WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 |   ...   | 60 | 61 || 63 | 64 |   ...   | 77 |

«Б И Б Л И О Т Е К А А Л Е К С А Н Д Р А П О Г О Р Е Л Ь С К О Г О С Е Р И Я С О Ц И О Л О Г И Я П О Л И Т О Л О Г И Я СОЦИОЛОГИЯ ВЕЩЕЙ СБО Р Н И К С ТАТЕ Й П ОД Р Е Д А ...»

-- [ Страница 62 ] --

Социальность по отношению к объектам — это не безнадежный романтизм и не преклонение перед миром. Хотя в социальные взаимоотношения порой проникают восторженные излияния, сами по себе они вовсе не обязательны. В любом случае трудно себе представить такого ученого-экспериментатора, как Мак-Клинток, кропотливо выявляющего неизвестные генетические факторы, посыпая пыльцой одних растений тычинки других растений (Fox Keller, 1983: 129), и проникаясь Schwrmergeist’ом14 ко всем исследуемым организмам. Мак-Клинток испытывала по отношению к этим растениям общность жизненного мира и описанную выше взаимность и солидарность. Далее в своей статье (Porter, 1996: 21f) Портер связывает присущее Пирсону «эротическое стремление к познанию самой природы» с ярко выраженным антииндивидуализмом, который находил мучительное выражение в некоторых из его писем. Пирсон боялся, что унаследовал от своего отца непреодолимый дух эгоистичного индивидуализма. Если мы захотим узнать, каким образом Пирсон выражал свою неизменную оппозицию индивидуализму в начале жизни, было бы поучительно обратиться к его изъявлениям стремления слиться с миром. Но задавшись вопросом «преодолел ли Пирсон этот пугающий его индивидуализм?», не следует сразу же списывать со счетов мир математической статистики, который он создал и в котором прожил остаток жизни.

В наше время стало общепринятым утверждение о том, что знание и технологии являются важнейшими силами, формирующими общеРомантическим духом.

ство. Но мало кто из социологов пытался понять, что это означает на уровне ключевых концепций социального, например, на уровне социальных форм связи «Я» и «другого». Многие исследователи, от Маркса до Дэниэла Белла и иных современных авторов, высказали важные соображения о знании и технологии, сформулированные на языке индустриальных преобразований, трансформации рабочей силы или окружающей среды, и даже в категориях самого знания. Кроме того, они вдохновенно рассуждали о преобразовании (традиционных) сред обитания в рефлексивно сконструированные системы индивидуальной и коллективной жизни (см., например: Beck and Beck-Gernsheim, 1994).

Это второе направление их рассуждений значительно ближе к современным проблемам, чем первое. Однако существующие теории остаются отвлеченными теориями науки и экспертизы; они рассматривают функционирование познания и технологии с внешней стороны, принимая вовлеченные в этот процесс сущности за когнитивные продукты того или иного рода. В таких дискуссиях понятие знания лишь изредка получает истолкование; а когда это происходит (как, например, в идеях Белла о постиндустриальном обществе; см.: Stehr, 1994), то свойства, приписываемые знанию, выводятся не эмпирически, а скорее основываются на традиционном отождествлении науки с теорией и с «абстрактными» системами (см., например: Giddens, 1994a:

128), технология же отождествляется с принципами работы (механических и электронных) машин. Если «Я» присутствует в этих сценариях, то обычно рассматривается как находящееся под негативным воздействием, как отчуждаемое техническим производством и технически изменяемым окружением, следствием чего являются различные риски:

«Я» обременено сложностью общества знания, оно дистанцируется от науки с ее противоречивым содержанием и неопределенностью.

В данной статье я занимаю противоположную позицию. Оставляя открытыми для пересмотра понятия знания и экспертизы, я пытаюсь дополнить вышеназванные подходы, моя задача — вывести на передний план те объектные взаимоотношения, которые определяют процессы знания. Идея объекта, определяемая пониманием этих взаимосвязей, резко противоречит нашим общепринятым понятиям инструмента, товара или предмета повседневного обихода. Я утверждаю, что чувственные, либидозные и взаимные аспекты связей экспертов с объектами экспертизы способствуют пониманию этих отношений как разновидностей социальности, а не просто как форм «работы»

или «инструментальных действий». Предпринятая выше ревизия интерпретаций позволяет нам заключить: объектные отношения того типа, которые представлены в культурах знания, являют собой скрытую и игнорируемую сторону современного опыта индивидуализации. Эпохальный характер происходящих ныне перемен отчасти, возможно, как-то связан с тем, что я называю «объектуализацией» — с усиливающейся ориентацией на объекты как на источники «Я», близости в отношениях, совместной субъективности и социальной интеграции.

