WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 |   ...   | 37 | 38 || 40 | 41 |   ...   | 77 |

«Б И Б Л И О Т Е К А А Л Е К С А Н Д Р А П О Г О Р Е Л Ь С К О Г О С Е Р И Я С О Ц И О Л О Г И Я П О Л И Т О Л О Г И Я СОЦИОЛОГИЯ ВЕЩЕЙ СБО Р Н И К С ТАТЕ Й П ОД Р Е Д А ...»

-- [ Страница 39 ] --

Обычная теория актора пригодна для дальнейшего использования не больше, чем теория действия. Как только утверждается, что актор — индивидуальный или коллективный — не может быть отправной точкой действия, складывается впечатление, что акторы должны быть немедленно растворены в силовых полях. Однако действовать — значит быть постоянно охваченным тем, что делаешь. «Faire c’est faire faire». Делать — значит делать свершившимся. Когда один действует, другие переходят к действию. Отсюда невозможность редуцирования актора к силовым полям или к структуре.43 Можно только участвовать в действии, разделять его с другими актантами.44 Это относится как к «производству» действия, так и к «манипуляции» им. О социологах давно шутливо говорят, что их акторы подобны марионеткам в руках «социальных сил». Это очень хороший пример, но он показывает ровно противоположное тому, что стремится показать. В беседе с кукловодом выяснится, что марионетки не перестают его удивлять. Он заставляет марионетку делать вещи, которые невозможно свести к его собственным действиям и которые сам он делать не умеет — даже потенциально. ФеСлабость структурализма заключается именно в необходимости поиска правил за видимостью, в представлении о том, что некая сущность может просто «занимать положение», тогда как она постоянно воссоздает окружающее и служит посредником воссоздания. Отсюда оппозиция, которая оказалась фатальной для этой системы мысли, — оппозиция между субъектом и «смертью субъекта», растворяющегося в силовых полях: (Dosse, 1991, 1995). Но не существует никаких субъектов, которые могли бы распадаться, и никаких силовых полей, в которых они могли бы растворяться, поскольку не существует никакого носителя силы. Существуют только трансляции, операции перевода.

44 Термин «актант», который происходит из семиологии, позволяет распространить область социального исследования на всех взаимодействующих, вступающих в ассоциации и обменивающихся своими свойствами существ. Он также имеет и свои недостатки. Критику см.: (Latour, 1994a).

тишизм ли это? Нет, это просто признание того, что наши творения превосходят нас. Действовать — значит опосредовать действия другого.

Но то, что относится к совершению, относится также к манипуляции.

Предположим, что кто-то или что-то еще — метафорически — дергает за нити самого нашего кукловода — социальный актор, «художественное поле», «дух времени», «эпоха», «общество»… Этот новый актант, стоящий за ним, может справляться с кукловодом не лучше, чем он, в свою очередь, с марионеткой. Можно только ассоциировать посредников, ни один из которых не является причиной или порождением тех, с кем он ассоциируется. Поэтому нет ни акторов, с одной стороны, ни силовых полей — с другой. Есть только акторы — актанты, — каждый из них может только «включаться в действие» посредством ассоциации с другими, удивляющими или превосходящими его / ее / это.

Как трудна социальная теория! Социальную комплексность, некогда связывавшуюся только с человеком, теперь необходимо разделить с другими приматами — а, значит, проследить ее эволюцию за миллионы лет. Взаимодействие не может служить отправной точкой, поскольку для людей оно всегда помещено в некоторую систему фреймов, которая размывается системой сетей, идущих через нее во всех направлениях. Что касается противоположного полюса, пресловутого общества sui generis — оно объединяется исключительно гетерогенезисом и кажется, скорее, условным «пунктом прибытия» в работе по компиляции и суммированию, требующей большого количества оборудования и сложных инструментов. Новые когнитивные способности обязаны своим расширением не столько власти символов, сколько власти инструментов. Исходить из коллективного или индивидуального актора невозможно, поскольку некая способность может быть приписана актанту лишь в результате осуществления им чего-то… узнать же это можно лишь тогда, когда другие актанты вступают в действие. Даже повседневное употребление слова «действие» оказывается здесь бесполезным, так как оно предполагает отправную точку и носителя силы. Ни действие, ни актор, ни взаимодействие, ни индивид, ни символ, ни система, ни общество, ни их многочисленные сочетания не могут быть вновь использованы. В этом нет ничего удивительного, так как социологической теории — подобно физике или геологии — больше не следует рассчитывать на обнаружение необходимых терминов в повседневном узусе, если она, переставая быть модернистской, полностью отказывается от наследия Великого Раскола (Great Devide) и берет на себя ответственность за «социальную жизнь вещей». «Следуйте за акторами» — гласит лозунг нашей социологии, но в нем не говорится, как именно нужно за ними следовать.

