент, Дякиева Р.Б. доктор педагогических наук, заместитель министра образования, образования, культуры и науки РК, Команджаев А.Н. доктор исторических наук, профессор. Номто Очиров: жизнь и судьба (Юбилейное научное издание). -Элиста: Министерство образования, культуры и науки РК, 2 0 0 9 г. Книга Номто Очиров: жизнь и...»

«Аспирантура по специальности 07.00.02 История международных отношений и внешней политики отрасль науки: 07.00.00 Исторические науки и археология Кафедра истории государства и права России и зарубежных стран Дисциплина: История российской дипломатии Статус дисциплины: [ФД.А.02] ЗЕТ: [6] Руководитель дисциплины: канд. ист. наук, профессор В.В. Зюзин Контактный телефон: +7 879 3 400 352 E-mail: history@pglu.ru Пятигорск, 2012 I. ОРГАНИЗАЦИОННО-МЕТОДИЧЕСКИЙ РАЗДЕЛ 1.1 Проектирование учебного...»

«3иновий Савельевич Шейнис Максим Максимович Литвинов: революционер, дипломат, человек Книга посвящена жизни и деятельности М. М. Литвинова, члена партии с 1898 года, агента Искры, соратника В. И. Ленина, видного советского дипломата и государственного деятеля. Она является итогом многолетних исследований автора, его работы в советских и зарубежных архивах. В книге приводятся ранее не публиковавшиеся документы, записи бесед автора с советскими дипломатами и партийными деятелями: А. И. Микояном,...»

«ВЗГЛЯД СКВОЗЬ ГОДЫ Воспоминания оспоминания Москва ГЕОС 2014 ББК+ УДК 94; 624.131.1; 378.4 Сергеев Е.М. Взгляд сквозь годы. Воспоминания / Под ред. В.И. Осипова. – М.: ГЕОС, 2014. – 480 c. + 48 с. илл. ISBN 5-. Книга издается к 100-летию со дня рождения ее автора, Евгения Михайловича Сергеева (1914–1997) – выдающегося советского и российского ученого – инженера-геолога и организатора науки, академика, лауреата Ленинской и Государственных премий СССР. Основой для настоящего издания послужили...»

«Энтогенез, Популярная литература; Москва; 2010 ISBN 978-5-904454-19-7 Аннотация Когда Артем Новиков в 1979 году получает в наследство от дальнего родственника запертую шкатулку, он еще не догадывается, что судьба его отныне накрепко связана с Чингисханом. Серебристая фигурка заставит Артема расстаться с близкими, изменит характер, бросит в огненный ад Афганской войны – и покажет, как нищий монгольский сирота, обреченный на смерть, стал Властелином Вселенной. Сила Чингисхана дремлет, но близится...»

«РАСКОЛОТОЕ ОБЩЕСТВО: ПУТЬ И СУДЬБА РОССИИ В СОЦИОКУЛЬТУРНОЙ ТЕОРИИ АЛЕКСАНДРА АХИЕЗЕРА Нам давно нужна теория, которая дала бы достаточно ясное понимание того, кто мы есть, что с нами происходит, куда мы идем и что с нами может стать, если мы не переменимся и будем и далее следовать накатанному пути нашей истории. Эта теория должна быть объясняющей, чтобы ответить на мучающие нас вопросы, и понимающей, проникнутой общими болями и бедами, объективной и одновременно пристрастной, исполненной...»

«Москва, 1990 год 1 Общественный Музей Слово о полку Игореве Боян Сборник исследований, статей, рецензий, произведений членов музея, посвященных Слову, древнеславянской и русской истории и культуре Редакционная коллегия: Г.С. Белякова, Г.Н. Брутова, Д.И. Перфильевская, Ю.С, Русаков Заставка 1 Из комментариев к Первому изданию Слова о полку Игореве Игорь Святославич родился 15 апреля 1151 года. Во святом крещении наречен Георгием; Женился в 1184 году на княжне Ефросинии, дочери князя Ярослава...»

«2 Московская коррупция Программа Комбиинвест Мосдачтрест Селезневка Полтриллиона рублей из ЖКХ Разные истории Подрыв научно-производственного потенциала Дело на миллиард долларов Игры бюрократии Часть 3. Убийство нации О чем говорят демографы, о том не думают чиновники Демографическое...»

«МЕТОДОЛОГИЯ В ОНС № 2 за 1999 год опубликована статья А.П. Назаретяна Векторы исторической эволюции. Эта статья и доклад автора обсуждались на заседании семинара, который был организован группой ученых, работающих по гранту Российского фонда фундаментальных исследований № 97-06-80272 над проектом Синергетико-психологическая модель антропогенных кризисов. Некоторые материалы обсуждения представлены в публикуемых ниже статьях. А.В. КОРОТАЕВ Тенденции социальной эволюции* Обсуждая феноменологию...»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.