В данной статье я рассматриваю распространение экспертных сред и культур знания как возможную движущую силу объект-центричной социальности. Всепроникающее присутствие таких культур (в собственных «Я» экспертов, в объектах, обладающих свойствами объекта познания и т. д.) указывает на выстраивание социальных отношений вокруг объектов познания.

За процессом объектуализации может стоять и вторая движущая сила, а именно те риски, которые, по мнению многих авторов, неотъемлемы от современных взаимоотношений между людьми. Согласно данной схеме, объекты являются «рискополучателями», они могут также выигрывать от рисков и неудач в человеческих взаимоотношениях и от более широких постсоциальных преобразований, обрисованных в данной статье. Однако я также считаю, что эта и предыдущая ситуация не независимы друг от друга, что в реальности они пересекаются на многих уровнях. Например, поскольку бытовые объекты превращаются в высокотехнологические устройства, некоторые из свойств, которыми эти объекты обладают в экспертном контексте, могут переходить в повседневную жизнь, превращая инструмент или товар в «повседневный эпистемичный предмет». Таким образом можно интерпретировать некоторые требования, которые компьютеры и компьютерные программы выдвигают перед своими пользователями в ходе их интеракции, и некоторые возможные варианты такого взаимодействия (см.: Turkle, 1984, 1995). Если анализ Хайдеггера (Heidegger, 1962 [1927]) и других авторов верен, то типичные инструменты в прежнем смысле не предлагали подобных возможностей.



В данной статье я веду речь об объект-центричной социальности, отталкиваясь от взаимоотношений между личностью и объектом. В завершение мне хотелось бы подчеркнуть необходимость принятия идеи объект-центричной социальности в самом широком смысле, а также обратить внимание на те совокупные уровни социальности, которым свойственна объект-центричность. Отправной точкой для дискуссии способна послужить идея, неотъемлемая от понятия об объектных взаимоотношениях, идея о том, что «референтное целое» (Heidegger, 1962 [1927]) подобных взаимоотношений может также выполнять роль непосредственного окружения «Я». Тезис об индивидуализации, в котором утверждается, что современное «Я» лишено корней и окружения, выдвигает на передний план сообщества и традиции, объявляя их необходимыми для понимания прежних контекстов принадлежности (см., например: Heelas et al., 1996). Аргументация данной статьи подводит нас к мысли о том, что объекты могут играть существенную роль в формировании таких контекстов. Для «Я» экспертов возможным окружением является лаборатория; некоторые недавние исследования дают эмпирическое подтверждение этой идеи (см., например: Traweek, 1998; Knorr Cetina, 1997a: Ch. 7; Todes, 1997).

Чтобы развить данную мысль, можно обратиться к понятию интеграции, задавшись вопросом: не может ли идея об объектуальной интеграции дать нам ключ к пониманию общества знания? В общественных науках интеграция практически безальтернативно понимается в смысле человеческих связей, формируемых посредством нормативного консенсуса и благодаря общим ценностям — эта концепция восходит еще к Парсонсу и Дюркгейму. Такая форма интеграции становится крайне проблематичной, если принять во внимание повышение культурного и этнического самосознания среди населения национального государства (см., например: Featherstone, 1990). Поскольку общие ценности более не являются плодом совместных традиций и не могут быть просто навязаны какой-либо властью, интеграция через нормы и ценности представляется все менее эффективной. Фактически, сегодня такая интеграция вообразима лишь как социокультурно выстроенный консенсус (Etzioni, 1994). Питерс (Peters, 1993) указывает, что к интеграции могут привести и другие факторы, например, совместное процветание, которое обеспечивает социальную интеграцию больших сегментов населения. При совместном процветании существенную роль играют объекты, и возможно, следует выяснить их роль в такой интеграции. В экспертных контекстах объединяющая роль объектов познания, возможно, связана с их многочисленными обличьями: например, с их способностью распространяться в качестве пробных образцов, демонстрационных материалов, карт, прототипов, веществ и т. д. Такая форма объектной интеграции может создавать «мыслящие» сообщества (ср. Hutchins, 1995), коллективные обязательства по отношению к отсутствиям, обнаруживаемым в неполных объектах, и эмоциональную склонность к концентрации чувств, образов и метафор на ключевых объектах. Я полагаю, что объектная интеграция играет решающую роль при формировании исследовательских групп (Geison, 1993) и экспериментальных систем (Rheinberger, 1992) через многие поколения участников.

