WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 |   ...   | 30 | 31 || 33 | 34 |   ...   | 77 |

«Б И Б Л И О Т Е К А А Л Е К С А Н Д Р А П О Г О Р Е Л Ь С К О Г О С Е Р И Я С О Ц И О Л О Г И Я П О Л И Т О Л О Г И Я СОЦИОЛОГИЯ ВЕЩЕЙ СБО Р Н И К С ТАТЕ Й П ОД Р Е Д А ...»

-- [ Страница 32 ] --

Однако, как и в случае африканского искусства, все эти процессы происходят в рамках малых групп и социальных сетей. То, что для меня — фамильная реликвия, для ювелира, разумеется, товар, и то, что я не совсем чужд культуре ювелира, доказывается моей готовностью оценить принадлежащее мне бесценное достояние (при неизбежной завышенной оценке его рыночной стоимости). В глазах ювелира я путаю две различные системы стоимостей: рыночную стоимость и стоимость в замкнутой сфере лично уникализованных предметов — и обе эти системы случайно пересеклись в предмете, оказавшемся в моих руках. Многие новые «объекты коллекционирования» типа пивных банок аналогичным образом отражают этот парадокс: объявляя их уникальными и достойными коллекционирования, мы наделяем их стоимостью; а если они имеют стоимость, то у них есть цена, они становятся товарами, и их уникальность соответственно оказывается под вопросом. На такое пересечение в одном и том же предмете принципов товаризации и принципов уникализации делают ставку те фирмы, которые специализируются на производстве так называемых будущих объектов коллекционирования — таких, как издания Эмерсона в кожаном переплете, барельефные репродукции картин Нормана Рокуэлла или серебряные медали в память о малозначительных событиях. В рекламе этих предметов используется сложная апелляция к алчности: покупайте этот барельеф сейчас, пока он еще является товаром, потому что потом он станет уникальным «объектом коллекционирования», сама уникальность которого превратит его в более дорогой товар. Я не могу найти никакой аналогии такой схеме в сферах обмена, существующих у тив.

Уникализация объектов группами людей в составе общества представляет собой особую проблему. Поскольку она осуществляется группами, то несет на себе печать коллективного одобрения, является проводником индивидуальной тяги к уникализации и принимает на себя вес культурной сакральности. Так, жители нескольких городских кварталов могут быть неожиданно мобилизованы общим возмущением, которое вызвано известием о предполагаемом сносе и продаже на металл местного ржавеющего викторианского фонтана. Подобные публичные конфликты нередко представляют собой нечто большее, чем просто вопрос стиля. За таким исключительно бурным утверждением эстетических ценностей могут стоять конфликты культурной, классовой и этнической идентичности, а также борьба за власть над тем, что можно назвать «общественными институтами уникализации»3.

В либеральных обществах в роли этих институтов выступают влиятельные негосударственные или квазигосударственные учреждения — такие, как исторические комиссии, советы по строительству памятников, соседские организации, занимающиеся «украшением» своей округи, и т. д.; кто и как контролирует их многое говорит о том, кто управляет процессом презентации общества самому себе.

Несколько лет назад в Филадельфии разгорелись публичные дискуссии по поводу предложения установить памятник герою кинофильмов — боксеру Рокки — на Парквэй перед Художественным музеем, учреждением, которое одновременно является памятником истории в глазах местного истеблишмента и удовлетворяет художественные потребности профессиональной интеллигенции. Статуя была привезена непосредственно со съемочной площадки «Рокки» — фильма об успешной карьере итало-американского боксера-чемпиона родом из Южной Филадельфии. Для «этнического» рабочего класса из числа жителей Филадельфии эта статуя представляла собой уникальный объект этнической, классовой и региональной гордости — короче говоря, являлась достойным памятником. Для тех групп, чья социальная идентичность нашла воплощение в музее, это была просто железяка, заслуживающая немедленной ретоваризации в качестве металлического лома. В данном случае вопросы уникализации и товаризации были напрямую увязаны с несовместимостью двух этически заряженных систем. Однако противники статуи имели возможность подать свои аргументы как заботу о публичной эстетике, так как обладали культурной гегемонией в этой сфере. В результате статуя была поставлена не перед Художественным музеем, а в Южной Филадельфии, около стадиона.

