WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 |   ...   | 16 | 17 || 19 | 20 |   ...   | 30 |

«Великий Новгород 2004 УДК 1 ББК 87.7 С 50 Рецензенты: доктор философских наук, профессор Э. Ю. Соловьев кандидат философских наук, доцент А. В. Прокофьев Печатается по ...»

-- [ Страница 18 ] --

Насилие, внеправовое принуждение как орудие классовой борьбы и, следовательно, норма социальной жизни до определенного (коммунистического) этапа признается в первой советской Конституции (1918) под знаком «диктатуры пролетариата» и «экспроприации экспроприаторов» (как «выражение коренных интересов трудящихся»). Коммунистическая утопия, выработанная теоретиками марксизма и «реализованная» в социальной действительности России XX века, полностью отвечает тому набору характеристик «проективного» мышления, который был исчерпывающе определен в русской социальной философии конца XIX – первой половины XX века. С достижением «светлого будущего» коммунизма, с упразднением классов и классовой борьбы должно быть упразднено и право, понимаемое как ее средство и «воля господствующего класса». Речь идет о государственном праве, о праве, кодифицированном и поддержанном государственным принуждением; понятия правового закона в официальном советском правоведении просто не существовало. С наступлением полной социальной гармонии право должно стать ненужной и даже вредной надстройкой; а на пути приближения эры коммунизма все неустранимые, составляющие саму суть права нормы – все то, что получило название «буржуазного права», – должно быть использовано в качестве средства, которым можно произвольно распоряжаться в соответствии с задачами исторического момента. В 1918 году в работах правоведов П.И.Стучки, М.Ю.Козловского, Н.В.Крыленко появляется понятие «пролетарского права», или «права переходного периода», где представляется цинично-утилитарное «оправдание» правовых норм: «Переходный строй от капитализма к социализму, переживаемый впервые на земном шаре после Октябрьской революции в России, творит в процессе социалистической революции особое, невиданное нигде право, право не в подлинном его смысле (системы угнетения большинства меньшинством), а право пролетарское, которое все же право, в смысле средства подавления (курсив мой. – О.С.) сопротивления меньшинства трудящимися классами»1. Это понимание сущности правовой нормы осталось и в последующих разработках теории «социалистического права» (Е.Б.Пашуканис, А.Я.Вышинский и др.).

Проблема инструментального отношения к правовой норме и узконормативного, законнического правопонимания состоит в том, что оно не предполагает каких-либо внеклассовых, общечеловеческих критериев для различения правовой социальной реальности и практики произвола и насилия. И здесь мы сталкиваемся с парадоксальным свойством права: само по себе оно не может быть абсолютной целью, но его «осредствление» совершенно губительно:

если нормы правового закона становятся средством, инструментом политической борьбы, то регрессии неизбежны. Надо отметить, что эти принципы первой советской Конституции и утилитарный взгляд на право не вызывали отвержения в массовом сознании и значительно позже, после законодательного закрепления в Конституции 1936 года «победы социалистических общественных отношений» и во времена хрущевской «оттепели»2.

«Проектный» способ постановки целей весьма характерен для советского общества. Он сочетается с укоренением в общественном и индивидуальном сознании убежденности в необходимости внешнего контроля за сферой социального целеполагания: она жестко подчиняется государственному аппарату или харизматическому лидеру. Как отмечают многие исследователи, так формируется «тип «внешнеориентированных» личностей, склонных искать причины трудностей и неудач не в собственных недостатках, а вне себя, во «враждебном» окружении, на которое и «возлагается ответственность за разрыв между провозглашенными целями и достигаемыми результатами»3. Эта внешнеориентированность тоталитарного сознания, связанная с культивированием мифологического образа врага, порождает, в свою очередь, ценностные изменения в Цит. по: Нерсесянц В.С. Философия права. М.: Инфра-М – Норма, 1997. С.170.

См., напр.: Филимонов В.Г. Первая Советская Конституция. М.: Госюриздат, 1960;

Барабашов Г.В. Основной Закон нашей жизни. М.: Знание, 1978.