Идея объектуализации предполагает, что мы наблюдаем переход форм взаимозависимости: от социальной и нормативной интеграции в сторону объектов как партнеров по отношениям или элементов окружающей среды. Эта идея не игнорирует и не отвергает явление, заключавшееся в том, что известные формы привязанности к объектам и через объекты всегда были с нами; я утверждаю лишь, что эти формы широко развиваются в постсоциальных культурах знания и должны учитываться в наших ключевых концепциях социального. Те преобразования, на которые я указываю, нуждаются в дальнейшем выявлении посредством эмпирического изучения тесных объектных отношений в экспертных сферах, а также в других областях. Например, особенно богатым на социальность с объектами может оказаться досуг, а на совершенно ином уровне — международный рынок фондов и форекс-трейдинга, для которого характерна полная поглощенность участников объектами (Abolaa, 1996: 238), которые никогда не являются фиксированными (например, цена товара), и которые уже давно считаются насыщенными знанием (Hayek, 1945). Подобные исследования могут расширить наши представления о составных частях социальности, что необходимо для понимания нынешнего перехода к постсоциальному обществу знания и все большей склонности к индивидуализированному образу жизни. Кроме того, они позволят нам различать всевозможные типы социальности с объектами и посредством объектов, увязав их с межличностным разнообразием социальных форм.

Abolaa, M. (1996) ‘Hyper-Rational Gaming’, Journal of Contemporary Ethnography 25 (2): 226–50.

Alford, C. F. (1991) The Self in Social Theory. New Haven, ct: Yale University Press.

Baas, B. (1996) ‘Die phnomenologie Ausarbeitung des Objekts a: Lacan mit Kant und Merleau-Ponty’, Riss 1: 19–60.

Baldwin, J. M. (1973 / 1899) Social and Ethical Interpretations of Mental Development, New York: Arno Press.

Baudrillard, J. (1968) Les Systmes des objets. Paris: Gallimard.

Baudrillard, J. (1970) La Socit de consommation. Paris: ditions Denoel.

Bauman, Z. (1996) ‘Morality in the Age of Contingency’, in P. Heelas, S. Lash and P. Morris (eds) Detraditionalization: Critical Reections on Authority and Identity.

Oxford: Blackwell.

Beck, U. (1992) Risk Society: Towards a New Modernity. London: Sage.

Beck, U. and E. Beck-Gernsheim (1994) The Normal Chaos of Love. Cambridge:

Polity.

Beck, U. and E. Beck-Gernsheim (1996) ‘Individualization amd «Precarious Freedoms»: Perspectives and Controversies of a Subject-Orientated Sociology’, in P. Heelas, S. Lash and P. Morris (eds) Detraditionalization: Critical Reections on Authority and Identity. Oxford: Blackwell.

Bell, D. (1973) The Coming of Post-Industrial Society: A Venture in Social Forecasting. New York: Basic Books.



Pages:     | 1 |   ...   | 60 | 61 || 63 | 64 |   ...   | 77 |
 

Похожие работы:

«ЭТИКА БИЗНЕСА Издательство Алтайского государственного университета Барнаул–2004 Составитель: канд. экон. наук, доцент О.П. Галюта Рецензент: докт. экон. наук, профессор Е.И. Роговский Рабочая программа и планы семинарских занятий по спецкурсу Этика бизнеса План УМД 2004 г., п. Подписано в печать Формат 60*90/16. Бумага офсетная. Печать офсетная. Усл.- печ. л. Тираж 50 экз. Заказ Отпечатано на экономическом факультете: 656099, Барнаул, пр. Социалистический 68 2 1. Организационно–методический...»

«В. К. Чумаченко Казачья энциклопедия: попытка № 3 Казачество. Энциклопедия / Редкол.: А. П. Федотов (гл. ред.) и др. М., ИНФРА-М, 2003. 400 с.: ил. В 1990 году автору этих строк довелось присутствовать (на правах гостя) на учредительном Круге Союза казаков России в Москве. Среди многих вопросов, которые тогда весьма взволнованно обсуждали делегаты, неоднократно возникала и проблема издания казачьей энциклопедии. Прошло 13 лет, прежде чем долгожданная книга наконец-то вышла из печати, да и то...»

