WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 |   ...   | 23 | 24 || 26 | 27 |   ...   | 77 |

«Б И Б Л И О Т Е К А А Л Е К С А Н Д Р А П О Г О Р Е Л Ь С К О Г О С Е Р И Я С О Ц И О Л О Г И Я П О Л И Т О Л О Г И Я СОЦИОЛОГИЯ ВЕЩЕЙ СБО Р Н И К С ТАТЕ Й П ОД Р Е Д А ...»

-- [ Страница 25 ] --

Грамматические существительные в изобилии присутствуют в любом социальном речевом общении, не говоря уж о социальной теории; однако, как я попытаюсь показать, действительными, а не кажущимися сущностями являются только те из них, которыми обозначаются дискурсивные акты. Существительные «флаг», «доллар» или «магазин»

отличаются от таких существительных, как «вода», «песок», «рука»

и им подобных. Последние — для того чтобы реализовать свой полный смысл — не нуждаются в каком бы то ни было социальном контексте, тогда как первым такой контекст необходим. Они индексичны2. СоР. Харре исследует «индексичность объектов» по аналогии с тем, как лингвисты, логики и представители аналитической философии языка исследуют «индексичность высказываний». Свойство индексичности в данном случае указывает на неразрывную связь выражения с контекстом его произнесения. Ярким примером индексичного выражения является фраза «Я посвященный», которой можно приписать истинность или ложность лишь зная контекст: кто, когда и в каком статусе произносит эту фразу. В социологии проблема индексичности (как неизбежной контекстуальности всякого социального феномена) поставлена теоретиками-этнометодологами. См.: Garnkel, H. and H. Sacks (1970). On formal structures of practical actions J. C. McKinney and E. Tiryakian. Theoretical sociology: Perspectives and developments. NY.: Appleton-Century-Crofts — Прим ред.

циальные сущности определяются по наличию выражений, полный смысл которых может быть уяснен только внутри конкретного потока социальных действий, конкретного социального мира.

Принцип конструктивного порождения В социальном мире ничто не возникает до тех пор, пока не будет введено в этот мир социальным конструирующим действием человека. Под последним я понимаю действие отнесения данной сущности к определенной категории, например, причисления некоего жеста к разряду приветственных, некой произнесенной словесной формы — к акту вынесения смертного приговора и т. д. Задача данной статьи — попытаться показать, что то же самое верно и относительно куска окрашенной материи, способной служить национальным флагом, и относительно маленьких металлических дисков — монет и т. д. Как подчеркивал Маркс, социальный мир формируется не технологиями, а социальными установлениями, необходимыми для его функционирования, установлениями, обеспечивающими жизнедеятельность этого мира. Правда, в отличие от меня, Маркс полагал, что имеется неисчислимое множество таких социальных установлений, посредством которых определяемая в физических терминах технология может реализовываться людьми в виде промышленной или сельскохозяйственной деятельности, обладающей собственной историей и собственными традициями.

Предлагаемое ниже рассмотрение подчинено следующему принципу:

Из простого куска вещества, не обладающего собственной предысторией, материальный предмет способен превращаться в социальный объект благодаря включению его в нарратив.

Подобными объектами наполнены сказки. Нет ничего недопустимого в обращении к народным и другим волшебным сказкам за подходящими примерами и моделями такого рода превращений. Сказки являют собой некую предельно чистую репрезентацию нарративных конвенций, сохраняющихся и в переводе на другой язык, и после литературных переработок, — отчасти, конечно, потому, что эти присущие нашим культурам конвенции всем нам известны. Только ребенок, воспитанный в полной изоляции от мира, никогда не слышал о Белоснежке или Мальчике-с-пальчике. Индийцам были известны истории о приключениях Кришны, маори знали истории об обманщике-ловкаче — хотя в наше время они, пожалуй, лучше знакомы со Златовлаской — и т. п. В сказке о Белоснежке в центре внимания находится волшебное зеркало, а в историях о ловкаче — волшебный рыболовный крючок. У меня самого в бумажнике лежит волшебный кусочек пластика. Размышления обо всем этом приводят к обнаружению следующего принципа:

Материальные предметы способны обладать магической силой только в контексте соответствующих нарративов.