Фарухшин М.Х., Юртаев А.Н. От культуры конфронтации к культуре диалога // Полис. 1992. № 3. С. 149.

правовой культуре, приводящие к понижению уровня правосознания вплоть до правового нигилизма. Социальные и межличностные отношения, воспринимаемые через оппозицию «друг – враг», – это всегда отношения, осмысленные и пережитые в категориях моральных, а не правовых. В то же время в тоталитарном сознании «враг» достоин не только морального осуждения, но и объективного в позитивно-правовом смысле наказания. Следовательно, в общественном и индивидуальном сознании происходит не только понижение статуса права по сравнению со статусом нравственности, но и опасное по своим социальным и индивидуальномировоззренческим последствиям смешение свойств моральной и позитивно-правовой нормы. Для такого типа общества характерен культ будущего, упование на чудо «скачка из царства необходимости в царство свободы», утопические модернизационные ожидания.

«Футуроориентированность» отражает его полное пренебрежение к настоящему, к неповторимости и уникальности каждого, в том числе и настоящего, далекого от догматизированного образа будущего, этапа бытия человека и общества. Эта черта имеет своим последствием уже не только и не столько пренебрежение к праву действующему, но к самой идее права – к любой версии права естественного.

«Проективизм» в понимании правового государства как предмета социально-политических устремлений нашел свое воплощение и в советскую перестроечную эпоху (1987–1989) – во время прогрессистских ожиданий, возлагавшихся на законодательные реформы и обновление юридических институтов. Результатом же несбывшихся (и несбыточных в принципе) «проективистских» надежд, как показывает уже совсем недавний российский опыт, становится разочарование, скептическое и нигилистическое отношение к праву.



Цель социального развития, темпорально оформленная как проект или идеал, – это важное качество социального целеполагания, один из аспектов ценностно-временнго фактора развития правосознания. Иной его стороной выступает диалектика социального и личностного времени. Темпоральные особенности процесса социального целеполагания формируют диалектику социального и личностного времени, в которой только и происходит воспитание правового сознания человека и общества и осуществляется реальный процесс социального целеполагания (в широком смысле). Содержательные и формально-темпоральные характеристики образа будущего, принятого в данной культуре, – критерий развития общества. В зависимости него общественным сознанием строится норма этого развития и выдвигаются суждения о том, насколько упорядочены, стабильны, эффективны происходящие социальные изменения. Сфера социального целеполагания и ее темпоральные особенности оказывают определяющее воздействие на формирование представлений о ценности порядка в жизни общества1. «Проект» и «идеал» как ценностно-временные структуры ожидаемого будущего различны и по своим возможностям в укреплении субъективного чувства порядка и экзистенциальной безопасности в общественном сознании. Проект, в отличие от идеала, связан с чрезмерной догматизированностью путей достижения целей, а потому провоцирует постоянное и все возрастающее накопление «несоответствий», «отклонений» от намеченной траектории движения. Эти несоответствия фиксируются на уровне индивидуального и массового сознания, приводя общество к ощущению отсутствия порядка в социальной жизни, к нарастанию тревожных настроений, беспокойства, напряженности. Появляется неуверенность в ценности настоящего, повседневной деятельности. Проективность социального целеполагания порождает так называемое «переходное общество» как специфическое состояние социальной системы, общество рецидивирующей догоняющей модернизации, в котором формируются «те новые установки и стереотипы поведения, которые кажутся временными и легко корректируемыми, а оказываются стратегически ориентированными и непробиваемыми»2.

Изменяется отношение ко времени, правосознание становится все более не соответствующим темпоральному смыслу правовых норм. «Один из фундаментальных личностных процессов – переживание социального времени, – пишет Н.Ф.Наумова. – В социально стабильные, бескризисные периоды такое переживание основано на естественном… включении в социальный… временной поДемидов А.И. Порядок как политическая ценность // Полис. 1992. № 3.

Наумова Н.Ф. Рецидивирующая модернизация в России: беда, вина или ресурс человечества? М.: Эдиториал УРСС, 1999. С. 9.