«В.Сластенин, И.Исаев, Е.Шиянов *http://krotov.info/lib_sec/shso/71_slas2.html 1 РАЗДЕЛ II ОБЩИЕ ОСНОВЫ ПЕДАГОГИКИ ГЛАВА 5 ПЕДАГОГИКА В СИСТЕМЕ НАУК О ЧЕЛОВЕКЕ § 1. Общее представление о педагогике как науке Общекультурное и смысложизненное (мировоззренческое) самоопределение личности, а для педагога и профессиональное, предполагает ее ориентацию в глубинных пластах той части культуры человечества, которую составляет педагогика. Она имеет длительную историю, неотделимую от истории человечества....»

«Массовое сознание и политические партии в общероссийских избирательных кампаниях 1906–1907 годов Электронный ресурс URL: http://www.civisbook.ru/files/File/Razin_mass.pdf Текст произведения используется в научных, учебных и культурных целях (Ст.1274 ГК РФ) С.Ю. Разин начальник отдела ИГУМО Массовое сознание и политические партии в общероссийских избирательных кампаниях 1906–1907 годов На протяжении многих лет в науке существует представление о том, что глав ную роль в политической борьбе играют...»

«Утверждаю Декан филологического факультета _ М.Л. Логунов Протокол №1 24.09.2013 Рабочая программа дисциплины Б3.В.ОД.3.3 – Теория и методика редактирования литературного произведения 4 курс 7 семестр ДО (наименование дисциплины, курс) Направление 035000 (б) Издательское дело Направление подготовки Книгоиздательское дело Профиль подготовки Квалификация (степень выпускника) Бакалавр издательского дела Форма обучения ОЧНАЯ Обсуждено на заседании кафедры 23 сентября 2013 г. Протокол № 1...»

«ПТИЦЫ - AVES На территории Тверской обл. зарегистрировано (включая пролетных и залетных птиц) 263 вида 17 отрядов: гагарообразные — 2, поганкообразные — 4, пеликанообразные — 2, аистообразные — 6, гусеобразные 29, соколообразные 24, курообразные 6, журавлеобразные 9, ржанкообразные — 47, голубеобразные — 5, кукушкообразные — 2, совообразные — 12, козодоеобразные 1, стрижеобразные 1, ракшеобразные 4, дятлообразные 9и воробьинообразные — 100 видов. По характеру пребывания среди птиц области...»

«МАХАЧКАЛА 2007 ББК 86.38 УДК 29 Наша религия нам, ваша религия вам. /Сост. П.З. Гамзатова.–Махачкала: Издательство Ихлас, 2007.–100с. Илахи анта максуди ва ризака матлуби! О Аллах! Моя цель – познание Тебя и достижение Твоего довольства мной Одобрено Экспертным советом Духовного управления мусульман Дагестана ББК 86.38 УДК 29 © П.З. Гамзатова Предисловие Может ли ложка дегтя испортить бочку меда? Основоположником вахабизма является Мухаммад ибн' Абдуль Вахаб, родившийся в 1111 году по...»

«В ПОИСКАХ ЛЕГЕНДАРНОГО КОМАНДАРМА Документальный очерк Воронеж 2011 ББК 63.3(2)622.78(2Рос - 4 Вор) К93 Курьянов А.В. К93 В поисках легендарного командарма: документальный очерк / А.В. Курьянов. - Воронеж, 2011,- 114 с. В своей книге автор на основе изучения документов Центрального архива Министерства обороны РФ подробно рассказывает об истории более чем полувекового поиска на воронежской земле захоронения Героя Советского Союза командарма 5-й танковой армии гвардии генерал-майора Александра...»

«От редакции История вселенских соборов христианской церкви, начиная со знаменитого Никейского (325 г.), принявшего общехристианский Символ веры, и кончая Парижским (825 г.), — это одна из самых интересных и в то же время самых сложных тем для исследования. Ее реализация требует глубоких знаний эпохи, скрупулезного анализа первоисточников, владения древними языками. Этим в значительной степени объясняется немногочисленность фундаментальных трудов, специально посвященных вселенским соборам. ?...»

«1. История науки. Предмет экология Экология – это наука о взаимоотношениях живых организмов друг с другом и с окружающей их неорганической средой, о связях в надорганизменных системах, о структуре и функционировании этих систем. Термин экология был впервые введен немецким биологом Эрнстом Геккелем в 1869 году; он образован из двух греческих слов: oikos, что значит дом или жилище, и logos – изучение или наука. В трудах Всеобщая морфология организмов и Естественная история миротворения Геккель...»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.