Говоря о «магической силе» я имею в виду силу, несвязанную напрямую с физическими свойствами предмета, такими как его форма, текстура, химический состав и т. д. «Магическая сила» состоит в том, чтобы посредством слов развязать войну. Этой же силой обладают определенные кусочки пластика или клочки исписанной (т. е. подписанной мною) бумаги, способные вызвать появление в моем гараже «Мазерати Кватропорте».

Далее я приведу несколько заимствованных из сказок примеров того, как сформулированные выше принципы могут применяться к анализу способов укоренения материальных объектов в нарративе.

Нарративно обусловленные категории:

1. Материальные предметы могут служить носителями смысла в момент повествования и в контексте повествования; таковым носителем является, например, каша в сказке о девочке и трех медведях.

2. В контексте конкретного повествования материальные предметы могут обретать особые свойства, как, например, швейная игла в сказке о спящей царевне.

3. Материальные предметы могут на практике выполнять роли, изначально им не свойственные; например, волосы Рапунцель.

4. Материальные предметы, находясь внутри повествования, могут переходить из одной категории в другую; например, солома в сказке «Румпельштильцхен» из органической становится металлической.

5. Материальные предметы могут служить препятствиями к совершению надлежащих (с точки зрения повествования) действий; пример башня в сказке о Рапунцель.



Заметим, что один и тот же класс материальных предметов может выступать в огромном количестве ролей; например, игла может ассоциироваться с шитьем, стогом сена, поиском направления, удалением занозы, уколотым пальцем и т. д. Каждой из этих функций может быть придана магическая сила. Еда в таких повествованиях обычно оказывается чем-то весьма опасным (что мы хорошо знаем благодаря Льюису Кэрроллу).

Связки нарратива Каким образом связаны между собой предметы в повествовании? Вот три очевидных, но не единственно возможных способа связывания.

1. Во многих случаях связь осуществляется в режиме задача — инструмент. Повествованием задается некая задача, и этим предопределяется категориальная принадлежность того, что должно служить орудием ее осуществления. Руки для отведения сглаза (Рука Фатимы в исламских странах), гениталии для развлечения (как в «Любовнике леди Чаттерлей»), органы чувств для обнаружения предметов (как в «Копях царя Соломона»), ум для произведения вычислений (как у м-ра Микобера из «Посмертных записок Пиквикского клуба») и т. д.

2. Часто связь определяется социально установленными конвенциями.

Например, куски окрашенной материи становятся флагами, одежда — униформой и т. д. Фрагменты раскрашенной материи, идущие на создание флага Union Jack, могли бы быть по иному «расценены»

теми, кому надо составить триколор, но для того чтобы роль этих кусков в нарративе была надлежащей, создаваемый предмет должен быть не чем иным, как британским флагом. Например, если группа протестующих собирается сжечь некоторые куски раскрашенной материи, они предпочтут, чтобы сжигаемое было составлено в определенный социально установленный символ, а не являлось бы простыми кусками материи.

3. Во многих случаях задействованными оказываются неформальные обычаи. Например, роль шоколада в историях о гендерных отношениях (вспомним рекламу «Черной магии») отражает «народную мудрость» британских мужчин, касающуюся вкусов и пристрастий женщин.

Контекстуальность выбора того или иного типа связи объектов определяется не только самим нарративом. Это также и культурно обусловленная контекстуальность. (Контекстуальность не определяется нарративом, скорее «если выбор того или иного типа связи определяется характером нарратива, то от культурного контекста, как правило, зависит сама возможность конкретного типа связи». Есть культуры, вовсе не пользующиеся флагами, в других культурах не существует представления о «дурном глазе» как общепризнанной опасности и т. д. А есть и такие культуры, в которых шоколад фигурирует только как соус (mole) к индейке (pavo).

Что такое «объект »?

Все это заставляет нас подвергнуть пересмотру само представление об «объекте», равно как и допущение здравого смысла, согласно которому единство повествования определяется общим характером эпизода. Для того чтобы развить эту мысль нам требуется новое понятие — понятие допустимости (affordance). Оно позволит материальному предмету, определяемому его материальными атрибутами, существовать в качестве не одного, а нескольких социальных объектов, каждый из которых характеризуется особой ролью в повествовании.

Логика позволяет нам выбирать из нескольких видов понятий, описывающих свойства материальных предметов с точки зрения их способности вступать в повествование в качестве социальных объектов.

Наиболее полезным из них представляется понятие, обозначающее особый тип отношений диспозиции и предложенное психологом Дж.

Дж. Гибсоном (1979). Таково понятие допустимости.