Впрочем, в сложных обществах конфликт между товаризацией и уникализацией главным образом проистекает в душе индивидуумов, приводя к явственным аномалиям в когнитивном процессе, к несовместимости ценностей и к отсутствию уверенности в поступках. Все люди в таких обществах имеют то или иное личное представление об иерархии сфер обмена, но обоснование этой иерархии не является интегрально привязанным к самой структуре обмена, как это принято 3 Хочу поблагодарить Барбару Херрнстайн Смит за привлечение моего внимания к значению подобных институтов в описываемых мной процессах.

у тив; скорее, обоснование приходится привносить в систему обмена извне, из таких независимых и обычно узких систем, как эстетика, мораль, религия либо специальные профессиональные соображения.

Если мы считаем, что продажа Рембрандта или фамильной ценности — это «падение», то объясняем свое отношение тем, что вещи, называемые «искусством» или «историческими объектами», стоят выше мира коммерции. Именно поэтому высокая стоимость уникальных предметов в сложных обществах так легко становится источником снобизма. Высокая цена сама по себе не присутствует явным образом в системе обмена — в отличие от традиционной системы тив, в которой, допустим, большая престижность медных прутков по сравнению с горшками (а не просто их разная меновая стоимость) осязаемо подтверждалась возможностью обменять медные прутки на ритуальную одежду или рабов. В сложном обществе отсутствие такого явного подтверждения престижности, отсутствие признаков перехода предмета в «высшую» сферу, порождает необходимость приписывать высокую, но немонетарную стоимость эстетической, стилистической, этнической, классовой или генеалогической эзотерике.



Когда какой-либо предмет одновременно находится в когнитивно различающихся, но фактически пересекающихся сферах обмена, мы постоянно сталкиваемся с мнимыми парадоксами стоимости. Полотно Пикассо, обладая денежной стоимостью, тем не менее бесценно в другой, более высокой сфере. Поэтому мы испытываем недовольство и даже чувствуем себя оскорбленными, когда в газете объявляется цена на Пикассо в 690 тысяч долларов, так как нельзя оценивать бесценное. Но в плюралистическом обществе «объективная» бесценность Пикассо может быть недвусмысленно подтверждена в наших глазах лишь колоссальной рыночной ценой. И все же бесценность делает Пикассо в некотором смысле более ценным, чем куча долларов, которую можно за него получить — на что соответственно и укажут газеты, если этого Пикассо украдут. Короче говоря, уникальность объекта подтверждается не его структурным положением в системе обмена, а постоянными прорывами в товарную сферу, за которыми тут же следуют отступления в закрытую сферу уникального «искусства». Однако два этих мира невозможно разделить надолго — хотя бы потому, что музеи вынуждены страховать свои собрания. Поэтому музеи и арт-дилеры назовут цены, будут обвинены в превращении искусства в товар, и станут в ответ защищаться, обвиняя друг друга в создании и поддержании товарного рынка. Впрочем, мы упустим главное в своем анализе, если решим, что разговоры об уникальности предметов искусства — просто идеологический камуфляж, за которым скрываются торговые интересы. В данном случае культурно значимым является именно то, что налицо внутреннее стремление к самозащите от взаимных обвинений в «коммерциализации» искусства.

Единственный момент, когда товарный статус вещи не вызывает вопросов — это мгновение фактического обмена. Большую часть времени, когда товар реально выведен из товарной сферы, его статус является неизбежно двусмысленным и подвержен влияниям со стороны всевозможных событий и стремлений, составляющих поток социальной жизни. В это время его прочность испытывается всевозможными попытками уникализации, принимающими бесчисленное количество обликов. Таким образом, разнообразные виды уникализации, многие из которых мимолетны, постоянно сопровождают процесс товаризации, особенно тогда, когда он становится избыточным. При этом возникает своего рода уникализирующий черный рынок, являющийся зеркальным отражением более знакомого нам товаризирующего черного рынка, сопутствующего зарегулированной уникализирующей экономике, и столь же неизбежный, как и последний. Так, даже предметы, недвусмысленно обладающие меновой стоимостью — и, следовательно, товары в формальном смысле слова — приобретают стоимость иного вида, немонетарную и выходящую за пределы меновой стоимости. Можно сказать, что этот неэкономический аспект был упущен Марксом в его рассуждениях о товарном фетишизме. Для Маркса стоимость товаров определяется социальными отношениями в ходе их производства; но существование обменной системы удаляет от нас производственный процесс и мешает правильно относиться к нему, а кроме того «маскирует» истинную цену товара (как, допустим, в случае алмазов). В результате товар порой социально наделяется фетишеподобной «властью», не относящейся к его реальной стоимости.