Обезьяны почти никогда не используют объекты в своих взаимодействиях. Для людей почти невозможно найти взаимодействие, которое не требовало бы обращения к технике.45 Взаимодействия распространяются среди обезьян, охватывая постепенно всю стаю. Человеческое взаимодействие чаще всего локализуется, заключается во фрейм, сдерживается. Чем? Самим фреймом, который состоит из нечеловеческих акторов. Нужно ли нам обращаться к детерминации материальными силами или к власти структуры, чтобы перейти от взаимодействия к оформляющей его системе фреймов? Нет, мы просто переносимся в места и отрезки времени, предусмотренные и предустановленные фреймом. Пример с кассой на почте еще раз послужит для разъяснения этой идеи. Если перенести внимание с взаимодействия, которое временно объединяет нас — сотрудницу почты и меня — на стены, кассовое окошко, правила и формулы, то нам придется выйти за рамки ситуации «здесь и сейчас». Мы не остановимся на «обществе» или «администрации». Мы постепенно перейдем в кабинет архитектора почтовой службы, где был подготовлен проект кассы и смоделирован поток пользователей. Мое взаимодействие с сотрудницей было предвидено в нем статистически несколькими годами ранее — и способ, которым я наклонялся к окошку, брызгал слюной, заполнял формы, был предвиден специалистами по эргономике и вписан в деятельность почтовой службы. Конечно, они не видели меня стоящим там во плоти, как не видели они и сотрудницу. Но было бы серьезной ошибкой утверждать, что меня там не было. Я был вписан туда в виде категории пользователя, и сегодня я просто исполнил эту роль и актуализировал данную переменную своим собственным телом. И я действительно связан с почтовым отделением и архитектором тонкой, но прочной нитью, которая заставляет меня перейти от своего собственного тела, взаимодействующего с сотрудницей почты, к типу пользователя, представленному в проекте. И наоборот, здание, спланированное многими годами ранее, остается — благодаря подключению португальских рабочих, бетона, плотников и стекловолокна — зданием, которое сдерживает, ограничивает, канализирует и делает возможным мое общение с сотрудницей почты.



По мере добавления объектов, нам придется привыкнуть к перемещеЯ использую это слово здесь для того, чтобы указать на modus operandi, где «артефакт» или «объект» означают результат действия.

нию во времени и пространстве между различными уровнями материализации; в этих перемещениях мы не найдем ни знакомых картин взаимодействия лицом-к-лицу, ни некой социальной структуры, которая, как утверждается, заставляет нас действовать.46 И, конечно, мы не столкнемся с еще более знакомой и печальной картиной бесплодных компромиссов между двумя этими моделями действия.

Интеракционисты правы, говоря, что мы никогда не должны забывать о взаимодействии, но если следовать за человеческими взаимодействиями, невозможно оставаться в одном и том же месте, невозможно присутствие одних и тех же акторов, причем в одной и той же временной последовательности. И в этом вся загадка, которая заставляла их противников утверждать, что они не учитывали «структурные» или «макро-» эффекты. Дислоцируя взаимодействие посредством ассоциации с не-человеками, мы выходим за пределы настоящего, за пределы нашего тела, мы можем осуществлять взаимодействие на расстоянии, что весьма затруднительно для бабуинов или шимпанзе. Подобно пастуху, все, что я должен сделать, — это делегировать деревянному забору задачу сдерживания моего стада — только тогда я могу пойти поспать рядом со своей собакой. Кто действует, пока я сплю? Я, плотники и забор. Выражен ли я в этом заборе так, словно я актуализировал вне себя способность, которой я обладал в потенциальном виде? Ничуть. Забор совсем не похож на меня. Забор — это не продолжение моих рук или моей собаки. Он существует вне меня.

Это самостоятельный актант. Не появился ли он внезапно из объективной материи, готовый втиснуть мое бедное хрупкое сонное тело в его материальные ограничения? Нет, я загоняю скот в него именно потому, что он не обладает той же длительностью, протяженностью, пластичностью, темпоральностью — короче, той же онтологией, — что и я. Но, загоняя в него скот, я могу перейти от комплексных отношений, требовавших моего постоянного внимания, к сложным отношениям, которые не требуют от меня ничего, кроме запирания ворот. Взаимодействуют ли со мной овцы, тыкаясь мордами в грубые сосновые доски? Да, но они взаимодействуют со мной благодаря забору, обособленному, делегированному, транслированному и мультиплицированному. И существует действительно полноценный актор, который отныне прибавляется к социальному миру овцы, хотя он обЭто положение было принято многими символическими интеракционистами — см.: (Star, 1989, 1995), — в особенности ее замечание о пограничных объектах.