ток. Это позволяет активно относиться ко времени, структурировать его, выделяя для себя, например, «реальное» будущее и «учитываемое» прошлое, определяя границы настоящего как протяженности, где выбор еще не сделан, меняя степень непрерывности времени с помощью ценностного, целевого или инструментального его «наполнения». …В переходный период становится проблематичной сама включенность человека в социальный поток времени»1. Разрушаются аксиоматические основания правосознания – чувства «автономии и духовного достоинства». Скептическое отношение к любым правовым (законодательным) и политическим действиям государственной власти дополняется и снижением активности структур гражданского общества, которое постепенно начинает разлагаться, превращаясь в общество анархическое с характерными для него нигилистическими установками по отношению к позитивному и «естественному» праву. Таким образом, темпоральная структура будущего является качеством, первостепенным в формировании диалектики социального и личностного времени и узловым моментом в той структуре общественного сознания, которую мы обозначили как модель социального времени.

2.2 От традиции к модернизации:

парадоксы прав и «правообязанностей»

Сфера социального целеполагания в узком смысле этого слова – мировоззренческий фундамент для развития социальной, культурной, экономической и политической сфер жизни общества. Ее детерминирующее воздействие обнаруживает себя, прежде всего, через изменение ценностных и, в частности, ценностно-правовых установок общественного/массового сознания. Они, в свою очередь, находятся в отношениях взаимодополнительности с ценностными ориентациями индивида сознания, формирующимися в диалектической связи социального и личностного времени. Поэтому в рамках социально-философского анализа развитие правосознания индивида и общества может рассматриваться с точки зрения сложНаумова Н.Ф. Рецидивирующая модернизация в России... С. 97.

ного опосредованного влияния ценностной модели социального времени. То есть важно обратить внимание на то, как изменяются социальные целеустремления при переходе от традиционной к инновационной или модернизационной модели социального времени.



Pages:     | 1 |   ...   | 16 | 17 || 19 | 20 |   ...   | 30 |
 



Похожие работы:

«СПЕЦИАЛЬНАЯ ПЕДАГОГИКА УЧЕБНИК Под редакцией Н. М. НАЗАРОВОЙ Рекомендовано Федеральным государственным бюджетным образовательным учреждением высшего профессионального образования Московский педагогический государственный университет в качестве учебника для студентов высших учебных заведений, обучающихся по направлению — Специальное (дефектологическое) образование Регистрационный номер рецензии 308 от 8 июля 2013 г. ФГАУ ФИРО 11-е издание, переработанное и дополненное УДК 37.013(075.8) ББК...»

«Б. З. Докторов ОТ СОЛОМЕННЫХ ОПРОСОВ К ПОСТГЭЛЛАПОВСКИМ ОПРОСНЫМ МЕТОДАМ Москва 2013 УДК 303.425.6(73) ББК 60.5 Д61 Докторов Б. З. От соломенных опросов к постгэллаповским опросным методам. Д61 М.: Радуга, 2013. — 72 с. ISBN 978-5-906345-01-1 На основании многолетних исследований автор даёт краткий историконауковедческий анализ почти двухсотлетнего периода развития опросов общественного мнения в США. Делается вывод о том, что в настоящее время наблюдается переход от сложившейся гэллаповской...»

«В.Г.Соколов Невежество против нового научного мышления (О книге А.И. Андреева Гималайское братство: Теософский миф и его творцы) 1. У истоков ложного следа Если факты противоречат моей теории, то тем хуже для фактов. Эти слова, принадлежащие немецкому философу Г.В.Ф. Гегелю, сказаны в иное время и при иных обстоятельствах. К нашему повествованию сам великий мыслитель отношения никакого не имеет, зато сказанное им очень точно отражает сущность того издательского продукта, о котором пойдет речь....»

«Невидимая рука Введение во Взгляд на Историю как на Заговор О книге Р Эпперсона “НЕВИДИМАЯ РУКА (Введение во взгляд на Историю как на Заговор)” Эта книга вышла в США первым изданием в 1985 г., и за семь лет была тринадцать раз переиздана (1992 г.). Её автор окончил университет штата Аризона и является специалистом по политическим наукам. Склоняясь к тому, что можно было бы назвать “ревизионистским взглядом на историю”, автор работал более 20 лет, прежде чем приступил к своей книге. Эпперсон...»