Однако из нашего анализа следует, что часть этой власти приписывается товару уже после того как он произведен — посредством автономного когнитивного и культурного процесса уникализации.

Выше всеохватная природа товаризации в западном обществе подчеркивалась как характерная для сильно коммерциализованного и монетизированного общества идеального типа. Но Запад помимо этого представляет собой систему с уникальной культурой, обладающую исторически обусловленным набором предрасположенностей, которые заставляют смотреть на мир с определенной точки зрения.

Одна из этих предрасположенностей уже упоминалась выше: речь идет о концептуальном различии между людьми и вещами, об отношении к людям как к естественным резервуарам индивидуализации (то есть уникализации), а к вещам — как к естественным резервуарам товаризации. Это разделение, интеллектуальные корни которого восходят к классической древности и к христианству, с наступлением европейского нового времени приобретает заметное место в культуре. Его самым вопиющим отрицанием служила, разумеется, практика рабства. Однако культурную значимость этого различия можно оценить именно по тому факту, что рабство воспринималось как интеллектуальная и моральная проблема именно на Западе (см.: Davis 1966, 1975) и практически только на Западе. Вследствие сложных причин, на которых мы не будем останавливаться, концептуальное различие между вселенной людей и вселенной вещей стало культурной аксиомой на Западе к середине xx века. Поэтому неудивительно, что культурные баталии по поводу абортов в xx веке приобрели более свирепый характер, чем когда либо в xix веке, и что в этих баталиях обе стороны ссылаются прежде всего на свои представления о точном положении границы, которая отделяет людей от вещей, и о том моменте, в который возникает «персональность», так как и противники, и сторонники абортов согласны в одном: жертвой аборта может стать «вещь», но не «человек». Отсюда и периодические судебные процессы, когда сторонники абортов пытаются добиться судебного запрета на попытки противников аборта ритуализировать утилизацию извлеченного плода, поскольку ритуальная утилизация предполагает существование личности. В смысле основополагающих концепций обе стороны находятся по одну сторону границы по отношению к японцам, культура которых в этом плане представляет собой полную противоположность. Японцы делают аборты без колебаний, но признают существование личности у абортированных детей, наделяя последних особым статусом «мисого» — погибших душ, — и поклоняясь им в специальных храмах (см.: Miura 1984).



Pages:     | 1 |   ...   | 30 | 31 || 33 | 34 |   ...   | 77 |
 



Похожие работы:

«XXII НАЦИОНАЛЬНЫЙ КОНГРЕСС ПО БОЛЕЗНЯМ ОРГАНОВ ДЫХАНИЯ г. Москва, 23 – 26 октября 2012 года ПРОГРАММА КОНГРЕССА г. Москва, 2012 Министерство здравоохранения Российской Федерации Департамент здравоохранения г. Москвы Российское респираторное общество ФГУ НИИ Пульмонологии ФМБА России Сервис-агенты Конгресса Партнеры XXII Национальный конгресс по болезням органов дыхания 23 – 26 октября 2012 года СБОРНИК ТРУДОВ КОНГРЕССА ООО ДизайнПресс, 113054, Москва, Б. Строченовский пер., 4 Подписано в печать...»

«ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА 1812 ГОДА В СОВРЕМЕННОЙ ИСТОРИОГРАФИИ СБОРНИК ОБЗОРОВ И РЕФЕРАТОВ МОСКВА 2012 ББК 63.3(2)47 О 82 Серия История России Центр социальных научно-информационных исследований Отдел истории Ответственный редактор – канд. ист. наук О.В. Большакова Ответственный за выпуск – канд. ист. наук М.М. Минц Отечественная война 1812 года в современной исО 82 ториографии: Сб. обзоров и реф. / РАН. ИНИОН. Центр социал. науч.-информ. исслед. Отд. истории; Отв. ред. Большакова О.В. – М., 2012. –...»