Все, что остается сделать в этом теоретическом наброске — отбросить понятия взаимодействия и символизма!

ладает чертами, полностью отличными от их тел. Взаимодействие всегда обладает временной и пространственной протяженностью, и потому оно разделяется с не-человеками. Если мы хотим проанализировать не только обезьяньи, но и человеческие общества, нам необходимо иначе взглянуть на само слово «взаимо»действие. Это выражение означает, что во всех точках общества действие остается локальным и что оно всегда поражает тех, кто участвует в нем. Но оно также означает, что действие должно разделяться с другими видами актантов, рассеянными в других пространственно-временных структурах и обнаруживающими иные онтологии.

Во время t я контактирую с лицами, которые действовали в t – 1, и я соединяю ситуации вместе так, чтобы я сам действовал иначе в t + 1. В ситуации s я оказываюсь связанным с ситуациями s – 1, и я действую так, что последующая ситуация s + 1 оказывается связанной с моей. На вершине всего этого распределения, всей этой дислокации во времени и пространстве, находится взаимодействие, предполагающее актантные смещения.48 Всякое «я», избранное в качестве точки отсчета, оказывается заранее конституированной совокупностью других «я», доступных ему в разнообразных формах долговечных вещей. Ни одна из этих дистанций не доказывает существования другого «уровня» или социальной структуры. Мы всегда движемся от одной точки к другой.

Мы не избавляемся от взаимодействия. Но это последнее побуждает нас следовать множеству смещений. Как может актор сохраниться посреди этого многообразия? Посредством работы нарративного творения, которое позволяет «я» сохраняться во времени.49 Как поддерживается сама нарративная конструкция? Телом — этой давней основой социальности приматов, помогающей и нашим телам поддерживать взаимодействия.

Поскольку взаимодействия фреймированы другими актантами, рассеянными во времени и пространстве, особое значение приобретают агрегирующие действия. К примеру, жизнь парижан может состоять из одних последовательных взаимодействий, но не следует упускать из виду множество служб наблюдения, которые пытаются каЭтот пример и соответствующую теорию социального см.: (Latour, 1994b).



Pages:     | 1 |   ...   | 37 | 38 || 40 | 41 |   ...   | 77 |
 



Похожие работы:

«1. ХАРАКТЕРИСТИКА КАДРОВОГО СОСТАВА 1.1. Сведения о профессорско-преподавательском составе Год Ученая Членство № Ф.И.О. Штатный Ученое Участие в НИР степень, шифр научной в Академиях, рождения Тема Степень п/п преподавателя сотрудник, звание специальности почетные участия (номер из внутренний звания, (с расшифровкой) раздела 2.1) (руководитель, или внешний исполнитель) награды совместитель к. культурологии 24.00.01 руководитель 1 Трофимова Г.П. штатный доцент 1...»

«ДЗЮДО Страницы истории Часть 2. Минск 2009 УКД 796.853.23 (075,8) 796.01:93/99 ББК 75.715я7 Г 85 Грищенков В.Н. Г85 ДЗЮДО. Страницы истории. Часть 2. Р е ц е н з е н т ы: Бельский И.В. – д-р пед. наук, профессор, зав.каф. физической культуры и спорта БНТУ Коледа В.А. – д-р пед. наук, профессор, зав.каф. физического воспитания и спорта БГУ Шахлай А.М. - д-р пед. наук, доц., декан СПФ СИиЕ БГУФК Грищенков В.Н. Г85 ДЗЮДО. Страницы истории. Часть 2.: / В.Н. Грищенков; Белорусская федерация дзюдо –...»

«Труды ученых ТГПУ Библиографический указатель Выпуск 6 Томск 2004 Оглавление От составителя История. Этнография Культура. Культурология Политология Право. Правоведение Религия Социология. Философия. Экономика Именной указатель 2 От составителя Данный библиографический указатель является продолжением ранее вышедших библиографических указателей Труды ученых ТГПУ и охватывает период с 1998 года по 2003 гг. Указатель отражает публикации преподавателей, аспирантов и студентов за период их...»