Допустимости Допустимость, как ее понимает сам Гибсон, есть материальное отношение, последствия которого описываются в терминах человеческого мира. Один и тот же материальный предмет может использоваться огромным количеством способов. Каждый из этих способов представляет собой пример допустимости. Допустимости характеризуются пространственно-временным расположением, зависящим от утвердившихся идентичностей материальных предметов и социальных ситуаций. Так, пол допускает ходьбу, танцы, размещение мебели; окно допускает вид на озеро, бегство от опасности, подглядывание; нож допускает резание, угрозу, открывание оконного шпингалета и многое другое.

Возвращаясь к социальным объектам, важно отметить, что они, как правило, обладают множественными допустимостями, что и обусловливает многообразие выполняемых ими ролей в повествовании.

Например, игла допускает шитье, и потому ее может взять в руки принцесса, но она также допускает и укол пальца, из-за чего принцесса может оказаться погружена в сказочный сон. Практические допустимости обеспечивают завязку сюжета, подготавливая место для вступления в игру магических или вполне вероятных допустимостей.

Пирожные допускают поедание их, но в «Алисе в стране чудес» они также допускают уменьшение и увеличение в размерах.

Множественные контекстуально обусловленные допустимости Поскольку обычно в любой известной нам истории, содержащей несколько сюжетных линий, параллельно разворачивается не одно, а несколько повествований, материальные предметы, как потенциально социальные объекты, ведут себя в соответствии с моделью Бора, то есть обладают множественными контекстуально обусловленными допустимостями. Я называю их «частицами Бора», потому что подобно допустимостям субатомного уровня они способны обладать противоречивыми качествами или проявлениями, например, на каком-то из уровней могут наблюдаться частицы или волны, но не то и другое в одно и то же время и в одном и том же месте. В каждом случае имеется некое общее описание, полностью математическое для субатомного уровня и полностью физическое для материальных объектов.

Тип 1. Оба повествования пользуются одной и той же грамматикой, то есть одними и теми же конвенциями, конструирующими сюжетные линии. В нашем примере материальным объектом, вовлеченным в двойное повествование, является металлическое кольцо с кусочками минеральных вкраплений. Предметы этого рода, некогда бывшие широко распространенными, нередко встречаются и в наше время.

Их народным названием, используемым в историях, повествующих о данных объектах, является «обручальное кольцо».

а. Его нарратив: Это будет держать на расстоянии других парней.



Pages:     | 1 |   ...   | 23 | 24 || 26 | 27 |   ...   | 77 |
 



Похожие работы:

«XXVII Центра сравнительного изучения культур Востока и Запада Института восточных культур и античности РГГУ XXVII Алексей Васильевич Журавский — кандидат исторических наук, РОССИЯ И МУСУЛЬМАНСКИЙ МИР: ИНАКОВОСТЬ КАК ПРОБЛЕМА ведущий научный сотрудник Центра сравнительного изучения культур Востока и Запада Института восточных культур и античности РГГУ, доцент СвятоФиларетовского православнохристианского института Андрей Вадимович Смирнов — доктор философских наук, член-корреспондент РАН,...»

«ПЕРВОПРОХОДЦЫ Художественно-документальные зарисовки Иркутск 2013 УДК 821-161-1 ББК 84(2=Рус7) С 84 Стрелов Ю. Первопроходцы: Художественно-документальные зарисовки. – Иркутск, 2013. – 196 с. © Ю. Стрелов, 2013 Посвящаются памяти жертв политических репрессий. От автора 30 октября объявлен в России Днем памяти жертв политических репрессий. Этот день воистину может быть объявлен всеобщим днем траура, потому что в период тоталитарного режима страна пережила национальную трагедию. С 1991 года...»

«ЗАКОН ПАРКИНСОНА (Пер. - Н.Трауберг) ОТ АВТОРА Подросткам, учителям и авторам пособий по истории государственных учреждений и политике кажется, что мир сравнительно разумен. Они думают, что люди свободно выбирают своих представителей из тех, к кому питают особое доверие. Они полагают, что самые умные и самые дельные из этих избранных становятся министрами. Они воображают, как заправилы промышленности, свободно выбранные акционерами, облекают деловой ответственностью тех, кто проявил себя на...»