«ЛЯГИН ВИКТОР АЛЕКСАНДРОВИЧ г. Сельцо 2009 г. Л.А. Астахова ЛЯГИН ВИКТОР АЛЕКСАНДРОВИЧ.Сельцо, 2009.- 42 с. Издание осуществлено при финансовой поддержке Управления ФСБ РФ по Брянской области. Набор текста, оформление, компьютерный дизайн – Кузнецов С.Б. Ответственный за выпуск - Кольцова О.П. Отпечатано и сверстано: 241550 г.Сельцо Брянской области, ул.Куйбышева, д.22 А, Центральная городская библиотека. Россия, г.Сельцо Брянской области 2009 г. Астахова Л.А. © Сайт города: www.seltso-city.ru...»

«Кафедра всемирной истории и международных отношений УЧЕБНО-МЕТОДИЧЕСКИЙ КОМПЛЕКС ДИСЦИПЛИНЫ ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ДИПЛОМАТИЯ В УСЛОВИЯХ ГЛОБАЛИЗАЦИИ Основной образовательной программы по специальности 032301.65 – Регионоведение (специализация США и Канада) Благовещенск 2012 УМКД разработан к.и.н., доцентом Журавель Натальей Анатольевной; к.и.н., доцентом Косихиной Светланой Степановной Рассмотрен и рекомендован на заседании кафедры ВИиМО Протокол заседания кафедры от _ _ 2012 г. № И.о. зав. кафедрой...»

«Часть 3. Жизнь человечества: толпо-элитаризм — историко-политическая реальность и перспективы (Книга 2) Санкт-Петербург 2010 г. На обложке репродукция картины М.К. Чюрлёниса (1875 — 1911) Rex. Взгляд на неё вызывает в памяти слова из Корана: И Он тот, который создал небеса и землю в шесть дней, и был Его трон на воде, чтобы испытать вас, кто из вас лучше в деле (Коран, сура 11. Худ, аят 9 (7) в переводе И.Ю. Крачковского). © Публикуемые материалы являются достоянием Русской культуры, по какой...»

«СЕРИЯ КЛАССИКИ КАВКАЗА БАНИН (УМ-ЭЛЬ БАНУ) КАВКАЗСКИЕ ДНИ Автобиографический роман Кавказ Баку 2006 Ответственный редактор серии: Эльдар Исмаилов Перевод с азербайджанского: Гюльшан Тофик гызы Банин (Ум-эль Бану) Кавказские дни. Баку, Кавказ, 2006. – 220 стр. ISBN 9952–432–23–2 Автор Банин (Ум-эль Бану Асадуллаева), жила и творила во Франции. В романе Кавказские дни находят отражение история Азербайджана 20-х годов XX века, национальная культура, нравы и обычаи. В изложенном на французском...»

«Из истории развития нефтяной и газовой промышленности 25 ВЫПУСК ВЕТЕРАНЫ Москва ЗАО Издательство Нефтяное хозяйство 2012 УДК 001(091): 622.276 В39 Серия основана в 1991 году Ветераны: из истории развития нефтяной и газовой промышленности. Вып. 25. – М.: ЗАО Издательство Нефтяное хозяйство, 2012. – 232 с. Сборник Ветераны содержит воспоминания ветеранов-нефтяников и статьи, посвященные истории нефтяной и газовой промышленности России, рассказывает о деятельности Совета пенсионеров-ветеранов...»

«В настоящей статье мы рассматриваем материалы, связанные с историей армянского народа, имеющиеся в трудах выдающегося рус­ ского историка Василия Никитича Татищева. Вопрос рассматривается впервые и, на наш взгляд, представляет интерес с точки зрения истории связей русской и армянской истори­ ческих наук и истории вклада русской исторической науки в разработ­ ку вопросов истории армянского народа. Еще на рубеже X V II и X V III вв., в период формирования русской исторической науки, в русской...»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.