«РЕТРОСПЕКТИВА ВСЕМИРНАЯ ИСТОРИЯ ГЛАЗАМИ МОЛОДЫХ ИССЛЕДОВАТЕЛЕЙ Сборник научных статей Издательство Российского государственного университета им. И. Канта 2005 УДК 930.9(08) ББК 63.1 Р44 Редакционная коллегия В.В. Сергеев, проф., д-р ист. наук, зав. кафедрой зарубежной истории и международных отношений РГУ им. И. Канта (отв. редактор); А.В. Золов, доц., канд. ист. наук; Ю.В. Костяшов, проф., д-р ист. наук; И.О. Дементьев, доц., канд. ист. наук Точки зрения авторов могут не совпадать с позицией...»

«В книге в обобщенном виде излагается исторический путь Оренбуржья с древнейших времен до наших дней. В отличие от прежних подобных изданий в этом учебном пособии значительные события и факты освещаются в связи с деятельностью многих известных в истории края личностей. Книга адресована учителям и учащимся средних учебных заведений и студентам Оренбургской, Челябинской областей и Башкирии. ВВЕДЕНИЕ Оренбуржье - удивительный край. Мы любим его просторы, реки, раздольные степи и леса, бодрый...»

«РИМСКОЕ ПРАВО Е. В. Афонасин РИМСКОЕ ПРАВО Учебник Разработан в рамках реализации Программы развития НГУ Новосибирск 2013 Е. В. Афонасин. Римское право. Учебник. Новосибирск, 2013. – 216 с. Учебник включает в себя полный набор материалов, необходимых для проведения теоретических и практических занятий и осуществления текущего и итогового контроля успеваемости студентов по дисциплине римское право. Основной раздел включает в себя систематический разбор основных институтов римского права с особым...»

«ЭТНОНИМЫ ЭТНОНИМЫ ЭТНОНИIJ\Ы этнонимы этнонимы · АКАДЕМИЯ НАУК СССР ИНСТИТУТ ЭТНОЛРАФИИ ИМ. Н. Н. МИКЛУХО-МtA:КЛАЯ этнонимы ИЗДАТЕЛЬСТВО НАУКА ГЛАВНАЯ РЕДА~ЦИЯ ВОСТОЧНОй ЛИТЕРАТУРЫ· MOC~BA 1970 4 Э91 Ответственный редактор В. А. НИКОНОВ Этнанимы - назв·ания нарадав, племен, ро.дав и т. п.,в именах нарадав, даже далека живущих друг ат друга, абнаруживаются типалагичесИ!ие закано.мернасти, связанные 'с их образом жизни и направлением хазяЙствавания. Выясняется, что. между этнанимами и сациальнай...»

«2012 АГДАС ПРИГЛАШАЕТ ПОНИМАТЬ: ЧТО ТАКОЕ И КТО ЕСТЬ ЧЕЛОВЕК ? В ЧЕМ ТАЙНА его БЫТИЯ ? КАК ему ВЫЙТИ ИЗ ТУПИКА ? Агдас Хусаинович Бурганов родился 17 октября 1920 года в Татарстане, участник Великой Отечественной войны (подполковник в отставке). Профессор кафедры Мировая политика и международные отношения РГГУ. Заслуженный профессор Российского государственного гуманитарного университета, доктор исторических наук (докторская диссертация Октябрьская революция и партии меньшевиков и эсеров, 1966...»

«А.Л.НИКИТИН МИСТИКИ, РОЗЕНКРЕЙЦЕРЫ И ТАМПЛИЕРЫ В СОВЕТСКОЙ РОССИИ Исследования и материалы МОСКВА Аграф 2000 2 В книгу вошли работы по истории мистических обществ и орденов - тамплиеров, масонов, розенкрейцеров, анархо-мистиков, существовавших в 20-30-х гг. нашего века в советской России. Опираясь на материалы следственных дел ОГПУ-НКВД и собственные разыскания, автор рассматривает персональный состав организаций, учение и программы, символику и обрядность, а также исторические связи мистиков...»

«Олег Анатольевич Платонов Битва за Россию Битва за Россию: М.: Алгоритм,; Москва; 2010 ISBN ISBN 978-5-9265-0755-0 Олег Платонов: Битва за Россию Аннотация В тайной и явной борьбе Запада против России заключается главное противоречие нашей эпохи. Русофобия – стержень и идеология внешней политики США и других стран Запада, для которых Россия – основное препятствие на пути к мировому господству. В книге Битва за Россию русского историка, экономиста, писателя, директора Института русской...»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.