«Содержание: Вступление..1 Аспекты транзитных планет к натальному Солнцу.2 Аспекты транзитных планет к натальной Луне.8 Аспекты транзитных планет к натальному Меркурию.10 Аспекты транзитных планет к натальной Венере.11 Аспекты транзитных планет к натальному Марсу.15 Аспекты транзитных планет к натальному Юпитеру.16 Аспекты транзитных планет к натальному Сатурну.17 Аспекты транзитных планет к натальному Урану.20 Аспекты транзитных планет к натальному Нептуну.21 Аспекты транзитных планет к...»

«Проекция Меркатора, логарифм и мореплавание A. В. Боровик О. М. Худавердян Для нетерпеливого и грамотного читателя сразу оговоримся, что основное математическое содержание этого этюда сводится к классическому предложению: цилиндр униформизующая поверхность для логарифма. Тем не менее думается, что содержание нашей заметки интерпретация проекции Меркатора как логарифма в комплексной области в той или иной степени должно входить в любой курс комплексного анализа но почему-то мы там этого не...»

«ГЕРОДОТОВА СКИФИЯ ИСТОРИКО-ГЕОГРАФИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ М., Издательство Наука, 1979. — 242 с. АНОНС В книге анализируются данные греческого географа и историка Геродота (V в. до н.э.) о племенах, живших в Восточной Европе в I тысячелетии до н.э. На основе новейших археологических данных известный советский ученый академик Б.А.Рыбаков подтверждает достоверность сообщений Геродота или их пересматривает, устанавливает маршрут путешествия греческого географа, раскрывает содержание легенд, записанных...»

«Москва 2014 2 Программа составлена в соответствии с государственным образовательным стандартом высшего профессионального образования второго поколения по специальности Психология Составители: профессора кафедры общей психологии и истории психологии МосГУ: д. м.н., профессор В.М. Звоников, д. пс. н., профессор, Г.Г. Филиппова, к. пед. н., профессор Е.В. Гурова к. пс. н., доцент Ю.Н. Олейник Рецензенты: д. пс. н., профессор, В.А. Кольцова, профессор кафедры общей психологии и истории психологии...»

«РИМ И РАННЕЕ ХРИСТИАНСТВО ft Н овая всемирпая религия, хри сти аистп о, уж е возникла незаметно ия смсси обобщ енного восточного, в особенности еврейского, бого­ словия и из вульгари зи р ован н ой греческой, в особенности стоической, философии. Ф. Энгельс. Людвиг Фейербах т ПРЕДИСЛОВИЕ КРИТИЧЕСКИЕ ПРИЕМЫ И КОНСТРУКТИВНЫЕ ПРОБЛЕМЫ В ИЗУЧЕНИИ ИСТОРИИ ВОЗНИКНОВЕНИЯ ХРИСТИАНСТВА Научное изучение истории возникновения христианства всегда находилось в тесной связи с социальным устройством • и...»

«Издания по церковной истории и смежным дисциплинам, вышедшие в 2006 году* Абрамова, Людмила Владимировна. Семиотика иконы.— Саранск: Изд во Мордовского гос. ун та, 2006.— 167 с. Аверьянов, Константин Александрович. Сергий Радонежский: личность и эпоха.— М.: Энциклопедия российских деревень: Ин т российской истории РАН, 2006.— 441, [2] с. Авдеев, Александр Григорьевич. Старорусская эпиграфика и книжность: Ново Иерусалимская школа эпиграфической поэзии.— М.: Изд во ПСТГУ, 2006.— 363 с. В...»

«Методические материалы к изучению курса Для студентов экономических специальностей дневной и заочной формы обучения Донецк – 2003 ДОНЕЦКИЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ Кафедра экономической теории Дмитриченко Л.И., д.э.н., профессор ИСТОРИЯ ЭКОНОМИЧЕСКИХ УЧЕНИЙ Методические материалы к изучению курса Для студентов экономических специальностей дневной и заочной формы обучения Донецк – 2003 СОДЕРЖАНИЕ 1. Введение.. 2. Тематический план курса.. 3. Планы семинарских занятий, литература, индивидуальные...»

«28 Глобальный мир: проблема управления А. Н. Чумаков Общественное сознание в целом и индивидуальное в частности за редким исключением весьма инертны. Они оперируют по большей части стереотипами и начинают реагировать на происходящие перемены лишь тогда, когда не реагировать уже нельзя, причем даже не столько в силу абсолютной очевидности свершившегося, сколько по причине доставляемых неудобств, а то и вовсе серьезной угрозы со стороны изменившейся реальности. Не стала исключением и...»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.