«7 Книга о Чеченской войне КНИГА О ЧЕЧЕНСКОЙ ВОЙНЕ Книга Андрея Кольева — талантливого публициста и ученого — является одной из первых столь серьезных публикаций, посвященных истории, причинам и последствиям Чеченской войны. В книге соединены факты и оценки, документы и свидетельства участников боев, история и военная стратегия. Многоплановость и жесткая позиция автора, возможно, оттолкнут часть читателей, предпочитающих искать в истории войн официальную истину. Вероятно, книга вызовет ярость...»

«УЧЕБНО-МЕТОДИЧЕСКИЙ КОМПЛЕКС ПО ДИСЦИПЛИНЕ ТЕОРИЯ И ИСТОРИЯ ФИЗИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ профессиональный цикл основной профессиональной образовательной программы по специальности 050141 Физическая культура ДЛЯ СТУДЕНТОВ ОЧНОЙ ФОРМЫ ОБУЧЕНИЯ Ногинск, 2013 1 Составитель: Алхасов Д.С., к.п.н., руководитель визвоспитания Ногинского филиала МГОУ. Учебно-методический комплекс по дисциплине Теория и история физической культуры (далее УМКД) – является частью рабочей программы Ногинского филиала МГОУ по...»

«ТЕЗАУРУСНЫЙ АНАЛИЗ МИРОВОЙ КУЛЬТУРЫ Сборник научных трудов Выпуск 25 Под общей редакцией профессора Вл. А. Лукова Москва 2013 УДК 009(001/2)(001/8)(008) ББК 71в6+83.3(0)+60 Т29 Выполнено по проекту Тезаурусный анализ в гуманитарном знании (грант Российского гуманитарного научного фонда № 12-33-01055) Печатается по решению Института фундаментальных и прикладных исследований Московского гуманитарного университета и Русской секции Международной академии наук (IAS, Австрия) Т29 Тезаурусный анализ...»

«РОСТРОПОВИЧ, МЯСКОВСКИЙ, ПРОКОФЬЕВ, ШОСТАКОВИЧ: ВИОЛОНЧЕЛЬНОЕ ROSTROPOVICH, MYASKOVSKY, PROKOFIEV, SHOSTAKOVICH: FOR CELLO Аннотация. Статья посвящена истории творческого общения Ростроповича с тремя русскими композиторами XX столетия, чьи произведения для виолончели явились истоком посвящённого этому артисту обширного репертуара. Изложение подробностей сотрудничества авторов и Ростроповича опирается на нотные и словесные источники, опубликованные и архивные материалы. Ключевые слова:...»

«Полная история масонства в одной книге Вик Спаров 2 Книга Вик Спаров. Полная история масонства в одной книге скачана с jokibook.ru заходите, у нас всегда много свежих книг! 3 Книга Вик Спаров. Полная история масонства в одной книге скачана с jokibook.ru заходите, у нас всегда много свежих книг! Вик Спаров Полная история масонства в одной книге 4 Книга Вик Спаров. Полная история масонства в одной книге скачана с jokibook.ru заходите, у нас всегда много свежих книг! Масонство – это Сфинкс, до...»

«Полярный научно-исследовательский институт морского рыбного хозяйства и океанографии им. Н.М. Книповича (ПИНРО) Т.Е. Пашкова НИКОJIАЙ МИХАйлОВИЧ КНИПОВИЧ СI'РАНИЦЫ ЖИЗНИ Мурманск Издательство ПИНРО 2006 УДК92 22 п Пашкова Т. Е. П Николай Михайлович Книпович. Страницы жизни.Мурманск: Изд-во ПИНРО, 2006.,-;- 60 с.,f;;'\;; ISBN 5-86349-139-6 Книга, nодготовленная к 85-летию ПИНРО ( \921-2006 гг.), nосвяще­ на жизни и творческому nути Н.М. Книnовича- основоnоложника ры­ бохозяйственных...»

«О.Н. Казацкий, М.Р. Ерицян Жизнь после жизни. Знания XXI века Санкт-Петербург Любавич 2010 Ерицян М.Р., Казацкий О.Н. Жизнь после жизни. Знания XXI века. – СПб.: Любавич, 2010. – 104 с.: ил. Главная цель этой книги – помочь людям избавиться от страха смерти и рассказать им, что лежит за чертой земной жизни. Смерть это не трагедия, а переход человека на новый уровень бытия. Данная книга не только развивает тему жизни после жизни, но также рассказывает о том, куда уходит человек после завершения...»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.